Чамкин А.С. Системность коммуникации. Социологический подход

Журнал » 2010 том 1 № 1 : Чамкин А.С. Системность коммуникации. Социологический подход
  Опубликовано на сайте 20-06-2010, 21:25 Просмотров: 25445

2. Системная социология

СИСТЕМНОСТЬ КОММУНИКАЦИИ. СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ ПОДХОД

Чамкин А.С., МГПУ, Москва 

В статье рассматривается проблема коммуникации, ее роль и место в социальных системах. Излагаются известные социологические теории по коммуникации. Предпринимается попытка системного анализа коммуникативных процессов, раскрываемого в понятиях коммуникативная система, структура и элементы коммуникации. К их описанию предлагаются четыре основных свойства или признака системности: целостность и делимость на элементы; наличие структурных связей; внутренняя организация; эмерджентность. Представлен анализ системных теорий коммуникации.

 

Ключевые слова: система, целостность,  наличие структурных связей, внутренняя организация, эмерджентность.

 

        История человеческого общества позволяет обнаружить, что коммуникация, в виде общения или взаимодействия, неотделима от человека и его истории. В античности были заложены основы публичного выступления и умения вести дискуссии, в которых ключевое значение отводилось убеждению людей с помощью слова. В Европе в религиозных и светских  учебных заведениях  уже свыше 8 веков изучается и читается этот курс. В  XIX в. он был обязательной дисциплиной  во всех университетах, а на ряде факультетов таким он является и сейчас.

      Вторая половина ХХ в. характеризуется активным развитием  отдельных сфер человеческой жизни: экономики, техники и технологий, социальных отношений, культуры и усилением процессов их взаимной интеграции. Современные компьютерные технологии и Интернет меняют не только характер производства  (автоматизированные и гибкие системы), но и создают новые связи в отношениях людей, через социальные сети. Качество развития этих процессов во многом обусловлено и зависит от коммуникационного взаимодействия  этого множества элементов. Любая коммуникация носит характер сложного образования или системы, главным атрибутом которого выступает содержащаяся в сообщении информация. Становится очевидным, что информационные технологии и коммуникативные системы развиваются, чтобы поддерживать все более растущую потребность в системе знаний. В коммуникации как процессе можно выделить несколько аспектов, каждый из которых раскрывается в недрах различных дисциплин.

      Информационный аспект коммуникации успешно разрабатывался в рамках информационно-кибернетических теорий, начиная с 1949 года. Особо следует выделить работы К.Шеннона и У. Уивера в этой области. Идея этого подхода в трактовке коммуникационного процесса не представляет сложности для понимания. В основе процесса коммуникации лежала идея передачи информации от одного человека или группы людей другому человеку или группе людей. Процесс передачи строился на основе строгих логических схем: отправитель – информация – канал – получатель. Трудность заключалась в использовании математических методов обработки и учета информации, поскольку в процессе передачи сигнал обычно искажается шумом или помехами, которые возникают, например, при одновременной передаче нескольких сообщений по одному каналу [14]. 

     Дальнейшее развитие идей коммуникации строилось на основе этого представления. Оно определило до конца ХХ в. рамки и основные подходы к решению многих коммуникационных проблем. Благодаря информационной теории утвердились  термины «канал»,  «отправитель», «код», «информация», «носитель», «сигнал», «передача и восприятие» и т.д. Идеи этого направления нашли широкое применение в инженерном подходе для решения сложных задач, связанных с передачей и восприятием информации.

     Представление о сложности коммуникации и коммуникационного процесса дополняет знаковая теория, которая развивалась в рамках семиотического подхода и его структурных и лингвистических приложений. Возникнув в начале 20 века, семиотика была ориентирована на изучение языка. Семиотическую методологию стали применять для анализа знаковых систем в целом. Этот подход стали активно применяться в изучении процессов коммуникации в различных сферах: исследованиях массовых коммуникаций, межличностного общения, политических коммуникаций, организационных и маркетинговых коммуникаций, рекламы, электронных коммуникаций и т.д. В этом подходе ведущую роль при анализе занимают  исследования свой­ств знаков и знаковых систем, а также законов ими управляю­щих.   В этой связи одной из наиболее продуктивных теорий, которая связала участников коммуникации с ключевыми языковыми элементами, является модель речевого акта Р.Якобсона, в основу которой были заложены схожие с Шенноном идеи. В состав модели  Якобсона включено шесть элементов: адресант, сообщение, контекст, контакт, код и адресат. От адресанта к адресату направляется сообщение, которое написано с помощью кода. Контекст в модели  связан с содержанием сообщения или с информацией, им передаваемой. Понятие контакта связано с регулятивным аспектом коммуникации[17].

Большую роль в понимании природы коммуникации  сыграли социологические исследования в области интеракционизма, как научного учения о взаимодействиях. В рамках этого направления человеческая деятельность представляет собой переплетение сложных систем, разных форм отношений и иерархических структур. Эта деятельность, включая элементарные действия и сложные взаимодействия, невозможна без относительно стабильных символических структур: языка, речи, знаков, жестов и т.д. Но они создаются и функционируют только благодаря включенности людей в коммуникативный процесс. Таким образом, с учетом вклада разных научных дисциплин, и прежде всего социологии, к концу ХХ в. взгляд на структуру коммуникационного процесса претерпел некоторые изменения и включил в себя следующие обязательные составляющие:

─ наличие не менее двух участников-коммуникантов, наделенных сознанием и владеющих нормами некоторой семиотической/знаковой системы, например, языка;

─   ситуация (или ситуации), требующая осмысления и понимания;

─   тексты, выражающие смысл ситуации в языке или элементах данной семиотической системы;

─  мотивы и цели, делающие тексты направленными, т.е. то, что побуждает субъектов обращаться друг к другу;

─  процесс материальной передачи текстов.

В приведенных выше концепциях обращает на себя внимание факт постепенного привлечения внимания исследователей к социальной стороне процессов коммуникации, к обозначению и характеристикам многообразных связей и отношений, возникающих в человеческом обществе. Но предлагаемые модели не лишены  «технической» метафоры, которая  по-прежнему занимает важное место в теории коммуникации. Особо наглядно это представляется, когда рассматриваются вопросы взаимодействия по обмену информацией или знаниями. В моделях и схемах они представлены как последовательный и поэтапный момент передачи информации от одного источника к другому. Сама информация  является своего рода внешним атрибутом, привнесенным извне и определяющим процесс взаимодействия между отправителем и получателем, что непосредственно следует из определений понятия «социальная коммуникация»:

─ социальная коммуникация – социально обусловленный процесс передачи и восприятия информации в условиях межличностного и массового общения по разным каналам при помощи различных коммуникативных средств [4, с.9];

─ социальная коммуникация – специфическая форма взаимодействия людей по передаче информации от человека к человеку, осуществляющейся при помощи языка и других знаковых систем [9, с.18].

     Вместе с тем, современное понятие «коммуникация» имеет более широкое значение. Если в Европе и России до XIX в. коммуникация обычно рассматривалась в инженерно-техническом значении как «пути, дороги, средства связи мест» (согласно словарю В.И. Даля), то есть как  транспортные линии связи, сообщения; то уже в ХХ в. термин нашел широкое применение в различ­ных областях социально-гуманитарного знания и обрел новое социальное звучание. Сегодня  «коммуникация» является предметом изучения различных наук, исследующих неживую и живую природу, а также человеческое общество, в которых раскрываются разные аспекты коммуникации. Непосредственно в социологии под коммуникацией понимается  способ связи любых объектов материального и духовного мира [9]. При этом, та часть теории коммуникации, которая изучает общественные процессы носит название «социальной коммуникации». Социальная коммуникация является предметом исследования социологии коммуникации как научной дисциплины, имеющей на вооружении специфические методы и технологии исследования.

     Одни из первых исследований процессов социальной коммуникации принадлежат представителям Чикагской социологической школы, в частности Ч.Х.Кули. В 1909 г. он опубликовал научную работу, посвященную коммуникации как механизму, посредством которого обеспечивается существова­ние и развитие человеческих отношений, включающий в себя все мыслительные символы, средства их передачи в пространстве и сохранения во времени. Отдельно Кули выделял средства организации общения, такие как газеты, почта, телеграф, железные дороги, образование [5]. С точки зрения современных представлений, коммуникативный акт представляет собой творчески-мыслительную деятельность, относящуюся к идеальной сфере. Наши слова и жесты, порождаемые мозговой деятельностью, через слуховой и зрительный канал поступают к другому человеку, который воспринимает эти слова и переводит их в сигналы мозга, обрабатывает и отвечает на сообщение. Его ответ – это уже другая информация, помещенная в его сообщение, и требующая восприятия первым человеком. Для реализации этой коммуникации нужны определенные условия системного характера:

─ участие не менее двух человек (отправитель и  получатель);

─ их способность переводить сигналы в слова (коды);

─ умение пользоваться общим языком  (каналом);  наличие информации, которая сообщается;

─  обратная связь, которая продолжает коммуникацию, делая ее непрерывной, что уже связано с материальной сферой.

    Эти условия коммуникационного процесса делают коммуникацию материальной. Но сущностью коммуникации является субъективно-креативная сторона, условия, напротив, опосредуют ее. Чтобы точно знать и понимать коммуникацию, мы должны проникнуть в субъективный мир ее участников, что нам не дано. Зачастую это не могут сделать и сами участники коммуникации, потому что здесь задействованы глубинные физиологические и психические структуры. Но зато мы можем детально с использованием строгих логических и математических процедур проанализировать компоненты и условия, которые используются в коммуникации. Но это уже относится к области опосредованного знания. С учетом сложившихся  традиций, концепций и тенденций можно предложить следующее определение: социальная коммуникация – осмысленный или неосмысленный процесс сообщения и понимания  информации, который реализуется в вербальных и невербальных формах на разных социальных уровнях (межличностном, групповом, массовом).

    Приведенное определение не претендует на полноту раскрытия всех компонентов социальной коммуникации, что во многом обусловлено сильным влиянием отдельных наук и их теоретических концепций на природу коммуникативного процесса. Должно пройти значительное время, когда в этой научной дисциплине будет найден консенсус в понимании социологии коммуникации. Но, среди многочисленных теоретических воззрений, раскрывающих сущность социальной коммуникации, особую значимость обретают те из них, которые проводят системный анализ коммуникативных процессов.

     Понятие «система» прочно вошло в современное научное знание. Системный подход был принят специалистами по теории коммуникации не только в качестве теоретической основы, но и как основной принцип, знание, и метод исследования [1,2]. В этой связи, коммуникативная система представляет собой объективное единство закономерно связанных друг с другом коммуникативных предметов, явлений, сведений, а также знания о природе и сущности коммуникации. Чтобы какой-либо объект считать системным, нужно иметь его описание через набор определенных свойств или признаков. В системе научного знания предлагаются различные варианты, каждый из них продиктован спецификой объекта и задачами исследования. С точки зрения системного подхода социальная коммуникация в общем виде включает четыре основных свойства или признака: целостность и делимость коммуникации и наличие в ней элементов,  наличие структурных связей, внутренняя организация, эмерджентность.

     1. Целостность и делимость коммуникации и наличие в ней элементов. Коммуникационная система — это, прежде всего, целостная совокупность элементов. Это означает, что, с одной стороны, система —  целостное образование и, с другой — в ее составе отчетливо могут быть выделены элементы, которые в свою очередь могут выступать как целостные объекты. При этом следует иметь в виду, что элементы существуют лишь в системе, например, слова приобретают смысл лишь в устном общении или письменном предложении. Наличие элементов в коммуникации, на первый взгляд, самая важная характеристика системы, и в отличие от других признаков коммуникации человек в целом ряде случаев способен ощутить ее материю, например, увидеть жесты другого человека, услышать его обращение или прочитать текст в книге, почувствовать, когда он притрагивается и т.д.  Элементы представляют собой простую часть сложного целого и являются исходными категориями для определения единиц коммуникации. Такими единицами, например, могут стать «текст»,  как объединенная смысловой связью последовательность знаковых единиц, основными свойствами которой являются связность и цельность, или «дискурс», представляющий собой речь в системе социальных отношений. Слова и знаки здесь будут являться элементами этих единиц. Вместе с тем,  для декларации определенной единицы недостаточно лишь назвать ее, требуется четкое описание критериев ее выделения.

     2. Устойчивые связи или структуры являются следующим свойством системы коммуникации.  Структуры  в коммуникациях проявляются в виде существенных устойчивых связей или отношений между элементами. Система существует как некоторое целостное образование, когда мощность или сила существенных связей между элементами системы больше, чем мощность связей этих же элементов с внешней средой. В этом случае, предложение, вырванное из контекста, может иметь смысл, но по-разному трактоваться. Например, «студенты не сдали сессию», один вариант предложения без контекста, другой вариант «Студенты не сдали сессию, потому что деканат перенес сроки ее сдачи», где имеется определенный контекст. 

Структура коммуникационной системы обычно характеризуется вертикальными и горизонтальными связями, при этом вертикальные связи часто предполагают наличие иерархически связанных уровней системы, а горизонтальные подчеркивают связи однородных элементов. К вертикальным связям можно отнести иерархическую цепочку: знаки – слова – предложения – тексты. К горизонтальным: знаки – знаки или слова – слова.  Закономерности взаимных связей этих уровней обеспечивают целостность коммуникативной системы и позволяют системе нормально функционировать и развиваться.

Для коммуникационных связей оценкой их потенциальной мощности может служить пропускная способность информационных данных системы, а реальной мощности  действительная величина потока информации. Но в целом, при оценке коммуникационной системы необходимо учитывать также такие качественные характеристики передаваемой информации, как ценность, полезность, достоверность.

 3. Наличие структурных связей и внутренняя организация. Выявление первых двух признаков системы – наличия элементов и структур  ведет нас к логическому выводу, что систем, состоящих из одного элемента не должно существовать, хотя внутри себя этот элемент может быть объектом со своими внутрисистемными отношениями. Значит, в коммуникации как системе в обязательном порядке должны быть в наличии элементы и структуры. Но они существуют не в хаотическом порядке в реальном или виртуальном пространстве, а в организованной определенным образом структуре. Организация элементов и структур в коммуникации может быть линейной или иерархической, рассматриваться в статике или динамике. Линейная организация коммуникации характеризуется последовательной взаимосвязью элементов, которая определяется  нормами и правилами. Например, слова в предложении следуют в определенном порядке и взаимосвязаны между собой на основе языковых норм и грамматических правил. Другая форма организации коммуникации -  иерархичность - основана  на управлении коммуникациями через вертикальные связи.  С учетом сложившихся норм и правил каждый компонент системы, в свою очередь, может и сам рассматриваться как система; в то же время, исследуемая система может быть рассмотрена как компонент более сложной системы. Так, система географических карт может быть включена как составной компонент системы коммуникации, использующей графические средства, которая, в свою очередь, может считаться составным компонентом системы более высокого порядка  - системы визуальной коммуникации.

К другой стороне организационного признака относится изменчивость и развитие системы коммуникации. Большинство исследований социальной коммуникации изучают ее как статичную систему без учета развития внутренних изменений. Это обстоятельство послужило основанием для изучения влияния как можно большего количества факторов на процесс коммуникации. Но если мы признаем, что коммуникация есть важнейший элемент общества, который постоянно развивается и изменяется, то нужно признать систему коммуникации динамической. Исходный вывод означает, во-первых, что коммуникация, как система, подвержена развитию и, во-вторых, что состояние этой системы зависит не только от текущих воздействий, но и от более ранних сопутствующих этапов. Это тот случай динамических систем, который в связи с многоплановостью коммуникации и присутствием субъективного человеческого фактора может быть описан как цепь Маркова, где каждый переход не детерминирован, а имеет вероятностный характер. По этой причине выявление изменений, в той или иной степени,  характеристик коммуникации требует очень больших усилий и исторического времени, а также учета знаний целого ряда наук.

4. Эмерджентность. Из соотношения системных характеристик структурности и элементности выводится одно из самых главных свойств целостности системы  эмерджентность (от лат. еmergo  появляюсь, возникаю). Этот термин понимается как несводимость свойств целой системы к механической сумме свойств составляющих ее элементов. Наличие интегрированных качеств показывает, что свойства системы хотя и зависят от свойств элементов, но не определяются ими полностью.

Становясь членами системы, элементы входят в сложные и многогранные отношения зависимости и противопоставления, приобретая тем самым новые свойства, поэтому элемент, выступая в качестве члена системы, не равен элементу, взятому изолированно, даже при совпадении их индивидуальных материальных свойств. Проявление этого качества нередко встречается в практике массовой коммуникации, когда высказывание, вырванное из контекста, интерпретируется в рамках другого контекста, создавая тем самым ложное понимание. В качестве примера, чтобы подчеркнуть характерную черту этого признака о неравноценности качеств отдельного элемента и системы, в биологии, экологии, в теории  коммуникации понятие эмерджентности можно выразить так: одно дерево — не лес, скопление отдельных клеток — не организм, набор слов – не книга. Другой пример о несводимости свойств: свойства биологического вида или биологической  популяции не представляют собой свойства отдельных особей, понятия рождаемость, смертность неприменимы к отдельной особи, но применимы к популяции или виду в целом. Точно также свойства языка или человеческой речи нельзя свести к свойствам отдельного знака или слова, понятие "языковое общение" нельзя использовать относительно отдельной личности, но можно только применительно к человеческому сообществу. Еще один пример относительно цели и результата системы: в почвоведении эмерджентным свойством почвы является плодородие, в коммуникации – общение. 

Любой коммуникационный акт, который обладает всеми рассматриваемыми свойствами можно называть системой. Поэтому характеристики коммуникационных систем в целом определяются не только и не столько характеристиками составляющих ее элементов, сколько характеристиками связей между ними. Наличие взаимодействия между элементами коммуникации определяет особое свойство коммуникативных систем — их чрезвычайную сложность. Добавление элементов в коммуникационную систему, например, если к диалогу подключается третий человек, то это не только вводит новые связи, но и изменяет характеристики многих или всех прежних коммуникационных взаимодействий, приводит к исключению некоторых из них или появлению новых.

Предложенный системный подход для анализа процессов коммуникации позволяет не только по-новому рассмотреть природу сложного социального явления, каковым является коммуникация, но и установить общие структурные законы развития социологии коммуникации, объяснить социальные процессы, влияющие на коммуникацию на любом уровне организации, во взаимосвязи с другими социальными феноменами.

История социологической мысли свидетельствует о многочисленных попытках построить законченную теорию социальных систем. В настоящий момент можно выделить несколько концепций среди зарубежных и российских исследователей, которые заслуживают внимания с точки зрения системного исследования коммуникативных процессов. Многие, кого относят к классикам социологии, делали определенные шаги в этом направлении. Попытки системного анализа коммуникативного процесса отражены в трудах Т. Парсонса «Структура социального действия» (1937), «Социальные системы» (1951) и др., которые сыграли большую роль в развитии теоретической социологии.  Наиболее известной его концепцией является представление теории  социального действия как самоорганизующейся системы. В социальной системе отношения структурных единиц строятся на основе выполнения функций, обеспечивающих ее выживание как целого. В теории Т. Парсонс выделяет четыре вида функций:

A адаптация для решения проблем рациональной организации и распределения ресурсов;

G целеориентация для решения проблем определения целей;

I - интеграция для решения проблем сохранения внутреннего единства системы за счет выполнения обязательных норм, правил и т.д.;

L – латентное поддержание образца для решения проблем мотивации и согласования личных мотивов с целями и ценностями общества.

Каждой функциональной компоненте соответствует своя подсистема: социальная система, культурная система, система личности и поведенческий организм.

В рамках этой теории, анализ общества как системы предполагает не только структурирование элементов, но и рассмотрение процесса развития и эволюции социальных систем  через взаимодействие его внутренних подсистем как между собой, так и с окружающей средой. Автор отмечает, что процесс взаимодействия строится на использовании символических  элементов, что предполагает не только лингвистический уровень выражения коммуникации в виде письменности и речи, но и такие невербальные формы как жесты, мимика, походка и т.п. Кроме того, такие медийные средства как деньги, власть нужно рассматривать не как иную коммуникацию, а как специализированный язык интеракции (взаимодействия). Таким образом, в теории к рассмотрению предлагается широкий спектр коммуникационных средств, форм и элементов. Например, указывается, что лингвистические структуры формируются под влиянием языковых норм и правил параллельно структурам, которые создаются на основе социетальных ценностей и норм, что можно рассмотреть как специфический случай норм, если сосредоточиться на их культурном аспекте.

В процессе коммуникации обычно ставится задача воздействовать на получателей  сообщений, вместе с тем, автор оставляет открытым вопрос, каковы будут результаты этого воздействия, и как они будут соответствовать намерениям тех, кто эти сообщения передает. В связи с этим, особое внимание в теории Парсонса  уделено процессу выбора ответа в коммуникации. Для выбора одного или нескольких сообщений из возможных вариантов, нужно принять решение, но характер этого процесса, происходящего внутри действующей личности, является ненаблюдаемым, так как личность представляет собой своего рода «черный ящик». Поскольку коммуникации встроены в социальный процесс, постольку личность действует в рамках исполняемой  роли, характер роли зависит от отношений этой личности с реальными и потенциальными получателями и с источниками сообщения. Процесс принятия решения, по  Парсонсу, связан с рассмотрением разных комбинаций разных факторов, но само решение или ответ, как правило, бывает одно.  Поэтому социальные процессы зависят от постоянно меняющихся коммуникативных факторов.

     В целом нужно сказать, что Парсонсу удалось найти достойное место коммуникациям в этой сложно созданной им системе абстрактных понятий, охватывающих человеческое общество во всем его многообразии. К сожалению, в эмпирических исследованиях и повседневной социологической практике редко применяют эту систему, предпочитая ей менее сложные теории.

    Попытка выработать целостный взгляд на развитие социальных систем была предпринята У. Бакли в работе «Социология и современная теория систем» (1967), в которой рассматриваются вопросы  коммуникации, возникающие в процессе анализа социальных систем.  Заслуга Бакли в том, что он предложил для анализа коммуникации применять не только основные  понятия системного подхода, но и предложил рассматривать все аспекты соци­окультурных систем с точки зрения взаимодействия элементов на основе информации и коммуникации [11]. Кроме того, в вышеназванной работе при анализе систем сделан больший акцент не на количественных, а на качественных признаках. В частности, отмечено, что в механических системах взаимоотношения частей основаны на передаче энергии, в то время как в органических системах большая роль отводится обмену информацией. Следуя этой логике не сложно предположить, что в социокультурных системах, как системах более высокого порядка, согласно классификации Бакли, значение информационного обмена резко возрастает.

Согласно размышлениям Бакли, эти три типа систем различаются также по критерию открытости — закрытости, т. е. по степени взаимного обмена с элементами более широкого окружения. С этой точ­ки зрения, механические системы, скорее замкнуты, органические системы  - более открыты, а социокультурные — наиболее открыты из рассматриваемых видов си­стем. В этой связи, Бакли связывает степень открытости системы с двумя важнейшими понятиями теории систем: эн­тропией и негантропией. При этом, замкнутые системы скорее имеют энтропийный характер, тогда как открытые — негантропийный. Открытые социокультурные си­стемы также могут иметь целенаправленный и целеустремленный характер, поскольку получают из внешней среды информацию, позволяющую продолжать движе­ние к целям. Кроме того, на социальные системы оказывают влияние разнообразные внутренние процессы, в которых задействованы два иных понятия: морфостаз и морфогенез. Морфостаз подразумевает все то, что относится к процессам, способствующим самосохранению системы; морфогенез центральное для Бакли понятие, которое обозначает процессы, содействующие изменениям и росту сложности систем [16] .

Ценность концепции Бакли в том, что ему важно было показать применимость теории систем  к анализу социального мира, начиная от момента возникновения сигнала, до поступления информации, на основе которой осуществляется выбор способа реагирования. По мнению Бакли, выбор зависит от самосознания, которое является ключевым фактором и рассматривается в терминах кибернетики, представляет собой механизм внутренней обратной связи. Она позволяет оценивать или сравнивать полученную информацию с другой ин­формацией, получаемой  также в данной ситуации или хранящейся в памяти, а далее  дает возможность выбирать действия, принимая в расчет собственную личность и поведение.

Идея о коммуникации как о  самоорганизующейся системе также развивалась на основе работ У. Матураны и Ф. Варелы [8], которым удалось логично связать воедино новые разработки из области нейрофизиологии, теории систем, синергетики и кибернетики. Высказанные ими соображения о коммуникациях, развитии систем и внутрисистемных отношениях, познании мира, формировании языка открыли новые грани в понимании коммуникации. Они ввели в научный оборот понятие «аутопоэзис» (самопорождение), которое было впоследствии привнесено  в социологию Н. Луманом [7]. Идея аутопоэзиса оказалась необыкновенно плодотворной и хорошо работающей для пояснения феноменологии социальных и культурных процессов. На основе идеи аутопоэзиса, можно сделать предположение, что все, что происходит в аутопоэтической системе любого уровня, будь то оптическая система глаза лягушки или система социального взаимодействия, есть выражение свойств самой системы, которая реагирует на внешние возмущения только ей присущим  способом. В этом проявляется новый взгляд на роль и структуру таких сложных систем, как коммуникация. Любые сложные системы, в том числе социальные, не пассивные объекты воздействия окружающей среды, находящиеся в ожидании случайного или регулярного информационного (энергетического, ресурсного) выхода. Все сложные системы рассматриваются как операционально замкнутые, т. е. таким образом система стремиться сохранять свою целостность и структурную определенность [6]. Для объяснения  механизма взаимодействия системы и окружающей среды авторами вводится понятие структурной сопряженности, так как система и окружающая ее среда  действуют совместно, отбирая соответствующие структурные изменения. «Их взаимосвязь структурно сопряжена. Либо система выбирает те пути и структурные изменения, которые дают ей возможность продолжить функционирование, либо система гибнет» [3].

       В своем развитии система двигается в том направлении, в котором легче реализуется вариант структурной сопряженности (адаптации) с окружающей средой, отвечающий ситуации и характерный для данного времени.  Основным инструментом в этом механизме сопряженности системы с окружающей средой являются коммуникации. Матурана  рассматривает  коммуникации как главный координирующий фактор, на основе которого все действия членов социальной системы запускаются взаимно и обусловлено [8]. Не случайно, согласно теории Лумана, использование информации всегда определенным образом ограничено. Если мы включаемся в другую коммуникацию, у нас появляется другая информация. Это вполне соответствует концепции аутопоэзиса и оперативной закрытости, согласно которой информация – это внутрисистемный аспект. Но подход Матурана и Варелы к пониманию коммуникации входит в противоречие идее коммуникативного канала Шеннона. С точки зрения эволюции сложных систем не существует «переданной информации», которая зарождается в определенной точке, затем распространяется по каналу связи и поступает к реципиенту на другом его конце. Этот процесс не характерен для новой трактовки коммуникации, потому что он предполагает, что все взаимодействия в системе сводятся к простому переносу информации или команды от одного структурного элемента к другому. На самом деле происходящее с системой при взаимодействии с окружающей средой определяется не возмущающим агентом, а ее собственной структурной динамикой. Иными словами, «с точки зрения наблюдателя в коммуникативном взаимодействии всегда существует неопределенность. Феномен коммуникации зависит не от того, что передается, а от того, что происходит с тем, кто принимает передаваемое, а это нечто весьма отличное от передаваемой информации» [6]. Подобные размышления позволяют сделать вывод о том, что теории о самоорганизации систем кардинально меняют представления как о самом процессе коммуникации, так и о социологических характеристиках, составляющих его сущность. Так, например, уже в самой природе коммуникации заложена возможность самопорождения (аутопоэзиса) с целью координировать действия и сохранять целостность социальных  систем. На основе коммуникации устанавливается социальная иерархия и обеспечивается гибкость и эффективность коллективных социальных действий.  

В отличие от теории ауопоэзиса, в научных трудах Лумана отражено новое понимание роли коммуникации в обществе. Согласно его научной концепции общества, коммуникация является ее ключевым понятием. Общество как система, по Луману, структурируется не на элементах  «человек» или «государство», а построено на системах, значениях и коммуникациях. Им отмечено, что развитие общества и отдельной личности становится возможным лишь при условии, с одной стороны, чрезвычайной социальной зависимости людей друг от друга, с другой, формированием ярко выраженной индивидуализации личности. Связь этих противоречивых тенденций могла происходить только через построение сложного порядка смысловой коммуникации.  Так, если бы для социального развития при условии отдельного существования человека, информация, получаемая на расстоянии и через органы чувств, не давала бы никаких преимуществ, то коммуникационная система просто бы не могла возникнуть. При этом, преимущества социальной жизни возникают в том случае, если люди имеют систему более высокого порядка (чем индивидуальную), которая дает им «возможность избирательного контактирования». Скрытые элементы личности, которые никогда не участвуют в коммуникации, не могут быть частью общества. Вместо этого, они составляют часть внешней среды, которая может вносить в общество беспорядок, поскольку, согласно концепции Лумана, все, что не есть коммуника­ция, есть часть внешней среды общества. Человек с его психической системой оказывается вне социальной системы. Автор ищет и находит варианты совмещения личности и общества. Под психической системой человека  Луман понимает индивидуальное сознание. Пси­хическая система и общество, как система всех коммуникаций, имеют общее свой­ство. Обе системы опираются на значение. Через значение появляется возможность отличать одни действия или объекты от других. Если нет альтернативы или другой возможности, то отпадает необходимость в значении. Как только из ряда возможных действий можно произвести выбор, тогда появляются значения [6]. Для пояснения понятия системы, Луман указывает на различение системы и ее внешней среды. Главным здесь является разница в степени слож­ности. Система всегда менее сложна, чем ее внешняя среда. Эта идея имеет основополагающий характер, в частности, отмечается,  что: «В анализе различия системы и окружающего мира предполагается, что окружающий мир всегда намного комплекснее, нежели сама система. Это справедливо для всех систем, которые мы можем представить себе. Это верно и для совокупной социальной системы общества. Сколь бы комплексны ни были его языковые возможности, сколь бы чувствительной ни была его тематическая структура, общество никогда не может обеспечить коммуникацию обо всем, что происходит во всех системах его окружающего мира на всех уровнях образования систем [7].

Отдельному исследованию подлежит проблема определения состояний системы в этой сложной, комплексной внешней среде.  Теория социальных систем  Лумана наиболее известна использованием понятия «аутопоэзиса». Он рассматривает  этот термин, применительно к таким системам, как экономика, политическая , законодательная, научная системы и бюрократия. Аутопоэ­зисные системы, в понимании  Лумана, обладают следующими характеристиками:

─ создает базовые элементы, которые, в свою очередь, составляют систему (например, экономика создает такой элемент как деньги, которые не могут существовать вне экономики);

─ органи­зуют свои собственные границы и создают свои внутренние структуры (например, из-за существования денег безличным образом структурирован рынок, учреждены для хранения и дачи денег в заем банки, сформировалось по­нятие процента и т. д.);

─ имеют самонаправленный характер (например, экономическая система использует цены как способ обращения к себе. Цены на фондовом рынке определяются не индивидом, а самой экономикой);

─ обладают закрытостью. Это значит, что между си­стемой и ее внешней средой нет прямой связи. Вместо этого система имеет дело с представлениями внешней среды (например, экономи­ческая система, имея деньги как главный элемент,  адекватно реагирует на материальные потребности и желания бо­гатых людей, но очень слабо на потребности и желания бедных) [7].

      Особое значение Луман придавал проблеме двойной возможности. Ее суть в том, что в отношении каждого сооб­щения должно учитываться то, как оно принимается. Из практики общения мы знаем, что способ получения будет зависеть от оценки отправителя получателем. Итак, получатель информации зависит от отправителя, а отправитель информации от получа­теля. Рассмотрим такой пример.  Врач, чтобы подбодрить безнадежно больного пациента, говорит ему, что тот хорошо выглядит. Но пациент, с которым разговаривает врач, хотя и полагает, что врач  с ним не совсем искренен, с ним соглашается. В первом случае отправитель информации принимает во внимание получателя, во втором получатель  информации учитывает поведение отправителя. Сложность в том, что коммуникация зависит от системы ожидания людей. Выход из этой ситуации. Луман видит в социальных структурах, которые позволяют сформировать определенные знания об ожиданиях других. Основанная на коммуникации социальная система создает социальные структу­ры, чтобы разрешить проблему, которую Луман называет проблемой двойной воз­можности [7]. Такими структурами в обществе являются «родители – дети», «начальник – подчиненный», «учитель – ученик», «тренер – спортсмен» и т.п.

В России одной из первых и содержательных работ, в которых бы рассматривались вопросы системности коммуникации с их социологической интерпретацией, стала «Социология коммуникации» (1997) В. П. Конецкой, раскрывающая понимание наличия не только подсистем, но и их уровней взаимодействия. Если следовать логике Конецкой и выделять уровни коммуникации на основе конституирующих коммуникативных средств, кодов, то коммуникация предстает в виде пятиуровневой системы:

─ семиотический уровень, созданный знаками;

─ лингвистический уровень, созданный словами и словосочетаниями, т.е. вербальными средствами;

─металингвистический уровень, созданный специальными вербальными средствами (термины, научные понятия);

─ паралингвистический уровень, возникший на основе жестов, мимики и т.п., то есть невербальных средств;

─ синтетический уровень, где происходит синтез функционирования вербальных и невербальных средств [4].

     Такое системное представление коммуникативных средств обусловлено их свойством передавать информацию с различной степенью обобщенности. Это свойство — существенная и неотъем­лемая характеристика коммуникации вообще и социальной ком­муникации в частности. Поэтому оно рассматривается как соци­альная характеристика коммуникации.

1. Семиотический (знаковый) уровень.  Знак является основной единицей этого уровня. Существующие типологии признаков знаковых (семиотичес­ких) систем, способных хранить и передавать информацию, по­строены на разных основаниях в соответствии с пониманием общей теории знака. В социологии социальный знак понимается как символ, кото­рый может быть реализован в предмете, слове, жесте, действии, образе. К символам относят различные условные знаки (эмблемы, ордена, значки, кольца), сообщающие информацию о социаль­ном статусе индивида, его принадлежности к какому-нибудь дви­жению, организации или группе. Словесный знак, обозначающий определенные предметы или вещи, может функционировать как социальный символ. В этой функции он отражает социальные ценности общества, например, автомобиль как социальный сим­вол в современном обществе.

В роли социальных символов могут выступать жесты или дей­ствия, которые «сигнализируют», сообщают информацию о соци­альном статусе или социальных ролях коммуникантов. Использо­вание социально значимых символов в коммуникации в извест­ной степени формирует ее структуру как социальную систему [4].

2. Лингвистический (языковой) уровень. Коммуникативные сред­ства лингвистического уровня словесные знаки имеют вербаль­ную природу. Слово — основная единица языка и выступает как коммуникативное средство.

Для социальной коммуникации непосредственный интерес представляют способы реализации именно коммуникативной функции слова. При этом внимание сосредотачивается на вер­бальных средствах, в том числе и на слове, как на коммуникатив­ной единице (слово — речевой акт/высказывание — дискурс).

    Только через речь вербальные единицы выполняют свое коммуникативное назначение. При этом коммуникация реали­зуется в конкретных ситуациях согласно нормам речевой деятельности, которая состоит из мотивированных действий коммуникантов. Такие действия получили название «речевых актов». Речевой акт — целенаправленное речевое поведение, совер­шаемое в соответствии с правилами, приня­тыми в данном обществе; единица нормативного социоречевого поведения в рамках определенной коммуникативной ситуации (экзамен, прием у врача, репортаж, интервью).

      Речевой акт всегда соотнесен с лицом говорящего, социальный ста­тус которого учитывается при передаче и восприятии информации. Определенное высказывание по отношению к речевому акту как процессу является его вербализованным результатом, продуктом речевого действия. [4].

3. Металингвистический (межъязыковой) уровень. Метаязыком называется язык «второго порядка», по отношению к которому естественный язык рассматривается как объект, т. е. пред­мет лингвистики. Это язык научных и профессиональных терминов. Метаязык гуманитарных наук построен на вер­бальной основе, как и естественный язык, поэтому его реализация в коммуникации рассматривается иногда как языковый подуровень. Он так же, как и естественный язык, обладает социальной значимостью для общества в ряду других социальных ценностей. Поэтому пробле­ма унификации и стандартизации терминов имеет социальный аспект.

    Что касается способа представления научного содержания текста, здесь следует отметить преобладание разнообразных письменных форм. Научный дискурс различается по жанрам: доклад, статья, рецензия, аннотация, реферат, монография, учебник, описание научного эксперимента. Особо выделяется научно-популярный жанр, для которого характерно смешение стилей: используется минимум терминов, дефиниции заменяются описанием явления или объекта с опорой на чув­ственное восприятие или представление людей — представите­лей различных слоев и групп [4].

4. Паралингвистический (околоязыковый) уровень.  Основой дан­ного уровня являются невербальные средства коммуникации — жесты, мимика, телодвижения, а также свойства голоса, тон, пау­зы, которые принято называть паралингвистическими средствами коммуникации в отличие от лингвистических (словесных знаков).

      Строение невербальных единиц, их системные связи,  содержание и функции имеют свою специфику. Истоки невербальной коммуникации включают биологический и со­циальный моменты. Невербальные средства имеют ряд типов: поведенческие; ненамеренные; собственно коммуникативные знаки.

Одновременное использование вербальных и невербальных средств обусловлено стремлением конкретизировать информацию, сделать ее более выразительной и значимой, с тем чтобы воздейство­вать на собеседника. Несмотря на то, что в таком употреблении не­вербальные средства занимают «вторичный план» коммуникации, они с большей эффективностью выполняют функцию воздействия.

Наиболее «красноречивыми» средствами выражения призна­ков социальной дифференциации являются фонационные средства, особенно интенсивность, диапазон мелодического варьирования, а также темповые модуляции и тембр, несмотря на то, что они обусловлены индивидуальными психофизиологическими свойствами говорящего. Особая роль принадлежит произносительной норме. Все это сви­детельствует о том, что паралингвистические средства несут ко­лоссальную социальную нагрузку в коммуникации, однако их коммуникативный статус все еще не определен [4].

5. Синтетический (искусственный) уровень. Этот уровень представляет собой совокупность разнородных коммуникативных и художественных средств и является по своей природе как бы синтезированным. Это касается сферы изобразительного искусства, в котором различают динамические виды (танец, пантомиму), кино и статические виды (фотография, живопись, скульптура, архитектура). Образный характер элементов синтетического уровня создается разными видами искусств из совокупности разнородных коммуникативных и художе­ственных средств.

     Тенденция к синтезированию разнородных средств коммуни­кации вызвана стремлением к более полной и адекватной переда­че информации и большей экспрессии в целях воздействия. По-видимому, эта тенденция зародилась в условиях естественной речи, когда невербальные средства стали использоваться с вербаль­ными.

      Формирование коммуникативной системы, особенно синте­тического уровня, — длительный процесс. В искусстве это уп­равляемый процесс, так как он связан с постоянным поиском наиболее эффективных форм воздействия разнородных комму­никативных средств с учетом принятых эстетических, социальных и этических норм. Мощный импульс синтезирования художественных средств ком­муникации обусловлен появлением новых технических возможнос­тей. Стремительное развитие кино, а затем и телевидения значитель­но расширило объем и усилило выразительность синтетического уров­ня коммуникации, несмотря на ее односторонний характер и отсутствие обратной связи.

     Синтетический уровень является мощным средством воздействия на индивида и общество в плане познания, социальности и эстетики [4].

В отличие от работы Конецкой, в работах А. В. Соколова представлена попытка описать систему социальной  коммуникации как метатеорию [12]. Автор рассматривает основания для системности коммуникации в виде создания метатеории и дает классификацию тех наук, в которых заложен потенциал коммуникативных знаний. Это могут быть знания об элементах, каналах, процессах или явлениях коммуникационных. Под социальной коммуникацией автор понимает  движение смыслов в коммуникационной деятельности, которая разворачивается в пространстве и во времени. В данной формулировке Соколов старательно избегает механистического взгляда на социальную коммуникацию, в которой ин­формация передается от отправителя к потребителю. Автор выделяет четыре типа коммуникации, как опосредованного и целесообразного взаимодействия субъектов:

─ материальная (транспортная, энергетическая, миграция населения и др.);

─ генетическая (биологическая, видовая);

─ психическая (внутриличностная);

─ социальная (общественная).

Если в первой коммуникации передаваемым сообщением выступает вещь или свойство вещи, то в трех последних передается смысл, как умозрительно постигаемая идея. Автор в данном случае говорит о соблюдении «закона коммуникации», суть которого в том, что сообщения смысловых коммуника­ций всегда имеют идеальное содержание и, как правило, материальную, чувственно вос­принимаемую форму. Исключением является подражание или телепатия, не имеющие ма­териальной формы.

Особая роль отводится в смысловой коммуникации отводится личности, как субъекту социальной коммуникации и отмечается, что в связи с коммуникативной революцией, которая наблюдается во многих передовых странах, коммуникации начинают занимать важное место в жизни общества. Такие науки как ан­тропология, искусствознание, педагогика, история, право, лингвистика, философия, политические науки, психология и социология стремятся к объяснению процесса коммуникации. Для познания сущности и структуры коммуника­ции в целом требуется обобщение зна­ния, добытого антропологией, искусствознанием, педагогикой, историей и т. д. Такое обобщение, т. е. получение нового знания путем критического анализа, сопоставле­ния,  оценки, систематизации частных фактов и концеп­ций, свойственно метатеории, или обобщаю­щей теории [12].

В представлениях Соколова, метатеория социальной коммуникации это межнаучная обобщающая теория, формирующаяся на ос­нове различных наук, изучающих те или иные аспекты и проблемы социальных коммуника­ций. Такие науки, как правило, называют частными или конкретными коммуни­кационными теориями или науками. При этом вовсе не обязательно, по мнению автора, чтобы все содержание частных наук сводилось к проблемам коммуникации. Они свободны в выборе изучаемых проблем, но важен их вклад в познание комму­никаций. Отношения метатеории и частной тео­рии должны строиться на взаимном интересе. Метатеория закладывает содержание частных теорий в обобщающие концепции (типологий, периодизаций, за­кономерностей, принципов, тенденций и т. п.), а частные теории применяют эти рамочные концепции для углубления и обо­гащения своего содержания. Поэтому обе взаимодейству­ющие стороны заинтересованы в самостоятельном существовании друг друга.  

Метатеория связана генетически с обобщаемыми тео­риями, является производной от них и может возникнуть только после того, как созрели предпосылки для обобще­ния. По мнению Соколова, такие предпосылки уже созданы. Он считает, что  неко­торые из научных дисциплин являются социально-коммуникационными науками по существу, ибо они изучают не что иное, как различные грани коммуникационной деятель­ности, разновидности коммуникационных каналов и со­циально-коммуникационных институтов. Намечаемые контуры метатеории социальной ком­муникации он представляет в виде десяти проблем, причем каждая проблема изучается как фундаментальными науками, так и прикладными учениями (Табл.1) [12].

Т а б л.1

Метатеоретические проблемы и обобщаемое научное знание

п/п

 

Метатеоретические проблемы

 

Обобщаемое научное знание

 

Фундаментальные науки

Прикладные учения

1.

 

Смыслы и понимание

Философия: теория познания;

Психология понимания

2.

 

Коммуникационная деятельность

 

Психология общения;

Педагогика;

Теория массовой коммуникации;

Риторика

 

Культура речи;

Деловое общение;

Паблик рилейшенз; Рекламное дело; Конфликтология; Журналистика

3.

 

Социальная память

 

Культурология;

 Книговедение;

 Психология памяти;

Социальная психология

Библиотековедение; Архивоведение; Источниковедение; Музееведение

4.

 

Коммуникационные каналы

 

Лингвистика;

Литературоведение; Искусствознание;

Книговедение;

Теория информации

Библиографоведение; Библиополистика; Текстология; Телекоммуникация

 

5.

 

Эволюция социальных коммуникаций

 

История;

Культурология;

Антропология;

Археология

Палеография; Инкунабуловедение; Мемуаристика

 

6.

 

Семиотика социальных коммуникаций

 

Семиотика;

Структурная лингвистика; Структурное литературоведение; Этнология

Теория редактирования; Теория кодирования; Рекламное дело;

Тайнопись

7.

 

Социальная информация

 

Философия информации;

Теория информации

 

Научная информатика; Компьютерная информатика

8.

 

Коммуникационные потребности

 

Общая психология;

Социальная психология;

Общая социология

Библиотековедение; Журналистика; Социология культуры

9.

 

Социально-коммуникационные институты

Общая социология;

 Политология;

 Социология культуры

Менеджмент

 

10.

 

Система социально-коммуникационных наук

Философия:

классификация наук; Науковедение

Библиотечно-библиографические классификации

В Табл. 1. представлена возможная взаимозависимость между метатеорией социальной комму­никации и дисциплинами, входящими в систему социально-коммуникационных наук. Познавательная ценность представленных в таблице данных в том, что в ней согласно межнаучного статуса метатеории социальной коммуникации, классифицированы изучаемые проблемы меж­ду частными дисциплинами. Итогом размышлений автора является мнение  том, что  в настоящий момент создан богатый и разнообраз­ный по разработанности и научному статусу познаватель­ный материал, раскрывающий разные грани социальной коммуникации, но нет системы социально-коммуникацион­ных наук, так как отсутствует системное взаимодействие между социально-коммуникационными дисциплинами. При этом, накопленные знания могут служить исходным «строительным материалом» для созда­ния подобной системы. Но, по  мнению Соколова, современная наука характеризуется недостаточностью общего учения или метатеории, которая бы разрушила границы между научными дисциплинами и обеспечила бы обмен идеями, методами, дости­жениями и затруднениями между ними.

      Представленные в статье ведущие социологические теории по проблемам коммуникации  нуждаются в дальнейшем анализе, поскольку рассматриваемые в них  явления представляют собой один из сложных и многогранных предметов исследования, которое обеспечивает условия и создает основу существования  человека и подлежит изучению многим наукам. Вместе с тем,  несомненным преимуществом рассмотренных теорий является желание авторов привлечь внимание исследователей к возможностям системного анализа в социологии. Проникновение системного подхода в социологию раскрывает широкие перспективы для объяснения многих социальных процессов, в том числе и коммуникации, что влечет за собой необходимость разработки и уточнения системных описаний и категорий социальных явлений, в частности, феноменов коммуникации, на основе применения принципов фундаментальной теории систем. Поскольку, с одной стороны, коммуникации состоят из элементов разного порядка, таких как каналы коммуникации, коды и т.д., с другой, эти элементы должны быть взаимосвязаны между собой, кроме того, они существуют не сами по себе, а сопряжены с деятельностью человека. Этот процесс системного изучения взаимодействия элементов коммуникации является самым сложным. Современные концепции приводят к противоречиям с имеющимся знанием, но в этом и видится смысл развития любой научной дисциплины, в том числе теории коммуникации. 

Литература 

1.       Берталанфи Л. Общая теория систем. Критический обзор.// В кн.: Исследования по общей теории систем. - М.: Прогресс, 1969. С. 23-82;

2.       Богданов А. А. Тектология: Всеобщая организационная наука. В 2-х книгах. – М.: «Экономика», 1989;

3.       Василькова В.В. Социология коммуникации: дисциплинарная и междисциплинарная перспектива. -www.lib.socio.msu.ru;

4.       Конецкая В.П. Социология  коммуникации. -М.:  Международный университет бизнеса и управления. Братья Карич, 1997;

5.      Кули Ч.Х.  Общественная организация. Изучение углубленного разума. //Тексты по истории социологии XIX-XX веков. Хрестоматия. – М.: Наука, 1994;

6.       Луман Н. Медиа коммуникации. Общество общества, часть II. –М.: Изд. «Логос», 2005;

7.      Луман Н. Социальные системы. Очерк общей теории. –СПб.: «Наука», 2007;

8.       Матурана У., Варела Ф. Древо познания. Биологические корни человеческого понимания. –М.: Прогресс-Традиция, 2001;

9.       Основы теории коммуникации. Учебник. Под ред. Василика М.А. - М.: Гардарики. 2003;

10.   Парсонс Т. Понятие общества: компоненты и их взаимоотношения. //Thesis: теория и история экономических и социальных институтов и систем. М.: 1993, № 2, С.94-122

11.   Ритцер Дж. Современные социологические теории. - СПб.: Питер, 2002.

12.   Соколов А.В. Общая теория социальной коммуникации. СПб.: Изд-во Михайлова В.А. 2002.

13.   Социология. Энциклопедия. – Минск, «Книжный дом». 2003

14.   Шеннон К. Теория информации //Работы по теории информатики и кибернетики. –М.: Иностранная литература, 1963;

15.   Штомпка П. Социология. Анализ современного общества. Учебник. М.: Логос, 2005;

16.   Штомпка П. Социология социальных изменений. –М.: Аспект Пресс, 1996;

17.   Якобсон Р.О. Речевая коммуникация: Язык в отношении к другим системам коммуникации // Избранные работы. М.: Прогресс, 1985. С.306-330.

SYSTEMIC COMMUNICATION.

SOCIOLOGICAL APPROACH

Chamkin A.S., MCPU, Moscow

 

The article represents the problem of communication and the role, place of it at present social systems. Famous social theories about communication are discussed. The author attempts to describe the systemic analysis of communicational processes and represents the terms: the system of communication, structure and elements of communication. To describe all these terms four basic properties or signs of the system are observed: integrity and divisibility, structure strength, inner organization, emergence. The systemic theory analysis is discussed.

 

Key words: system, integrity, structural strength, inner organization, emergence.



 


Другие публикации:

  • Ротова Е.Е., Машилов К.В., Жигарева Е.Б., Коган Б.М, СОВРЕМЕННЫЕ ПСИХОЛОГИЧ ...
  • Чамкин А.С. Системно-социологический взгляд на коммуникационную деятельност ...
  • Тюков А.А. Психология развития в комплексе современной антропологии
  • Савинков В.И. СОВРЕМЕННЫЕ ПРАКТИКИ РЕАЛИЗАЦИИ КОММУНИКАТИВНЫХ СТРАТЕГИЙ Г ...
  • Волосков И.В. ТЕОРЕТИКО ─ МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ К СИСТЕМНОМУ И ...
  •