Рыжов Б.Н. Серебряный век немецкой психологии

Журнал » 2010 том 1 № 1 : Рыжов Б.Н. Серебряный век немецкой психологии
  Опубликовано на сайте 20-06-2010, 23:59 Просмотров: 13353

4. История психологии

СЕРЕБРЯНЫЙ ВЕК НЕМЕЦКОЙ ПСИХОЛОГИИ

Рыжов Б.Н. МГПУ, Москва


Статья посвящена историческому очерку развития немецкой психологии в первой трети XX в.

Ключевые слова: университеты Европы, немецкая наука, направления и школы психологии.


   Первая треть XX в. явилась эпохой небывалого расцвета научной мысли Германии. Возможно, мир еще никогда не встречал такого обилия великолепных идей и открытий, совершаемых в одной стране, в самых различных отраслях знания и в столь сжатый по времени исторический период – всего 35  – 40 лет. Среди разнообразных причин этого явления важное место принадлежало передовой системе организации немецкого образования, фундаментальной и прикладной науки. Немецкие университеты всегда считались образцом для всего мира. Их насчитывалось несколько десятков – ведь до второй половины XIX в. в Германии не было единого государства, и каждое из больших и малых немецких княжеств и королевств стремилось иметь все атрибуты суверенной власти: двор, собор и университет. При этом нередко, как например, в Виттенберге или Вюрцбурге, университет становился главной достопримечательностью своего города, а иногда, его название рождало даже больше ассоциаций, чем все княжество, в котором он находился. (Возможно, и сейчас за пределами Германии остается немало тех, кто слышал про знаменитый Гейдельбергский университет, но не имеет четкого представления об исторической земле Пфальц, в которой он расположен).


Гейдельбергский университет в начале XX в.

  Самый старый и самый престижный Гейдельбергский университет Германии был открыт в 1386 г. Первыми студентами Гейдельберга был сочинен знаменитый студенческий гимн Gaudeamus. Здесь учились многие известные богословы, философы и психологи: В.Гегель, Н. Кузанский, В.Вундт, К.Ясперс, Г. Гадамер, Г.Гельмгольц и др.

  

 

    У истоков немецкой университетской науки стояли самые лучшие умы Европы, заложившие в ее основу принципы единства исследовательской и преподавательской деятельности и глубокого и разностороннего образования.  Благодаря этому немецкие университеты были не просто учебными заведениями, но и мощными научными центрами, в которых в обязательном порядке осваивались принципы научной деятельности (именно в немецких университетах впервые были введены семинарские занятия). Высшим достижением для студента была возможность остаться в университете ассистентом и в будущем самому стать профессором.

    Наряду с генералами и высшими министерскими чиновниками немецкие профессора имели статус самых привилегированных государственных служащих. Студентам же предоставлялась значительная свобода действий: считалось естественным, если студент за время обучения успевал поучиться в нескольких университетах и попробовал свои силы в разных науках. Не было ограничено и время обучения. Все это создавало благоприятные условия для тех, кто стремился овладеть знаниями и исследовательскими навыками. Таким образом, на рубеже XX в. классический немецкий университет превратился в своеобразный храм науки, рассчитанный на работу с избранными и посвященными.


Берлинский университет

   Столичный Берлинский университет был основан в 1809 г. по инициативе Вильгельма фон Гумбольдта. В  честь короля Пруссии получил название Университет Фридриха Вильгельма. Здесь работали 29 нобелевских лауреатов, включая М. Планка, А. Эйнштейна, О. Гана, Р. Коха. Здесь учились Г.Гейне, О. Бисмарк, К. Маркс. Пост ректора занимали И. Фихте и В. Гегель.

  

    Вместе с тем, в конце XIX в. в Германии возникают новые научные учреждения. Первым из них стал Имперский физико-технический институт, имевший целью, как проведение научных исследований, так и разработку промышленных технологий. Его создателем был известный промышленник и ученый Вернер фон Сименс, а научным руководителем  - знаменитый Герман фон Гельмгольц. По образцу Физико-технического института в 1911 г. было создано знаменитое Общество кайзера Вильгельма. Официально Общество кайзера Вильгельма было учреждено для поддержки фундаментальных исследований, но наряду с ними при его поддержке проводились работы, представляющие государственный интерес. Накануне первой мировой войны под эгидой Общества был учрежден ряд Институтов кайзера Вильгельма. Институты биологии, химии, экспериментальной медицины и физиологии труда. 


Штаб-квартира Общества кайзера Вильгельма и Института психологии в 1918 – 1945 гг.

   Берлинский Городской дворец — главная резиденция прусских и германских императоров. Дворец был расположен в центре Берлина и с 1918 г. являлся штаб-квартирой Общества кайзера Вильгельма, Института психологии берлинского университета имени Фридриха Вильгельма и Общества взаимопомощи немецкой науки.

  

    Таким образом, в начале XX в. немецкая наука занимала самые передовые рубежи, а Германия превратилась в Мекку для ученых всего мира. Здесь выходило  большинство престижных и важных научных журналов и справочников, создавалась самая совершенная и надежная научная аппаратура. Все исследователи хотели учиться и стажироваться в Германии, публиковать в ней свои труды, развивать контакты с немецкими коллегами. Следует отметить, что созданная в недалеком будущем советская система академических и ведомственных научно-исследовательских институтов также строилась по примеру Общества кайзера Вильгельма.

    Новые научные учреждения способствовали более эффективной разработке новых технологий и получали всемерную поддержку, как государства, так и частных предпринимателей. В свою очередь, высокий научный престиж этих учреждений, их прекрасное материально-техническое обеспечение и возможность работать на острие научной проблематики привлекали в них самых талантливых немецких исследователей. 

    Поражение в первой мировой войне лишь на короткий срок затормозило, но отнюдь не остановило развитие немецкой науки. Более того, оно имело свою оборотную, позитивную сторону. В стране укрепилось мнение, что наука - это все, что осталось у Германии от времен, когда она была мировой державой, и научная мощь должна заменить мощь политическую. В ответ на поразившие страну всеобщее обеднение и политический хаос, люди, одаренные с еще большим энтузиазмом, посвящали себя творчеству или изобретательству, уходили в ту область, которую напрямую не затрагивала инфляция, которая не измерялась в денежных единицах. 

    Но это была только одна из причин необыкновенного подъема творческой мысли Германии, поразительного даже на фоне привычных лидерских позиций немецкой культуры и науки. Другой причиной была совпавшая по времени всеобщая смена парадигм науки и искусства, получившая название модернистской революции. Как и всякая революция, модернизм ломал традиции и открывал дорогу новым течениям. Масштабы произошедших перемен оказались вполне сопоставимыми с переменами эпохи Ньютона. В течение всего нескольких десятилетий, они преобразовали повседневную жизнь человека в большей мере, чем за предшествующие столетия. 

    Увеличивало сходство с эпохой Ньютона то, что двигателем прогресса вновь выступало естествознание, а также, то обстоятельство, что, хотя новая научная революция не могла бы осуществиться без деятельности целой плеяды выдающихся теоретиков физики – М.Планка, В.Лоренца, Н. Бора, тем не менее, главные преобразования связывались с одной гениальной личностью – Альбертом Эйнштейном.

   Сущностью научного переворота стал отказ от абсолютной детерминированности ньютонианской системы мира и понимание принципиальной относительности всех происходящих в мире явлений. Оказалось, что одно и то же явление приобретает совершенно разные характеристики в разных системах отсчета, и объективные законы, выведенные прежней наукой – не более чем частный случай гораздо более общих закономерностей. В этих условиях сам принцип объективности научного исследования стал подвергаться сомнению, поскольку любой познавательный процесс оказался зависим от точки зрения осуществляющего этот процесс субъекта.

   Основы своей теории Эйнштейн изложил еще в начале XX в. Но настоящая известность пришла к нему в 1919 г., когда сделанный им задолго до того расчет искривления траекторий солнечных лучей, проходящих вблизи тела большой массы, был подтвержден многими астрономами, наблюдавшими это искривление вблизи поверхности Луны во время полного солнечного затмения. Этот расчет основывался на предположении об искривлении пространства вблизи тел большой массы и являлся наглядной иллюстрацией принципа всеобщей относительности. Начало 1920-х гг. стало временем утверждения взглядов Эйнштейна в физике и широкого проникновения «духа релятивизма» в другие научные дисциплины, включая психологию. 

   Между тем, в германской психологии начала XX в.  уже имелся весьма яркий пример релятивистского взгляда на природу человеческой личности, предложенного в психоаналитической традиции. (З.Фрейд писал на немецком языке и с полным основанием относил себя к германской науке). Проблемы уникальности жизненных диспозиций субъекта и их трансформации в процессе работы с психоаналитиком стали центральными для последователей этого учения. Сам же психоанализ, родившись в конце XIX в., стал наряду с творчеством Ф.Ницше, импрессионистов и Ван Гога одним из общекультурных предшественников релятивистской революции XX в.


Лейпцигский университет, начало 19 века

   Лейпцигский университет был создан в 1409 г., когда  из-за конфликта с ректором Пражского университета Яном Гусом, тысяча немецких преподавателей и студентов покинули Прагу и перешли в Лейпциг. Помимо основателей экспериментальной психологии  - Г. Фехнера и В. Вундта - в Лейпциге работали физик Т. Герц и В.Гейзенберг, историк Т.Моммзен; учились И.Гете, Г.Лейбниц, Т. Лессинг, Ф.Ницше, А.Н.Радищев.

  

     Тем не менее, на рубеже столетий авторитет Вильгельма Вундта в немецкой экспериментальной психологии оставался еще весьма большим. Правда, сам Вундт, уже более четверти века состоявший профессором Лейпцигского университета, фактически отошел от экспериментальной науки, сосредоточив свое внимание на создании давно задуманного труда по психологии народов. Однако его теоретическая концепция, хотя и встречала все большее число возражений, все же, пользовалась несомненным уважением в профессиональной психологической среде, вызывая к жизни многие исследования в пограничных с экспериментальной психологией специальностях.


Крепелин Эмиль
(1856 ─ 1926)

   С 1885 – профессор Дерптского, с 1891 – Гейдельбергского, а с 1903 – Мюнхенского университетов.

  

     Одной из таких специальностей была психиатрия и клиническая психология, у истоков которых стоял выдающийся немецкий психиатр, ученик Вундта, Эмиль Крепелин. В 1883 г. Крепелин, состоя приват-доцентом Лейпцигского универ­ситета, благодаря Вундту, осознал, что его истинное призвание ─ кли­ническая психиатрия. Вундт определил круг психологических интере­сов Крепелина и основную тематику работ, которые выпол­нялись под его руководством. По предложению Вундта Крепелин на­чал писать свой «Компендиум» по психиатрии ─ первый вариант его всемирно известного «Учебника психиатрии». 

    В теоретическом плане Крепелин остался на классических, ньютонианских позициях, твердо веря в незыблемость причинно-следственных отношений. Более 50 лет он собирал материал, который позволил ему заложить основы систематики психозов и сформулировать свою концепцию. Приоритетное значение в ней придавалось клиническим данным. Подчеркивалась важность максимально объективного, подробного и адекватного описания психических расстройств. Крепелин собрал сотни историй болезней с рассказами пациентов об их переживаниях и ощущениях. По мнению Крепелина, в психиатрии одинаковые причины приводят к одинаковым следствиям: симптомам, течению, исходу и патологическим изменениям. Образцом для Крепелина в этом смысле была классическая физика. Роль случайных факторов в развитии патологии, внешних условий, реактивных особенностей организма, которые способствуют развитию болезни или тормозят ее, влияют на симптоматику, течение и исход интересовала его значительно меньше.

    Несмотря на то, что теоретическая позиция Крепелина в XX в. представляла собой некоторый анахронизм, его классификация душевных расстройств оказала большое влияние на развитие психиатрии и клинической психологии, сохранив свое значение до наших дней. Особенно большой вклад он внес в разграничение шизофрении (раннего слабоумия) и маниакально-депрессивного психоза. По его учебнику психиатрии, выдержавшему множество изданий и переведенному на многие языки, училось не одно поколение психиатров и психологов.


Тюбингенский университет

   Тюбингенский университет основан в 1477 г. знаменитым гуманистом графом Тюбингенским Эбергардом Карлом, чье имя он носит. Основание свободного и независимого университета Эбергард называл своим основным делом и лично составил его устав. Здесь учились и преподавали Ф. Меланхтон, И. Кеплер,   В. Гегель, Ф. Шеллинг, И. Гельдерлин и многие другие.

  

    Учеником и продолжателем идей Крепелина был создатель типологии характеров на основе особенностей телосложения, немецкий психиатр и психолог Эрнст Кречмер. В 1921 г. он опубликовал книгу, принесшую ему всемирную известность — «Строение тела и характер». В ней, на основании обследования 200 больных и множества вычислений соотношения частей тела, Кречмер выделил основные типы строения тела ─ лептосомный, пикнический и атлетический. Эти типы конституций он соотнес с описанными Крепелином психическими заболеваниями — маниакально-депрессивным психозом и шизофренией, установив связь между пикническим типом конституции и склонностью к маниакально-депрессивным психозам, с одной стороны, и  лептосомным типом конституции и склонностью к шизофрении — с другой.


Кречмер Эрнст
(1888 ─1964)

   Профессор Тюбингенского университета, директор неврологических клиник в Марбург и Тюбингене.

  

     Кречмер также предположил, что те особенности характера, которые являются ведущими при душевных заболеваниях, могут быть обнаружены, лишь при меньшей их выраженности, и у здоровых индивидов. Различие между болезнью и здоровьем, по Кречмеру, лишь количественное: любому типу характера свойственны психотический, психопатический и здоровый варианты психического склада. Каждому из основных психических заболеваний соответствует определенная форма психопатии, а также определенный характер здорового человека. В дальнейшем Кречмер выделил три группы характеров, включая циклотимический, на основе пикнического телосложения, шизотимический, на основе астенического телосложения и вязкий, на основе атлетического телосложения, наиболее предрасположенный к эпилептическим заболеваниям.


Ясперс Карл
(1883 ─ 1969)

   С 1909 года - ассистент психиатрической клиники, а с 1921 - профессор философии Гейдельбергского университета

  

    Определенное воздействие Вундта и Крепелина испытал и еще один знаменитый немецкий психолог и философ-экзистенциалист - Карл Ясперс. Его работа «Общая психопатология» была защищена ее автором в качестве докторской диссертации в 1913 г. и тогда же вышла в свет в виде отдельной книги. С тех пор книга неоднократно перерабатывалась и переиздавалась. Но неудовлетворенность состоянием психологической теории вызвала дрейф Ясперса, как исследователя, в область философских обобщений. 


Брентано Франц
(1838─1917)

  С 1866 г. был приват-доцентом, затем профессором Вюрцбургскогоуниверситета, с 1874 г. преподавал в Венском университете.

  

    Его первая работа, в которой затрагивались философские вопросы  «Психология мировоззрения» вышла в 1919 г. Она была посвящена типологии психологических установок, которые были призваны стать методологическим основанием психологии. Философский аргумент, на который опирался Ясперс в этой работе, состоял в том, что главным фактором психологической жизни, выступает противопоставление субъекта и объекта. В мировоззрении человека выражается отношение между его внутренними переживаниями и объективными феноменами. Формирование мировоззрения содержит в себе элементы патологии, включая защитные реакции, стратегии подавления и вытеснения. При этом мировоззрение концентрируется вокруг ложных очевидностей или идеальных форм рациональности, в которых человеческий разум ищет спасения от пугающего разнообразия возможностей человеческого существования. Мировоззрение, таким образом, часто принимает форму «упаковки», в которой существование человека (экзистенция) закрепляет себя в борьбе против опыта, который нарушает ее защитные ограничения. Задача психологического исследования, с точки зрения Ясперса, состоит в том, чтобы вывести человека за пределы противоречий, которыми он окружает себя.


Штумпф Карл
(1848 ─ 1936)

   Профессор Вюрцбургского университета в 1873─1878 гг., затем - профессор в университетах Галле и Мюнхена, в 1894─1922 гг. - директор Института психологии Берлинского университета.

  

     Несмотря на необыкновенную популярность в XIX столетии, в начале XX в. психология Вундта стремительно теряла своих сторонников.  Ее место в умах нового поколения немецких исследователей занимали идеи обладавшего редким даром убедительности профессора Франца Брентано. Именно этому человеку, бывшему в молодости католическим священником, но оставившем религиозное поприще из-за несогласия с догматом о непогрешимости Папы Римского, предстояло стать предтечей новых тенденций в психологии и философии. Будучи идейным последователем Аристотеля и Фомы Аквинского Брентано предложил новую программу разработки психологии как самостоятельной науки, противопоставив ее господствовавшей в то время программе Вундта. Главным недостатком концепции Вундта он считал игнорирование активности сознания и его постоянной направленности на объект. Для обозначения этого непременного признака сознания Брентано предложил термин «интенция». Она изначально присуща каждому психическому явлению и именно благодаря этому позволяет отграничить психические явления от физических. Брентано проводил различие между физическим и психическим, утверждая, что психическое характеризуется фактом включения внешних объектов внутрь себя. Объекты оказывались включенными в умственный процесс и только так должны были рассматриваться. Сам же акт мышления оказывался намеренно направленным на тот или иной объект. При этом физические объекты оказывались не связанными актом мышления.


Кюльпе Освальд
(1862 ─ 1915)

   С 1886 г. - ассистент Вундта, с 1894 г. – профессор Вюрцбургского, с 1909 г. – Боннского, а с 1913 г.─ профессор Мюнхенского унивеситетов.

 

    Исходя из этих представлений Брентано решительно отвергал принятую в лабораториях экспериментальной психологии процедуру анализа. Он считал, что она извращает реальные психические процессы и феномены, которые следует изучать путем тщательного внутреннего наблюдения за их естественным течением. 

   У Брентано учились и под прямым воздействием его идей находились многие выдающиеся психологи, литераторы и общественные деятели. Среди них стоит упомянуть занявшего впоследствии самую престижную в Германии кафедру психологии Берлинского университета Карла Штумпфа, введшего в употребление психологический термин «гештальт» Христиана фон Эренфельса, а также первого президента Чехословацкой республики профессора Томаша Масарика (1850 ─1937) и знаменитого писателя Франца Кафку (1883 ─ 1924). В юности лекции Брентано с большим интересом посещал и З.Фрейд.

   Штумпф считал предметом психологии исследование психологических функций или актов (восприятия, понимания, хотения), отличая их от феноменов (сенсорных или представляемых в виде форм, ценностей, понятий и им подобных содержаний сознания). Изучение феноменов Штумпф относил к особой предметной области – феноменологии, связывая ее с философией, а не с психологией. Собственным предметом психологии Штумпф считал функции (акты). Так, исследованию подлежит не цвет объекта (который представляет собой, согласно Штумпфу, феномен, а не функцию сознания), а акт (действие) субъекта, благодаря которому человек осознает этот цвет в его отличии от других. 


фон Эренфельс Христиан
(1859 ─ 1932)

   С 1896 г. был ординарным профессором Немецкого университета в Праге.

  

     В начале XX в. внимание психологической общественности в Германии и за ее пределами оказалось прикованным к небольшому городку Вюрцбургу, благодаря блестящей группе исследователей, которую сплотил в местном университете Освальд Кюльпе. Несмотря на опыт многолетней работы с Вундтом, Кюльпе со своими последователями Карлом Марбе, Нарциссом Ахом, Отто Зельцем, Карлом Бюлером вышел за пределы экспериментальной модели Вундта, ограничивающей опыт двумя переменными: раздражителем, воздействующим на испытуемого, и его ответной реакцией. К этим переменным представители Вюрцбургской школы добавили  третью: состояние, в котором находится испытуемый перед восприятием раздражителя. Вюрцбургская школа ввела в психологический лексикон целый ряд новых понятий − установку (мотивационную переменную), возникающую при принятии задачи; задачу (цель), от которой исходят детерминирующие тенденции; процесс как смену поисковых операций, иногда приобретающих аффективную напряженность; несенсорные компоненты в составе сознания (умственные, а не чувственные образы), вплотную приблизившись к созданию собственной теоретической концепции.


Вюрцбургский университет

(старое здание)

   Вюрцбургский университет, один из старейших в Германии, был основан в 1402 г., но вскоре закрыт и возобновлен через 180 лет. На рубеже XX в. здесь работали лауреаты Нобелевской премии физики В. Рентген и М. Лауэ, а в знаменитой университетской клинике - выдающийся акушер и гинеколог М. Зенгер.

    

    Однако, этого не произошло. В 1909 г., не завершив формирования теории, Кюльпе перешел в Боннский университет, и созданная им школа распалась. Стечение обстоятельств и присущий вюрцбургским психологам трудный для восприятия стиль изложения ограничили влияние этой школы. Тем не менее, ее заслуга в утверждении специфичности психологических особенностей мышления, их несводимости к ассоциации представлений не вызывает сомнения.

    Еще один ученик Брентано - Христиан фон Эренфельс доказал, что существуют определенные ощущения, которые добавляют к нашему восприятию отдельных частей объекта нечто принципиально новое. Так, обстоит дело при восприятии мелодии. Подобное целостное впечатление он назвал «гештальт-качеством», имея в виду, что музыкальная мелодия воспринимается как одна и та же, будучи даже перенесенной в другую тональность. Это означает, что впечатление от мелодии не связано с особенностями, качествами отдельных звуков. Впечатление от всей мелодии возникает как нечто принципиально новое, дополнительное к тем свойствам, которыми обладают отдельные звуки, оно является результатом взаимоотношений между ними. По мнению Эренфельса, такое общее впечатление возникает не только в отношении звука, но и в сфере всех остальных модальностей. Гештальт-качества выступают как дополнения к нашему восприятию отдельных свойств объекта. Предложенная им идея гештальта легла в основу нового направления в психологии, получившего название гештальтпсихологии.


 

Вертгеймер Макс
(1880 ─ 1943)

   Учился в Пражском университете у Эренфельса. В 1904 г. защитил докторскую диссертацию в Вюрцбурге у О.Кюльпе. Во время первой мировой войны разрабатывал гидроакустические приборы для немецких подводных лодок. В 1916─1929 гг. сотрудник Института психологии в Берлине. С 1929 г. профессор университета Франкфурт-на-Майне. В 1933 г. эмигрировал в США.

  

    В первой трети XX в. большинство психологов разделилось среди многочисленных школ и направлений, каждое из которых по-своему понимало предмет и методы психологической науки. В своем большинстве школы преувеличивали роль того или иного частного аспекта развития психики, что не только затрудняло их взаимопонимание, но, в конечном итоге, неизбежно приводило к самоизоляции. В результате, в то время как, некоторые из школ психологии, например, структурная школа или функционализм, достигнув кратковременного расцвета, вскоре стремительно теряли число своих сторонников; другие направления, например, психоанализ, превращались в подобие религиозного культа. Весьма примечательно, что именно в эти годы появляется новое направление, чьим кредо становится общность законов внешнего, физического и внутреннего, психического миров. Этим направлением становится гештальтпсихология, до сих пор оставляющая впечатление некоторой неразгаданности и незавершенности. 


 

Коффка Курт
(1886 ─ 1941)

   С 1911 г. приват-доцент, а с 1918г.─ профессор Гессенского университета. С 1927 г. работал в США.

  

     Время наибольшего расцвета гештальтпсихологии  ─ 1920-е гг.─ эпоха бурного прогресса психологической науки, плодотворное для многих ее отраслей и направлений. Но уже в этот период гештальтпсихология привлекает к себе внимание строгой обоснованностью своих положений, повторяемостью результатов и их независимостью от субъективного фактора, что выгодно отличает эту школу от интроспективной психологии и психоанализа. В то же время гештальтпсихология не замыкалась, подобно бихевиоризму, в поисках корреляционных связей между стимулом и реакцией, отстаивая специфику и приоритетность психологических законов.

    Начало этому направлению было положено еще перед первой мировой войной, когда трое исследователей – Макс Вертгеймер, Курт Коффка и Вольфганг Келер предприняли попытку опровергнуть теоретическую концепцию Вундта на основе изучения особого рода зрительных иллюзий, названных ими фи-феноменом. Сущность этого феномена заключалась в том, что при определенном времени свечения двух попеременно включающихся источников света (около 60 миллисекунд), возникало впечатление маятникообразного движения света от одного источника к другому. Вертгеймер и его коллеги были убеждены, что обнаруженная иллюзия не поддается объяснению с точки зрения теории Вундта. Ведь согласно их интерпретации концепции Вундта, наблюдатель не мог видеть ничего кроме двух исходных элементов – источников света, с какой бы частотой они не включались.


 

Келер Вольфганг
(1887 ─ 1967)

   Учился в Берлинском, Боннском и Геттингенском университетах у К.Штумпфа и физика М. Планка. В 1914─1918 гг. изучал интеллект приматов на острове Тенерифе и, возможно, выполнял разведывательные функции в интересах Германии.
 Установил один из важнейших законов гештальтпсихологии – закон инсайта. Согласно этому закону принятие решения в нестандартной ситуации осуществляется в три этапа: 1) в начале следует попытка решить задачу известными способами (на основе прежнего гештальта); 2) затем осознается несостоятельность этих попыток и, как следствие, деятельность блокируется. Смысл этого этапа был в разрушении прежнего гештальта, «расчистки строительной площадки». 3) Наконец, наступает инсайт – внезапное озарение благодаря возникшему новому восприятию ситуации или новому гештальту. 
В 1922–1935 гг. Келер был профессором Берлинского университетаи и директором Института психологии Берлинского университета. С 1935 г. работал в США.

  

     Возможно, в данном отношении молодые исследователи, самому старшему из которых недавно исполнилось 30 лет, были слишком увлечены открывающейся перед ними перспективой новой теории. Во-первых, сама иллюзия возникающего движения уже давно была использована братьями Люмьер при создании кинематографа. К тому же, один из «законов психической жизни» Вундта гласил, что в разной системе связей элементы приобретают различные характеристики. В принципе, это позволяло истолковать фи-феномен, как приобретение исходными элементами новых свойств кажущегося движения, благодаря соединению их особыми связями (попеременное включение с определенным периодом). 

     Однако, как показало время, истинное значение проведенного эксперимента состояло не в ниспровержении Вундта, а в утверждении новой, системной по своей сущности, концепции психологии. Ожесточенная полемика гештальтпсихологов со сторонниками взглядов Вундта (она продолжалась долгое время) лишь подчеркивала родственность их исходных позиций. Причина непримиримости участников полемики скрывалась в общем системном основании обеих школ. При том, однако, что позиция Вундта концентрировала внимание на различиях между элементами сознания, а позиция гештальтпсихологии, напротив, была сосредоточена на идее гештальта, упорядочивающего сенсорный состав сознания.

    Логика гештальтпсихологии заключалась в следующем: считая, что познание представляет отражение одними объектами существенных связей между другими объектами, необходимо признать затруднительное положение, в котором оказывается психология, построенная на самонаблюдении ─ поскольку ни один природный объект, включая и психику, не может непосредственно отражать самое себя. Поэтому достижения умозрительной и интроспективной психологии ниже достижений естественных наук. Для познания внутренних закономерностей психической жизни необходимо рассматривать их как модели процессов, происходящих в независимо существующем внешнем мире. В этой связи эксперимент должен показать адекватность моделей отражаемой реальности.

   Такая точка зрения ставила Вертгеймера и его коллег перед необходимостью поиска наиболее общих принципов организации объективного мира, являющихся одновременно и психологическими законами. Наиболее важным при этом становится закон образования целостной структуры – гештальта, как в психических процессах восприятия или мышления, так и в физическом мире.

   Характерно, что одной из первых работ Келера является монография «Физические гештальты в покое и стационарном состоянии». Нередко, упоминая эту работу Келера, авторы психологических обзоров усматривают в ней лишь подтверждение «физикалистского редукционизма гештальтпсихологов», упуская из виду, что без доказательства действенности принципа гештальта в физическом мире вся гештальтпсихология вырождалась бы в глазах ее создателей в бездоказательную схему. Обращение к миру физических явлений с их позиции не только закономерно, но и необходимо, ведь только установив принципы организации физического мира можно приблизиться к пониманию сущности  психических процессов.


Боннский университет в 1921 г.

   В Боннский университет один из крупнейших университетов в Германии. Основан в 1777 г. В XIX в. уступал по своему значению только Берлинскому университету. С ним связаны имена Б. Нибура, А. Шлегеля, Г. Гельмгольца, К. Маркса.

  

Одним из самых плодотворных исследователей, чьи идеи непосредственно вытекали из психологии гештальта и продолжали ее, был Курт Левин. Для него казалось более важным не прямое заимствование у точных наук приемов и способов описания действительности, а восприятие их стиля мышления.

   Модифицируя мысль О. Конта о стадиях развития науки, Левин выделял в качестве первой стадии «спекулятивную» науку, основывающую свое знание о мире на нескольких универсальных догматах. Затем, считал Левин, наступает описательная стадия, задачей которой является регистрация фактов или элементов научного знания. Последняя стадия – конструктивная. На этой стадии наука раскрывает фундаментальные законы, не только объясняющие мир, но и позволяющие прогнозировать частные и единичные явления.

   Ключевым понятием теории Левина стало фундаментальное физическое понятие о динамическом поле, каждый элемент которого находится во взаимосвязи с другими элементами и характеризуется определенной напряженностью. Причем поле, пребывающее в стационарном состоянии, характеризуется балансом напряженностей составляющих его элементов, и нарушение этого баланса приводит в действие механизмы восстановления баланса.

   Вклад Левина в развитие собственно психологической проблематики сосредоточился, в основном, в области изучения мотивационных процессов, на которые он распространяет понятие динамического поля. Согласно его теории в основе любой человеческой активности лежат потребности, которые могут быть как биологического, так и социального происхождения, образуясь в актуальной ситуации благодаря интересам, целям и намерениям личности. Последний класс потребностей Левин назвал квазипотребностями. Потребности и квазипотребности создают особое психологическое поле, с присущей ему напряженностью. Удовлетворение потребности представляет собой разрядку напряженности. Любые предметы, оказавшиеся в психологическом поле, нарушают баланс напряженностей и либо притягивают к себе (положительная валентность), либо отталкивают (отрицательная валентность).

   Исходя из этих базовых представлений, Левин развил стройную психологическую концепцию, позволившую ему и его ученикам (Ф. Хоппе, Т. Дембо, Б. Зейгарник) оригинальным образом сформулировать и решить целый ряд важных психологических задач, включая проблемы волевого и полевого поведения, запоминания завершенного и незавершенного действия и т.п.

   Тем не менее, завершить создание целостной психологической теории гештальтпсихология не сумела. Но, несмотря на это и уже отмеченный недостаток внимания к анализу элементов образуемой системы и связей между этими элементами, гештальтпсихологи оказались одними из первых, кто теоретически и экспериментально доказал универсально-системный характер природных закономерностей. Не случайно их исследования во многом определили взгляды основателей нового системного направления в науке от Л. фон Берталанфи до Н. Винера.


Левин Курт

(1890 ─ 1947)

 

   Учился в Фрайбургском, Мюнхенском и Берлинском, университетах. Служил в германской армии в годы первой мировой войны, был ранен и награжден Железным крестом. С 1920 г. преподавал в Берлинском университете. С 1926 по 1933гг. был профессором этого университета. В Берлинский период жизни Левин разрабатывает основные положения теории поля. Под его руководством проводится ряд классических экспериментальных исследований по изучению эффекта незавершенного действия (Б.В Зейгарник), уровня притязаний и др.
С 1933 г. работал в США.

  

     Сама гештальтпсихология разделила судьбу большинства других школ психологии, вступив с середины 1930-х гг. в фазу своего постепенного угасания. Не будучи отвергнутой как несостоятельное научное направление, она стала жертвой социальных катаклизмов XX в. Прагматичная культура американских университетов, на которую в этот период Вертгеймер, Коффка и Келер были вынуждены сменить привычную среду классического немецкого университета, оказалась недостаточно восприимчивой к весьма сложным теоретическим конструкциям этих исследователей. Более того, непривычная терминология гештальтистов, использование ими понятий типа «психологического поля», нередко вызывало недоверие позитивистски настроенных американских ученых, порождая подозрение в спекуляциях на модной физической терминологии. Примером этому может служить резкая критика использования понятия "поле" вне физической науки, данная «отцом» американской атомной бомбы, знаменитым физиком  Робертом Оппенгеймером. Об этом случае рассказывает в своей «Истории психологии» М.Г. Ярошевский. Он замечает, что когда, выступая на собрании Американской психологической ассоциации, Оппенгеймер сказал, что науке известна физическая теория поля, но с термином «психологическое поле» он никакой идеи соединить не может, в зале раздались смех и аплодисменты. 

     Все эти обстоятельства не позволили гештальтпсихологам завершить построение целостной психологической системы, хотя предпосылок для этого у них, возможно, было больше чем у представителей любой другой школы психологии. В итоге, в 1940-х гг., вскоре после завершения научной деятельности признанных лидеров гештальтизма ─ Вертгеймера, Коффки, Левина ─ продуктивная работа созданной ими школы замирает.

    Блестящая эпоха немецкой психологии первой трети XX столетия дала еще целый ряд знаменитых школ и имен, включая Геттингенскую и вторую Лейпцигскую школы психологии, творчество выдающегося детского психолога Вильгельма Штерна, предложившего популярный индекс IQ, и многих других. Рядом с ними стояли имена десятков менее известных университетских профессоров и преподавателей, врачей психиатрических клиник и сотрудников психологических лабораторий. А чуть дальше ─ сотни безвестных студентов и выпускников  психологических кафедр, составлявших вместе со своими знаменитыми соотечественниками уникальную культурную среду «серебряного века» германской психологии.

    По своему значению эта эпоха была сопоставима с «золотым веком» становления экспериментальной психологии в Германии во времена Г. Фехнера, В.Вундта, Г.Гельмгольца и Г. Эббингауза. Благодаря своим реальным достижениям, а также в связи с обострившимся интересом общества к ее возможностям, в этот период психология оказалась в центре всеобщего внимания.  Впервые многие ее направления стали действующими технологиями, постепенно входящими в повседневную жизнь.

    Вместе с тем, серебряный век немецкой психологии оказался весьма непродолжительным. Ни одна из школ или возникших в этот период теоретических концепций надолго не пережили своих создателей. Кроме того, большинство исследователей работало только в одном, наиболее характерном для нее русле. Отстаивая приоритетность своих взглядов, они неизбежно двигались в расходящихся направлениях, все более теряя друг друга из вида. И все же, по глубине и богатству психологической мысли эпоха Фрейда, Кречмера, Келера и Левина осталась на высоте, во многом недосягаемой для последующих поколений. 

 

THE SILVER AGE

OF GERMAN PSYCHOLOGY

Ryzhov B.N., MCPU, Moscow


The article is devoted to historical era of development of German psychology in the beginning of the 20th century.

Key words: Europe universities, German science, foundation of German psychology, branches and schools of psychology.

 

 



 


Другие публикации:

  • Рыжов Б.Н. ЕСТЕСТВЕННОНАУЧНЫЕ И ФИЛОСОФСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ РАЗВИТИЯ СИСТЕМНОЙ ...
  • ПРЕЗЕНТАЦИЯ ТОМА 4, КНИГИ 2 ЭНЦИКЛОПЕДИИ ИСТОРИИ ПСИХОЛОГИИ
  • Сакович С.М. ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ ВЫСШЕГО СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО ОБРА ...
  • Содержание номера 2, 2010 г.
  • Презентация тома 4, кн.1 Энциклопедии Истории психологии
  •