PDF-версия
Б.Н. Рыжов - Системная психология
Содержание №21 2017

Психологические исследования

Романова Е. С., Абушкин Б. М. Aктивная жизненная позиция школьников как ведущий фактор личностного самоутверждения
Рыжов Б. Н., Машкова Л. А., Столярова Г. И. Динамика мотивационных показателей в старшей школе
Валявко С. М., Жокина П. А. Самооценка детей старшего дошкольного возраста с билингвизмом
Борисова В. А. Влияние развития творческого воображения на эмоциональную сферу младших школьников
Баранов Е. Г. Динамика формирования ценностно-смысловой сферы личности будущего офицера
Немов Р. С., Яценко И. И. Мотивация обучения взрослых людей русскому языку как иностранному

История психологии и психология истории

Иванов Д. В., Галюк Н. А. Психологическая мысль в России в XVII веке: к истокам основных идей о потенциальных возможностях человека, его борьбе и труде (Продолжение, начало в № 4 (20) 2016)

Мнения

Консон Г. Р. О психологии трагического в искусстве (на примере героев опер и ораторий Г. Ф. Генделя)

Информация

Сведения об авторах журнала «Системная психология и социология», 2017, № 2 (22)
Правила для авторов
Наши партнеры

WWW.SYSTEMPSYCHOLOGY.RU

 

Б. Н. Рыжов, Л. А. Машкова, Г. И. Столярова, ДИНАМИКА МОТИВАЦИОННЫХ ПОКАЗАТЕЛЕЙ В СТАРШЕЙ ШКОЛЕ

Журнал » 2017 №22 : Б. Н. Рыжов, Л. А. Машкова, Г. И. Столярова, ДИНАМИКА МОТИВАЦИОННЫХ ПОКАЗАТЕЛЕЙ В СТАРШЕЙ ШКОЛЕ
    Просмотров: 82

ДИНАМИКА МОТИВАЦИОННЫХ ПОКАЗАТЕЛЕЙ В СТАРШЕЙ ШКОЛЕ  

  

 

Б. Н. Рыжов, 

МГПУ, Москва, 

Л. А. Машкова, 

МГУ имени М. В. Ломоносова, Москва,  

Г. И. Столярова, 

лицей № 1533, Москва 

  

Статья посвящена лонгитюдному исследованию мотивации старших подростков в начальном и завершающем периодах обучения в старшей школе. В исследовании, выполненном с использованием теста системного профиля мотивации (СПМ), показано существование на завершающем этапе обучения в школе тренда мотивационных показателей в сторону антропоцентрической мотивации с доминированием познавательной мотивации, а также мотивации защиты своего «Я» и самосохранения. Эти тенденции наблюдаются на фоне депрессии социоцентрических видов мотивации — альтруизма, нравственности и самореализации. 

Ключевые слова: системная психология; системный профиль мотивации; системная периодизация развития; старший подростковый возраст; ранняя юность; антропоцентрическая мотивация; социоцентрическая мотивация; самореализация; нравственность; познавательная мотивация; защита «Я»; самосохранение. 

 

Введение 

 

Развитие мотивационной сферы в подростковом и юношеском возрасте традиционно привлекает внимание специалистов в области возрастной и педагогической психологии. В ставших в настоящее время классическими трудах Л. С. Выготского [1] и Л. И. Божович [2] переход от старшего подросткового возраста к юности связывается с редукцией многих прежних интересов и утверждением новой мотивационной структуры, которая теперь все больше отражает формирующееся мировоззрение подростка. В сравнительно короткий период времени соотношение мотивов приобретает иерархический характер, становясь ядром личности молодого человека.  

Существует обширная литература, посвященная описанию мотивационной сферы раннего юношеского возраста и ведущим мотивационным тенденциям этого периода [3; 5; 6].  Тем не менее ряд причин заставляют вновь и вновь возвращаться к этой, казалось бы, весьма обстоятельно изученной теме. Прежде всего это связано с несовершенством теорий мотивации, на которых строилась большая часть проведенных исследований. Значительная их часть — лишь умозрительные концепции, не имеющие строго научного обоснования. Неизбежным следствием такого обстоятельства является чрезмерное разнообразие используемого методического аппарата, затрудняющего сопоставление данных, полученных разными исследователями.  

Немаловажное значение имеет и то, что формирование мотивационной сферы при переходе от подросткового возраста к юности подчиняется не только возрастному фактору, но несет отпечаток множества внешних обстоятельств, прежде всего исторических, создающих во многом уникальную ситуацию развития каждого нового поколения.  

Исходя из вышеизложенного, целью настоящей работы явилось лонгитюдное исследование системного профиля мотивации московских старшеклассников. 

 

Методика 

 

Лонгитюдное исследование динамики мотивационной сферы в старшей школе было проведено в период 20112014 годах на базе лицея информационных технологий № 1533 г. Москвы1. Исследование включало два среза, в ходе каждого из которых по единой схеме проводилась оценка мотивационного профиля обследуемых. В первом обследовании (2011 г.)  приняло участие 123 подростка  учащихся 8-х классов лицея, в том числе 49 девушек и 74 юноши.  Во втором обследовании (2014 г.) принимали участие те же учащиеся, достигшие 11-го класса (к этому времени группа обследуемых сократилась до 106 человек). В качестве тестового инструмента использовался тест системного профиля мотивации (СПМ) [8: с. 4143], основанный на поэтапном ранжировании обследуемым 32 ценностей, соотнесенных с выделяемыми системной психологией восемью видами мотивации. По результатам тестирования в ходе первого и второго обследования строились индивидуальные профили мотивации для каждого подростка. 

 

Результаты исследования 

 

На рисунке 1 приведены усредненные по всей группе обследуемых профили мотивации подростков, полученные в ходе первого и второго обследований. Как видно из этого рисунка, в выпускном классе имел место тренд показателей в сторону антропоцентрической мотивации при этом профили мотивации в первом и втором срезах лонгитюдного исследования сохраняли большую степень подобия. Основная тенденция изменения мотивационных показателей школьников в период их обучения в старших классах заключалась в относительном возрастании индексов познавательной мотивации, а также мотивации защиты своего «Я» и самосохранения, происходящем на фоне снижения социоцентрических, как принято считать, «высших» видов мотивации  альтруизма, нравственности и самореализации. 

 

 

 

Рис. 1. Динамика общегрупповых значений мотивационого профиля 

 в лонгитюдном исследовании 

 

Обозначения: 

 сплошная линия  11 класс, 

 пунктирная линия  8 класс, 

 тонкая прерывистая линия  психологическая нейтраль  среднее значение индексов мотивации. 

 

При этом для большинства показателей (исключая мотивацию самореализации) различия данных, полученных в 8 и 11 классах, оказались статистически значимыми (t-критерий, p < 0, 01).  

Различия показателей, обусловленные половой принадлежностью обследуемых, проявили себя в относительно большей выраженности антропоцентрической мотивации у юношей (см. рис. 2) при одновременно большей выраженности мотивации сохранения у девушек. Среди частных тенденций следует отметить корреспондирующую динамику мотивационных показателей у юношей и девушек по таким полярным шкалам, как «познание»  «альтруизм» и «витальность»  «нравственность». Так, например, отражением более высоких индексов познавательной мотивации у юношей были столь же более высокие индексы мотивации альтруизма у девушек, а большая выраженность витальной мотивации у юношей находила свое отражение в большей выраженности нравственной мотивации у девушек. Однако во всех случаях половые различия мотивационных показателей лишь указывали на тенденцию, не достигая статистически значимого уровня.  

 

 

Рис. 2. Усредненные значения мотивационного профиля девушек и юношей на завершающем этапе обследования 

Обозначения: 

  сплошная линия  девушки, 11 класс, 

 пунктирная линия  юноши, 11 класс, 

 тонкая прерывистая линия  психологическая нейтраль  среднее значение индексов мотивации. 

 

На первый взгляд, полученные данные находятся в противоречии с представлением о быстро идущей социализации человека в эпоху отрочества и ранней юности, которая в корне ломает прежние стереотипы. Однако анализ ситуации развития современного школьника дает объяснение обнаруженным мотивационным тенденциям. С позиции системной психологии главным содержанием рассматриваемого возрастного этапа, его психологической доминантой являются становление и развитие личности подростка [7: с. 171172]. Именно с этим связано значимое возрастание в выпускном классе индекса познавательной мотивации, понимаемой как тенденция увеличения элементов системы личности. Согласно системной периодизации развития, эпоха юности охватывает период от 13 до 24 лет [7: с. 180182].  Таким образом, возраст учащихся выпускных классов, в среднем составляющий 17 лет, вплотную приближается к медианному времени эпохи, т. е. к тому моменту, когда ее мотивационные особенности выражены наиболее ярко. Объективным проявлением этих особенностей становится переход индекса познавательной мотивации через психологическую нейтраль и приобретение ею статуса доминирующего вида мотивации (см. рис. 1). 

Другим доминирующим видом является репродуктивная мотивация, чья роль в мотивационном профиле человека непрерывно возрастает в эпоху юности, достигая пиковых значений в последующую эпоху молодости (2536 лет). Относительная отдаленность этой эпохи обусловливает сглаженную тенденцию к росту репродуктивной мотивации. При этом у девушек пик репродуктивной мотивации наступает раньше, чем у юношей, с чем связаны отмеченные половые различия этого вида мотивации.  

Выраженные в юношеском возрасте потребности в самоуважении, а также в независимости и свободе становятся главными факторами, определяющими возрастание мотивации самосохранения и мотивации защиты «Я», представляющей с позиции системной психологии тенденцию к сохранению информационной структуры личности. 

Если динамика видов мотивации, имеющих тенденцию к возрастанию, главным образом обусловлена возрастной ситуацией развития подростка, негативная динамика других видов мотивации в значительно большей мере отражает своеобразие исторической эпохи и морали современного общества. Наиболее ярко эта ситуация обнаруживает себя в динамике нравственной мотивации, представляющей с позиций системной психологии тенденцию к сохранению информационной структуры общества. Депрессивный уровень нравственной мотивации характерен для большинства возрастных групп практически в течение всего постсоветского периода развития российского общества. В этих условиях уже упомянутое свойственное юности стремление к свободе и независимости закономерно приводит многих представителей молодого поколения к дистанцированию от общественных институтов, демонстративному индивидуализму и отстраненному отношению к общественным ценностям. 

Схожая ситуация наблюдается и в отношении мотивации альтруизма. На смену свойственной подростку потребности групповой принадлежности, обусловившей высокие индексы мотивации альтруизма в 8 классе, к моменту окончания школы приходят новые реалии. Молодой человек, планирующий поступление в престижный вуз, что было характерным для абсолютного большинства обследуемых — выпускников престижного московского лицея, часто оказывается перед необходимостью резко ограничить общение со сверстниками. Особенно это касается непосредственного, сопряженного с яркими эмоциональными переживаниями живого общения, альтернативой которому все чаще становится коммуникация в социальных сетях. В итоге ограничение общения и связанное с этим ослабление эмоциональных контактов со сверстниками обусловливает уменьшение индексов альтруизма в мотивационном профиле старшеклассника. 

Наконец, еще одним видом мотивации с негативной динамикой становится мотивация самореализации. В целом, как указывал еще А. Маслоу [4], депрессивный уровень этого вида мотивации является нормой для большинства. Тем не менее, учитывая, что одной из важнейших задач лицейского образования является всемерное развитие творческого потенциала подростка, индексы мотивации самореализации лицеистов в 8 классе находились на достаточно высоком уровне. Однако на завершающем этапе школьного обучения расстановка учебных приоритетов существенно изменяется. Перед выпускником теперь не стоит прежняя задача максимального раскрытия своих возможностей и занятия достойного места в группе благодаря успешному выполнению различных творческих проектов и заданий. Вместо этого перед ним встает «взрослая» цель накопления знаний и интенсивной подготовки для поступления в вуз. Смена ценностных приоритетов, в ходе которой интересы саморазвития уступают место более прагматическим ценностям, приводит к депрессии индекса мотивации самореализации. 

 

Заключение 

 

Таким образом, проведенное исследование позволяет внести ряд современных уточнений к базовым представлениям об особенностях мотивационной сферы периода ранней юности, вытекающим из традиций отечественной школы возрастной психологии. Прежде всего это относится к отсутствию выраженных различий контура профиля мотивации на начальном и завершающем этапах обучения в старшей школе. Как показало исследование, наиболее заметной мотивационной тенденцией этого периода стал тренд показателей в сторону антропоцентрических видов мотивации. Его проявлением, при незначительном росте индексов репродуктивной мотивации, становится сдвиг приоритетов в сторону познавательной мотивации, а также мотивации самосохранения и защиты своего «Я». Одновременно имеет место тенденция к депрессии социоцентрических видов мотивации  альтруизма, нравственности и самореализации. 

 

Литература 

 

  1. Выготский Л. С. Собрание сочинений в 6 т. Т. 4 / под ред. Д. Б. Эльконина. М.: Педагогика, 1984. 432 с. 
  2. Божович Л. И. Личность и ее формирование в детском возрасте. М.: Просвещение, 1968. 464 с. 
  3. Кон И. С. Психология ранней юности. М.: Просвещение, 1989. 252 с. 
  4. Маслоу А. Дальние пределы человеческой психики / пер. с англ. А. М. Татлыбаевой; науч. ред., вступ. статья и коммент. Н. Н. Акулиной. СПб.: Евразия,1999. 432 с. 
  5. Обухова Л. Ф. Возрастная психология. М.: Педагогическое общество России, 2000. 448 с. 
  6. Психология человека от рождения до смерти / под ред. А. А. РеанаСПб.: Прайм-Еврознак, 2007. 651 с. 
  7. Рыжов Б. Н. Системная психология. 2-е изд. М.: Т8 Издательские технологии, 2017. 356 с. 
  8. Рыжов Б. Н. Системные основания психологии // Системная психология и социология. 2010. № 1. C. 643. 

DYNAMICS OF MOTIVATIONAL INDICATORS IN HIGH SCHOOL2 

 

B. N. Ryzhov, 

MCU, Moscow, 

L. A. Mashkova, 

MSU, Moscow, 

G. I. Stolyarova, 

lyceum № 1533, Moscow 

 

The article is devoted to a longitudinal study of senior adolescents’ motivation in the initial and final periods of their study in high school. Being based on the system profile motivation test (SPM) the study has shown the existence of a motivational indicators trend in high school students expressed in an anthropocentric motivation at the final stage of their schooling with the domination of cognitive motivation and the motivation of protection of «Self» and «Self-preservation». These trends are observed against the background of the reduction in the sociocentric types of motivation — an altruism, morality and self-realization. 

Keywords: system psychology; system motivation profile; system periodization of the development; senior adolescence; early youth; anthropocentric motivation; sociocentric motivation; self-actualization; moral reasoning; cognitive motivation; protection of «Self»; self-preservation. 

 

Introduction 

 

The evolution of motivational sphere in adolescence and youth age has traditionally attracted the attention of experts in the field of developmental and educational psychology. In the classical, time-proved works by L. S. Vygotsky [1] and L. I. Bozhovich [2] the transition from senior adolescence to youth is connected with the reduction of many earlier interests and the formation of the new motivation structure which from that moment on starts to reflect the adolescent’s world outlook to an increasingly greater degree. Over a comparatively short period of time the correlation of motives acquires a hierarchical character forming the core of a young person’s personality. 

There exists copious literature devoted to the description of motivational sphere of early adolescence and major motivational tendencies of this period [3; 5; 6]. Nevertheless, for a number of reasons we recur  over and over again — to the issue which appears to have been quite thoroughly studied. This is primarily concerned with the imperfection of motivation theories on which the major part of the conducted research is basedA considerable amount of these theories present highly speculative conceptions that do not provide a strict scientific basis; the inevitable consequence of this is the excessive diversity of methodological toolbox impeding the collation of data obtained by different researchers. 

No less important is the fact that the formation of motivational sphere during the transition from senior adolescence to youth is subject not only to the age factor, but also bears traces of a number of extraneous circumstances, predominantly historical ones, creating for the most part a unique situation of development for every new generation. 

With this in view, the aim of the present work has become a longitudinal study of the system motivation profile of Moscow high school students carried out over the period of 2011–2014. 

 

Research Methodology 

 

The longitudinal study of the dynamics of motivation sphere in high school was carried out over the period of 2011–2014 on the basis of Moscow Lyceum of Informational Technologies № 15333. The research included two stages, and in each of them the motivation profile of the surveyed students was evaluated according to a unified pattern. 123 adolescents, all of them eighth formers, 49 girls and 74 boys, were surveyed during the first stage (2011). In the second survey (2014) the same students who had reached the eleventh form took part (by that time the surveyed group had diminished to 106 persons). As a toolkit we used the test of system profile motivation (SPM) [8: p. 41–43] based on staged, step-by-step ranging, by a surveyed person, of 32 values which are correlated with 8 types of motivation singled out in the systems psychology. Based on tests’ results obtained during the first and the second survey individual motivation profiles for each adolescent were built. 

 

Research Results 

 

In Figure 1 we can see the surveyed group averaged motivation profiles of students obtained during the first and the second survey. As it can be seen from this figure, in the graduating class the indicators shifted towards anthropocentric motivation while motivation profiles in the first and second stages of the longitudinal study maintained a great degree of semblance. The key tendency of change in motivation indicators of students during their study in high school consisted in the relative increase of indices of cognitive motivation, as well as motivations of protection of «Self» and self-preservation occurring against the background of decrease of sociocentric  traditionally regarded as «supreme»  types of motivation, videlicet, altruism, morality and self-realization.  

 

Figure 1. Dynamics of Total Group Indicators of Motivational Profile in the Longitudinal Study 

Key to notations: 

Solid line  eleventh formers, 

Dotted line  eighth formers, 

Thin dashed line  the common psychological neutral point – the average meaning of motivation indices. 

 

It should also be taken into account that for the major part of these indicators (excluding the motivation of self-actualization) the differences in data obtained in 8th and 11th forms proved statistically significant (t-criteria, p < 0.01).  

The differences of indicators conditioned by gender of the surveyed students were revealed in relatively greater intensity of anthropocentric motivation among young men (see Fig. 2) while girls at the same time demonstrated a greater degree of motivation of self-preservation. Among less significant tendencies it is necessary to point out the corresponding dynamics of motivation indicators among young men and girls on such polar scales as cognition — altruism and vitality — morality. Thus, for example, higher indices of cognitive motivation among young men corresponded to the similarly high indices of motivation of altruism among girls, whereas a greater intensity of motivation of vitality among young men echoed greater degree of motivation of morality among girls. However, in all cases sex differences of motivation indicators remained at the level of a tendency, not reaching statistically significant level.  

 

Figure 2. Averaged Indicators of Motivational Profile of Girls and Young Men in the Final Stage of Surveying 

Key to notations: 

Solid line  eleventh formers (girls), 

Dotted line  eleventh formers (young men), 

Thin dashed line  the common psychological neutral point  the average meaning of motivation indices. 

 

At first sight the data obtained contradict the idea of quick socialization of a person in the period of adolescence and early youth which radically breaks former stereotypes. Nevertheless, the analysis of the developmental situation of a present-day school student renders an explanation for the revealed motivation tendencies. From the point of view of systems psychology the achievement of personhood and the development of a teenager’s personality constitute the main substance of the age period under consideration and act as its psychological dominant [7: p. 171–172]. It is exactly with this that we connect, in the graduating class, a significant increase of the index of cognitive motivation viewed as a tendency towards the growing number of elements of the system of personality. In accordance with the system periodization of development, the period of youth embraces the age 13 to 24 [7: p. 180–182]. Thus, the age of students of graduating classes (which on average comprises 17 years) comes very close to the median time of the youth period, i.e. to the moment when its motivational features are manifested in the most salient way. The objective revelation of these features becomes the transition of cognitive motivation index across the common psychological neutral point when it acquires the status of the dominating type of motivation (see Fig. 1).  

Another dominating type of motivation is reproduction motivation whose role in the motivational profile of a person is incessantly increasing in the epoch of youth reaching its peak indicators in the subsequent epoch of juvenility (age 25–36). Relative remoteness of this epoch determines a smoothed tendency towards the growth of reproduction motivation. Against this background, the peak of reproduction motivation among girls occurs earlier than among youths, and this is exactly what the aforementioned sex differences of the intensity of this type of motivation are related to. The need for self-esteem, as well as independence and liberty, expressed in the young age become the principal factors determining the increase of motivation of self-preservation and motivation of protection of «Self», which from the viewpoint of systems psychology manifests a tendency to preserve the informational structure of personality.  

If the dynamics of the types of motivation with a tendency to increase is predominately conditioned by the age-specific situation of an adolescence development, the negative dynamics of other types of motivation to a considerably greater degree reflects the peculiarity of the historical epoch and morality of modern society. This situation can be most clearly observed in the dynamics of morality motivation which, from the point of view of systems psychology, displays a tendency to preserve the informational structure of society. The depressive level of morality motivation has been characteristic of the majority of age groups practically over the entire post-Soviet period of the development of Russian society. In these conditions the above mentioned youth-related pursuit of liberty and independence naturally leads many representatives of young generation to distancing from public institutes, to demonstrative individualism and detached attitude to social values. 

A similar situation is observed with regard to motivation of altruism. By the moment of graduation new realia supersede the need for group belonging characteristic of a teenager and determining high indices of motivation of altruism of eight-formers. A young person planning to enter a prestigious institution of higher education (which was true of the absolute majority of surveyed students, the graduates of a prestigious Moscow lyceum) is often faced with the necessity to sharply restrict communication with his or her coevals. It particularly concerns direct, ‘real’ communication associated with bright emotional experiences, whose alternative, communication via social networks, can be found more and more often. As a result, the restraint of communication and the corresponding weakening of emotional contacts with coevals determine the decrease of altruism indices in the motivational profile of a senior high school student. 

Finally, one more type of motivation with negative dynamics becomes the motivation of self-realization. As A. Maslow, in his time, pointed out [4], on the whole the depressive level of this kind of motivation is the norm for the majority of people. However, taking into consideration that one of the most important objectives of lyceum education is the overall development of the creative potential of adolescents, the indices of self-realization motivation of lyceum students in 8th grade were on a sufficiently high level. However, in the final stage of schooling the hierarchy of educational priorities is changing essentially. Now a school-leaver is no longer faced with the former task of maximal opening of his or her abilities and occupying a deserving place in a group thanks to a successful fulfillment of various creative projects and tasks. Instead, he or she starts to follow an ‘adult’ goal of accumulating knowledge and intensive training with a purpose of entering an institution of higher education. The change of value priorities in the course of which the interests of self-development give way to more pragmatic values, leads to the depression of the index of self-actualization motivation. 

 

Conclusion 

 

Thus, the conducted research allows adding a number of up-to-date elaborations to our basic understanding of specific features pertaining to the motivational sphere of the period of early youth resulting from traditions of the national school of developmental psychology. It is primarily related to the absence of distinct differences in the motivation profile outline in the initial and final stages of studying in high school. As the research has demonstrated, the key motivation tendency of this period became the indicators trend towards anthropocentric types of motivation. It is manifested in the shift of priorities to cognition motivation, as well as self-preservation motivation and protection of «Self» — against the background of insignificant growth of indices of reproduction motivation. At the same time there exists a tendency towards decrease of sociocentric types of motivation, i.e. altruism, morality and self-actualization. 

 

References 

 

  1. Vygotsky L. S. Collected works in 6 volumes / ed. by D. B. Elkonin. M.: Pedagogy, 1984. 432 p. 

  1. Bozhovich L. I. Personality and its formation in childhood. M.: Education, 1968. 464 p. 

3. Kon I. S. Psychology of early adolescence. M.: Education, 1989. 252 p. 

4. Maslow A. Distant limits of human mentality / translated by A. M. TatlibaevaSPb.: Evraziya, 1999. 432с. 

5. Obukhova L. F. Age psychology. M.: Pedagogical society of Russia, 2000. 448 p 

6. The psychology of man from a birth to death / ed. by A. A. ReanSPb.: Praym-Evroznak, 2007. 651 p. 

  1. Ryzhov B. N. System psychology. 2nd edition. M: T8 Publishing technologies, 2017. 356 p. 

  1. Ryzhov B. N. System foundations of psychology // Systems psychology and sociology. 2010. № 1. Р. 643.