Get Adobe Flash player
PDF-версия
Б.Н. Рыжов - Системная психология
Содержание №21 2017

Психологические исследования

Валявко С. М., Шулекина Ю. А. Проблема смыслового восприятия текста детьми дошкольного возраста
Васильева И. И. Справедливость в организации: системно-функциональный подход
Бершедова Л. И., Набатникова Л. П. Семья в системе ценностей и судьбах русской эмиграции первой волны
Немов Р. С., Алтунина И. Р., Яценко Д. А. Общее и различное в психологических теориях личности и мотивации
Шейнов В. П. Незащищенность студентов от манипуляций и их психологический пол, локус контроля и уверенность в себе
Марчук Н. Ю. Роль чрезвычайных ситуаций в филогенезе и онтогенезе человека

Социально-психологические аспекты развития информационно-коммуникационных технология

Романова Е. С., Шубин С. Б. Психологическое влияние компьютерных и консольных видеоигр в молодежной среде

История психологии и психология истории

Иванов Д. В. Психологическая мысль в России в первой трети XIX в. П. Я. Чаадаев

Мнения

Simons G. Tangible threats through intangible means: aspects of BRICS information and communication Security
Мрдуляш П. Б. Классификация проектно-ориентированных образовательных программ

Рецензия

Шейнов В. П. Рецензия на книгу Рыжова Б. Н. «Системная психология»

Информация

Сведения об авторах журнала «Системная психология и социология», 2017, № 1 (21)
Наши партнеры

WWW.SYSTEMPSYCHOLOGY.RU

 

В. П. Шейнов, НЕЗАЩИЩЕННОСТЬ СТУДЕНТОВ ОТ МАНИПУЛЯЦИЙ И ИХ ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ПОЛ, ЛОКУС КОНТРОЛЯ И УВЕРЕННОСТЬ В СЕБЕ

Журнал » 2017 №21 : В. П. Шейнов, НЕЗАЩИЩЕННОСТЬ СТУДЕНТОВ ОТ МАНИПУЛЯЦИЙ И ИХ ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ПОЛ, ЛОКУС КОНТРОЛЯ И УВЕРЕННОСТЬ В СЕБЕ
    Просмотров: 94

незащищенность студентов от манипуляций и их психологический пол, локус контроля и уверенность в себе

В. П. Шейнов,

 РИВШ, Минск, Республика Беларусь

 

В статье показано, что незащищенность студентов от манипуляций, их психологический пол, локус контроля и уверенность в себесвязаны между собой. Незащищенность от манипуляций студентов обоего пола положительнокоррелирует с показателями их феминности. Интернальность юношей и девушек положительно связана с их уверенностью в себе и с социальной смелостью. Уверенность в себе студентов-юношей и девушек положительнокоррелирует с их маскулинностью. Выявлены свойства личности и связи между ними, различающиеся для юношей и девушек. Обнаружены существенные признаки феминизации юношей.

Ключевые слова: незащищенность от манипуляций; маскулинность; феминность; андрогинность; интернальность; уверенность в себе; социальная смелость; студенты; курсанты.

 

STUDENTS’ Vulnerability to manipulation AND THEIR PSYCHOLOGICAL GENDER, LOCUS OF CONTROL AND SELF-CONFIDENCE

 

V. P. Sheinov,

Republication Institute of Higher Education, Minsk, Belarus

 

The article shows that students’ vulnerability to manipulation, their psychological gender, locus of control and self-confidence are linked together. Students’ vulnerability to the manipulations of both sexes is positively correlated with the performance of their femininity. The internality of boys and girls is positively associated with their confidence and social courage. The confidence of students-boys and students -girls positively correlates with their masculinity. Some personality features and the relationships between them have been identified, which differ for boys and girls. Significant signs of feminization of boys are discovered.

Keywords: vulnerability against manipulation; masculinity; femininity; internality; self-confidence; social courage; the students.

 

Введение

Опасность манипуляций велика в силу большой распространенности манипулирования в современном обществе [8; 9; 12; 13]. Определенным отражением этого является то, что, как показало исследование, 92-95 % респондентов ощущают свою незащищенность от манипуляций и желают научиться защищаться от них [9: с. 14].

Поэтому актуальна задача определять степень незащищенности индивидов от манипулирования ими. С этой целью автором был введен в научный оборот конструкт «Незащищенность индивида от манипулятивных воздействий» и разработан соответствующий тест, измеряющий этот конструкт [10]. В процессе использования этого теста на больших репрезентативных выборках показано, что ни один человек не является полностью защищенным от манипулирования им со стороны окружающих.

Поскольку манипуляции человеком могут нанести ему существенный вред, введенный конструкт важен (хотя и в разной степени) для каждого человека. Актуален он и для молодежи, ведь студенты подвергаются манипулятивным воздействиям как со стороны родителей, так и со стороны преподавателей и сверстников [9].

В силу вышесказанного, представляет интерес изучение незащищенности студентов от манипуляций, в частности, установление возможных связей этого конструкта с такими важными характеристиками личности, как социальный пол, локус контроля и уверенность в себе.

 

Используемые методики

Для проведения исследования были задействованы 13 учебных групп испытуемых общей численностью 290 человек: 42 студента 2-го курса специальности «Социальная педагогика» БГПУ Белорусского государственного педагогического университета (1820 лет, средний возраст М = 18,2 лет); 110курсантов 36 курсов военно-медицинского факультета БГМУ Белорусского государственного медицинского университета (1922, М = 20,5 лет), 78 студентов факультета иностранных языков БрГУ Брестского государственного университета им. А.С. Пушкина (1922, М = 20,3), 60 студентов юридического факультета и факультета журналистики БГУ Белорусского государственного университета (1823, М = 20,6).

Все 290испытуемых анонимно (под шифрами) ответили на вопросы четырех тестов.

Тест «Оценка степени незащищенности индивида от манипулятивных воздействий» (тест В), надежность и валидность которого ранее доказана автором [10].

Соответствие определенному психологическому полу уровни маскулинности, феминности и андрогинности измерялись с помощью вопросника Сандры Бэм, адаптированного к русскоязычному социуму [2]. Для оценки параметра уверенности в себе применялась методика В. Г. Ромека [7]. Локус контроля измерялся с помощью модифицированной и адаптированной шкалы I-E Дж. Роттера тест-опросником субъективной локализации контроля С. Р. Пантелеева и В. В. Столина [6]. Статистическая обработка данных исследования проводилась с помощью компьютерной программы SPSS (версия 13.00) [5].

 

Результаты и их обсуждение

Незащищенность от манипуляций в объединенной группе из 139 студентов-юношей (курсанты военно-медицинского факультета БГМУ и студенты БрГУ, БГПУ БГУ) оказалась положительнокоррелированной с показателями феминности у исследованной группы студентов-юношей R = ,267, p = ,005, интернальность с уверенностью в себе R = ,364, p< ,001 и с социальной смелостью R = ,359, p< ,001. Маскулинность положительнокоррелированна с уверенностью в себе R = ,500, p< ,001, с социальной смелостью R = ,417, p< ,00 и с инициативой в социальных контактах R = ,270, p = ,004.

При этом оказались положительнокоррелированными уверенность в себе с социальной смелостью R = ,478, p< ,001 и с инициативой в социальных контактах R = ,302, p = ,001, а последняя с социальной смелостью R = ,323, p =,001. Положительные корреляции вполне соответствуют смыслу этих переменных и взаимно подтверждают друг друга. Это же подтверждается и мнением мэтра валидизации Д. Т. Кэмпбелла, утверждавшего, что валидность измеряемых параметров тем выше, чем выше корреляционная связь между ними [13].

В объединенной группе, включающей 151 студентку БрГУ, БГПУ БГУ, незащищенность от манипуляций оказалась положительнокоррелированной с показателем феминности данной группы студентов-девушек R = ,215, p = ,023, интернальность с уверенностью в себе R = ,391, p< ,001 и с социальной смелостью R = ,262, p = ,005, маскулинность с уверенностью в себе R = ,572, p< ,001 и ссоциальной смелостью R = .492, p< .001. Но в отличие от студентов-юношей отсутствует связь маскулинности с инициативой в социальных контактах.

Кроме того, отличаются результаты юношей и девушек относительно положительной связи интернальности с маскулинностью. Для студенток она статистически значима (R = .235, p = .013), а для студентов выявлена лишь тенденция к такой связи (R = ,159, p = ,097).

При этом оказались положительнокоррелированными уверенность в себе с социальной смелостью R = ,516, p< ,001, асоциальная смелостьс инициативой в социальных контактах (R = 401, p< ,001). Положительные корреляции вполне соответствуют смыслу этих переменных, взаимно подтверждают друг друга и доказывают, что мы имеем дело и с валидным тестом, и с «валидным экспертом» [3; 13].

При выбранном уровне значимости p = ,05 средние значения ряда показателей для юношей и девушек различаются статистически достоверно. Приведем эти показатели.

Так, юноши оказались в целом более интернальными (средний их показатель 12,1 против 10,8 у девушек).

Юноши более уверены в себе и обладают большей социальной смелостью по сравнению с девушками (соответствующие показатели: 25,2 против 22,9 и 21,01 против 18,97). Это согласуется с представленными выше результатами о влиянии маскулинности на уверенность в себе и превалировании маскулинности у юношей в сравнении с девушками (см. табл. 1).

Получен вполне ожидаемый результат, что средний показатель маскулинности юношей (14,2) значительно превосходят этот показатель у девушек (10,7). Но показатель феминности девушек (15,25) незначительно превосходит аналогичный показатель у юношей (14,06). Таким образом, феминность юношей отличается от феминности девушек значительно меньше, чем маскулинность у тех и других. Налицо факт феминизации юношей.

Это подтверждают и данные таблицы 1. В то время как доля маскулинных юношей (31,2) почти в 4 раза больше доли маскулинных девушек (7,9), доля феминных юношей (29,7) лишь в 2,1 раза меньше доли феминных девушек (63,7). Феминизация юношей проявляется и в том, что доля андрогинных юношей превышает долю юношей маскулинных и значительно превышает долю андрогинных девушек. Ведь андрогинность означает примерно равное представительство маскулинных и феминных качеств личности.

 

Таблица 1

Доля маскулинных, феминных и андрогинных студентов, %

 

 

Маскулинные

Феминные

Андрогинные

Юноши

31, 2

29,7

39,1

Девушки

7,9

63,7

28,3

 

Обоснованность приведенных выше результатов и выводов из них подкрепляются следующими фактами.

Репрезентативнсть выборки в данном исследовании обеспечивается включением в него достаточного числа (290) испытуемых, представляющих студентов разных возрастов, курсов, специальностей, университетов и регионов. Число испытуемых достаточно для того, чтобы результаты тестирования всех изучаемых факторов были распределены по нормальному закону (о важности этого см. ниже).

Репрезентативность, надежность и валидность измерения изучаемых переменных обеспечивалась использованием методик, надежность и валидность которых доказана в соответствующих работах [2; 57; 10].

 На всех этапах исследования результаты тестирования групп проверялись по одновыборочному критерию Колмогорова – Смирнова на соответствие закону распределения. Вычисление статистики Z и относящейся к ней вероятности ошибки p показало, что распределение всех изучаемых переменных подчиняются нормальному закону.

К примеру, показатели теста В (оценка степени незащищенности индивида от манипулирования им) для студентов-юношей дали следующие значения статистики: Z = ,790, двусторонняя статистическая значимость р = ,561 (для студенток соответственно Z = , 668 и р = ,764). В обоих случаях полученные значения р > ,05, т. е. вероятность ошибки при принятии гипотезы о нормальном распределении показателей теста В статистически незначима.

Аналогично имеет место нормальное распределение результатов тестирования и всех остальных изучаемых качеств личности испытуемых. Соответствие результатов тестирования нормальному распределению позволяет применить для статистического анализа параметрические методы. Важно, что нормальное распределение результатов тестирования служит достоверным указанием на то, что и «мужская», и «женская» выборки представляют собой репрезентативные срезы популяции [1: с. 201]. Тем самым репрезентативность анализируемых выборок на всех этапах исследования еще раз подтверждена, в данном случае - статистическим анализом.

 Проверка достоверности различий средних значений изучаемых переменных производилась с помощью t-критерия для независимых выборок. В зависимости от полученного значения критерия Ливиня двусторонняя значимость t-критерия определялась в предположении или равенства, или неравенства дисперсий.

Все корреляции, использованные для формулирования выводов, статистически высоко значимы, что обеспечивает «запас прочности» относительно принятого уровня значимости p = ,05.

 

Выводы

Полученные в данном исследовании результаты показывают, что изучаемые в работе незащищенность студентов от манипуляций, их социальный пол, локус контроля и уверенность в себесвязаны между собой.

<!--[if !supportLists]-->1.                <!--[endif]-->Незащищенность от манипуляций студентов обоего пола положительнокоррелирует с показателями их феминности.

<!--[if !supportLists]-->2.                <!--[endif]-->Интернальность юношей и девушек положительно связана с уверенностью в себе и с социальной смелостью.

<!--[if !supportLists]-->3.                <!--[endif]-->Уверенность в себе положительнокоррелирует с маскулинностью для студентов-юношей и девушек, что соответствуют ранее полученному автором [11] аналогичному результату для мужчин и женщин руководителей и специалистов различных отраслей.

<!--[if !supportLists]-->4.                <!--[endif]-->Ряд качеств личности и связи между ними различны для юношей и девушек. Так, у юношей маскулинность положительно связана с инициативой в социальных контактах, но подобная связь отсутствует у девушек. Для студенток статистически значима положительная связь интернальности с маскулинностью, для студентов же выявлена лишь тенденция к такой связи. Юноши по сравнению с девушками в целом более интернальны, более уверены в себе и обладают большей социальной смелостью по сравнению с девушками. В связи с имеющимися различиями непродуктивно делать выводы в целом о категории «студенты», не проанализировав по отдельности выборки испытуемых юношей и девушек.

<!--[if !supportLists]-->5.                <!--[endif]-->Имеет место определенная феминизации юношей, проявлением чего является обнаруженное в работе их распределение по социальному полу: доля маскулинных юношей примерно равна доле феминных, при этом значительно уступает доле андрогинных юношей.

 

Заключение

Полученные результаты имеют своей целью углубить понимание сущности рассмотренных конструктов и связей между ними. Они могут послужить отправной точкой для дальнейших исследований и использоваться в психокоррекционной работе со студентами в части повышения их защищенности от манипулирования и развития уверенности в себе.

Вопрос о необходимости защиты от манипуляций требует уточнения в связи со следующими обстоятельствами. Во-первых, в публикациях некоторых отечественных [4] и зарубежных [8; 12] авторов встречаются утверждения о том, чтоманипуляции «могут быть и полезными» для адресатов воздействия. Чтобы разобраться с этим вопросом, автор [9] проанализировал все известные определения манипуляции, которые используются многочисленными исследователями этого феномена. Таких определений оказалось более двадцати.

Практически во всех определениях манипуляции подчеркивается скрытый характер этого воздействия и неблаговидность намерений манипулятора, идущих вразрез с волей адресата воздействия и наносящих ему ущерб. При этом инициатор получает одностороннее преимущество, а адресат является жертвой подобного скрытого управления им.

Проведенный анализ показал, что следующее определение манипуляции включает самое существенное из всех известных определений: манипуляция это скрытое управление адресатом воздействия в личных целях его инициатора,противоречащее интересам адресата[9: с. 8]. Использование этого определения снимает вопрос о наличии «полезных» манипуляций.

Во-вторых, сложность в изучении манипуляций состоит в том, что многие ошибочно называют манипуляцией любое неблаговидное действие, что запутывает вопрос.

Приведенное выше определение позволяет обнаружить именно манипуляцию и отличить ее от других видов психологических воздействий, использование которых может нанести ущерб адресатам воздействия. Неблаговидные цели могут достигаться посредством и таких воздействий, как принуждение, агрессия, внушение, психологическое заражение, использование слухов, побуждение к подражанию, НЛП и др., которые могут осуществляться как открытым, так и скрытым образом.

Квалифицировав воздействие как манипуляцию, выделив ее из числа других видов неблаговидных воздействий, естественно использовать те приемы, которые разработаны [9] именно для защиты от манипуляций.

 

Литература

  1. Анастази А., Урбина С.Психологическое тестирование. СПб.: Питер, 2002. 688 с.
  2. Вопросник Сандры Бэм по изучению маскулинности – фемининности // Практикум по гендерной психологии / под ред. И. С. Клециной. СПб.: Питер, 2003. С. 277–280.
  3. Гильбух Ю. З. Актуальные проблемы валидизации психологических тестов // Вопросы психологии. 1978. № 5. С. 108–118.
  4. Доценко Е. Л.Психология манипуляции: феномены, механизмы и защита. СПб.: Речь, 2004. 304 с.
  5. Наследов А. Д.SPSS. Компьютерный анализ данных в психологии и социальных науках. СПб.: Питер, 2005. 416 с.
  6. Пантелеев С. Р., Столин В. В. Тест-опросник субъективной локализации контроля. Модификация шкалы I-E Дж. Роттера // Практикум по психодиагностике. М.: Изд-во МГУ, 1988. С. 131–134.
  7. Ромек В. Г. Тесты уверенности в себе // Практическая психодианостика и психологическое консультирование. Ростов н/Д: Ирбис, 1998. С. 87–108.
  8. Фромм Э. Человек для себя. Минск: Коллегиум. 1992. 253 с.
  9. Шейнов В. П. Психология манипулирования. М.: АСТ, 2009. 704 с.
  10. Шейнов В. П. Разработка опросника для оценки степени незащищенности индивида от манипулятивных воздействий // Вопросы психологии. 2012. № 4. С. 147–154.
  11. Шейнов В. П. Уверенность в себе и психологический пол // Системная психология и социология. 2016. № 3. С. 54–59.
  12. Шостром Э. Анти-Карнеги или Человек-манипулятор. Минск: ТПЦ «Полифакт», 1992. 128 с.
  13. Campbell D. T. Recommendations for APA tests standards regarding construct, trait, or discriminant validity // American Psychologist. 1960. V. 15. P. 546–553.

 

References

  1. Anastasi A., Urbina S. Psychological testing. SPb.: Peter, 2002. 688 p.
  2. Sandra Bem’s profile for the study of masculinity - femininity // Workshop on gender psychology / Ed. By I. S. Kletsinoy. St. Petersburg, 2003.P. 277280.
  3. Gilbuh Yu. Z. Actual problems of validation of psychological tests // Questions of psychology. 1978. № 5. P. 108118.
  4.  DotsenkoE. L. Psychology manipulation: phenomena and mechanisms of protection. SPb .: Rech, 2004. 304 p.
  5. Nasledov A. D. SPSS. Computer data analysis in psychology and social sciences. SPb .: Peter, 2005. 416 p.
  6. Panteleev S. R., Stolin V. V. Test questionnaire localization of subjective control. Modification of I-E scale J. Rotter // Workshop psychodiagnostics. M.: MSU, 1988. P.131134.
  7. Romek V. G. Tests confidence // Practical psychodiagnostics and psychological counseling. Rostov - N / A: Irbis, 1998. P. 87108.
  8. Fromm E. Man for himself. Minsk: Collegium. 1992. 253 p.
  9. Sheĭnov V. P. Psychology of manipulation. M.: AST, 2009. 704 p.
  10. Sheĭnov V. P. Development of a questionnaire to assess the degree of vulnerability of the individual against manipulative influences // Questions of psychology. 2012. № 4. P. 147154.
  11.  Sheĭnov V. P. Self-confidence and psychological floor // Systems psychology and sociology. 2016. № 3. P. 54–59.
  12. Shostrom E. Anti-Carnegie or man-manipulator. Mnnsk: TPTs "Polifakt", 1992. 128 p.
  13. Campbell D. T. Recommendations for APA tests standards regarding construct, trait, or discriminant validity // American Psychologist. 1960. V. 15. P. 546–553.