Get Adobe Flash player
PDF-версия
Б.Н. Рыжов - Системная психология
Содержание №21 2017

Психологические исследования

Валявко С. М., Шулекина Ю. А. Проблема смыслового восприятия текста детьми дошкольного возраста
Васильева И. И. Справедливость в организации: системно-функциональный подход
Бершедова Л. И., Набатникова Л. П. Семья в системе ценностей и судьбах русской эмиграции первой волны
Немов Р. С., Алтунина И. Р., Яценко Д. А. Общее и различное в психологических теориях личности и мотивации
Шейнов В. П. Незащищенность студентов от манипуляций и их психологический пол, локус контроля и уверенность в себе
Марчук Н. Ю. Роль чрезвычайных ситуаций в филогенезе и онтогенезе человека

Социально-психологические аспекты развития информационно-коммуникационных технология

Романова Е. С., Шубин С. Б. Психологическое влияние компьютерных и консольных видеоигр в молодежной среде

История психологии и психология истории

Иванов Д. В. Психологическая мысль в России в первой трети XIX в. П. Я. Чаадаев

Мнения

Simons G. Tangible threats through intangible means: aspects of BRICS information and communication Security
Мрдуляш П. Б. Классификация проектно-ориентированных образовательных программ

Рецензия

Шейнов В. П. Рецензия на книгу Рыжова Б. Н. «Системная психология»

Информация

Сведения об авторах журнала «Системная психология и социология», 2017, № 1 (21)
Наши партнеры

WWW.SYSTEMPSYCHOLOGY.RU

 

Р. С. Немов, И. Р. Алтунина, Д. А. Яценко, ОБЩЕЕ И РАЗЛИЧНОЕ В ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ТЕОРИЯХ ЛИЧНОСТИ И МОТИВАЦИИ

Журнал » 2017 №21 : Р. С. Немов, И. Р. Алтунина, Д. А. Яценко, ОБЩЕЕ И РАЗЛИЧНОЕ В ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ТЕОРИЯХ ЛИЧНОСТИ И МОТИВАЦИИ
    Просмотров: 99

ОБЩЕЕ И РАЗЛИЧНОЕ В ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ТЕОРИЯХ ЛИЧНОСТИ И МОТИВАЦИИ

 

Р. С. Немов,

МГПУ, Москва,

И. Р. Алтунина,

Д. А. Яценко,

МИП, Москва

 

В статье ставится и обсуждается вопрос о возможности отождествления психологических теорий личности и мотивации. Анализу подвергаются зарубежные теории личности, представляющие психоаналитическое, гуманистическое, факторно-аналитическое и когнитивное направления. Показано, что соответствующие теории личности не могут претендовать на то, чтобы назваться полноценными теориями мотивации.

Ключевые слова: мотивация; личность; теории мотивации; теории личности.

 

GENERAL AND DIFFERENT IN PSYCHOLOGICAL THEORIES OF PERSONALITY AND MOTIVATION

 

R. S. Nemov,

MСU, Moscow

I. R. Altunina,

D. A. Yatsenko,

MIP, Moscow

 

The article raises and discusses the question on the possibility to equate psychological theories about personality and motivation to each other. The analysis focuses on foreign personality theories, representing psychoanalytic, humanistic, factor and analytic and cognitive areas. It is shown that personality theories can’t be equated to motivation theories.

Keywords: motivation; personality; motivation theory; personality theory.

 

Введение

Теорий личности создано большое количество, в то время как теорий мотивации сравнительно мало. Вместо них в научной литературе под названием «теории мотивации» нередко представляются теории личности. В этой связи возникают два вопроса:

1. Можно ли ставить знак равенства между теориями личности и теориями мотивации?

2. В состоянии ли разработанные теории личности компенсировать дефицит теорий мотивации?

Эти вопросы обсуждаются в статье применительно к теориям личности, созданным в русле психоаналитического, бихевиористского, гуманистического, факторно-аналитического и когнитивного направлений.

За основу обсуждения взята известная формула мотивации, предложенная К. Левином [5]:

В = f (Р, Е),

где: В объясняемое поведение (англ. behavior),

 Р личностные особенности человека (англ. personalilty),

 Е социальное окружение или обстановка, в которой человек в данный момент времени находится (англ. environment).

Эту формулу мы называем формулой мотивации, а не поведения по трем причинам. Во-первых, правая часть данной формулы содержит факторы, участвующие в мотивации поведения человека. Во-вторых, эту формулу не нужно воспринимать как строгое математическое выражение. Она, скорее, представляет собой формально-математизированную метафору. В-третьих, символ «f», стоящий перед скобками в правой части формулы, это не переменная величина, а математико-логический оператор, указывающий только на то, что поведение человека зависит от его личности и социального окружения.

Пользуясь понятием «мотивационный потенциал», введенным в научный оборот Б. Н. Рыжовым, правую часть данной формулы можно было бы обозначить как мотивационный потенциал [9]. Наличие представления о мотивационном потенциале и его содержательное раскрытие можно использовать в качестве критерия, отличающего теории мотивации от теорий личности.

Далее, исходя из указанного выше соображения, приводятся аргументы в пользу того, почему большинство теорий личности, созданных за рубежом, нельзя рассматривать как полноценные теории мотивации.

 

Проблемы мотивации в зарубежных психологических теориях личности

 

Истории психологических исследований личности и мотивации во многом совпадают. Обе группы проблем личностные и мотивационные возникли и привлекли к себе внимание примерно в одно и то же время и на протяжении многих веков, начиная с Древней Греции, разрабатывались параллельно, но с различной расстановкой акцентов. В исследованиях личности в центре внимания находились вопросы, касающиеся природы и происхождения личности, ее строения, формирования и развития, в то время как в научных трудах, посвященных мотивации, на первый план выходили способы объяснения поведения людей и животных. В начале ХХ века психология личности и мотивации стали отдельными, самостоятельными отраслями общей психологи и уже около века разрабатываются отдельно.

Психологи, которые занимаются изучением проблематики теории личности, исходят из предположения, что знание личностных особенностей человека является необходимым условием научного объяснения его поведения, и это объединяет их научные изыскания с разработками, которые касаются мотивации. Те, кто интересуется мотивацией, также обращаются к изучению личности, поскольку личность в ее психологическом понимании выступает как главный внутренний, психологический «мотиватор» поведения. По указанным причинам психологи, рассматривая мотивацию и личность, зачастую представляют и обсуждают в своих работах одни и те же научные понятия и теории, но под разными углами зрения [12; 14; 15].

Психологические исследования личности и мотивации до сих пор в значительной части своей проблематики пересекаются. Свойства личности превратилась в то, что связало современную психологию личности и мотивации. В этой связи представляет интерес обсуждение вопроса о том, каким образом в теориях личности нашла отражение проблематика мотивации[1].

В течение ХХ века в психологии личности сложились следующие направления ее изучения: психоаналитическое, гуманистическое, бихевиористское, факторно-аналитическое и когнитивное. Каждое из них представлено совокупностью авторских теорий личности: психоаналитическое теориями З. Фрейда, К. Юнга, А. Адлера, К. Хорни, Э. Фромма и др.; гуманистическое А. Маслоу, К. Роджерса, В. Франкла и др.; бихевиористское Б. Скиннера и А. Бандуры; факторно-аналитическое Г. Оллпорта, Р. Кеттелла, Г. Айзенка и др., когнитивное Д. Келли, Д. Роттера и др. [1; 28; 10; 11; 13; 1618]. Обсудим, как перечисленные авторы, за исключением бихевиористов[2], представляют и описывают личностные составляющие мотивации человека.

Согласно учению З. Фрейда поведение человека мотивировано тремя личностными образованиями: Ид (инстинктами), Эго (представлением о себе) и Супер-Эго (усвоенными ценностями и социально-культурными нормами). Поскольку между этими составляющими личности существуют сложные и противоречивые отношения, то регулируемое ими поведение человека также выступает как конфликтное и непоследовательное, управляемое главным образом со стороны процессов, которые происходят в личности человека на бессознательном уровне.

Такое понимание детерминации поведения не нашло отражения в современных психологических теориях мотивации, так как его трудно соотнести с классической формулой мотивации по К. Левину. Если это все же попытаться сделать, то можно столкнуться со следующими проблемами. Переменную величину Р в формуле Левина в этом случае придется отождествить с Ид, Эго или Супер-Эго, а они, согласно теории Фрейда, сами находятся друг с другом в антагонистических отношениях. Личность в современных теориях мотивации это нечто единое, непротиворечивое и потенциально неконфликтное. Переменная величина Е в теории Фрейда, если ее включить в процессе полноценно понимаемой мотивации, в этом случае приобретает почти исключительно негативный оттенок, так как положительную роль общества в развитии человека как личности Фрейд отрицал. В итоге вместо целостного представления о внутренне согласованной мотивации поведения человека мы будем иметь дело с множеством неразрешимых противоречий. Ни в одной теории мы с такой ситуацией не сталкиваемся. Кроме того, подобному представлению о мотивации поведения человека не соответствует в целом спокойная, внутренне мало конфликтная жизнь абсолютного большинства людей.

Теория личности, предложенная К. Юнгом, будучи близкой по содержанию к концепции Фрейда, позволяет представить процесс мотивации поведения человека как менее противоречивый. Это достигается благодаря тому, что к индивидуальному бессознательному (Ид, по Фрейду) Юнг добавляет коллективное бессознательное. Самосознание (Эго, по Фрейду) в его теории представлено двумя, также не находящимися в открытом конфликте друг с другом личностными образованиями персоной и самостью. Тем не менее и в данном случае остается неясно, как такое представление о личности можно соотнести с мотивацией поведения, ориентируясь на формулу К. Левина. Эту неопределенность можно объяснить тем, что Юнг, выделив и описав названные выше составляющие личности, не указал, каким образом они могут взаимодействовать друг с другом и социальным окружением.

По-другому, чем З. Фрейд и К. Юнг, представил и описал личностную составляющую мотивации поведения человека А. Адлер, сделав это менее противоречивым образом. В мотивации поведения человека Адлер уравнял в правах сознание и бессознательное. Мотивационные составляющие, относящиеся к сознанию, в его теории стали не менее существенными, чем компоненты, связанные с бессознательным. Это жизненная цель, стиль жизни и социальный интерес. Именно они, по Адлеру, выступают как главные «мотиваторы» социального поведения человека. По данной причине некоторые современные историки психологии личности и мотивации относят учение Адлера не только к психоанализу, но и к гуманистическим теориям личности.

К. Хорни, оппонируя З. Фрейду в его понимании личности, признает существенную роль социальных факторов в развитии личности и обращает внимание на мотивацию социального поведения человека, выраженную в понятиях «стремление к людям», «стремление от людей» и «стремление против людей». Тем не менее и учение К. Хорни, рассматриваемое как теория мотивации, остается односторонним и неполным. В динамике управления поведением человека в данном учении принимаются в расчет в основном внутриличностные образования («базальная тревога»), а внеличностным, социально-психологическим влияниям отводится роль дополнительных факторов-стимулов, участвующих в генезисе соответствующих личностных образований, но не в регуляции реально наблюдаемого поведения человека.

Э. Фромм, во многом солидаризируясь с Хорни в признании роли социальных влияний на формирование и развитие человека как личности (имеется в виду та часть теории Фромма, которая касается происхождения и классификации социальных характеров людей), идет дальше и вводит в научный оборот социальные факторы в их воздействии на поведение человека. Люди с разными типами социальных характеров в различных социальных системах ведут себя по-разному, и сама система через характер человека мотивирует его поведение.

Подводя итог рассмотрению психоаналитических теорий личности как теорий мотивации, можно сделать следующие выводы. Вклад авторов соответствующих теорий в разработку проблематики теории мотивации заключается, прежде всего, в акцентировании внимания на бессознательных детерминантах поведения и на связанной с ними внутренней динамике личности (переменная Р). Вместе с тем в этих же теориях недостаточно внимания уделяется второй важнейшей составляющей классической формулы мотивации ситуации или обстановке (переменная Е).

А. Маслоу, являясь одним из основателей гуманистического направления в изучении личности, одновременно выступает как автор известной не только в психологии, но и за ее пределами (в экономике, науке управления, социологии) теории личности и мотивации. Ключевой составляющей соответствующей теории и вытекающего из нее представления о мотивации поведения человека является известная пирамида потребностей, по А. Маслоу, а условием оптимизации мотивации создание для работников организаций таких условий, которые способствуют их продвижению по пути к самоактуализации.

Гораздо меньшее внимание, чем «пирамиде потребностей», в теории мотивации поведения человека, по Маслоу, было уделено введенному им в научный оборот понятию «пиковое переживание». Оно проявляется в полной удовлетворенности человека собой и своими успехами, в переживании благополучия и счастья. Пиковое переживание также способно мотивировать деятельность человека со стороны его личности. В этой же теории не в полной мере учитываются факторы, которые относятся к социальному окружению человека (Е), и весь процесс мотивации сводится, по существу, к динамике потребностей человека, т. е. к личности (Р).

Другой представитель гуманистической психологии, К. Роджерс, введя в научный оборот понятие Я-концепции, продемонстрировал, каким образом оно может мотивировать поведение человека. Если Я-концепция человека является адекватной, если имеет место согласованность между различными составляющими Я-концепции образами Я, самооценкой, уровнем притязаний, то это становится условием оптимизации мотивации поведения, его превращения в последовательное, непротиворечивое и социально адаптивное. В случае несоответствия Я-концепции человека действительному положению дел, в частности его реальным успехам и неудачам в прошлом, настоящем или будущем, а также его положительным или отрицательным личностным качествам, мотивация может превратиться в непоследовательную, противоречивую и социально дезадаптивную.

Критически оценивая вклад теории личности К. Роджерса в психологию мотивации, можно высказать следующее замечание. Представление о мотивация, ограниченное Я-концепцией, это также неполное представление о ней. В данной теории, как и в других, рассмотренных выше, внеличностные, социально-психологические, факторы мотивации не представлены. Кроме того, и многие внутренние, собственно личностные мотивационные детерминанты, не связанные с Я-концепцией, в этой теории не обсуждаются.

Центральное личностное и мотивационное понятие в теории личности В. Франкла смысл жизни. Согласно такому пониманию личности, полноценная позитивная мотивация жизнедеятельности человека возможна лишь, когда жизнь соответствующего человека приобретает для него ценность и глубокий личностный смысл. Однако тот смысл жизни, о котором говорит и пишет в своих работах В. Франкл, является с научной точки зрения слишком общим и содержательно неопределенным понятием, чтобы служить мотивом, непосредственно управляющим поведением человека. Об этом свидетельствуют следующие три обстоятельства: во-первых, отсутствие точного научного определения смысла жизни в работах самого В. Франкла; во-вторых, не вполне последовательное использование данного понятия в теории деятельности А. Н. Леонтьева, который также приписал мотиву деятельности смыслоообразующую функцию; в-третьих, дефицит и расхождения в содержании психодиагностических методик, предназначенных для изучения и оценки смысла жизни[3]. По указанным причинам рассматриваемую теорию личности также нельзя считать полноценной теорией мотивации. Она, кроме того, имеет недостаток, характерный для многих теорий личности: в ней недостаточное внимание уделяется внешним, социально-психологическим факторам, мотивирующим поведение человека в обществе. Люди с одинаковым пониманием смысла жизни будут вести себя по-разному в различных социальных условиях.

Теорию личности Г. Оллпорта, лежащую в основе современного факторно-аналитического подхода к изучению личности, также можно рассматривать как мотивационную. Однако в этом случае в ней помимо указанных выше недостатков обнаруживается противоречие, которое заключается в следующем. В данной теории предполагается по крайней мере, так считал сам Оллпорт, доказывая в дискуссии с оппонентами, преимущественно бихевиористами, реальное существовании черт личности, что все без исключения черты личности участвуют в мотивации поведения. Далее, разделяя черты личности человека на группы, Оллпорт выделяет среди них мотивационные и инструментальные, и утверждает, что только мотивационные черты личности могут стимулировать, направлять и регулировать поведение человека, а инструментальные — только придают ему определенный стиль. Отсюда следует, что инструментальные черты личности по определению не могут быть мотивами поведения.

Р. Кеттелл, чья теории личности появилась и стала разрабатываться после публикации теории личности Г. Оллпорта, попытается, говоря его словами, «влить новое вино в старые бутылки». Взяв за основу учение Оллпорта о личности, он операционализировал и верифицировал понятие «черты личности» с помощью факторного анализа, придав ему математически определенный характер. Вслед за Р. Кеттеллом эту же попытку повторили Г. Ю. Айзенк и многие другие психологи и получили разные наборы факторов черт личности, описывающих человека. К восьмидесятым годам ХХ века были выделены и описаны в научной литературе около 200 различных факторов, относящихся к личности человека. Приверженцы факторного анализа готовы были праздновать победу над коллегами, ограниченными в исследованиях личности качественными методами. Однако их триумф оказался преждевременным и, как выяснилось, необоснованным. Вскоре (в начале второй половины ХХ века) выяснилось, что знания о наличии или отсутствии у человека выявленных факторно-аналитическим способом черт личности не позволяют предсказывать его поведение, не решают задачу его объяснения. Многие попытки предсказать поведение, сделанные на основе изучения подобных черт личности с помощью соответствующих психологических тестов, например, теста Кеттелла, оказались неудачными. На вопрос о том, почему это происходит, были предложены такие ответы.

1. Математико-статистический аппарат, включая факторный анализ, ничего качественно нового к теоретическим знаниям не добавляет и заменить их не может. Теоретические знания могут быть получены только философско-аналитическим, гипотетико-дедуктивным путем и напрямую не выводимы из математико-статистического, количественного анализа. Неслучайно между Р. Кеттеллом и Г.Ю. Айзенком в свое время возникла дискуссия на тему о том, что и чему должно предшествовать: анализ и обобщение экспериментальных данных созданию психологической теории или же теория гипотезам и задачам экспериментальных исследований. Р. Кеттелл исходил из того, что теория должна строиться на основе анализа и обобщения данных, полученных опытным путем, в то время как Г. Ю. Айзенк настаивал на том, что экспериментальные исследования должны вытекать из предварительно разработанной в форме концепции теории и быть направленными на ее опытную проверку.

2. Факторы и черты личности друг с другом содержательно не сопоставимы вследствие того, что они являются результатом математическо-статистического анализа. Вместе с тем остаются малочисленные специальные исследования, направленные на доказательство того, что между факторами и чертами личности имеются отношения содержательного соответствия. Неслучайно Р. Кеттелл при создании своего теста для обозначения выделенных им факторов отказался от использования тех понятий, которые традиционно применяются для описания черт личности Г. Оллпортом и другими исследователями.

3. Не менее вероятно и то, что теория черт личности не в состоянии достоверно предсказывать поведение человека, так как при его объяснении теория основывается на данных неполной формулы мотивации.

Представитель когнитивного направления в изучении личности Д. Келли в разработке своей теории исходил из того, что главной структурной составляющей личности являются личностные конструкты, и они же выступают как основные мотивы поведения человека. Данная теория личности, как и предыдущие, также не может претендовать на статус полноценной теории мотивации по следующим причинам. Она ограниченно представляет человека как личность и, следовательно, является неполной по содержанию. Представляется не обоснованным прямое выведение действий и поступков человека из имеющихся в его сознании личностных конструктов. Личность – это очень сложное психологическое образование, никак не сводимое только к личностным конструктам. Об этом убедительно свидетельствуют десятки существующих теорий личности, в каждой из которых личность представляется и описывается по-разному. Очевидно также, что в понимании мотивации, вытекающем из теории личностных конструктов Д. Келли, просматривается не раз подвергавшийся критике в отечественной научной литературе постулат непосредственности, о котором в свое время писали и говорили Д. Н. Узнадзе, С. Л. Рубинштейн, А. Н. Леонтьев и другие. Личностные конструкты, кроме того, определяют, скорее всего, стиль, или манеру, поведения человека, но не выступают в роли его мотивов.

Иначе, чем в теории Келли, описывается основное личностное, когнитивно-психологическое образование в теории Дж. Роттера. Таким в этой теории является локус контроля, который в свою очередь может быть внутренним или внешним. Люди с внутренним локусом контроля те, кто характеризуется как ответственные, целеустремленные, настойчивые, способные принимать и успешно реализовывать жизненно важные решения люди. Они, как правило, имеют адекватную самооценку, нормальный уровень притязаний, низкую тревожность и в основном ориентированы на достижение успехов, а не избегание неудач. Те, у кого доминирует внешний локус контроля, характеризуются противоположными личностными особенностями и формами поведения. Приведенные характеристики могут относиться не только к личности, но и к мотивации поведения человека. С точки зрения полноты представления внутренних, собственно личностных детерминант данная теория превосходит концепцию Д. Келли, но и она не учитывает внешние, не зависящие от личности факторы, мотивирующие поведение человека в различных жизненных ситуациях.

 

Заключение

Подводя итог, можно сделать следующий обобщающий вывод: большинство существующих психологических теорий личности нельзя рассматривать как полноценные теории мотивации. Разработка таких теорий должна вестись отдельно и опираться на общую формулу мотивации К. Левина. Что касается теории личности, то имеющиеся в них идеи можно использовать для содержательного наполнения одной из двух переменных величин в формуле мотивации Р (personality, или личности человека). Теории мотивации должны разрабатываться на основе интеграции идей о личности и поведении, представленных в общей и социальной психологии, и объединять в себе общепсихологические и социально-психологические знания о личности. Следовательно, разработка такой теории (или теорий) это комплексная задача, которая должна решаться совместно представителями общей и социальной психологии. Если же речь идет о мотивации поведения человека в особых жизненных ситуациях, то для разработки соответствующих теорий могут привлекаться знания из других психологических наук: возрастной, клинической, дифференциальной и т. п.

 

Литература

  1. Адлер А.Очерки по индивидуальной психологии. М.: Когито-Центр, 2002. 218 с.
  2. Бандура А.Теория социального научения. СПб.: Питер, 2002. 319 с.
  3. Келли А. Дж.Теории личности. СПб.: Речь, 2000. 249 с.
  4. Кеттелл Р. Б.Психология индивидуальности. СПб.: Прайм-Еврознак, 2007. 127 с.
  5. Левин К.Динамическая психология. М.: Смысл, 2001. 572 с.
  6. Маслоу А.Мотивация и личность. М. СПб.: Питер, 2012. 351 с.
  7. Оллпорт Г.Личность в психологии. М.: КСП+; СПб.: Ювента, 1998. 345 с.
  8. Первин Л., Джон О.Психология личности. Теория и исследования. М.:  Аспект Пресс, 2001. 607 с.
  9. Рыжов Б.Н. Системная психология. 2-eизд. М.: Т8 Издательские технологии, 2017. С. 131–165.
  10. Франкл В.Человек в поисках смысла. М.: Прогресс, 1990. 368 с.
  11. Фрейд З. Психология бессознательного. М.: Просвещение, 1989. 448 с.
  12. 12.Фрейджер Р., Фейдимен Д.Личность. Теории, упражнения, эксперименты. СПб.: Прайм-Еврознак, 2004. 608 с.
  13. Фромм Э.Иметь или быть. М.: Прогресс, 1990. 336 с.
  14. Холл К., Линдсей Т.Теории личности. М., 2000. 719 с.
  15. Хьелл Л., Зиглер Д. Теории личности. М.; СПб.: Питер, 2003. 608 с.
  16. Экзистенциальная психология / под ред. Р. Мея. М.: Апрель Пресс & ЭКСМО-Пресс, 2001. 215 с.
  17. Эриксон Э.Идентичность: юность и кризис. М.: Флинта, 2006. 341 с.
  18. Юнг К. Г.Психологические типы. М.: Университетская книга. АСТ., 1998. 716 с.

 

References

  1. Adler A. Essays on individual psychology. M.: Kogito-Center, 2002. 218 p.
  2. Bandura A. The theory of social learning. St. Petersburg: Piter, 2002. 319 p.
  3. Kelly A. J. Theories of personality. St. Petersburg: Retch, 2000. 249 р.
  4. Cattell R. B. Psychology of individuality. St. Petersburg: Prime-Еvroznak, 2007. 127 p.
  5. Levin K. Dynamic Psychology. M.: Smisl, 2001. 572 p.
  6. Maslow A. Motivation and personality. M. SPb.: Piter, 2012. 351 p.
  7. Allport G. Personality in psychology. M.: PCB +; SPb .: Juventa, 1998. 345 p.
  8. Pervin L., John O. Psychology of personality. Theory and research. M.: Aspect Press, 2001. 607 p.
  9. Ryzhov B. N. System psychology. The 2nd edition. M.: T8 Publishing  Technologies, 2017. P. 131–165.
  10. Frankl V. Man’s search for meaning. M.: Progress, 1990. 368 p.
  11. Freud Z. Psychology of an unconscious mental process. M.: Prosvesheniye, 1989. 448 p.
  12. Frejger R., Feidimen D. Personality. Theories, exercises, experiments. St. Petersburg: Prajm-Evroznak, 2004. 608 p.
  13. Fromm E. To have or to be. M.: Progress, 1990. 336 p.
  14. Hall K., Lindsay T. Theories of personality. M., 2000. 719 p.
  15. Hjell L., Ziegler D. Theories of personality. M .; SPb.: Piter, 2003. 608 p.
  16. Existential psychology / Ed. by R. Mey. M.: Аprel Press & Eksmo-Press, 2001.215 p.
  17. Ericson E. Identity: youth and crisis. M.: Flint, 2006. 341 p.
  18. Jung C. G. Psychological types. M.: University Book. AST. 1998. 716 p.

 




[1] Постановка и решение противоположной задачи об отражении мотивационной проблематики в теориях личности представляется пока преждевременной по причине того, что по количеству и основательности разработки психологические теории мотивации уступают теориям личности.

[2] Бихевиористские теории мы обсуждать не будем, потому что мотивация в ее классическом психологическом понимании в этих теориях не представлена. Известно, что даже современные бихевиористы стараются не использовать в своих учениях психологический понятийный аппарат, в том числе понятие «личность», и предпочитают объяснять поведение человека на основе научения.

[3] История психодиагностики показывает, что чем точнее в науке определено то или иное понятие, тем больше имеется методик, предназначенных для изучения соответствующего ему явления. В качестве примера можно назвать многочисленные методики, используемые для психодиагностики таких познавательных процессов, как внимание, память и мышление. Вместе с тем, по таким однозначно не определенным понятиям, как сознание, бессознательное и воля, надежных и валидных психодиагностических методик предложено мало.