Get Adobe Flash player
PDF-версия
Б.Н. Рыжов - Системная психология
Содержание №19 2016

Психологические исследования

Валявко С. М. Анализ формирования самооценки старших дошкольников
Консон Г. Р. Психология инфернального двойника героя в романе Т. Манна «Доктор Фаустус»
Лубовский В. И., Валявко С. М., Князев С. М. Забытый, но не утраченный тест
Н. К., Данилова Л. В. Музыкально-эмоциональное развитие младших школьников в процессе художественно – творческой деятельности
Набатникова Л. П., Голубниченко А. А. Психологические особенности личностного самоопределения застенчивых старшеклассников
Староверова М. С. Особенности взаимодействия матерей с детьми, имеющими расстройства аутистического спектра
Шейнов В. П. Уверенность в себе и психологический по”> Шейнов В. П.

История психологии и психология истории

Рыжов Б. Н. Психологический возраст цивилизации (XIII – начало XIV веков)
Иванов Д. В. Психологическая мысль в России конца XVIII – начала XIX века. И. П. Пнин

Социологические исследования

Ананишнев В. М., Фурсов В. В., Ткаченко А. В. Международные критерии и показатели оценки деятельности вузов
Сведения об авторах №19
Наши партнеры

WWW.SYSTEMPSYCHOLOGY.RU

 

Б. М. Коган, Т. И. Хазиева, ОСОБЕННОСТИ ЭМОЦИОНАЛЬНОЙ СФЕРЫ ПРИ НАРУШЕНИЯХ ПИЩЕВОГО ПОВЕДЕНИЯ И ИЗБЫТОЧНОЙ МАССЫ ТЕЛА У ПОДРОСТКОВ

Журнал » 2016 №20 : Б. М. Коган, Т. И. Хазиева, ОСОБЕННОСТИ ЭМОЦИОНАЛЬНОЙ СФЕРЫ ПРИ НАРУШЕНИЯХ ПИЩЕВОГО ПОВЕДЕНИЯ И ИЗБЫТОЧНОЙ МАССЫ ТЕЛА У ПОДРОСТКОВ
    Просмотров: 33

ОСОБЕННОСТИ ЭМОЦИОНАЛЬНОЙ СФЕРЫ ПРИ НАРУШЕНИЯХ ПИЩЕВОГО ПОВЕДЕНИЯ И ИЗБЫТОЧНОЙ МАССЫ ТЕЛА У ПОДРОСТКОВ

 

 

Б. М. Коган, Т. И. Хазиева, МГПУ, Москва

 

В работе представлены результаты исследования агрессивности, тревожности, депрессивности и уровня психологического благополучия у подростков, страдающих нарушениями пищевого поведения (анорексия и булимия), а также избыточной массой тела. Показано, что все изученные параметры существенно отличаются от тех, которые присущи условно здоровым сверстникам.

Ключевые слова: нарушения пищевого поведения; избыточная масса тела; агрессивность; тревожность; депрессивность; психологическое благополучие.

 

FEATURES OF THE TEENAGERS EMOTIONAL SPHERE IN EATING BEHAVIOR DISORDERS AND OVERWEIGHT PROBLEMS

 

B. M. Kogan,

T. I. Xazieva, MCU, Moscow

 

Paper shows the research results of aggression, anxiety, depression and the level of psychological wellbeing among teenagers with eating disorders (anorexia and bulimia), as well as overweight problems. It is shown that all the researched data are differ significantly from the relatively healthy group of young people.

Keywords: eating disorders; overweight; aggression; anxiety; depression; psychological well-being.

 

Введение

 

В последнее время в большинстве экономически развитых стран мира прослеживается отчетливая тенденция к повышению количества людей с нарушениями массы тела, приводящими к соматоэндокринным расстройствам разной тяжести и психосоциальной дезадаптации [16]. Несомненный интерес представляет изучение эмоциональной сферы подростков с нарушениями пищевого поведения в сравнении с их сверстниками, у которых отмечается выраженное увеличение массы тела, что и явилось целью исследований, результаты которых изложены в представленной статье.

 

Современное состояние проблемы

 

Сегодня не вызывает принципиальных возражений одна из самых важных для теоретической аддиктологии гипотез о патогенетическом единстве химических и поведенческих зависимостей [10]. Подтверждением основных положений этой концепции является клиническое сходство ведущих симптомов формирования и развития зависимого поведения при алкоголизме, наркоманиях, токсикоманиях, патологической склонности к азартным играм, интернет-зависимости и других аномальных поведенческих стереотипах сексуального, религиозного или фанатичного поведения, патологической страсти к воровству или поджогам, пищевых поведенческих расстройств [7; 15].

Особую проблему представляют нарушения пищевого поведения, к которым относят булимию и анорексию, дебютирующие в подростковом возрасте, приводящие к серьезным расстройствам многих физиологических процессов, представляющих серьезную угрозу здоровью, а зачастую и жизни больного [13]. Подчеркнем, что одним из патогенетических механизмов формирования и развития анорексии и булимии считаются нарушения функции дофаминовых, норадреналиновых и серотони-новых нейромедиаторных систем в соответствующих областях головного мозга [1-3; 6].

Актуальность проведенного исследования определяется не только увеличением числа больных булимией и анорексией [12], но и тем, что во всем цивилизованном мире в последние 30-40 лет резко возросло число детей и подростков с избыточной массой тела, хотя им не ставится диагноз «нарушение пищевого поведения». По мнению О. Ю. Калиниченко, «каждая четвертая женщина в России страдает той или иной формой пищевой зависимости. По данным ВОЗ, к 2025 г. в России диагностироваться ожирение будет у 40 % мужчин и 50 % женщин» [9].

В различных культурах образ восприятия избыточной полноты неодинаков, поэтому нельзя говорить о кросс-культурном эталоне оптимального веса [8; 9]. Критическая оценка «толстого» индивида как уродливого или красивого находится в зависимости от духа времени, формирующего социальные и культурные стереотипы. Нельзя не согласиться с В. Бройтигам, П. Кристиан, М. Б. Рад, которые утверждают, что ожирение представляется важной причиной риска становления сахарного диабета, артериальной гипертензии, бронхиальной астмы, желчнокаменной болезни, атеросклероза, заболеваний суставов. Оно не только сокращает длительность жизни, но и оказывает большое влияние на ее качество [4].

Материалы и методы

Исследование экспериментальной группы проводилось в Клинике неврозов на кафедре психиатрии и медицинской психологии РУДН и в Эндокринологическом научном центре Министерства здравоохранения Российской Федерации в период 2014-2016 годов.

В исследовании приняли участие 40 испытуемых с нарушениями пищевого поведения с диагнозом «нервная анорексия» и 20 человек с диагнозом «нервная булимия» (при обработке полученных результатов обнаружилось, что между пациентами с анорексией и булимией нет существенных различий в уровне изученных характеристик эмоциональной сферы, что позволило объединить их в одну экспериментальную группу) и 30 человек с избыточной массой тела 2-й и 3-й степени [5], страдающих алиментарно-конституциональной формой ожирения, которое считается классическим психосоматическим заболеванием, приводящим к вырабатыванию вторичных невротических расстройств [11; 15; 18]. Все обследованные — девушки в возрасте от 14 до 17 лет. Клиническую диагностику испытуемых проводила доктор медицинских наук М. С. Артемьева. Испытуемые по-разному относились к исследованию: одни проявляли интерес к результатам и озабоченность ими, другие — полное хладнокровие и безразличие. В контрольной группе — 36 девушек сопоставимого возраста, не страдающих нарушениями пищевого поведения и имеющих нормальную массу тела.

В ходе проведенной диагностики были использованы следующие методики исследования:

1)    диагностика агрессивности по тесту Басса - Дарки [4; 17];

2)    методика дифференциальной диагностики депрессивных состояний В. А. Жму-рова [17];

3)    тест «Исследование тревожности», (опросник Спилбергера) [17];

4)    тест «Шкала психологического благополучия» (К. Рифф) [14].

Оценка различий между исследованиями контрольной и экспериментальной групп производилась с использованием статистического критерия Манна - Уитни.

Результаты и обсуждение

Обсуждение результатов проведенного исследования контрольной и экспериментальной группы начнем с приведения данных, полученных с помощью диагностики агрессивности.

Из представленных в таблице 1 результатов видно, что практически все параметры, кроме физической агрессии, у больных с нарушением пищевого поведения и у девушек с избыточной массой тела выше, чем у здоровых сверстниц. Критерий Манна - Уитни демонстрирует, что показатели косвенной агрессии, раздражения, подозрительности, вербальной агрессии, индексов враждебности

Уровень агрессивности испытуемых экспериментальных и контрольной групп

параметр

Контрольная группа (М ± m)

нарушения пищевого поведения (М ± m)

избыточная масса тела (М ± m)

Физическая агрессия (ФА)

4,67 ± 0,34

4,75 ± 0,41

4,37 ± 0,33

Косвенная агрессия (КА)

3,47 ± 0,27

5,12 ± 0,27***

4,87 ± 0,2**

Раздражение (Р)

5,03 ± 0,48

6,05 ± 0,50*

5,40 ± 0,41

Негативизм (Н)

2,23 ± 0,26

3,61 ± 0,29**

2,73 ± 0,23

Обида (О)

3,43 ± 0,33

4,45 ± 0,47*

4,43 ± 0,41*

Подозрительность (П)

3,53 ± 0,39

5,35 ± 0,48***

5,13 ± 0,36***

Вербальная агрессия (ВА)

6,17 ± 0,58

7,84 ± 0,53***

6,97 ± 0,34$

Чувство вины (ЧВ)

5,57 ± 0,28

6,17 ± 0,34

6,13 ± 0,27

Индекс враждебности (ИВ)

6,97 ± 0,54

9,8 ± 0,83***

9,57 ± 0,58***

Индекс агрессивности (ИА)

15,87 ± 0,89

18,6 ± 1,09*

16,73 ± 0,73

Примечание: * — р < 0,05.

** — р < 0,01.

*** — р < 0,01 по сравнению с контрольной группой.

$ — р < 0,05 по сравнению с пациентами с нарушениями пищевого поведения. Мсреднее значение; mстандартная ошибка среднего.

и агрессивности статистически достоверно превышают значения, полученные при обследовании представителей контрольной группы. Интересно отметить, что статистически достоверные отличия между пациентами двух экспериментальных групп выявляются только по показателю «вербальная агрессия».

Анализ результатов, полученных при дифференциальной диагностике депрессивных состояний, показал (табл. 2), что больным с нарушением пищевого поведения и девушкам с избыточной массой тела свойственна легкая депрессия (по мнению автора методики), однако показатель в 42,6 ± 5,16 и 34,93 ± 3,97 балла более чем в 2 раза превышает соответствующие значения в контрольной группе, что заставляет предполагать наличие у пациентов с нарушениями пищевого поведения и с избыточной массой тела более выраженных депрессивных расстройств.

При изучении уровня ситуативной и личностной тревожности удалось установить (табл. 3), что средние групповые значения больных с разными вариантами нарушений пищевого поведения достоверно превышают аналогичные данные здоровых испытуемых. В очередной раз подчеркнем, что принципиальной разницы показателей как личностной, так и реактивной тревожности между представителями обеих экспериментальных групп выявить не удалось.

На завершающем этапе исследования были измерены основные составляющие психологического благополучия по шкале психологического благополучия К. Риффа (табл. 4).

Результаты позволяют утверждать, что у подростков из обеих экспериментальных групп статистически значимо снижены уровни как социального функционирования, так и самосознания личности. В то же время необходимо подчеркнуть, что выявляются

Таблица 2

Уровень депрессивности в контрольной и экспериментальных группах

нарушения пищевого поведения (М ± m)

избыточная масса тела (М ± m)

Контрольная группа (М ± m)

42,6 ± 5,16***

34,93 ± 3,97***

16,1 ± 2,05

Примечание: *** — р < 0,01 по сравнению с контрольной группой.

Мсреднее значение; mстандартная ошибка среднего.

Тревожность у испытуемых экспериментальных и контрольной групп

параметр

Контрольная группа (М ± m)

нарушения пищевого поведения (М ± m)

избыточная масса тела (М ± m)

Ситуативная тревожность (СТ)

41,57 ± 1,74

49,6 ± 1,62*

52,05 ± 1,98**

Личностная тревожность (ЛТ)

42,3 ± 1,59

51,2 ± 1,74***

54,05 ± 2,16***

Примечание: * — р < 0,05.

** — р < 0,01.

*** — р < 0,01 по сравнению с контрольной группой.

Мсреднее значение; mстандартная ошибка среднего.

Таблица 4

Средние показатели субъективного благополучия в контрольной и экспериментальных группах

показатель

Контрольная группа (М ± m)

нарушения пищевого поведения (М ± m)

избыточная масса тела (М ± m)

Положительные отношения с другими

60,60 ± 2,97

51,76 ± 1,12*

49,59 ± 1,92**

Автономия

58,87 ± 1,99

42,15 ± 0,83**

46,30 ± 0,92*

Управление окружением

55,67 ± 1,74

38,51 ± 1,34***

48,87 ± 1,11*$$

Личностный рост

66,07 ± 1,67

47,55 ± 1,23***

59,23 ± 1,35*$

Цель в жизни

68,13 ± 2,07

46,78 ± 2,00***

59,50 ± 1,51*$

Самопринятие

57,67 ± 3,45

47,44 ± 0,95***

41,93 ± 1,00***$

Примечание: * — р < 0,05.

** — р < 0,01.

*** — р < 0,01 по сравнению с контрольной группой.

$ — р < 0,05 по сравнению с пациентами с нарушениями пищевого поведения. Мсреднее значение; mстандартная ошибка среднего.

достоверные различия в ряде показателей между больными с нарушениями пищевого поведения и девушками, страдающими избыточной массой тела (табл. 4).

Заключение

 

По итогам представленного фрагмента исследований можно сделать следующие основные выводы: удалось достоверно доказать гипотезу о том, что как при основных клинических проявлениях нарушений пищевого поведения (пищевой аддикции), так и при значительном увеличении массы тела у девушек-подростков выявляется целый комплекс нарушений в эмоциональной сфере, включающий повышенную раздражительность и утомляемость, внутреннее напряжение и постоянную усталость, агрессивность и враждебность, тревожность, сниженное настроение, удрученность, подавленность, депрессивность. Нужно подчеркнуть, что не существует достоверных различий показателей эмоциональной сферы между больными нервной анорексией и нервной булимией, что в очередной раз убеждает в том, что феноменологически разные варианты аддиктивного поведения базируются на одинаковых нейрохимических [2; 3] и психологических механизмах.

Весьма важно как с теоретических, так и с практических позиций то, что у подростков с нарушенной массой тела большинство изученных психологических показателей существенно не отличается от тех, которые обнаружены у больных с нарушениями пищевого поведения. Это может быть связано с тем, что в современной подростковой среде индивиды с избыточной массой тела подвергаются стигматизации среди сверстников, приводящей к явному падению самопринятия, что может стать патогенетическим звеном формирования у них дисморфо-фобических расстройств разной выраженности.

 

Литература

  1. Агаджанян Н. А., Артемьева М. С. Ковалева И. А., Коган Б. М., Филатова Т. С., Дроздов А. 3. Особенности экскреции катехоламинов при психогенных рвотах // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия: Медицина. 2014. № 2. С. 30-34.
  2. Артемьева М. С., Ковалева и. А., Коган Б. М., Филатова т. С., Дроздов А. з. Дофамин и нервная булимия: клинико-нейрохимические закономерности // Технологии живых систем. 2014. Т 14. № 1. С. 13.
  3. Артемьева М. С., Ковалева и. А., Коган Б. М., Дроздов А. з., Филатова т. С., Данилин и. Е. Экскреция катехоламинов у пациентов с нарушениями пищевого поведения // Журнал неврологии и психиатрии им. C. C. Корсакова. 2015. Т 115. № 9. С. 36-40.
  4. Бройтигам В., Кристиан п., Рад М. Б. Психосоматическая медицина: кратк. учебн. / пер. с нем. Г. А. Обухова, А. В. Бруенка; предисл. В. Г. Остроглазова. М.: ГЭОТАР МЕДИЦИНА, 1999. 376 с.
  5.  Вахмистров А. В., Вознесенская т. г., посохов С. и. Клинико-психологический анализ нарушений пищевого поведения при ожирении // Журнал неврологии и психиатрии им. С. С. Корсакова. 2001.    № 12. С. 19-24.
  6. Дмитриева т. Б., Дроздов А. з, Коган Б. М. Периферические показатели метаболизма серотонина при психических расстройствах // Российский психиатрический журнал. 2000. № 4. С. 52-56.
  7. Егоров А. Ю. Нехимические (поведенческие) аддикции (обзор) // Аддиктология. 2005. № 1. С. 65-77.
  8. Егоров А. Ю. К вопросу о феноменологии пищевых аддикций // Человек, алкоголь, курение и пищевые аддикции (соматические и наркопсихиатрические аспекты): материалы 2-го междисциплинарного конгресса с международным участием (г. Санкт-Петербург, 24-25 апреля 2008 г.). СПб., 2008. 203 с.
  9. Калиниченко о. Ю. Социальные факторы формирования зависимого поведения в подростковом и юношеском возрасте // Вестник новых медицинских технологий. 2006. Т 13. № 2. С. 188-190.
  10. Коган Б. М., Артемьева М. С., Ковалева и. А., Филатова т. С., Дроздов А. з. Расстройства пищевого поведения как модель для изучения патогенеза аддикций // Вопросы наркологии. 2016. № 2. С. 41-52.
  11. Коркина М. В., Дивилько М. А., Марилов В. В. и др. Булимические расстройства при нервной анорексии // Журнал неврологии и психиатрии. 1991. № 5. С. 43-47.
  12. Короленко Д. П., Дмитриева Н. В. Социодинамическая психиатрия. М.: Академический проект; Екатеринбург: Деловая книга, 2000. 464 с.
  13. Красноперова Н. Ю. Клинико-динамическая характеристика пищевой аддикции: автореф. дис. ... канд. мед. наук. Томск, 2001. 23 с.
  14. Лепешинский Н. Н. Адаптация опросника «Шкалы психологического благополучия» К. Рифф // Психологический журнал. 2007. № 3. С. 24-37.
  15. Менделевич В. Д. Психология девиантного поведения: учеб. пособие. СПб.: Речь, 2005. 445 с.
  16. Приленский Б. Ю., Приленская А. В., Федорова и. и., Култышев Д. В. Актуальные вопросы психотерапии зависимого пищевого поведения // Медицинская психология в России: электрон. науч. журнал. 2009. № 1. URL: http://mprj.ru/
  17. Райгородский Д. Я. Методика дифференциальной диагностики депрессивных состояний В. А. Жмурова // Практическая психодиагностика. Методики и тесты: учеб. пособие. Самара: БАХРАХ-М, 2001. 672 с.
  18. Pelchat M. L. Food, Craving, Obsession, Compulsion and Addiction // Physiology and Behavior.2002.    Vol. 76. № 3. P. 347-352.

 

References

 

  1. Agadzhanyan N. A., Artem’eva M. S., Kovaleva I. A., Kogan B. M., Filatova T. S., Drozdov A. Z. Peculiarities of the Excretion of Catecholamines in Psychogenic Vomiting // Bulletin of the Russian University of Friendship of Peoples. Series: Medicine. 2014. № 2. P. 30-34.
  2. Artem’eva M. S., Kovaleva I. A., Kogan B. M., Filatova T. S., Drozdov A. Z. Dopamine and Bulimia Nervosa: Clinical and Neurochemical Patterns // Technology of Living Systems. 2014. T. 14. № 1. P. 13.
  3. Artem’eva M. S., Kovaleva I. A., Kogan B. M., Drozdov A. Z., Filatova T. S., Danilin I. E.Excretion of Catecholamines in Patients with Eating Disorders // Neuroscience and Behavioral Physiology. 2015. T. 115. № 9. P. 36-40.
  4. Brautigam B., Christian P., Good M. B. Psychosomatic Medicine: Educational Book / German Trans. G. A. Obukhov, A. V. Bruene; Foreword V G. Ostroglazov. M.: GEOTAR MEDICINE, 1999. 376 p.
  5. Vaxmistrov A. V., Voznesenskaya T. G., Posoxov S. I. Clinical and Psychological Analysis of Eating Disorders in Obesity // Neuroscience and Behavioral Physiology. 2001. № 12. P. 19-24.
  6. Dmitrieva T. B., Drozdov A. Z, Kogan B. M. Peripheral Indicators of Metabolism of Serotonin at Mental Disorders // Russian Journal of Psychiatry. 2000. № 4. P. 52-56.
  7. Egorov A. Yu. Non-Chemical (Behavioral) Addiction (Review) // Addictologie. 2005. № 1. P. 65-77.
  8. Egorov A. Yu. About the Question of the Food Addictions Phenomenology // Man, Alcohol, smoking and Food Addiction (Somatic and Drug Aspects). Materials of the 2nd Interdisciplinary Congress with International Participation. SPb.: 2008. 203 p.
  9. Kalinichenko O. Yu. Social Factors of Formation of Addictive Behavior in Adolescence and Young Adulthood // Journal of New Medical Technologies. 2006. Vol. 13. № 2. P. 188-190.
  10. Kogan B. M., Artem’eva M. S., Kovaleva I. A., Filatova T. S., Drozdov A. Z. Eating Disorders as a Model to Study the Pathogenesis of Addictions // Issues Addiction. 2016. № 2. P. 41-52.
  11. Korkina M. V., Civil’ko M. A., Marilov V. V. et al. Bulimia Disorder in Anorexia Nervosa // Journal of Neurology and Psychiatry. 1991. №. 5. P. 43-47.
  12. Korolenko C. P., Dmitrieva N. V. Sociodynamic Psychiatry. M.: Academic Project; Yekaterinburg: Business Book, 2000. 464 p.
  13. Krasnoperova N. Yu. Clinical-Dynamic Characteristics of Food Addiction: Author. Theasis Ph. D. Tomsk, 2001. 23 p.
  14. Lepeshinskij N. N. Adaptation of the Questionnaire “Scale Psychological Well-being”, K. Riff // Psychological Journal. 2007. №. 3. P. 24-37.
  15. Mendelevich V. D. Psychology of Deviant Behavior. Textbook. SPb.: Rech’, 2005. 445 p.
  16. Prilenskij B. Yu., Prilenskaya A. V., Fedorova I. I., Kultyshev D. V. Topical Issues of Psychotherapy Dependent Feeding Behavior // Medical Psychology in Russia: Electron. Scientific Journal. 2009. №. 1. URL: http://mprj.ru/
  17. Rajgorodskij D. Ya. Method of Differential Diagnosis of Depressive States V A. Zhmurov // Practical Psychodiagnostics. Methods and Tests. Training Manual. Samara: BAKHRAKH-M, 2001. 672 p.
  18. Pelchat M. L. Food, Craving, Obsession, Compulsion and Addiction // Physiology and Behavior. 2002. Vol. 76. № 3. P. 347-352.