Get Adobe Flash player
PDF-версия
Б.Н. Рыжов - Системная психология
Содержание №21 2017

Психологические исследования

Валявко С. М., Шулекина Ю. А. Проблема смыслового восприятия текста детьми дошкольного возраста
Васильева И. И. Справедливость в организации: системно-функциональный подход
Бершедова Л. И., Набатникова Л. П. Семья в системе ценностей и судьбах русской эмиграции первой волны
Немов Р. С., Алтунина И. Р., Яценко Д. А. Общее и различное в психологических теориях личности и мотивации
Шейнов В. П. Незащищенность студентов от манипуляций и их психологический пол, локус контроля и уверенность в себе
Марчук Н. Ю. Роль чрезвычайных ситуаций в филогенезе и онтогенезе человека

Социально-психологические аспекты развития информационно-коммуникационных технология

Романова Е. С., Шубин С. Б. Психологическое влияние компьютерных и консольных видеоигр в молодежной среде

История психологии и психология истории

Иванов Д. В. Психологическая мысль в России в первой трети XIX в. П. Я. Чаадаев

Мнения

Simons G. Tangible threats through intangible means: aspects of BRICS information and communication Security
Мрдуляш П. Б. Классификация проектно-ориентированных образовательных программ

Рецензия

Шейнов В. П. Рецензия на книгу Рыжова Б. Н. «Системная психология»

Информация

Сведения об авторах журнала «Системная психология и социология», 2017, № 1 (21)
Наши партнеры

WWW.SYSTEMPSYCHOLOGY.RU

 

Т. И. Бонкало, РГСУ, Москва, О. П. Горбушина, МИОО, Москва М. Н. Цыганкова, РГСУ, Москва, ПРОФИЛАКТИКА ВОВЛЕЧЕНИЯ МОЛОДЕЖИ В ДЕСТРУКТИВНЫЕ ОРГАНИЗАЦИИ РЕЛИГИОЗНОЙ И ЭТНОНАЦИОНАЛИСТИЧЕСКОЙ НАПРАВЛЕННОСТИ

Журнал » 2016 №20 : Т. И. Бонкало, РГСУ, Москва, О. П. Горбушина, МИОО, Москва М. Н. Цыганкова, РГСУ, Москва, ПРОФИЛАКТИКА ВОВЛЕЧЕНИЯ МОЛОДЕЖИ В ДЕСТРУКТИВНЫЕ ОРГАНИЗАЦИИ РЕЛИГИОЗНОЙ И ЭТНОНАЦИОНАЛИСТИЧЕСКОЙ НАПРАВЛЕННОСТИ
    Просмотров: 1698

ПРОФИЛАКТИКА ВОВЛЕЧЕНИЯ МОЛОДЕЖИ В ДЕСТРУКТИВНЫЕ ОРГАНИЗАЦИИ РЕЛИГИОЗНОЙ И ЭТНОНАЦИОНАЛИСТИЧЕСКОЙ НАПРАВЛЕННОСТИ

 

 

Т. И. Бонкало, РГСУ, Москва, О. П. Горбушина, МИОО, Москва М. Н. Цыганкова, РГСУ, Москва,

 

В статье раскрыты понятия этнонационалистических и деструктивных религиозных организаций; представлены результаты исследования социально-психологических особенностей лиц, вовлеченных в деструктивные религиозные организации; даны практические рекомендации для профилактики вовлечения подростков и молодежи в деструктивные организации религиозной и этнонационалистической направленности, которые можно реализовать в рамках изучения дисциплин предметной области «Основы духовно-нравственной культуры народов России» в массовых школах и других образовательных организациях.

Ключевые слова: профилактика; подростки и молодежь; школа; повышение квалификации педагогов; деструктивные религиозные организации; организации этнонационалистической направленности; предметная область «Основы духовно-нравственной культуры народов России»; социально-психологические характеристики лиц; вовлеченных в деструктивные религиозные организации.

 

PREVENTIVE MEASURES OF YOUTH INVOLVEMENT INTO DESTRUCTIVE ORGANIZATIONS WITH RELIGIOUS AND ETHNO-NATIONALIST CHARACTER11

 

T. I. Bonkalo, RSSU, Moscow, O. P Gorbushina, MIOE, Moscow M. N. Cygankova, RSSU, Moscow

 

The article deals with the concept of ethno-nationalist and destructive religious organizations. It presents the results of research on the socio-psychological characteristics of persons involved in the destructive religious organizations. Practical recommendations are given for the prevention of the involvement of adolescents and youth into the organization of destructive religious and ethno-nationalist orientation, which can be implemented into the study of the subject area disciplines like «Fundamentals of spiritual and moral culture of the peoples of Russia» in schools and other educational organizations.

Keywords: prevention; adolescents and young people; schools; training teachers; destructive religious organizations; ethno-nationalist orientation of the organization; subject area «Fundamentals of spiritual and moral culture of the peoples of Russia»; socio-psychological characteristics of persons involved in the destructive religious organizations.

 

Введение

 

Обращение к вопросам профилактики вовлечения молодежи в деструктивные организации религиозной и этнонационалисти-ческой направленности в достаточной мере актуально как в теоретическом, так и практическом планах. События последних лет, произошедшие в России и в ряде стран ближнего и дальнего зарубежья, свидетельствуют, прежде всего, о наметившейся устойчивой тенденции распространения националистических настроений в молодежной среде, об увеличении числа молодых людей, разделяющих идеалы и ценности экстремистской направленности, о возникновении реальной угрозы возрождения национализма и неофашизма как форм массового сознания [10]. Одним из источников распространения националистических настроений является деятельность религиоз-но-этнонационалистических организаций, критерием деструктивности которых выступают отказ от общепринятых социальных ценностей и приоритетов, изменение сознания и самосознания личности в направлении переориентации ее с позиций жизнеутверждения и созидания на позиции отстранения, разрушения и саморазрушения.

Понятие «национализм» в научной литературе имеет широкий спектр трактовок, но обычно им обозначается его этническая разновидность — этнонационализм, — радикальные формы которого включают нацизм, фашизм и неофашизм [3; 7; 12]. Для этно-националистических по содержанию концепций характерны эклектика и алогизм, опора на абстрактные идеалы, мифы и традиции, апеллирование к эмоциональной сфере личности, что обусловливает их сходство и связь с основополагающими доктринами деструктивных религиозных организаций [13]. Существуют примеры их синергии и взаимоусиления в рамках так называемых национальных религий, свойственных национальным государствам, относительно гомогенным по этническому и религиозному составу (синтоизм, даосизм, индуизм и др.). Такие религии исторически древнее, но их представители меньше по численности, чем представители вненациональных мировых религий, к которым относят христианство, ислам и буддизм [13]. В свою очередь, вероучения мировых религий выступают в качестве антагонистов этнонационализма, так как они не только обращены к лицам всех национальностей, но и утверждают незначимость национальных признаков для духовной жизни человека [4].

Поскольку наибольшая часть верующих в России все-таки исповедуют мировые вненациональные религии, «плодом» поиска религиозных основ этнонационализма стала генерация новых религиозных движений («сект») неоязыческого характера, которые способствуют его дополнительной радикализации. Их распространение ограничено законодательством РФ, так как деятельность многих из них квалифицируется как уголовное преступление в соответствии со ст. 280, 282 УК РФ. Достаточно быстрый темп включения таких организаций и их информационных ресурсов в список экстремистских, однако, не успевает за сменой их названий и созданием новых объединений, сайтов, информационных материалов. Одни из ведущих телеканалов России, такие как «ТВ-3», «ТНТ» и «РЕН-ТВ», косвенно способствуют их экспансии, так как популяризируют различные формы экстрасенсорики, парапсихологии, астрологии, йоги, шаманизма, магических и других нетрадиционных или архаических религиозных практик, свойственных новым религиозным движениям («сектам»). Основная же часть информационной агрессии поступает через менее подверженный цензуре Интернет, нацеленный преимущественно на молодежь [6]. В русле неоязычества и особенно его псевдорусской вариации, так называемого «родноверия», радикальный этнонационализм — одна из главнейших доктринальных основ, так как их аргументация против мировых религий построена на антисемитизме, вплоть до откровенного неофашизма [1; 11]. Типичные примеры — это учения Н. В. Левашова [2], Древнерусской инглиистической церкви православных староверов-инглингов А. Ю. Хиневича [9], А. В. Трехлебова [8]; «Концепция общественной безопасности (КОБ)», члены «Круга языческой традиции», «Союза славянских общин славянской родной веры» и «Велесова круга» и др. [11]. Как своего рода «апологеты» неоязычества выступают авторы псевдолингвистических (Г. С. Гриневич и др.) и псевдоисторических учений (А. Т Фоменко, Ю. Д. Петухов и др.).

Проблема вовлечения молодежи в деструктивные организации религиозной и этно-националистической направленности диктует острую необходимость разработки эффективных социально-психологических и педагогических технологий противодействия данному процессу. Этому весьма способствует введение в процесс обучения государственных и муниципальных общеобразовательных организаций Российской Федерации комплексного учебного курса «Основы религиозных культур и светской этики» и предметной области «Основы духовно-нравственной культуры народов России» [5]. Предметная область обозначенных учебных курсов, «учитывающая региональные, национальные и этнокультурные особенности народов Российской Федерации, в соответствии с Федеральным государственным образовательным стандартом основного общего образования, действующим с 1 сентября 2015 года, призвана обеспечить знание основных норм морали, культурных традиций народов России, формирование представлений об исторической роли традиционных религий и гражданского общества в становлении российской государственности» [5]. Следует отметить также, что в предметную область «Основ духовнонравственной культуры народов России» входит рассмотрение только традиционных для России религий: православного христианства, ислама, иудаизма и буддизма. При этом нетрадиционные религиозные организации и верования считаются неприемлемыми для изучения в силу деструктивного характера многих из них, подавляющих личность человека и препятствующих его адекватной социализации в обществе. Изучение курса «Основы религиозных культур и светской этики» нацелено на обеспечение развития социальной и личностной ответственности, формирования высокого уровня критического мышления, субъективного локуса контроля в области достижений и межличностных отношений, эмоциональной устойчивости, снижения у обучающихся уровня внушаемости и конформизма.

Одним из необходимых условий эффективной реализации учебных программ является опора на индивидуально-личностные особенности обучающихся, учет уровня их склонности к вовлечению в деструктивные организации религиозной и этнонацио-налистической направленности. Создание таких условий должно опираться на научно обоснованные сведения о социально-психологических особенностях лиц, вовлеченных в деструктивные религиозные организации этнонационалистической направленности.

 

Исследование социально-психологических особенностей лиц, вовлеченных в деструктивные религиозные организации

 

В 2011-2016 годах в рамках проведенного нами эмпирического исследования был выявлен ряд чрезвычайно важных социально-психологических особенностей лиц, вовлеченных в деструктивные религиозные организации. Выборка испытуемых составила 180 молодых людей в возрасте от 18 до 25 лет и была разделена на две исследовательские группы, контрастные по критерию принадлежности к деструктивным организациям религиознодеструктивной направленности и идентичные по своим социально-демографическим характеристикам. Экспериментальную группу составили 90 человек, имеющих членство в нетрадиционных религиозных сектах, таких как «Круг языческой традиции» (родноверческие организации, объединенные совместным пользованием московских капищ в музее-заповеднике «Коломенское» и Битцевском парке, в том числе «Круг Бера», «Купала», «Московская славянская языческая община», «Коляда Вятичей»), «Союз славянских общин славянской родной веры» и «Велесов круг». В контрольную группу вошли 90 молодых людей, не имеющих никаких связей с подобными организациями. С помощью отобранных психодиагностических методик (Миннесотский многофакторный личностный опросник (адаптация Л. Г. Собчик), методика диагностики уровня развития критического мышления; методика диагностики типов акцентуации черт характера Леонгарда - Шми-шека; методика диагностики уровня развития межэтнической интолерантности Т И. Бонка-ло и Л. В. Варавиной, методика диагностики социально-психологической адаптации К. Роджерса и Р. Даймонда, методика диагностики коммуникативной установки В. В. Бойко) мы изучили особенности развития их когнитивной, ценностно-смысловой, мотивационно-потребностной и эмоционально-волевой сфер личности.

В начале исследования были изучены индивидуально-психологические особенности членов деструктивных религиозных организаций этнонационалистической направленности. При математической обработке результатов тестирования, проведенного с помощью Миннесотского многофакторного личностного опросника, было выявлено, что большинство членов деструктивных религиозных организаций характеризуются резко повышенным уровнем тревожности и склонности к неупорядоченному поведению, препятствующему установлению ими гармоничных отношений с окружающими людьми. Внутренняя напряженность, недовольство ситуацией, мало адекватная активность, стремление избежать конфликтов, воздержаться от какой-либо критики в сочетании с демонстративной доброжелательностью, ложной искренностью — все это в большей степени свойственно молодым людям, вовлеченным в деятельность деструктивных религиозных организаций, чем их сверстникам, не увлеченным неоязыческими идеями.

Достоверно значимые различия между двумя исследовательскими группами были зафиксированы по таким шкалам опросника, как «Паранойя» (t = 5,99, p < 0,001), «Выражение мужских и женских интересов» (t = 4,23, p < 0,001), «Социальная интроверсия» (t = 3,67, p < 0,001). Качественный анализ зафиксированных эмпирических данных показал, что члены деструктивных религиозно-этнонацио-налистических организаций в большинстве своем отличаются неадекватной экстраверти-рованностью и затрудненностью в социальной адаптации. При этом у большинства мужчин (78,92 %) был зафиксирован пик на пятой шкале опросника, свидетельствующий об их повышенном внимании к тонким проявлениям эмоциональной жизни, их чувствительности, сентиментальности и душевной ранимости. Было выявлено также, что большинство респондентов экспериментальной группы, как мужского, так и женского пола, характеризуются ригидностью мышления, болезненной подозрительностью, тенденцией к образованию сверхценных идей и отношений. Сохраняя в любых условиях и обстоятельствах положительную эмоциональную окраску собственных мотивов, такие члены деструктивных религиозных организаций стремятся к стабильности сформированных психологических установок вплоть до патологической ригидности аффекта, укрепленного сформированной ложной концепцией, объясняющей и оправдывающей ее возникновение. Наличие фобий, устойчивых и необоснованных страхов, немотивированных опасений, навязчивых мыслей и поступков, с постоянной готовностью к возникновению тревожных реакций, низкая психоустойчивость становятся источниками стремления личности найти опору в виде членства в организациях, объединяющих лиц со сходными индивидуально-психологическими и характерологическими особенностями.

Достоверно значимые различия между двумя исследовательскими выборками были зафиксированы и по показателям степени выраженности акцентуированных черт характера и, в частности, по таким шкалам опросника Леонгарда - Шмишека, как «Эмотивность» (t = 2,78, p < 0,01), «Тревожность» (t = 5,84, p < 0,001) и «Экзальтированность» (t = 4,32, p < 0,001). При этом указанные показатели значимо выше в экспериментальной группе, чем в контрольной. На рисунке 1 представлены результаты исследования степени выраженности акцентуированных черт характера испытуемых двух исследовательских групп, уточняющих «психологический портрет» их личности.

Из графика видно, что члены деструктивных религиозных организаций — это люди, отличающиеся в основном высоким уровнем чувствительности и ощущения связанности с миром, высокой степенью альтруизма и желания помочь другим. Эта альтруистическая направленность личности, однако, сочетается с невозможностью устанавливать доверительные и искренние реальные взаимоотношения в силу наличия препятствующих межличностному контакту свойств и черт характера. Их глубокие переживания зачастую вызваны внешне наблюдаемыми эмоциями, отражающими резкие перепады их настроения. При этом грусть и печаль, как правило, усугубляются, доводя личность до истинно экзальтированного состояния. Сосредоточенность на мрачных сторонах жизни, негативные реакции даже на незначительные жизненные события, особенно события в жизни общества, детерминируют стремление личности найти способы своего самовыражения в тех реалиях, которые отвергаются социумом, что и обусловливает развитие этнонационалистических установок экстремистской направленности.

 

 

Рис. 1. Результаты исследования акцентуированных черт характера респондентов

двух исследовательских групп

 

 

Развитие у таких личностей этнонациона-листических установок во многом обусловлено и низким уровнем их социально-психологической адаптации, и высокой внушаемостью, и некритическим мышлением, и спецификой их национального самосознания, и высоким уровнем межэтнической интолерантности.

Результаты исследования коммуникативных установок свидетельствуют о том, что среднегрупповые показатели степени выраженности склонности делать необоснованные негативные выводы об окружающей действительности значимо выше в экспериментальной группе, чем в контрольной (табл. 1).

Таблица 1


Результаты исследования коммуникативной установки респондентов двух исследовательских групп

Коммуникативные установки

Экспериментальная

группа

Контрольная

группа

t

Р

Завуалированная жестокость к людям

12,83 ± 1,3

9,71 ± 0,9

1,97

> 0,05

Открытая жестокость в отношениях к людям

18,24 ± 1,9

17,82 ± 1,8

0,54

> 0,05

Обоснованный негативизм в суждениях о людях

3,28 ± 0,3

3,96 ± 0,4

1,36

> 0,05

Склонность к необоснованным выводам об окружающей действительности

7,83 ± 0,8

4,66 ± 0,5

3,37

< 0,01

Личный негативный опыт общения

14,33 ± 1,5

9,48 ± 1,0

2,69

< 0,01


Анализ протоколов исследования показал, что лица, вовлеченные в деструктивные религиозные организации, достаточно часто соглашались с утверждениями о том, что в современном мире много несправедливости, что сами люди виновны в процветании алчности, жестокости, жадности, подлости, что, например, все высокопоставленные чиновники довольно беспринципны, безнравственны и безбожны. Вместе с тем в их ответах звучала гордость за русский народ, вера в то, что с таким народом можно построить счастливое будущее, если они перестанут руководствоваться в своей жизни мелкими интересами и ложными суждениями, навязанными им «чужими» людьми, уже утратившими связь со своими предками и со своей родиной. Схематичные и во многом поверхностные обобщения негативных факторов социальной действительности обусловили их убеждение в том, что именно цивилизация и современность стали источниками озлобленности людей, их безликости, опустошенности, неспособности испытывать глубокие чувства любви и сострадания. Такие убеждения членов деструктивных религиозно-этнонациона-листических организаций детерминированы личным негативным опытом общения с окружающими их людьми, о чем свидетельствуют достоверно значимые различия между двумя исследовательскими группами в соответствующих показателях (t = 2,69, p < 0,01).

В целом результаты исследования коммуникативных установок респондентов двух исследовательских групп позволяют говорить о том, что члены деструктивных религиозных организаций не способны принимать индивидуальность других людей, прощать им ошибки. При всей своей чувствительности и альтруистической направленности они стремятся перевоспитать, переделать партнера по общению под самого себя, что свидетельствует о достаточно низком уровне их коммуникативной толерантности.

Результаты сравнительного анализа процентных распределений двух групп испытуемых по уровню развития межэтнической инто-лерантности свидетельствуют также о том, что в своих средних значениях такой уровень значимо выше у членов деструктивных религиозных и этнонационалистических организаций, чем у молодежи, не относящейся к нетрадиционному религиозному движению. Так, 74,19 % испытуемых экспериментальной группы характеризуются реальным уровнем развития межэтнической интолерантности, что выражается в их готовности и способности к проявлению экстремизма и национализма. Сравнительный анализ эмпирических данных подтвердил, что процентные распределения респондентов двух исследовательских групп по уровню развития межэтнической интоле-рантности отличаются друг от друга на достоверном уровне различий (%2 = 518,28;p < 0,001). Вместе с тем обращает на себя внимание тот факт, что 62,10 % молодежи, не принадлежащей к этнонационалистическим религиозным объединениям, характеризуются начальным уровнем развития межэтнической интолерантности, предполагающим их готовность к проявлению интолерантного поведения в отношении представителей других этнических и конфессиональных групп. Более того, у 11,29 % молодых людей контрольной группы был зафиксирован критический уровень развития межэтнической интолерантности, и у 23,39 % — реальный. Анализ эмпирических данных позволяет нам говорить о существовании в российской молодежной среде латентного интолерантного отношения к представителям другой этнической и конфессиональной группы. В таких условиях при наличии определенных индивидуально-психологических особенностей молодежь становится достаточно уязвимой к манипуля-тивным действиям деструктивных организаций религиозной и этнонационалистической направленности.

 

Методические рекомендации по профилактике вовлечения молодежи в деструктивные организации религиозной и этнонационалистической направленности

 

В контексте профилактики вовлечения подростков и молодежи в деструктивные организации религиозной и этнонационалистиче-ской направленности, которую можно проводить в рамках изучения дисциплин предметной области «Основы духовно-нравственной культуры народов России» в общеобразовательных школах, в первую очередь следует повышать профессиональную квалификацию педагогов и администрации учебных учреждений по данному направлению.

Несомненно, в современных социальных реалиях России основной проблемой крупных мегаполисов являются вопросы ускоренных миграционных процессов. Для образовательных учреждений это, прежде всего, возникновение многонациональных, поликультурных классов. Культура, история, современное развитие либо упадок страны или региона России, из которого приехала семья ученика, ее ментальные установки, сохраненные традиции поведения, отношение к самой России, ее столице и ее коренным жителям существенно влияют не только на процесс обучения ученика, но на весь психологический микроклимат в классах и школе в целом. Знание учителем основных методик, способов и приемов управления многонациональным, поликультурным коллективом на основе традиционных для России культурно-нравственных ценностей является залогом формирования успешного взаимопонимания в многонациональных, поликультурных классах.

В то же время при всем многообразии этнического и религиозного состава народов России общепризнанными для нашей страны считаются православно-христианские культурные и духовно-нравственные ценности, которые на протяжении веков являются не только государствообразующими, но и формирующими адекватную целостность многонациональной России. Часто психологическая и педагогическая некомпетентность преподавателей школы приводит к конфликтам на национальной и религиозной почве. Поэтому высокая квалификация и развитие соответствующих педагогических компетенций помогают учителю создать благоприятную и комфортную обстановку на уроках и переменах в школах. Такая обстановка, в свою очередь, влияет на то, что подросток тянется к школьным занятиям и внеурочной деятельности и, следовательно, становится менее уязвим к действиям деструктивных организаций религиозной и этнонационалистической направленности. Учитывая, что и сам педагогический состав современных школ часто является многонациональным, то начинать повышение квалификации в управлении поликультурным коллективом рекомендуется с административного аппарата учебных заведений. И здесь целесообразным представляется реализация специально разработанных программ психологических тренингов, ориентированных на формирование у административных работников школы культуры межнационального общения, повышения уровня развития этногражданской идентичности их личности.

Вторым направлением профилактики вовлечения молодежи в деструктивные рели-гиозно-этнонационалистические организации следует признать использование огромного потенциала самой предметной области «Основы духовно-нравственной культуры народов России», которая ориентирована на воспитание способности обучающихся «к духовному развитию, нравственному самосовершенствованию; воспитание веротерпимости, уважительного отношения к религиозным чувствам, взглядам людей или их отсутствию; <повышение уровня> знания основных норм морали, нравственных, духовных идеалов, хранимых в культурных традициях народов России, готовность на их основе к сознательному самоограничению в поступках, поведении, расточительном потребительстве; формирование представлений об основах светской этики, культуры традиционных религий, их роли в развитии культуры и истории России и человечества, в становлении гражданского общества и российской государственности; <осмысления и осознания> значения нравственности, веры и религии в жизни человека, семьи и общества; формирование представлений об исторической роли традиционных религий и гражданского общества в становлении российской государственности» [3].

В соответствии с Письмом Минобрнауки России от 25.05.2015 № 08-761 «Об изучении предметных областей: “Основы религиозных культур и светской этики” и “Основы духовно-нравственной культуры народов России”» обозначенная предметная область может быть реализована через специально организованные занятия, «учитывающие региональные, национальные и этнокультурные особенности региона России, включенные в часть учебного плана, формируемую участниками образовательных отношений; <через> включение в рабочие программы учебных предметов, курсов, дисциплин (модулей) других предметных областей и тем, содержащих вопросы духовно-нравственного воспитания; включение занятий по предметной области основ духовно-нравственной культуры народов России во внеурочную деятельность в рамках реализации Программы воспитания и социализации обучающихся» [2].

Таким образом, рекомендуется создание целенаправленных программ психологопедагогического взаимодействия для:

-    выявления по психолого-педагогическим характеристикам подростков группы риска, которые могут быть легко вовлечены в деятельность этнонационалистических и деструктивных религиозных организаций;

-    выявления и контроля за деятельностью лиц, уже вовлеченных в деструктивные религиозные и/или националистические организации (причем ими могут быть и представители педагогического состава школы, и учащиеся, и члены их семей, и ближайший круг общения);

-    осуществления психолого-педагогического сопровождения учащихся группы риска и их семей, основанного на формировании адекватной социализации учащихся, развитии их личностных качеств и гражданской ответственности, любви к России. Следует отметить, что особенно важно воспитывать и у детей мигрантов чувство уважения к законам, культуре, духовно-нравственным ценностям, истории, правительству и самим жителям страны, в которой они проживают, учатся и получают другие социальные блага;

-    активной информационно-просветительской деятельности в рамках школы по профилактике вовлечения подростков в деструктивные организации религиозной и этнонационалистической направленности;

-    ознакомления и привития традиционных духовно-нравственных ценностей российского общества.

Информационно-просветительская деятельность в рамках школы по профилактике вовлечения подростков в деструктивные организации религиозной и этнонационалистической направленности должна охватывать широкий спектр вопросов. Для этого можно создать и реализовать серию семинаров, лекций и/или вебинаров, просвещающих педагогов, учащихся и членов их семей, учитывая возрастные и психологические особенности аудитории. Например, в рамках преподавания основ духовно-нравственной культуры можно создать разные по содержанию и наполнению, но одинаковые по целям профилактики вовлечения в деструктивные организации религиозной и этнонационалистической направленности программы для каждой возрастной категории: отдельно для педагогического состава школы, родителей и родственников учеников, для учащихся старшей школы, учащихся средней школы, учащихся начальной школы. Желательно, чтобы подобная информационно-просветительская деятельность учитывала не только возрастные и психологические особенности слушателей, но и отвечала другим современным социальным условиям. Например: так как деструктивные организации религиозной и этно-националистической направленности для вовлечения подростков и молодежи часто используют Интернет, то рекомендуется обсудить следующую тему: «Как распознать секту и экстремистскую организацию, которая пытается вас завлечь через общение с ее участниками в социальных сетях?» и под. Кроме того, будет полезным знание (особенно для лиц группы риска), какими психологическими особенностями личности человека чаще всего манипулируют представители деструктивных религиозных и этнонационалистических организаций, чтобы завербовать в свои ряды новых адептов. В последнем случае очень важно участие школьных психологов, которые могут объяснить подросткам эти механизмы и помочь каждому глубже понять самого себя, т. е. узнать свои персональные «слабые стороны», из-за которых он может поддаться подобному воздействию. Безусловно, что такого понимания мало: необходима также своевременная диагностика и коррекция акцентуаций и психопатий наравне с другими индивидуально-психологическими и коммуникативными характеристиками, которые должны быть основаны на полноценном психологическом сопровождении.

Повышая психологическую компетентность личности каждого школьника, способствуя позитивной социализации, развивая на уроках по основам духовно-нравственной культуры народов России любовь к стране, патриотизм, уважение к традиционным для нашего общества культурным и нравственным ценностям, организуя интересную познавательную и внеурочную деятельность на базе школ, можно обеспечить системную профилактику вовлечения подростков и молодежи в деструктивные организации религиозной и этнонационалистической направленности.

 

Заключение

 

Психологические характеристики лиц группы риска, склонных к вовлечению в деструктивные этнонационалистические и религиозные организации, проявляются в несамостоятельности суждений в сочетании с направленностью на себя и на социальное одобрение; отсутствии инициативы в принятии решений в сочетании с эгоцентризмом и повышенным вниманием к собственным проблемам и страданиям; ориентации на приобретение внутреннего спокойствия и уверенности в себе, что усиливает возможность оказаться под влиянием группового давления; повышенной потребности в одобрении и поддержке, которая оборачивается защитными механизмами, обусловленными достаточно подвижной, неустойчивой системой ценностных ориентаций; во внутренней конфликтности представлений о себе и об окружающих людях; в сочетании альтруистической направленности личности, высокого уровня экзальтированности и чувствительности с межэтнической интолерантностью и неспособностью принимать индивидуальность других людей, прощать им допущенные ошибки.

Противодействие вовлечению молодежи в деструктивные религиозные организации может быть как сознательно организованным, так и стихийно действующим, основанным на высоком уровне развития у личности ее психологических ресурсов. Потенциаль-но-противодействующий личностный ресурс включает в себя высокий уровень развития критического мышления, субъективного локуса контроля в области достижений и межличностных отношений, эмоциональной устойчивости, низкий уровень внушаемости и конформизма, межэтнической ин-толерантности и высокий уровень приятия других, что закономерно снижает степень риска вовлечения их в деструктивные религиозные организации. Основное условие профилактики экстремизма на национальной почве — не борьба с национализмом в любых его проявлениях, а предотвращение его крайностей и нивелирование факторов радикализации этнонационализма у молодежи, не допуская выборочной профилактики у одних этносов при попустительстве у других.

 

Литература

  1. Васильев А. Д. Игры в слова: россияне вместо русских // Политическая лингвистика. 2008. № 25. С. 35-43.
  2. Левашов Н. В. Зеркало моей души. СПб.: Митраков, 2010-2011. Т 1. 528 с.; Т 2. 544 с.
  3. Лобазова О. Ф. Религиоведение. 6-е изд., испр. и доп. М.: Дашков и К, 2012. 488 с.
  4. Оганесян С. С. К вопросу о взаимодействии ФКУ НИИ ФСИН России и ФГБОУ ВПО РГСУ в аспектах формирования веротерпимости у современной молодежи // Ученые записки РГСУ. Т. 14. 2015. № 3 (130). С. 127-135.
  5. Письмо Минобрнауки России от 25.05.2015 № 08-761 «Об изучении предметных областей: “Основы религиозных культур и светской этики” и “Основы духовно-нравственной культуры народов России”». URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_181244/
  6. Рыжов Б. н. Системная психометрика напряженности // Системная психология и социология. 2013. № 7. С. 5-25.
  7. Сидорина т. Ю., полянников т. л. Национализм: теории и политическая история. М.: ГУ ВШЭ, 2006. 356 c.
  8. Трехлебов а. В. Кощуны Финиста Ясного Сокола в России. Пермь, 2004. 656 с.
  9. Хиневич А. Ю., Иванов Н. И. Славяно-Арийские Веды / Древнерусская Инглиистская Церковь Православных староверов-Инглингов. Омск: Аскардъ Ирийский, 2007.
  10. Хухлаев О. Е., Бучек А. А., Зинурова Р. И. и др. Этнонациональные установки и ценности современной молодежи // Культурно-историческая психология. 2011. № 4. С. 97-106.
  11. Шнирельман В. А. Русское родноверие: неоязычество и национализм в современной России. М., 2012. 302 с.
  12. York M. Pagan Theology: Paganism as a World Religion. New York: New York University Press, 2005. 299 p.
  13. New Age Movement / ed. L. Jones. Encyclopedia of Religion. 2nd ed. Vol. 10.

 

References

 

  1. Vasil’ev A. D. Word Games: Russians Instead // Russian Political Linguistics. 2008. № 25. P. 35-43.
  2. Levashov N. V. The Mirror of My Soul. SPb.: Mitrakov, 2010-2011. Vol. 1. 528 p.; T. 2. 544 p.
  3. Lobazova O. F. Religious Studies. 6th ed., rev. and ext. M: Dashkov & C, 2012. 488 p.
  4. Oganesyan S. S. On the Question of the Interaction of PKU Research Institute of the Federal Penitentiary Service of Russia and the VPO RSSU in the Aspects of Formation of Religious Tolerance in the Youth of Today // Scientists RSSU Note. Vol. 14. 2015. № 3 (130). P. 127-135.
  5. Letter of the Russian Ministry of05.25.2015, the № 08-761 «On the Study of the Subject Areas: “Basics of Religious Cultures and Secular Ethics” and “Fundamentals of Spiritual and Moral Culture of the Peoples of Russia”». URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_181244/
  6. Ryzhov B. N. System Psychometrics Tension // System Psychology and Sociology. 2013. № 7. P. 5-25.
  7. Sidorina T. Y., Polyannikov T. L. Nationalism: Theory and Political History. M.: Publishing HSE House, 2006. 356 p.
  8. Trexlebov A. V. Comuni Finist Clear Falcon Russia. Perm, 2004. 656 p.
  9. Xinevich A. Yu., Ivanov N. I. The Slavonic-Aryan Vedas / Anglistika old Russian Church of Orthodox Old Believers-Ynglings. Omsk: Askany Of Erie, 2007.
  10. Xuxlaev O. E., Buchek A. A., Zinurova R. I. Ethnonational Attitudes and Values of Today’s Youth // Cultural-Historical Psychology. 2011. № 4. P. 97-106.
  11. Shnirel’man V. A. Russian Rodnoverie: Neopaganism and Nationalism in Modern Russia. M., 2012. 302 p.
  12. York M. Pagan Theology: Paganism as a World Religion. New York: New York University Press, 2005. 299 p.
  13. New Age Movement / ed. L. Jones. Encyclopedia of Religion. 2nd ed. Vol. 10.