Get Adobe Flash player
PDF-версия
Б.Н. Рыжов - Системная психология
Содержание №19 2016

Психологические исследования

Валявко С. М. Анализ формирования самооценки старших дошкольников
Консон Г. Р. Психология инфернального двойника героя в романе Т. Манна «Доктор Фаустус»
Лубовский В. И., Валявко С. М., Князев С. М. Забытый, но не утраченный тест
Н. К., Данилова Л. В. Музыкально-эмоциональное развитие младших школьников в процессе художественно – творческой деятельности
Набатникова Л. П., Голубниченко А. А. Психологические особенности личностного самоопределения застенчивых старшеклассников
Староверова М. С. Особенности взаимодействия матерей с детьми, имеющими расстройства аутистического спектра
Шейнов В. П. Уверенность в себе и психологический по”> Шейнов В. П.

История психологии и психология истории

Рыжов Б. Н. Психологический возраст цивилизации (XIII – начало XIV веков)
Иванов Д. В. Психологическая мысль в России конца XVIII – начала XIX века. И. П. Пнин

Социологические исследования

Ананишнев В. М., Фурсов В. В., Ткаченко А. В. Международные критерии и показатели оценки деятельности вузов
Сведения об авторах №19
Наши партнеры

WWW.SYSTEMPSYCHOLOGY.RU

 

Р. С. Немов, Д. А. Яценко, ПЕРЕКРЕСТНАЯ ВАЛИДИЗАЦИЯ СИСТЕМЫ КОНСТРУКТИВНО-КРИТИЧЕСКОГО МЕТАНАУЧНОГО АНАЛИЗА ИССЛЕДОВАНИЙ ЛИЧНОСТИ

Журнал » 2016 №18 : Р. С. Немов, Д. А. Яценко, ПЕРЕКРЕСТНАЯ ВАЛИДИЗАЦИЯ СИСТЕМЫ КОНСТРУКТИВНО-КРИТИЧЕСКОГО МЕТАНАУЧНОГО АНАЛИЗА ИССЛЕДОВАНИЙ ЛИЧНОСТИ
    Просмотров: 1552

ПЕРЕКРЕСТНАЯ ВАЛИДИЗАЦИЯ СИСТЕМЫ КОНСТРУКТИВНО-КРИТИЧЕСКОГО МЕТАНАУЧНОГО АНАЛИЗА ИССЛЕДОВАНИЙ ЛИЧНОСТИ[1]

 

Р. С. Немов,

МПГУ, Москва,

Д. А. Яценко,

МосГУ, Москва

 

В статье представлены результаты перекрестной валидизации системы метанаучного конструктивно-критического анализа психологических теорий, опытных исследований и методов практической работы с личностью, а также их согласованности между собой. Одно из исследований касалось использования данной системы независимыми экспертами для оценки психологических теорий личности; другое содержало экспертную оценку параметров, входящих в состав данной системы; третье относилось к сравнению критериев оценки психологических теорий личности, предложенных зарубежными учеными, с параметрами, входящими в состав данной системы анализа.

Ключевые слова: система метанаучного конструктивно-критического анализа; теоретическая и эмпирическая валидность; перекрестная валидизация.

 

THE СROSS-EXAMINED VALIDATION THE CONSRUCTIVE-CRITICAL SYSTEM OF METASCIENTIFIC ANALYSES OF PERSONALITY INVESTIGATIONS

 

R. S. Nemov

MCU, Moscow,

D. A. Jatsenco,

MosHU, Moscow

 

The results of cross-examined validation of the system of constructive-critical metascientific analyses of theories, empirical investigations, methods of practical personality psychology and their interconnections are presented in the article. The sums of three investigations are presented in the report. In the first of them that system was used by independent experts to estimate various theories of personality. The second investigation concerned estimations of parameters, included in that system. The third investigation related comparison the criteria, that proposed by foreign scientists, for analysis personality theories, with parameters of that analytical system.

Keywords: the system of constructive-critical metascientific analyses, empirical validity, cross-examined validation.

 

Введение

 

В современной психологии личности разработано немало теорий, проведено огромное количество эмпирических исследований и предложено много методов практической работы с личностью. Они, к сожалению, мало согласованы между собой, имеют существенные внутренние методологические недостатками. Их метанаучный (методологический) анализ до сих пор почти не проводился. Авторами статьи предложена система такого анализа, которая получила название «конструктивно-критическая». Она была апробирована в процессе проведения метанаучного анализа теорий, экспериментальных исследований и методов практической психологии личности, а также их согласованности между собой [5; 6]. Эта система нуждается в дополнительной перекрестной валидизации, результаты которой представлены в данной статье.

Опытная валидизация предложенной системы метанаучного конструктивно-критического анализа психологических теорий, экспериментальных исследований и методов практической работы с личностью включала в себя три исследования:

1) независимую экспертную оценку психологических теорий личности квалифицированными психологами с последующим сравнением их оценок с теми, которые этим же теориям были даны авторами системы;

2) непосредственное сравнение между собой параметров, положенных в основу данной системы, с оценочными параметрами, которые отражены в работах зарубежных авторов;

3) оценку предложенной системы анализа независимыми экспертами по отдельным параметрам.

 

Использование системы метанаучного анализа независимыми экспертами для оценки психологических теорий личности

 

В первом исследовании в качестве экспертов выступили 18 высококвалифицированных преподавателей психологии, докторов и кандидатов наук, из пяти вузов России, имеющих многолетний опыт преподавания курсов общей психологии и психологии личности (6 докторов и 12 кандидатов психологических наук из Московского городского педагогического университета (Институт психологии, социологии и социальных отношений), Сахалинского государственного университета (Институт педагогики и психологии), Московского психолого-социального университета, Московского гуманитарного университета и Московского института психоанализа. Все эксперты предварительно были ознакомлены с разработанной системой метанаучного анализа, и им были предложены для оценки по данной системе следующие теории личности: З. Фрейда, А. Адлера, К. Юнга, К. Хорни, Г. Оллпорта, Р. Кеттелла, Дж. Келли, Дж. Роттера, А. Маслоу, В. Франкла, К. Роджерса, Э. Эриксона и А. Бандуры. Полученные оценки далее усреднялись и сравнивались с теми, которые этим же теориям были поставлены в ходе проведенного анализа авторами статьи.

В таблице 1 представлены усредненные оценки соответствующих теорий личности, предложенные независимыми экспертами и авторами.

 

Таблица 1

Авторские и экспертные оценки психологических теорий личности

Оцениваемые теории личности

 

Оценки, выставленные авторами системы метанаучного анализа

Оценки, предложенные независимыми экспертами

З. Фрейд

11,0

9,3

А. Адлер

10,0

9,1

К. Юнг

4,0

8,2

К. Хорни

6,5

6,4

Г. Оллпорт

10,5

7,9

Р. Кеттелл

7,0

7,3

Дж. Келли

10,5

6,9

Дж. Роттер

8,5

6,0

А. Маслоу

7,0

7,4

В. Франкл

6,0

6,8

К. Роджерс

8,5

8,9

Э. Эриксон

8,0

8,5

А. Бандура

8,0

7,1

 

Ранговый корреляционный анализ оценок, представленных в таблице 1, по Ч. Спирмену дал следующие результаты. Коэффициент ранговой корреляции между ними оказался равным 0,91 и статистически достоверным на уровне р ≤ 0,001. Это означает, что предложенная система метанаучного анализа теорий личности является объективной и мало зависит от того, кто проводит такой анализ.

 

Сравнение критериев оценки, предложенных зарубежными учеными, с критериями (параметрами), входящими в состав разработанной системы

 

Второе исследование представляло собой непосредственное сравнение оценочных критериев (параметров), предложенных авторами данной системы, с теми критериями (параметрами), которые предложены в зарубежных публикациях по психологическим теориям личности [1; 3; 4]. Результаты данного исследования оказались следующими[2].

Критерий «Свойства, характеризующие человека как личность», по С. Мадди [1], не имеет аналога в предложенной системе метанаучного анализа, но содержательно пересекается с параметром «Завершенность теории». Под завершенной научной теорией личности в разработанной системе метанаучного анализа понимается такая теория, которая включает в себя описание и объяснение всех или большинства известных феноменов личности.

С метанаучной (методологической) точки зрения не имело смысла сравнивать и оценивать теории личности по представленной в них совокупности свойств, характеризующих человека как личность. Во-первых, это нецелесообразно, потому что в разных теориях личности эти свойства называются по-разному и, кроме того, не всегда точно и однозначно определены. Во-вторых — такое сравнение имеет не столько критический, сколько констатирующий характер, и на его основе нельзя делать какие-либо определенные оценочные выводы о методологической состоятельности той или иной теории личности.

Критерий «Описание типов личностей» является таким же, как и предыдущий. Он не имеет прямого аналога в разработанной системе метанаучного анализа. Однако он может быть соотнесен с параметром «Завершенность теории», поскольку под завершенной может пониматься теория, включающая в себя определенную типологию личностей.

Пользуясь данным критерием, следует тем не менее иметь в виду то, что в отношении целесообразности и возможности создания научно обоснованных типологий личностей в современной психологии существуют разные точки зрения. Данный вопрос неоднократно обсуждался, например, в связи с типологиями темпераментов и характеров людей. Проведенные еще в первой половине ХХ века опытные проверки «классических» типологий темпераментов и характеров по Гиппократу и Э. Кречмеру показали, что они являются не вполне удовлетворительными, так как большинство людей однозначно в эти типологии не укладывается. В. С. Мерлин вообще предложил отказаться от создания типологий темпераментов и заменить само понятие «тип темперамента» на понятие «интегральная индивидуальность», которая является равномерно распределенной среди людей и не предполагает существования четко выраженных типов [2].

Еще сложнее дело обстоит с известными типологиями характеров. Ни одна из них не выдержала соответствующей экспериментальной проверки, опытного подтверждения ее состоятельности, за исключением предложенного К. Юнгом разделения людей на интровертов и экстравертов, подтвержденного, факторно-аналитическими исследованиями Г. Ю. Айзенка. Кроме того, почти все существующие типологии характеров оказались разными как по названиям, так и по количеству выделяемых в них типов характера. Это, например, типологии характеров по Теофрасту, А. Ф. Лазурскому, Э. Кречмеру, У. Шелдону, К. Юнгу, Э. Фромму, К. Леонгарду и другим.

В свете этих фактов не имело смысла сравнивать и оценивать психологические теории личности с точки зрения того, присутствует или отсутствует в них определенная типология личностей. Даже если бы она в них была, то к ней можно было бы отнести все высказанные выше критические замечания, касающиеся общих недостатков психологических типологий.

Критерий «Характеристика законов развития личности» по своему содержанию соотносится с параметром «Круг явлений, объясняемых с помощью данной теории личности». Законы формирования и развития человека как личности входят в состав психологических явлений, объясняемых с помощью той или иной теории личности. Последний, четвертый, критерий, выделенный С. Мадди, — «Способы объяснения личностных феноменов» — по своему содержанию также в основном соответствует указанному выше параметру в предложенной авторами системе метанаучного анализа.

Таким образом, проведя сравнение параметров системы конструктивно-критического метанаучного анализа теорий личности с выделенными С. Мадди параметрами и критериями оценок психологических теорий личности, можно сделать следующие выводы.

1. Предложенные авторами параметры в основном совпадают с критериями, выделенными С. Мадди.

2. Обе системы анализа тем не менее отличаются друг от друга, поскольку с их помощью решаются разные методологические задачи. Система критериев, по Мадди, предназначена для безоценочного сравнения теорий личности, в то время как разработанная авторами система преследует цель критической, рейтинговой оценки теорий личности и рассчитана на их совершенствование (конструктивная часть предложенной системы анализа).

Следует признать, что и С. Мадди в ходе проведенного им сравнения психологических теорий личности не ограничился только описанием общего и различного в них. Он также предложил определенные оценочные критерии соответствия этих теорий некоторому образцу, т. е. частично проделал ту же работу, которую предприняли авторы данной статьи, разрабатывая свою систему конструктивно-критического метанаучного анализа. В связи с этим, продолжая далее сопоставление предложенных С. Мадди критериев с оценочными параметрами, выделенными в предлагаемой системе, в них можно обнаружить немало общих моментов. Например, критерию «Существенность (нетривиальность) теории личности», по С. Мадди, соответствует параметр «Круг явлений, объясняемых с помощью данной теории личности». Критерий «Рациональность» в системе С. Мадди содержательно пересекается с параметром «Определенность и точность формулировок понятий, используемых в теории». «Точность» в ряду оценочных критериев С. Мадди более или менее соответствует параметру «Определенность и точность формулировок понятий» в предложенной системе метанаучного анализа.

Имеется соответствие между критерием «Эмпирическая валидность», по С. Мадди, и следующими двумя параметрами обсуждаемой системы метанаучного анализа: «Источники знаний о личности, на базе которых разработана теория личности» и «Достоверность фактов, на основе которых путем их анализа и обобщения создана теория личности». Критерий «Стимулирующий характер», по С. Мадди, непосредственно соотносится с содержанием параметра «Круг явлений, объясняемых с помощью данной теории». И только критерию С. Мадди «Экономность» в предложенной авторами системе параметров ни один напрямую не соответствует, хотя связанное с ним требование, передаваемое словами «Иметь в теории простые и понятные утверждения», вполне согласуется с содержанием предложенного параметра «Определенность и точность формулировок понятий».

Сказанное позволяет несколько видоизменить и уточнить сформулированный выше вывод о наличии общего в системе параметров, по Мадди, и в совокупности критериев в обсуждаемой системе анализа и изложить его следующим образом. В том случае, когда С. Мадди переходит от простого, безоценочного сравнения и описания психологических теорий личности к их анализу и оценке, т. е. к выявлению имеющихся в них недостатков, предлагаемый авторами подход к решению данной задачи и подход С. Мадди практически совпадают.

Обратимся к сравнению параметров, предложенной системы конструктивно-критического анализа, с теми параметрами (критериями), которые предлагаются в работе Л. Хьелла и Д. Зиглера [4]. Проведем анализ по отдельным критериям, выделенным названными авторами, и сравним эти критерии с теми, которые присутствуют в предложенной системе метанаучного анализа.

«Верифицируемость теории», по Л. Хьеллу и Д. Зиглеру, частично соответствует двум параметрам предложенной системы анализа: «Определенность и точность формулировок понятий, используемых в теории» и «Круг явлений, объясняемых с помощью данной теории». С последним из параметров в этой системе метанаучного анализа также сочетается критерий, обозначенный Л. Хьеллом и Д. Зиглером как «Ээвристическая ценность» научной теории.

Критерий «Внутренняя согласованность» в системе сравнительного анализа и оценки теорий личности Л. Хьелла и Д. Зиглера не соответствует ни одному из параметров предложенной системе анализа. То же можно сказать и относительно критерия «Экономность»: он также выпадает из совокупности предложенных параметров.

Критерий «Широта охвата» по своему содержанию практически полностью соответствует параметру «Круг явлений, объясняемых с помощью данной теории» в предложенной системе анализа. Наконец, критерию «Функциональная значимость» в системе методологического анализа, по Л. Хьеллу и Д. Зиглеру, частично соответствует параметр «Связь теории с практикой».

Общий вывод, который следует из проведенного сравнения критериев анализа и оценки психологических теорий личности, предложенных Л. Хьеллом и Д. Зиглером, с параметрами, определенными в разработанной авторами системе метанаучного анализа, можно сформулировать следующим образом. В этом случае, как и в предыдущем (сравнение предложенной системы параметров с критериями, заданными С. Мадди), наблюдается в основном их совпадение. Причина некоторых расхождений, имеющихся в этих двух системах анализа, та же самая, которая называлась применительно к критериям С. Мадди. Это разные методологические предпосылки и целевые установки, лежащие в основе сравниваемых между собой систем анализа.

Сопоставим критерии, предлагаемые К. С. Холлом и Г. Линдсеем, с параметрами, входящими в состав конструктивно-критической системы метанаучного анализа психологических теорий личности. Критерий «Допущения» в системе К. С. Холла и Г. Линдсея недостаточно ясен по своему реальному содержанию, если для его раскрытия воспользоваться той информацией, которая имеется на этот счет в переведенной на русский язык работе авторов [3]. Данный критерий не соответствует ни одному из параметров, выделенных в обсуждаемой системе, если, конечно, его не домысливать и произвольно не интерпретировать. Критерий «Эмпирические определения» по своему содержанию более или менее соотносится с параметром «Источники знаний о личности, на базе которых разработана теория». Критерий «Операционализация основных теоретических понятий» в системе К. С. Холла и Г. Линдсея полностью соответствует предложенному параметру «Определенность и точность формулировок понятий, используемых в теории». Критерий «Способность эксплицировать ранее не наблюдавшиеся эмпирические факты и отношения» достаточно близок по своему содержанию к одному из аспектов, касающихся параметра «Круг явлений, объясняемых с помощью данной теории».

То же самое можно сказать относительно критерии «Верифицируемость». Он содержательно раскрывается авторами обсуждаемого издания как «Способность теории продуцировать предсказания, подтверждаемые при сборе соответствующих эмпирических данных». Этот критерий очевидным образом пересекается по содержанию с аналогичным параметром, имеющемся в предложенной системе метанаучного анализа.

Критерий «Широта» в работе К. С. Холла и Г. Линдсея также является недостаточно определенным по своему содержанию и, кроме того, в указанной выше книге его перевод на русский язык не вполне соответствует значению русского слова «широта». То же самое относится и к критерию «Интегрируемость». Хотя его научное содержание в книге названных выше авторов является более определенным, тем не менее в имеющемся переводе оно не вполне соответствует научному значению русскоязычного слова «интегрируемость».

Можно, кроме того, утверждать, что этот критерий не вполне валидный с методологической точки зрения. Он больше соответствует требованиям, предъявляемым к теориям, разрабатываемым в точных науках, таких например, как математика, физика, химия, чем требованиям, характерным для гуманитарных наук. Сказанное касается и такого критерия, как «Простота или экономичность», который авторами рассматриваемой книги называется, но содержательно в полной мере не раскрывается.

К. С. Холл и Г. Линдсей, как и С. Мадди, предложили не только критерии для описания и сравнения между собой теорий личности, но и некоторые формальные признаки, которыми можно воспользоваться для их сравнительной оценки. В связи с этим сопоставим параметры, присутствующие в обсуждаемой системе метанаучного анализа, с теми формальными признаками, которые К. С. Холл и Г. Линдсей рекомендуют использовать для оценки уровня научной разработанности психологических теорий личности. Это — «Ясность и точность», «Соотнесенность с эмпирическими феноменами», «Способность порождать новые исследования» и «Наличие в теории сущностных признаков».

Критерий «Ясность и точность» в предложенной системе метанаучного анализа соответствует параметру «Определенность и точность формулировок понятий, используемых в теории». Критерий «Соотнесенность теории с эмпирическими феноменами» более или менее укладывается в содержание параметра с названием «Источники знаний о личности, на базе которых разрабатывается теория». Критерий «Способность порождать новые исследования» пересекается по содержанию с таким же параметром в предложенной системе анализа. Что касается последнего из указанных выше критериев К. С. Холла и Г. Линдсея, то с ним по причине его содержательной неясности нет возможности сравнивать параметры предложенной системы метанаучного анализа.

Вывод, который позволяет сделать сравнение параметров системы метанаучного конструктивно-критического анализа с критериями и формальными признаками К. С. Холла и Г. Линдсея, можно сформулировать следующим образом: обе сравниваемые между собой системы метанаучного (методологического) анализа имеют в своем содержании гораздо больше общего, чем различного.

Подводя итог проведенному в данном исследовании сравнению выделенных зарубежными авторами критериев с теми параметрами, которые представлены в предложенной системе метанаучного анализа психологических теорий личности, можно сделать следующие выводы.

1. Подход к определению критериев (параметров), с ориентацией на которые необходимо сравнивать и оценивать научную разработанность и метанаучную (методологическую) состоятельность психологических теорий личности, в предложенной системе и в трудах зарубежных ученых в основном совпадает. В сравниваемых системах анализа имеется немало общего, а существующие различия касаются главным образом методологических оснований их разработки.

2. Предложенные зарубежными авторами критерии имеют между собой не меньше различий, чем те, которые выявлены в ходе проведенного сравнения этих критериев с параметрами предложенной системы анализа.

3. Совокупность параметров, признаков и показателей, представленных в разработанной и апробированной авторами системе метанаучного анализа, в отличие от критериев, заданных зарубежными авторами, является более дифференцированной и точной. В ней использовано единое логическое основание для выделения оцениваемых параметров — соответствие теории заранее созданной эталонной модели теории личности.

4. Каждый из оцениваемых параметров в разработанной системе метанаучного анализа, кроме того, подробно расписан и операционализирован через указание на конкретные признаки, входящие в его состав, и для каждого такого признака в соответствующей системе анализа предложена достаточно дифференцированная шкала его практической оценки.

 

Экспертная оценка параметров, входящих в систему метанаучного конструктивно-критического анализа

 

Третье из исследований представляло собой непосредственную оценку экспертами параметров, признаков и показателей, положенных в основу предложенной системы метанаучного анализа. Выборка экспертов в данном исследовании также была составлена из высококвалифицированных специалистов — преподавателей психологических дисциплин тех же пяти вузов России, которые названы выше. Всего в этой выборке участвовали 30 человек, из них — 12 доктора наук и 18 кандидаты наук.

Эксперты в ходе данного исследования должны были указать, считают ли они выделенные в системе конструктивно-критического метанаучного анализа психологических теорий, экспериментальных исследований и методов работы с личностью параметры необходимыми и достаточными для проведения такого анализа, а также адекватно сформулированными. Кроме того, они должны были оценить согласованность обозначенных параметров между собой. Если эксперт соглашался с предложением, содержащимся в разработанной системе анализа, то в соответствующем опросном листе напротив данного параметра он ставил знак «+», если не соглашался — знак «-», а если сомневался — знак «?».

Ниже приводятся результаты проведенного экспертного опроса. Заголовками, набранными курсивом, обозначены группы оцениваемых параметров. Под ними перечисляются оцениваемые параметры, а справа от названия каждого параметра указывается степень согласия экспертов (число знаков «+» в % по отношению к другим оценкам) с необходимостью включения данного параметра в систему метанаучного конструктивно-критического анализа научных и практических разработок в области психологии личности и с адекватностью его формулировки[3].

 

Экспертные оценки параметров, предложенных для конструктивно-критического анализа психологических теорий личности

  1. Определенность и точность формулировок понятий, используемых в теории — 100.
  2. Источники знаний о личности, на базе которых разработана теория, — 100.
  3. Методы, с использованием которых построена теория, проведены анализ и обобщение положенных в ее основу данных, — 95.
  4. Достоверность фактов, на базе которых путем их анализа и обобщения создана данная теория, — 100.
  5. Круг явлений, объясняемых с помощью теории, — 95.
  6. Связь теории с практикой — 100.
  7. Завершенность теории — 90.

 

Экспертная оценка параметров, предложенных для метанаучного анализа опытных (экспериментальных) исследований личности

1. Точность постановки целей и задач исследования, соответствие им полученных результатов и сделанных выводов — 100.

2. Точность и однозначность формулировки гипотезы (гипотез), проверяемой в данном исследовании, ее сохранение на протяжении всего исследования, соответствие гипотезе (гипотезам) полученных результатов и выводов — 100.

3. Убедительность, непротиворечивость умозаключений, связанных с достижением целей, решением задач и подтверждением гипотез — 96.

4. Научная обоснованность (валидность, надежность и точность) использованных в данном исследовании исследовательских или психодиагностических методик — 100.

5. Достаточность полученного в ходе исследования материала для достижения целей, решения задач и доказательства предложенной гипотезы — 100.

 

Экспертная оценка параметров, предложенных для метанаучного анализа практических разработок в области психологии личности

1. Убедительность научного, теоретического обоснования данного метода практической работы с личностью — 100.

2. Точность определения проблемы, которая решается с помощью данного метода воздействия на личность, — 98.

3. Понимание, за счет чего в результате применения данного метода в личности человека происходят (или могут происходить) ожидаемые изменения, — 100.

4. Систематический контроль (мониторинг) изменений, происходящих в личности в результате применения данного метода, — 100.

5. Точная оценка изменений, происходящих в личности в результате применения данного метода, — 97.

6. Сохранность во времени изменений, происходящих в личности в результате практического применения данного метода, — 98.

 

Экспертная оценка параметров, предложенных для метанаучного анализа степени согласованности теоретических, эмпирических (экспериментальных) исследований и практических разработок в области психологии личности

1. Согласованность разработанной теории с экспериментальными исследованиями и с практикой — 100.

2. Согласованность проводимых экспериментальных исследований с теорией и практикой — 100.

3. Согласованность практики с научной теорией и с экспериментальными исследованиями — 96[4].

Таким образом, проведенный экспертный опрос подтвердил правильность выбранных параметров и адекватность их формулировок в предложенной системе метанаучного конструктивно-критического анализа психологических теорий, экспериментальных исследований и методов практической работы с личностью.

 

Заключение

 

Общий вывод, который позволяют сделать результаты описанных выше исследований, представляющих собой системную попытку перекрестной валидизации разработанной системы параметров, признаков и показателей, предназначенных для конструктивно-критического метанаучного анализа психологических теорий, опытных (экспериментальных) исследований, методов практической работы с личностью и их согласованности между собой, следующий: данная система является валидной.

 

Литература

 

  1. Мадди С. Теории личности. Сравнительный анализ. СПб.: Речь, 2002. 539 с.
  2. Мерлин В. С. Очерк интегрального исследования индивидуальности. М.: Педагогика, 1986. 254 с.
  3. Холл К. С., Линдсей Г. Теории личности. М.: АПРЕЛЬ-ПРЕСС, ЭКСМО-ПРЕСС, 1999. 591 с.
  4. Хьелл Л., Зиглер Д. Теории личности. СПб.; М.: Питер, 1998. 606 с.
  5. Яценко Д. А.Методологический анализ теории и практики формирования личности. М.: Изд-во МИП, 2013. 220 с.
  6. Яценко Д. А. Основы конструктивно-критического метанаучного (методологического) анализа теорий, экспериментальных исследований и практических методов работы с личностью. М.: Изд-воМИП, 2014. 304 с.

 

References

  1. Maddy С. Theories of Personality. Comparative Analyses. SPb.: Rech, 2002. 539 p.
  2. Merlin W. S. Essay of Integral Investigation of Individuality. M.: Pedagogika, 1986. 254 р.
  3. Hall C. S., Lindzey G. Theories of Personality. М.: Aprel-Press, Exmo-Press, 1999. 591 p.
  4. Hyell L., Zigler D.. Theories of Personality. SPb.; Moscow, 1998. 606 p.
  5. Jatsenko D. A. Methodological Analyses of the Theory and Practice Personality Development. M.: Moscow Institute of Psychoanalysis, 2013. 220 p.
  6. Jatsenko D. A. The Bases of Constructive-Critical Metascientific (Methodological) Analyses of Theories, Experimental Investigations and Methods of Practical Personality Psychology. М.: Moscow Institute of psychoanalysis, 2014. 304 p.

 



[1] Основные положения статьи были изложены в следующих публикациях: Яценко Д. А. Экспертная оценка системы конструктивно-критического метанаучного анализа психологических теорий личности // Евразийский союз ученых. 2015. № 16. С. 90–91; Яценко Д. А. Сравнение критериев, предложенных зарубежными авторами для оценки психологических теорий личности, и параметров, входящих в состав разработанной нами системы конструктивно-критического метанаучного психологического анализа теорий личности // Евразийский союз ученых. 2015. № 16. С. 91–94.

[2] Далее в кавычках приводятся названия критериев, содержащиеся в разработанной авторами системе метанаучного анализа, и критериев, встречающиеся в работах зарубежных ученых.

[3] Из данного списка можно получить общее представление о тех параметрах, которые вошли в состав предложенной системы конструктивно-критического метанаучного анализа. Более подробно о нем можно узнать из публикаций [5; 6].

[4] В этих трех случаях отдельно рассматриваются и оцениваются конкретные научные теории, экспериментальные исследования и методы практической работы с личностью с другими видами научных исследований личности и с практикой.