Get Adobe Flash player
PDF-версия
Б.Н. Рыжов - Системная психология
Содержание №19 2016

Психологические исследования

Валявко С. М. Анализ формирования самооценки старших дошкольников
Консон Г. Р. Психология инфернального двойника героя в романе Т. Манна «Доктор Фаустус»
Лубовский В. И., Валявко С. М., Князев С. М. Забытый, но не утраченный тест
Н. К., Данилова Л. В. Музыкально-эмоциональное развитие младших школьников в процессе художественно – творческой деятельности
Набатникова Л. П., Голубниченко А. А. Психологические особенности личностного самоопределения застенчивых старшеклассников
Староверова М. С. Особенности взаимодействия матерей с детьми, имеющими расстройства аутистического спектра
Шейнов В. П. Уверенность в себе и психологический по”> Шейнов В. П.

История психологии и психология истории

Рыжов Б. Н. Психологический возраст цивилизации (XIII – начало XIV веков)
Иванов Д. В. Психологическая мысль в России конца XVIII – начала XIX века. И. П. Пнин

Социологические исследования

Ананишнев В. М., Фурсов В. В., Ткаченко А. В. Международные критерии и показатели оценки деятельности вузов
Сведения об авторах №19
Наши партнеры

WWW.SYSTEMPSYCHOLOGY.RU

 

А. В. Ткаченко, В. А. Пегов, Г. М. Случ, АКТУАЛЬНОСТЬ ИДЕЙ РУДОЛЬФА ШТЕЙНЕРА ДЛЯ СОВРЕМЕННОЙ СОЦИОЛОГИИ

Журнал » 2016 №18 : А. В. Ткаченко, В. А. Пегов, Г. М. Случ, АКТУАЛЬНОСТЬ ИДЕЙ РУДОЛЬФА ШТЕЙНЕРА ДЛЯ СОВРЕМЕННОЙ СОЦИОЛОГИИ
    Просмотров: 2011

АКТУАЛЬНОСТЬ ИДЕЙ РУДОЛЬФА ШТЕЙНЕРА ДЛЯ СОВРЕМЕННОЙ СОЦИОЛОГИИ

 

А. В. Ткаченко,

МГПУ, Москва,

В. А. Пегов,

СГАФКСТ, Смоленск,

Г. М. Случ,

СГАФКСТ, Смоленск

 

В статье рассмотрен подход к изучению человека и общества, разработанный в трудах Р. Штейнера и его последователя Б. Ливехуда. Показана возможность синтеза современной социологии и антропософии.

Ключевые слова: современная социология, индивидуализированная социология, антропософия, научная парадигма, фазы социализации, индивид, личность, религия, мораль, биографический метод.

 

THE RELEVANCE OF RUDOLF STEINER'S IDEAS FOR MORDEN SOCIOLOGY

 

A. V. Tkachenko,

MCU, Moscow,

V. A. Pegov,

SSAPCST, Smolensk,

G. M. Sluch,

SSAPCST, Smolensk

 

 

The article describes the approach to the study of man and society developed in the works of Rudolf Steiner and his follower Bernard Lievegoed. It points to the possibility of synthesis of modern sociology and anthroposophy.

Keywords: modern sociology, individualized sociology, anthroposophy, scientific paradigm, socialization phases, individual, personality, religion, morality, biographical method.

 

Введение

 

В социологии уже давно поставлен вопрос о смене классических парадигм и выработке такого подхода, который в полной мере учитывал бы автономность человеческой личности в сфере мировоззрения, восприятия социальной действительности и принятия человеком социально значимых решений. Развитие социологии в XX — начале XXI вв., а также культурные перемены в обществе, связанные с распространением индивидуализма, сделали вопрос о создании новой парадигмы одним из наиболее актуальных и часто обсуждаемых в научной среде [1]. Социология действия А. Турена, поставив под сомнение классические подходы к изучению личности, дала возможность для создания новых интрегрированных парадигм, в которых человек рассматривается как целостное существо и нет принципиальной разницы между психологическим и социологическим взглядом на человека. Значительный интерес к частной жизни граждан обнаружила также социология повседневности, представленная в трудах А. Шюца (1899–1959) [22], Г. Гарфинкеля (1917–2011) [3], И. Гофмана (1922–1982) [4], Т. Лукмана (р. 1927) и П. Бергера (р. 1929) [2].

Вместе с тем немецкий социолог Ю. Хабермас (р. 1929), используя термин «постсекулярность», обратил внимание ученых на то, что, вопреки прогнозам классиков социологии, таких как О. Конт, К. Маркс, Г. Спенсер, Э. Тайлор, Дж. Фрэзер, Э. Дюркгейм или З. Фрейд, в повседневную жизнь современного общества возвращается религиозный фактор [16]. Согласно последним исследованиям, в России распространяется итсизм, который существенно меняет мироощущение личности [12, с. 113–114; 13, с. 113–114]. А в странах Европы всё большее распространение получает ислам, меняющий не только культурные ценности, но и социальное сознание людей, проживающих в этом регионе планеты.

Учитывая общую тенденцию развития социологии от изучения коллективного к изучению частного в жизни общества и общие постсекулярные тенденции последнего времени, представляется целесообразным внедрение в современную социологическую парадигму как широко известных теорий, выдвинутых в последние десятилетия, так и «нетрадиционного» взгляда на человека Р. Штейнера и Б. Ливехуда. Научные идеи Р. Штейнера по достоинству не оценены современной наукой, так как этому ученому нередко приписывается склонность к религиозному мистицизму. Цель статьи — показать необоснованность скептических оценок и определить актуальность для социологии теории Р. Штейнера и его последователей.

 

Социология действия А. Турена и логотерапия В. Франкла как теоретическая основа для формирования индивидуализированных социологических концепций

 

С точки зрения классической социологии, многие положения которой кажутся современным ученым недостаточными для исследования человека и общества, поведение личности детерминировано либо общественными нормами (Э. Дюркгейм), либо биологическими процессами (Л. Гумплович), либо психологическими процессами (З. Фрейд).

Моральные законы, по мнению представителей классических парадигм, были производными от существующих в обществе правил, а принцип свободы личности, согласно этим концепциям, считался относительным и во многом обуславливался психо-биологическими особенностями человека и социальными нормами, существующими в том или ином обществе [5]. Идеал считался пережитком религиозной философии, а христианский взгляд на человека как на «образ и подобие Бога» отвергался как ненаучный, так как любое утверждение о существовании Бога априори считалось ненаучным. Однако опыт Второй мировой войны, когда существовавшие в нацистской Германии социальные нормы привели страну к катастрофе и миллионы людей к гибели, а также рост автономности личности, прежде всего у представителей молодого поколения, рожденных после войны, заставил ученых пересмотреть старые концепции развития общества и личности.

Одним из самых видных теоретиков индивидуализированной концепции стал Ален Турен (р. 1925). По его мнению, классическая парадигма имеет три основных принципа, которые мешают адекватно описывать современную реальность: слияние типа общества и «смысла истории» в понятии современного общества, отождествление социальной системы с национальным государством и замена действующих лиц общества условными конструктами — такими, как социальная роль, социальный статус, социальный институт.

А. Турен так видит задачу социологии действия: «Предшествующие анализы приводят к мысли, что главная задача социологии действия — открыть — позади обычаев, правил и ритуалов — культурные ориентации и находящиеся в конфликте общественные движения, лежащие прямо или косвенно в основе большей части разновидностей социальной практики» [14].

Следующим этапом развития научного мышления был переход от исследования общественных движений к исследованию человеческой личности. Однако долгое время социология мало изучала личность как творца социальной реальности. Одним из пионеров подобного подхода можно назвать Виктора Франкла (1905–1997), который выделил три парадигмы изучения человека: социологизм, биологизм и психологизм [15]. Все три подхода исследователь считал недостаточными для полного изучения человеческой личности. Биологизм, по его мнению, низводит человека до состояния биологического робота, психологизм делает его зависимым от внутреннего склада собственной личности, а социологизм — производным от правил и норм своей семьи или определенной социальной группы. Социология, по мнению ученого, должна синтезировать все эти подходы и стремиться изучить ту область, где индивид является подлинно человеческим существом, а именно — духовную область.

По мысли В. Франкла, непризнание ценностей, выработанных самим человеком в результате его мыслительной деятельности, является «метафизической глупостью». Ученый одним из первых в истории социологической мысли рассмотрел смысл жизни как самостоятельную научную категорию, считая, что именно поиск смысла жизни делает человека не ведомым своими инстинктами, а личностью, сознательно строящей свою жизнь.

 

Научная методология Р. Штейнера

 

Отличный от иных подход к изучению личности был предложен в начале XX века Рудольфом Штейнером (1861–1925). В своих трудах [17–21] он предложил синтез всех дисциплин, изучающих человека, с неортодоксальным, недогматическим христианством и создал учение о человеке как о существе, имеющем тело, душу и дух. Свою синтетическую дисциплину Р. Штейнер назвал духовной наукой, или антропософией (дословно — «мудрость о человеке»). Р. Штейнер так объяснял необходимость существования антропософии: «Антропософия сообщает познания, приобретаемые духовным путем. Но она делает это только потому, что повседневная жизнь и наука, основанная на чувственном восприятии и на деятельности рассудка, ведут к границе жизненного пути, где человеческая душевная жизнь должна была бы замереть, если невозможно было переступить эту границу. Эта повседневная жизнь и эта наука не потому подводят к границе, что на ней необходимо было бы остановиться, но на этой границе чувственного восприятия открывается благодаря самой человеческой душе перспектива в духовный мир» [17].

По мысли Р. Штейнера, духовная наука должна на основе таких же строгих методов, как и естественная, и математическая наука, изучать такие категории, как «душа» и «дух», а также стремиться преодолеть механистическую и абстракционистко-атеистическую картину мира, созданную этими науками. При этом стоит особо отметить, что в отличие от эзотерических традиций Р. Штейнер на протяжении всей своей жизни пытался выработать такие методы духовного познания, которые коренным образом отличались бы от методов математических и естественных наук, но с помощью которых была бы получена информация, столь же достоверная и проверяемая, как информация, полученная методами двух вышеперечисленных наук.

Р. Штейнер предложил рассматривать человека со следующих точек зрения: с реальной («каков он есть на самом деле»), с моральной («каким он должен быть, чтобы всем было хорошо») и с идеальной («каким он должен быть в идеале»). С реальной точки зрения человека рассматривают естественные и технические науки, а также некоторые гуманитарные, такие как филология, социология, психология и т. д., исследующие мир с помощью опыта или математико-статистических моделей. С моральной точки зрения нужно исследовать то, насколько человек в своих поступках содействует или препятствует жизни других людей. За основу морального рассмотрения Р. Штейнер предложил брать Евангелие. С идеальной точки зрения, человек должен быть исследован методами духовной науки.

В своих ранних философских трудах «Истина и наука» и «Философия свободы» Р. Штейнер сформулировал тезис о том, что свободное от стереотипов (в том числе и подсознательных) человеческое мышление является единственным способом познания мира [18]. Первый принцип познания, выделенный Р. Штейнером, сводится к доводу, что мышление — это единственный способ познания мира. Человек постигает мир посредством мышления и действующих в нем законов логики. Только с помощью законов логики он может проверить правильность или ложность любого утверждения. Для проверки этого суждения, однако, необходимо мыслить без стереотипов (в том числе и религиозных).

Второй принцип познания у Р. Штейнера таков: мышление не может познать ни одну истину без первичного соприкосновения с реальностью.Познание мира происходит посредством соприкосновения мышления с реальностью. Человек не может познавать мир, если он за ним не наблюдает или если его кто-то не побуждает наблюдать.

Третий принцип сводится к тезису о том, что все вещи можно постичь с помощью мышления, если применить для этого усилия. Предметом теории познания могут быть вещи, относящиеся как к материальному, так и метафизическому (духовному) миру. Познание реальности бытия Бога и ангелов также возможно с помощью мышления. Однако для этого необходимо развить более сложные мыслительные конструкции.

Четвертый принцип: вся информация, полученная с помощью мышления, основанного на правильных законах логики, является реальной. Непредвзятое рассмотрение мышления нормального человека приводит к выводу о том, что он в мыслях, чувствах и поступках имеет единый характер и не противоречит результатам своего мышления.

Пятый принцип, выдвинутый Р. Штейнером, это стремление человека к свободе.Наличие у человека мышления в отличие от животного показывает, что он стремится быть свободным существом, т. е существом, которое самостоятельно определяет, что ему думать, что чувствовать, как вести себя, и поведение которого не детерминировано никакими внешними обстоятельствами.

Шестой принцип познания указывает на необходимость моральной фантазии. Человек может развить в себе способность понимать, какое поведение является правильным, а какое нет, с помощью моральной фантазии. Под моральной фантазией Р. Штейнер понимал непредвзятое обдумывание человеком своих действий, благодаря которому человек приходит к пониманию правильности или неправильности того или иного действия в тот или иной момент. Последователь Р. Штейнера Б. Ливехуд предложил называть эту процедуру «моральной техникой».

Сам Р. Штейнер никогда не отрицал правомерность открытий, сделанных академической наукой, однако подчеркивал, что помимо обычного научного познания существуют и иные уровни познания и что не всегда знаний, полученных с помощью математических методов, достаточно для объективного познания сущности человека и общества. Изучение объекта на этих уровнях нельзя осуществлять с помощью обычных органов чувств (зрения, слуха, обоняния, осязания), и поэтому философ называл их оккультными (скрытыми) уровнями познания.

Р. Штейнером были выделены следующие уровни познания: материальное, имагинативное (познание с помощью образов, конструируемых человеческим мышлением), инспирированное и интуитивное.

Он выделял также факторы, влияющие на процесс материального познания. Прежде всего, это предмет,производящий впечатление на внешние чувства. Затем это образ,который человек составляет о данном предмете, и понятие, благодаря которому человек приходит к духовному постижению вещи или процесса. И наконец, это «Я», которое составляют образ и понятие на основе впечатления от предмета.

При имагинативном познании предмет и образ совмещаются и изучаются процессы, хотя и несуществующие в материальном мире, но «образы» которых имеет любой человек. Так, к примеру, рассмотрение состояния влюбленности конкретного молодого человека в конкретную девушку и тех глубинных чувств, которые они друг к другу испытывают, возможно, по Р. Штейнеру, лишь благодаря имагинативному исследованию. Имагинативное познание должно изучить такие чувства влюбленных, которые нельзя измерить при анкетировании и проведении глубинного интервью.

При инспиративном познании человек должен изучать понятия, которые не существуют в материальном мире и которые не выливаются у человека в определенные образы. К инспиративному познанию относится изучение таких категорий, как смысл жизни, смысл бытия и смысл истории.

При интуитивном познании человек должен изучать предметы, несуществующие в материальном мире, образы которых он не может создать и смысл которых он не может сформулировать в четких понятиях. Так, при этом способе мышления человек изучает вопросы «Есть ли жизнь после смерти?», «Зачем человеку жить на земле?», «Зачем я живу?» и т. п.

 

Взгляд Р. Штейнера на природу и развитие личности

 

В отличие от теософов для Р. Штейнера познание бытия Бога и духовных процессов сводилось к работе над собой и к внутреннему самосовершенствованию. Сам Р. Штейнер в своем труде «Как достигнуть познания высших миров» выделил следующие шаги духовного развития человека:

  1. Стремление к концентрации мысли.
  2. Стремление к инициативе в воле.
  3. Внутреннее равновесие.
  4. Позитивность по отношению к себе и внешнему миру.
  5. Непредвзятость по отношению к себе и к другим.
  6. Примирение по отношению к себе и всему, что исходит от внешнего мира [19].

М. Липсон, обобщая идеи Р. Штейнера, дал иное название предложенным антропософией упражнениям: это умение мыслить, действовать, чувствовать, любить, открываться и благодарить [8].

На основании собственной теории познания Р. Штейнер выделил десять структурных компонентов личности. Во-первых, это физическое тело как материальная субстанция. Далее это эфирное тело как совокупность жизненных процессов в организме, благодаря которым физическое тело человека может жить. Затем личность немыслима без душевного тела — совокупности психических процессов человека, благодаря которым он имеет чувства, которые присущи также и животным (вкус, обоняние, осязание, зрение, слух). Потом у человека есть ощущающая душа — совокупность психических процессов, благодаря которым он имеет чувства, отличные от чувств животных (любовь, радость и т. д). Помимо ощущающей есть душа рассудочная, представляющая собой совокупность психических процессов, благодаря которым человек имеет способность к логическому мышлению. Кроме того, в личности присутствует сознательная душа — совокупность психических процессов, благодаря которым человек имеет способность к осознанию себя и оценке правомерности своих поступков. Следующий компонент личности — это «Я», под которым понимается совокупность когнитивных процессов, благодаря которым человек имеет возможность осознавать себя как неповторимого субъекта. Другой компонент — это самодух как совокупность когнитивных процессов, благодаря которым человек осуществляет работу над своей психикой. Самодух дополняется жизнедухом — совокупностью когнитивных процессов, благодаря которым человек осуществляет работу над жизненными процессами своего организма. И последним структурным элементом личности является так называемый духочеловек — совокупность когнитивных процессов, благодаря которым человек может влиять на свое физическое тело.

Рассматривая учение Р. Штейнера, нельзя не упомянуть о его взгляде на социальную антропологию и социализацию личности. Согласно его точке зрения, жизнь человека можно поделить на семилетние периоды, из которых на детство приходятся три временных отрезка: от рождения до 7 лет, с 7 до 14 лет, с 14 до 21 года. В общих словах можно дать следующую классификацию штейнеровских семилетий, на которые приходится весь детский и подростковый возраст. На первое семилетие приходится первичная социализация, когда ребенок воспринимает мир как большой образ и относится к взрослым как к мудрым существам и всецело им подражает. Второе семилетие можно охарактеризовать как фазу вторичной социализации. В это время человек усваивает многочисленные знания и приобретает основные умения и навыки, необходимые для жизни в обществе. А третье семилетие — это подростковый и юношеский возраст. На этой стадии происходит подготовка человека к будущей самостоятельной жизни через введение ученика в современную социальную и культурную действительность.

Реализация данной учебной программы, по мнению Р. Штейнера, возможна лишь в том случае, когда во всех трех семилетиях учитель не только требует от ученика усвоения определенных образовательных стандартов, но и работает над развитием у него интереса к познанию, здорового чувства (эстетических компетенций), способствует развитию воли [6, 11]. При соблюдении этих условий девиация, как считает  Р. Штейнер, является маловероятной, потому что подросток становится достаточно зрелым, чтобы противостоять склонности к девиантному поведению. При этом желательно, чтобы усилия координировались с воспитательными действиями родителей, так как «эти действия не могут быть односторонними, поскольку в решении внутришкольных конфликтов заинтересованы обе стороны — и педагоги, и родители: только от их взаимных усилий зависит возможность профилактики и устранения конфликтных проявлений» [9, с. 135].

 

Б. Ливехуд и его концепция социализации личности

 

Внедрению идей Р. Штейнера в социологию в значительной мере способствовал его последователь Бернард Ливехуд (1905–1992). Он являлся одним из первых, кто работал над созданием биографического метода и осуществлял синтез социологии, психоаналитической традиции, физикализма, психологии развития и мистико-эзотерической философии [7]. Основной заслугой Б. Ливехуда является создание научной системы, включающей в себя феноменологическое описание фаз человеческой жизни и разделение жизни на биологическую, психологическую и духовную биографию.

Личность, по мнению Б. Ливехуда, состоит из трех составляющих: физического организма с присущими ему физиологическими процессами, включающими в себя потребность в еде, сне, рост, половое созревание, старение и т. д.; психического (душевного) организма с психологическими процессами, главными из которых являются мышление, чувствование и воление; и духовного организма с характерными для него духовными процессами, главным из которых является осмысление поставленных целей.

Б. Ливехуд не указывал четких возрастных границ жизненных фаз и не описывал однозначных задач, стоящих перед человеком на той или иной фазе его социального развития. Ученый считал, что жизнь слишком многообразна, чтобы подвергать ее жесткой научной систематизации. Но, следуя логике, выраженной в ряде работ Б. Ливехуда, можно выделить не менее восьми фаз социализации личности от рождения человека до его старости. Первая фаза продолжается от младенчества до 7 лет, вторая — от смены зубов до 15 лет, третья — от полового созревания до взрослого состояния, четвертая — от 24 до 30 лет, пятая охватывает период организации социального положения по достижении четвертого десятка лет, шестая занимает пятый деяток лет, седьмая связана с оценкой человеком своих прежних достижений, а восьмая — это фаза старения человека и переосмысления им социальных ценностей после 56 лет жизни.

Каждая фаза развития человека характеризуется задачами, которые человек должен во время этой фазы решить, а также осложнениями, которые возникнут, если эти задачи не будут решены (см. таблицу).

 

Таблица

Фазы социализации личности и соответствующие им жизненные задачи

(на основании концепции Б. Ливехуда)

 

Фазы социализации

Название фазы развития человека

Основные задачи, которые должен решить человек в течение конкретной фазы развития

Осложнения, возникающие в случае невыполнения задач конкретной фазы развития

I

От рождения до первого вытяжения и смены зубов (0–6 лет)

 

Развитие у ребенка способности быть открытым окружающей среде и ощущения того, что «мир добр» и взрослые готовы его поддержать

Развиваются неспособность к учебе и различные психологические отклонения, влияющие на психические и духовные процессы в человеке

II

От смены зубов до пубертата (7–14 лет)

Усвоение основных социокультурных норм и приобретение знаний для дальнейшей жизни

Невозможность во взрослом возрасте строить нормальные отношения с другими людьми

III

От пубертата до взрослого состояния (15–23 года)

 

Достижение общей эмоциональной зрелости, пробуждение гетеросексуального интереса, выбор профессии, обретение навыка пользования своим свободным временем и идентификация «Я»

Невозможность стать взрослым человеком, т. е. человеком, который способен сам принимать решения и нести ответственность за свои поступки

IV

Первая фаза взрослости (24–30 лет)

Общая социальная и интеллектуальная зрелость и эмансипация от родительского дома

Трудность в построении жизненных ценностей и поведения, основанного на совести и осознании долга перед обществом

V

Фаза организации и упрочнения собственного жизненного положения (31–40 лет)

Упрочнение своих жизненных позиций и полное обеспечение себя и своей семьи

Трудность в построении независимой и социально успешной жизни

VI

Фаза биологического спада и поиска новых возможностей для духовного развития (41–50 лет)

 

Поиск новых жизненных задач взамен задач воспитания детей и создания карьеры

Повышение депрессивного состояния, связанного с потерей смысла жизни и ощущения того, что все идет «не так, как надо»

VII

Фаза подведения итогов трудовой деятельности (51—56 лет)

 

Осмысление прожитой жизни и активная творческая деятельность, не связанная с зарабатыванием денег

Повышение нервозности и ощущение бессмысленности собственной жизни

VIII

Фаза старения и переосмысления жизненных ценностей (после 56 лет)

 

Анализ собственной жизни и размышления о том, что хорошего или плохого останется от человека после его смерти

Интенсивный процесс биологического и психологического старения

 

Сравнивая процесс социализации, описанный Б. Ливехудом, с периодизацией возрастного развития, составленной Б. Н. Рыжовым [10, с. 14–23], можно соотнести отдельные стадии развития личности, выделенные этими учеными.

Так, первые две фазы социализации из теории Б. Ливехуда в значительной степени совпадают с эпохой детства, обозначенной в работе Б. Н. Рыжова в качестве времени интенсивного физического развития и биологического роста индивида. Третья фаза в теории Б. Ливехуда почти полностью совпадает с эпохой юности, для которой, по мнению Б. Н. Рыжова, характерна мотивация на познание окружающего мира и развитие личности. Четвертая и пятая фазы у Б. Ливехуда в основном соответствуют эпохе молодости, когда актуальной мотивацией личности становится функция репродукции. Шестая фаза может быть соотнесена с эпохой взрослости, т. е. периодом самореализации личности с актуальной мотивацией развития социума. Седьмая фаза частично повторяет эпоху среднего возраста — эпоху нацеленности личности на восприятие нравственных ценностей с мотивацией на сохранение существующего общественного порядка. В отличие от Б. Ливехуда Б. Н. Рыжов завершает эту стадию развития личности «кризисом 60 лет или кризисом пенсионного возраста», но при этом справедливо подчеркивает, что «начиная с кризиса 37 лет и далее временные границы кризисов все сильнее размываются». Поэтому Б. Ливехуд начинает следующую стадию социализации примерно с 57-летнего возраста, а Б. Н. Рыжов — с 61 года, и в этом расхождении не видно принципиального противоречия. Основное отличие концепций ученых сводится к понимаю последних периодов человеческой жизни. Если Б. Ливехуд полагал, что с седьмого десятка лет идет процесс переосмысления прежних жизненных ценностей, то Б. Н. Рыжов выделяет три дополнительные стадии развития личности — эпохи зрелого, пожилого и преклонного возраста, в совокупности составляющие «эру возвращения к себе — мудрости и обретения покоя».

Рассматривая научные взгляды Б. Ливехуда, нельзя не остановиться и на его типологизации личности.Б. Ливехуд выделял следующие шесть типов социальной направленности личности: исследователь, организатор, заботящийся тип, реформатор, охранитель и творческий тип.Тип исследователяхарактерен для человека,чувствующего стремление объяснить связь явлений и функционирование окружающего мира. Личность мыслящего типастремится к упорядочению своих идей и построению всевозможных теорий. Организующий тип характеризуется желанием организовать мир на рациональных началах. Заботящийся типотносится к людям, которыечувствуют стремление заботиться о живых существах. Реформирующий типхочет изменить мир. Охраняющий типу тех, ктостремится к сохранению уже существующего мира. А творческий типвключает все другие шесть типов. Этот тип присущ гениям литературы, изобразительного искусства, музыки и науки.

 

Актуальность взглядов Р. Штейнера для современной науки о человеке и обществе

 

Можно выделить следующие причины, по которым антропософская теория Р. Штейнера актуальна для современной науки:

1) идейная недостаточность материалистической научной парадигмы, что открывает поиск путей для возможного синтеза религии и науки;

2) необходимость изучения явлений, которые трудно исследовать с помощью опыта, эксперимента или созданных статистических моделей (любовь, добро, зло, смысл жизни, духовность и т. д.).

Современная социология нуждается в парадигме, которая должна учитывать такие положения. Во-первых, это взгляд на личность как на субъект, творящий свой внутренний духовный мир в условиях детерминированной внешней необходимости. Во-вторых, признание личности внутренне свободной и осознание ее творцом социальной реальности. В-третьих, четкое определение таких сложных для научного описания, но реально существующих в обществе категорий, как социальное зло, нормальное развитие человека, аморальное поведение, больное общество, духовная сфера и т. п. В-четвертых, рассмотрение в научном дискурсе таких метафизических категорий, как смысл человеческой жизни, религиозный опыт или дух человека. Этот тезис предполагает возвращение к философскому взгляду на то, что человек наделен свободным духом, с помощью которого он познает и преобразует окружающую действительность, душой, благодаря которой он имеет эмоции и чувства, и телом, посредством которого человек осуществляет физиологические процессы. Наконец, в-пятых, не должно быть жесткого разделения компетенций тех наук, которые одинаково стремятся понять общие основания развития человека и общества (социология, психология, антропология, этика, история и др.).

Данные положения присутствуют в антропософском подходе Р. Штейнера, которые с разной степенью эффективности пытались применить на практике его последователи. Так, влияние теории Р. Штейнера можно обнаружить в практической деятельности обычных и коррекционных педагогов, врачей и социальных реформаторов:  достаточно вспомнить проект реформы профильного образования в Нидерландах, разработанный комиссией Б. Ливехуда и принятый правительством этой страны. Показательно, что разрабатывая реформу образования в стране, где проживают преимущественно материалисты, индифферентно относящиеся к традиционным духовным ценностям, Б. Ливехуд настаивал на том, что самым опасным для подростка является зарабатывание денег, а для юноши — постоянное занятие одной и той же монотонной работой.

 

Заключение

 

Таким образом, в индивидуализированной социологии, и в том числе — в антропософской парадигме, развернутой в трудах Р. Штейнера и Б. Ливехуда, присутствуют все признаки системности и имеются четкие положения, которые являются важными для рассмотрения данных взглядов в рамках научных парадигм современной социологии. При всей дискуссионности отдельных положений антропософии использование ее теории в современной социологии будет способствовать идейному обогащению гуманитарной науки в целом.

 

Литература

 

  1. Ананишнев В. М. Современные социологические теории и школы: монография. М.: ООО НИЦ «Инженер», 2011. 272 с.
  2. Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности: Трактат по социологии знания. М.: Медиум, 1995. 323 с.
  3. Гарфинкель Г. Исследования по этнометодологии. СПб.: Питер, 2007. 335 с.
  4. Гофман И. Анализ фреймов: Эссе об организации повседневного опыта. М.: Инcтитут социологии РАН, 2003. 752 с.
  5. Дюркгейм Э. Самоубийство: Социологический этюд. М.: Мысль, 1994. 399 с.
  6. Иванов А. В. Теория и практика воспитания в России и за рубежом. М.: Перспектива, 2015. 470 с.
  7. Ливехуд Б. Человек в сообществе: Формы совместной работы на примере лечебно-педагогических учреждений. Калуга: Духовное познание, 2005. 260 с.
  8. Липсон М. Путь изумления. Шесть ступеней к творческой жизни. К.: Наири, 2013. 232 с.
  9. Романова Е. С., Абушкин Б. М., Ткаченко А. В. Родительская общественность в решении вопросов образовательной политики (Продолжение статьи из № 10) // Системная психология и социология. 2014. № 11. С. 133141.
  10. Рыжов Б. Н. Системная периодизация развития // Системная психология и социология. 2012. № 5. С. 5–24.
  11. Рычихина Э. Н. Психологические факторы обучения в высшей школе. М.: СГА, 2008. 121 с.
  12. Ткаченко А. В. Итсизм как основная форма религиозных представлений современной молодежи // Системная психология и социология. 2012. № 6. С. 112–120.
  13. Ткаченко А. В. Учет национальных и конфессиональных условий в социальном проектировании дополнительного образования молодежи крупного города // Системная психология и социология. 2013. № 8. С. 109–118.
  14. Турен А. Возвращение человека действующего. Очерк социологии. М.: Научный мир, 1998. 204 с.
  15. Франкл В. Человек в поисках смысла: сборник. М.: Прогресс, 1990. 368 с.
  16. Хабермас Ю. Против «воинствующего атеизма»: «Постсекулярное» общество — что это такое? URL: http://www.russ.ru/pole/Protiv-voinstvuyuschego-ateizma
  17. Штейнер Р. Антропософские руководящие положения. URL: http://www.rudolf-steiner.ru/
  18. Штейнер Р. Истина и наука: Пролог к «Философии свободы». Философия свободы: основные черты одного современного мировоззрения. СПб.: Деметра, 2007. 440 с.
  19. Штейнер Р. Как достигнуть познания высших миров. URL: http://www.rudolf-steiner.ru/
  20. Штейнер Р. Общее учение о человеке как основа педагогики. М.: Парсифаль, 1996. 176 с.
  21. Штейнер Р. Фридрих Ницше: борец против своего времени. М.: Новалис, 2010. 224 с.
  22. Шюц А. Смысловая структура современного мира. М.: Институт Фонда «Общественное мнение», 2003. 336 с.

 

References

 

  1. Ananishnev V. M. Contemporary Sociological Theories and Schools. M.: LC Research and development centre 'Engineer', 2011. 272 p.
  2. Berger P., Luckmann T. The Social Construction of Reality: A Treatise in the Sociology of Knowledge. M.: Medium, 1995. 323 p.
  3. Garfinkel H. Studies in Ethnomethodology. SPb.: Piter, 2007. 335 p.
  4. Goffman E. Frame Analysis: An Essay on the Organization of Experience. M.: Institute of Sociology of the Russian Academy of Sciences, 2003. 752 p.
  5. Durkheim E. OnSuicide: A Study in Sociology. M.: Mysl, 1994. 399 p.
  6. Ivanov A. V. Theory and Practice of Education in Russia and Abroad. M.: Perspective, 2015. 470 p.
  7. Lievegoed B. A Man in the Community: The Forms of Joint Work by the Example of Therapeutic Pedagogical Institutions. Kaluga:Dukhovnoe poznanie, 2005. 260 p.
  8. Lipson M. Path of Wonder. Six Steps to a Creative Life. Kiev: Nairi, 2013. 232 p.
  9. Romanova E. S., Abushkin B. M., Tkachenko A. V. Parent Community in the Educational Policy Matters (the Sequel to the Article in № 10) // System Psychology and Sociology. 2014. 11. P. 133141.
  10. Ryzhov B. N. Systems Periodization of the Development // System Psychology and Sociology. 2012. 5. P. 524.
  11. Rychikhina E. N. Psychological Factors of Learning in Higher Education. M.: Modern University for the Humanities, 2008. 121 p.
  12. Tkachenko A. V. Ietsism as an Underlying Form of Modern Youth’s Religion // System Psychology and Sociology. 2012. 6. P. 112120.
  13. Tkachenko A. V. The National and Confessional Conditions Significance in the Social Designing of Supplementary Education for Young People in a City // System Psychology and Sociology. 2013. . 8. P. 109118.
  14. Touraine A. An Acting Man Retrieval: An Essay in Sociology. M.: Nauchniy Mir, 1998. 204 p.
  15. Frankl V. Man 's Search for Meaning: Miscellanea. M.: Progress, 1990. 368 p.
  16. Habermas J. Against 'Militant Atheism': 'The Post-secular Society' – What is It? URL: http://www.russ.ru/pole/Protiv-voinstvuyuschego-ateizma
  17. Steiner R. Anthroposophic Guidelines. URL: http://www.rudolf-steiner.ru/
  18. Steiner R. Truth and Science: Prologue to 'the Philosophy of Freedom'. 'The Philosophy of Freedom': The Main Features of a Modern World View. SPb.: Demetra, 2007. 440 p.
  19. Steiner R. How to Achieve Knowledge of the Higher Worlds? URL: http://www.rudolf-steiner.ru/
  20. Steiner R. The General Doctrine of a Man as the Basis of Pedagogy. М.: Parsifal, 1996. 176 p.
  21. Steiner R. Friedrich Nietzsche: The Fighter Against His Time. М.: Novalis, 2010. 224 p.
  22. Schutz A. The Semantic Structure of Contemporary World. М.: The Fund Institute 'Public opinion', 2003. 336 p.