Get Adobe Flash player
PDF-версия
Б.Н. Рыжов - Системная психология
Содержание №19 2016

Психологические исследования

Валявко С. М. Анализ формирования самооценки старших дошкольников
Консон Г. Р. Психология инфернального двойника героя в романе Т. Манна «Доктор Фаустус»
Лубовский В. И., Валявко С. М., Князев С. М. Забытый, но не утраченный тест
Н. К., Данилова Л. В. Музыкально-эмоциональное развитие младших школьников в процессе художественно – творческой деятельности
Набатникова Л. П., Голубниченко А. А. Психологические особенности личностного самоопределения застенчивых старшеклассников
Староверова М. С. Особенности взаимодействия матерей с детьми, имеющими расстройства аутистического спектра
Шейнов В. П. Уверенность в себе и психологический по”> Шейнов В. П.

История психологии и психология истории

Рыжов Б. Н. Психологический возраст цивилизации (XIII – начало XIV веков)
Иванов Д. В. Психологическая мысль в России конца XVIII – начала XIX века. И. П. Пнин

Социологические исследования

Ананишнев В. М., Фурсов В. В., Ткаченко А. В. Международные критерии и показатели оценки деятельности вузов
Сведения об авторах №19
Наши партнеры

WWW.SYSTEMPSYCHOLOGY.RU

 

В. П. Шейнов, МОДЕЛИ ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ВОЗДЕЙСТВИЙ, ПРИВОДЯЩИХ К КОНФЛИКТАМ

Журнал » 2016 №17 : В. П. Шейнов, МОДЕЛИ ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ВОЗДЕЙСТВИЙ, ПРИВОДЯЩИХ К КОНФЛИКТАМ
    Просмотров: 2186

Модели психологических воздействий,

приводящих к конфликтам

 

В. П. Шейнов,

Республиканский институт высшей школы,

Минск, Республика Беларусь

 

В статье показано, что процесс возникновения и развития конфликтов может быть описан посредством общей модели психологического воздействия. Дано теоретическое объяснение установленной ранее эмпирически закономерности эскалации конфликтогенов. Показано, что случайные конфликты возникают по общей модели психологического воздействия и по ней же могут быть предотвращены. Сконструирована модель психологического воздействия, приводящего к неслучайным конфликтам.

Ключевые слова:психологические воздействия, модели, конфликты, конфликтогены, формулы, закономерности.

 

Psychological influence Models that cause conflicts

 

V. P. Sheinov,

 Republican Institute of Higher Education,

Minsk, Belarus

 

The article shows how the process of initiation of a conflict can be described with the common model of psychological influence. It gives a theoretical explanation for the mechanism of conflictogene escalation which has been previously empirically established. The article also demonstrates that accidental conflicts appear based on the common model of psychological influence, and can be prevented based on it, too. The model of psychological influence which leads to a non-accidental conflict has been presented, too.

Keywords: psychological influence, model, conflicts, conflictogenes, formulas, mechanisms

 

Введение

В психологических воздействиях сконцентрированы принципиальные вопросы, связанные с управлением психическими явлениями. Проблема психологического воздействия выступает как стержневая, «результирующая» проблема в психологии и одновременно как системообразующая категория, которая во многом определяет целевую перспективу (поиск законов управления психическими явлениями), прикладной потенциал и «лицо» психологической науки.

До настоящего времени исследования конфликтных взаимодействий происходили автономно, без концептуальной и содержательной связи с теоретическими результатами, полученными в процессе изучения психологических воздействий. Цель данной статьи — установить подобную связь.

 

Предпосылки исследования

Проведенный анализ определений понятия «конфликт» привел к выводу, что все возможные конфликты подпадают под следующее определение: конфликт —это открытое столкновение, противоборство сторон, при котором хотя бы одна из них воспринимает действия другой как угрозу своим интересам [5, с. 5–8].

Установлено, что конфликты делятся на два принципиально различающихся типа — случайные и неслучайные конфликты [5].

Основной признак неслучайных конфликтов — наличие значимых противоречий в отношениях между их участниками. Напротив, случайные конфликты характеризуются отсутствием значимых противоречий между конфликтующими. О принципиальных различиях случайных и неслучайных конфликтов свидетельствует также и то, что механизмы возникновения тех и других принципиально отличны. Эти механизмы приведены ниже.

Решающую роль в возникновении случайных конфликтов играют конфликтогены и закономерность эскалации конфликтогенов.

Конфликтогеныэто слова, действия (или бездействие, если требуется действие), могущие привести к конфликту [3, с. 12].

Эмпирически установлена следующая закономерность эскалацииконфликтогенов: На конфликтоген в наш адрес мы, как правило, отвечаем более сильным конфликтогеном [3, с. 13]. Конфликтоген считается более сильным, если он может с большей вероятностью привести к конфликту.

Случайные конфликты являются результатом попеременного повторяющегося действия закономерности эскалации конфликтогенов в цепочке инициатор -> адресат -> инициатор -> адресат -> … и т. д.:

Рисунок 1. Психологический механизм возникновения случайных конфликтов [3, с. 16].

 

Второй основной тип конфликтов — неслучайные конфликты. Имеющиеся значимые противоречия между сторонами конфликта составляют основу конфликтной ситуации. Именно ее наличие является отличительным признаком неслучайных конфликтов.

Конфликтная ситуацияэто накопившееся противоречие между сторонами как первопричина конфликта. Инцидент— действие или высказывание одной из сторон, воспринятый другой стороной как угрожающее ее интересам.

Психологические механизмы возникновения неслучайных конфликтов описываются двумя формулами.

Первая формула неслучайных конфликтов:

 

 

В отношениях между конфликтующими может иметь место не одна конфликтная ситуация, а несколько. В подобных случаях действует второй механизм возникновения неслучайных конфликтов, описываемый формулой (2):

 

 

Конфликтные ситуации предполагаются независимыми, не вытекающими одна из другой. Вторая формула дополняет первую формулу конфликта, при этом каждая из конфликтных ситуаций в своих проявлениях может играть роль инцидента.

Общая модель психологического воздействия. В монографии[4] теоретически обоснована и верифицирована модель, по которой осуществляются все известные виды психологических воздействий:

 

 

Рисунок 2. Общая модель психологического воздействия [4]

 

Функции, выполняемые блоками общей модели психологического воздействия (рис. 2):

вовлечение в контакт — предъявление адресату информации, привлекающей его внимание и вызывающей соответствующую реакцию;

фоновые факторы –влияние на характер реакции адресата состояния его сознания и функционального состояния и присущих ему автоматизмов, привычных сценариев поведения; влияние внешнего фона (например, доверия или недоверия к источнику информации, степенью его привлекательности и т. п.);

мишени воздействия — это источники мотивации адресата: его актуальные потребности и их проявления — интересы, склонности, желания, влечения, убеждения, идеалы, чувства, эмоции и т. п.;

побуждение к активности — всё то, что стимулирует, подталкивает адресата к активности (принятие решения, совершение действия).

Покажем, что все приведенные выше результаты, касающиеся конфликтных взаимодействий, могут быть представлены как соответствующие реализации общей модели психологического воздействия.

 

Реализация модели психологического воздействия в случае эскалации конфликтогенов

Закономерность эскалации конфликтогенов была установлена автором эмпирически — обнаружена в процессе длительной практики изучения и разрешения конфликтов. Покажем, что указанная закономерность может быть теоретически объяснена с помощью общей модели психологического воздействия.

Действительно, первый конфликтоген со стороны инициатора осуществляет вовлечение в контакт адресата, вызывающий у того отрицательные эмоции (фоновый фактор). Мишень воздействия — угроза актуальным потребностям адресата. Побуждение к активности — желание защитить свои потребности, интересы, свой позитивный образ «Я». Результатом этой активности является ответный конфликтоген.

Таким образом, модель психологического воздействия объясняет, почему мы стремимся ответитьконфликтогеном на конфликтоген.

Другое объяснение этого, а также закономерность нарастания силы ответных конфликтогенов вытекают из ряда теоретических и экспериментальных работ. Приведем соответствующие результаты и соображения.

В. Томас и Ф. Знанецки показали, что всякий человек «реагирует только на свой опыт, но его опыт — это совсем не то, что может обнаружить объективный сторонний наблюдатель — это только то, что сам индивид там находит» [12, с. 1846–1847]. Тем самым указывается на то, что у человека возникает «личное восприятие ситуации». Поэтому эти авторы считают, что общий анализ ситуации должен учитывать два аспекта: как ситуация описывается объективным наблюдателем и как она воспринимается самой личностью.

Таким образом, человек не просто реагирует на ту или иную ситуацию, но наделяет ее определенными свойствами, «доопределяет» ее, одновременно «определяя» себя в этой ситуации, тем самым фактически создавая, «конструируя» новую реальность. В силу принципа Томаса — Знанецки, если человек наделяет ситуацию некими свойствами, то неза­висимо от ее реального содержания она становится таковой по своим последствиям.

Это означает, что если человек воспринимает конфликтоген как угрозу и/или оскорбление, то конфликтоген и становится для него угрозой и/или оскорблением.

Данный вывод подтверждается работой У. Клара и его коллег: если ситуация определяется как конфликтная, будут находиться доказательства, поддерживающие эту схему [10]. Дальнейшее представление о ситуации будет формироваться с учетом этого вывода, «подгоняться» под него.

Поэтому в своих действиях человек основывается именно на этом выводе и ведет себя соответствующим образом, т. е. следствием «воспринятой ситуации» становится поведение, которое человек строит в соответствии со своим определением сложившейся ситуации.

Возникшая при этом установка влияет на восприятие другого человека. «Если мы наделяем каких-то людей определенными чертами, то независимо от того, верны наши представления или нет, они будут влиять на наше поведение в отношении этих людей» [13, с. 63]. Наделяя другого статусом своего противника, мы и ведем себя с ним как с противником. Эта установка позволяет «увидеть» черты злонамеренности в данном человеке.

На основании приведенных рассуждений можно утверждать, что реакция на конфликтоген представляет собой следующий процесс: конфликтоген —► осознание угрозы —► формирование «образа врага».

Имея перед собой «врага», человек начинает вести себя соответствующим образом: он предпринимает активные действия, демонстрирует свою силу («не давать спуску», «на войне, как на войне»). Наделяя тем самым ситуацию конфликтностью, даже если таковая изначально отсутствовала.

При этом значительную (а чаще — решающую) роль играют эмоции. Эмоциональное реагирование не требует предварительного анализа. Простые реакции типа «нравится», «не нравится» или «угрожает», «оскорбляет» часто возникают прежде осознания или обдумывания происходящего [2, с. 116].

Согласно выводу Дж. Форгаса о том, что «люди реагируют на си­туации не столько в терминах объективных черт и описательных характеристик ситуации, но в терминах их чувств и эмоций по поводу события» [9, с. 171], они скорее «чувствуют», что это угроза, нежели «осознают» ее таковой.

Негативные установки и негативное восприятие являются следствием того, что каждая из сторон «чувствует» негативное отношение к ней другой стороны. Это вызывает раздражение и желание обеспечить себе защиту от повторения подобного. Отсюда — некая избыточность ответной агрессии.

Есть еще два фактора, способствующие формированию образа врага. Первый фактор: при ухудшении отношений вся вина практически всегда возлагается на другого [11]. Для этого есть две главные причины [7]. Одна — это своего рода самозащита, результат выгодных для себя искажений событий. Чем сильнее противостояние, тем большая доля вины приходится на его участников. Но самообвинения болезненны и по мере усиления взаимного недовольства становятся все более трудными для каждого участника противостояния. Поэтому всё возрастающая вина возлагается на оппонирующую сторону. Вторая причина связана с восприятием и является результатом различий между точками зрения действующего лица и объективного наблюдателя его действий [8]. Человеку психологически легче считать, что это он вынужден реагировать на провокационное по­ведение другой стороны, а не другая сторона реагирует на его про­вокационное действие. Ведь с точки зрения каждой стороны проще объяснить причины собственного поведения и труднее понять причины поведения другого. Поэтому по мере эскалации и интенсификации противостояния каждая сторона находит все больше свидетельств того, что оно происходит не по ее вине.

Второй фактор, способствующий формированию образа врага — пристрастность в ходе формирования образа «другого». В экспериментальном исследовании Н. В. Гришиной [1] установлено: из психологических составляющих образа «другого»лишь 24,0 %от общего числа имели позитивный или нейтральныйхарактер, а 76 % содержат выраженные негативные оценки.

Эти (и другие) данные исследований демонстрируют значительную степень пристрастности в ходе формирования образа «другого» и отражают тенденцию к неуклонному возложению ответственности за ухудшившиеся отношения на этого «другого» и наделению его отрицательными чертами. Такой подход к формированию образа оппонента приводит к обесцениванию позиции противника и усилению своей позиции [1]. Все перечисленное способствует формированию и закреплению образа врага.

Таким образом, в системе взаимодействий, возникающих при появлении конфликтогена, действует ряд механизмов самоподкрепления. Негативное восприятие и негативная установка, возникнув, имеют тенден­цию поддерживаться одно другим: негативные убеждения служат оправ­данием негативным чувствам, а негативные чувства создают впечатление, что негативные убеждения справедливы.

В результате всего перечисленного происходит самопроизвольное нарастание напряженности в отношениях. Это и реализуется, в частности, в нарастании силы ответных конфликтогенов. Причем сила конфликтогенов нарастает стремительно: практика показывает, что обычно два-три ответных конфликтогена оппонентов приводят к конфликту между ними.

Итак, мы показали, что эскалация конфликтогенов осуществляется по общей модели психологического воздействия. Поскольку эскалация конфликтогенов составляет основной механизм возникновения случайных конфликтов, то тем самым установлено, что возникновение случайных конфликтов происходит в соответствии с указанной моделью.

 

Модели психологического воздействия и правила бесконфликтного поведения

Механизм возникновения случайных конфликтов (рис. 1) позволил [5, c. 138–140] вывести 5 правил бесконфликтного поведения (см. таблицу 1).

Практика применения этих правил доказала их эффективность. Покажем, как правила бесконфликтного поведения реализуются в общей модели психологического воздействия. Содержание реализаций, представленных в таблице 1, объясняет эффективность этих правил.

 

Таблица 1

Реализация правил бесконфликтного поведения посредством модели психологического воздействия

 

Правила бесконфликтного поведения

Общая модель психологического воздействия

Вовлечение

Фоновые факторы

Мишени воздействия

Побуждение

Не употребляйте конфликтогены

Отсутствие их способствует бесконфликтному общению

Благожелательная атмосфера общения

Потребность в безопасности и комфортном взаимодействии

Поведение партнера побуждает к

бесконфликтному общению

Не отвечайте конфликтогеном на конфликтоген

Удивляет отсутствие реакции адресата

Нарушение ритма общения

Желание продолжить общение

Выяснить причину отсутствия реакции

Проявите эмпатию к «обидчику»

Привлекает внимание

Чувство благодарности за

желание понять

Потребность в уважении

Снизить агрессивный настрой

Проявляйте благожелательность к окружающим

Эти проявления привлекают внимание и запоминаются

Чувство благодарности за эти проявления

Потребность в положительных эмоциях, уважении и признании

Впредь более терпимо относиться к

этому человеку

При необходимости делайте упреждающие разъяснения

Актуальность сообщаемой

информации

Чувство благодарности за возможность избежать «потери лица»

 

Потребность оппонента в

поддержании положительного

его Я-образа

Использовать полученную

информацию

 для «сохранения лица»

 

Объединяя результаты этого и предыдущего разделов, приходим к следующему выводу: случайные конфликты возникают и развиваются по общей модели психологического воздействия и по ней же могут быть предотвращены.

 

Модель психологического воздействия,

приводящего к неслучайному конфликту

Покажем, что каждая из конфликтующих сторон действует по общей модели психологического воздействия. Вот как выглядит эта модель в процессе возникновения и развития конфликта:

вовлечение в контакт: поступление информации, затрагивающей одновременно интересы каждой стороны;

фоновые факторы: наличие препятствий в виде непримиримой позиции и/или недружественных действий другой стороны;

мишень воздействия: осознание исходящей от соперничающей стороны угрозы актуальным потребностям, интересам, желаниям;

побуждение к действию: желание защитить свои интересы, усилить свою позицию и ослабить позицию соперника.

Вовлечение в контакт, фоновые факторы и мишень воздействия соответствуют конфликтной ситуации в формулах (1) и (2) неслучайных конфликтов, а побуждение к действию — инциденту в формуле (1).

Поскольку выигрыш одной стороны означает проигрыш другой, то на каждое действие одной стороны другая отвечает своими действиями с целью получить перевес в этой борьбе. В соответствии с закономерностью эскалации конфликтогенов (а конкретные действия являются конфликтогенами) эти действия приводят к развитию конфликта.

 

Системообразующая функция общей модели

психологического воздействия

Ранее установлено [6], что известные формы власти и принципы влияния являются конкретными реализациями общей модели психологического воздействия, которая описывает все 14 видов психологических воздействий [4]. Тем самым показано, что общая модель психологического воздействия содержит в себе в качестве соответствующих реализаций и воздействия и формы власти, и принципы влияния.

Полученные в данной статье результаты свидетельствуют о том, что и процесс возникновения конфликтов, и процесс их развития описываются посредством общей модели психологического воздействия. Объединяя все указанные результаты, можно утверждать, что общая модель психологического воздействия позволяет привести в систему такие разнородные понятия, как всевозможные психологические воздействия, власть, влияние и конфликтные действия. Соответствующая иерархия представлена на рисунке 3:

 

 

Рисунок 3. Иерархия моделей психологических воздействий

 

Выводы

1. Представлено описание процесса возникновения и развития конфликтов посредством общей модели психологического воздействия.

2. Дано теоретическое объяснение закономерности эскалации конфликтогенов, установленной ранее эмпирически.

3. Случайные конфликты возникают по общей модели психологического воздействия и по ней же могут быть предотвращены.

4. Сконструирована модель психологического воздействия, приводящего к неслучайному конфликту.

5. Построена иерархия моделей психологических воздействий.

 

Заключение

Приведенные результаты свидетельствуют о существовании концептуальной и содержательной связи результатов изучения конфликтов с теоретическими результатами, полученными независимо для психологических воздействий. Более того, можно заключить, что общая модель психологического воздействия играет в определенном смысле системообразующую роль.

 

Литература

  1. Гришина Н. В. Психология конфликта. СПб.: Питер, 2005.464 с. (Серия «Мастера психологии»).
  2. Майерс Д. Социальная психология. СПб.: Питер, 1997.688 с.(Серия «Мастера психологии»).
  3. Шейнов В. П.Конфликты в нашей жизни и их разрешение. Минск: Амалфея, 1996. 288 с.
  4. Шейнов В. П. Психологическое влияние. Минск: Харвест, 2007. 638 с.
  5. Шейнов В. П. Управление конфликтами: теория и практика. Минск: Харвест, 2010. 912 с.
  6. Шейнов В. П. Принципы влияния и формы власти как реализация модели психологического воздействия // Системная психология и социология. 2012. № 5 (1). С. 121–126.
  7. Brehm S. S. Intimate Relationships (2nd ed.). N. Y.: McGraw-Hill, 1992.
  8. Fiske S. T., Taylor. S.Social Cognition (2nd ed.). N. Y.: McGraw-Hill, 1991.
  9. Forgas J.Affective and Emotional Influences on Episode Representations // Social Cognition / ed. By J. Forgas. London, 1981. P. 165–180.
  10. Klar Y., Bar-Tat D., Kruglanski A.Conflict as a Cognitive Schema: Toward a Social Cognitive Analysis of Conflict and Conflict Termination // The Social Psychology of Intergroup Conflict. Theory, Research and Applications / ed. by W. Stroebe a. o. Berlin, 1988. P. 73–85.
  11. Sillars A. L.Attributions and interpersonal conflict resolution. In J. H. Harvey, W. J. Ickes, & R. F. Kidd (Eds.), New directions in attribution research (Vol. 3, pp. 279-305). Hillsdale – N. Y: Eribaum, 1981.
  12. Thomas W., Znaniecki F.The Polish Peasant in Europe and America. N. Y.: Dover, 1958. Vol. 1–2.
  13. Vander Zanden J.Social Psychology. N. Y., 1987.

 

References

  1. Grishina N. V.Psychology of Conflict.SPb.: Piter, 2005. 464 p.
  2. Myers D.Social Psychology. SPb.: Piter, 1997.688 p.
  3. Sheinov V. P.Conflicts in Our Life and Their Resolution. Minsk: Amalfea, 1996. 288 p.
  4. Sheinov V. P.Psychological Influence. Minsk: Harvest, 2007. 638 p.
  5. Sheinov V. P.Managing Conflicts: theory and practice. Minsk: Harvest, 2010. 912 p.
  6. Sheinov V. P.Principles of influence and forms of power as implementation of the psychological influence model // Systemspsychology and sociology. 2012. № 5 (1). P. 121–126.
  7. Brehm S. S. Intimate relationships (2nd ed.). N. Y.: McGraw-Hill, 1992.
  8. Fiske S. T., Taylor S.Social Cognition (2nd ed.). N. Y.: McGraw-Hill, 1991.
  9. Forgas J.Affective and Emotional Influences on Episode Representations // Social Cognition / ed. by J. Forgas. London, 1981. P. 165–180.
  10. Klar Y., Bar-Tat D., Kruglanski A.Conflict as a Cognitive Schema: Toward a Social Cognitive Analysis of Conflict and Conflict Termination // The Social Psychology of Intergroup Conflict. Theory, Research and Applications / ed. by W. Stroebe a. o. Berlin, 1988. P. 73–85.
  11. Sillars A. L.Attributions and interpersonal conflict resolution. In J. H. Harvey, W. J. Ickes, & R. F. Kidd (Eds.), New directions in attribution research (Vol. 3, pp. 279–305). Hillsdale – N. Y: Eribaum, 1981.
  12. Thomas W., Znaniecki F.The Polish Peasant in Eu­rope and America. N. Y.: Dover, 1958. Vol. 1–2.
  13. Vander Zanden J.Social Psychology. N. Y., 1987.