Get Adobe Flash player
PDF-версия
Б.Н. Рыжов - Системная психология
Содержание №19 2016

Психологические исследования

Валявко С. М. Анализ формирования самооценки старших дошкольников
Консон Г. Р. Психология инфернального двойника героя в романе Т. Манна «Доктор Фаустус»
Лубовский В. И., Валявко С. М., Князев С. М. Забытый, но не утраченный тест
Н. К., Данилова Л. В. Музыкально-эмоциональное развитие младших школьников в процессе художественно – творческой деятельности
Набатникова Л. П., Голубниченко А. А. Психологические особенности личностного самоопределения застенчивых старшеклассников
Староверова М. С. Особенности взаимодействия матерей с детьми, имеющими расстройства аутистического спектра
Шейнов В. П. Уверенность в себе и психологический по”> Шейнов В. П.

История психологии и психология истории

Рыжов Б. Н. Психологический возраст цивилизации (XIII – начало XIV веков)
Иванов Д. В. Психологическая мысль в России конца XVIII – начала XIX века. И. П. Пнин

Социологические исследования

Ананишнев В. М., Фурсов В. В., Ткаченко А. В. Международные критерии и показатели оценки деятельности вузов
Сведения об авторах №19
Наши партнеры

WWW.SYSTEMPSYCHOLOGY.RU

 

Сиротин В.П., Нарциссова С. Ю., АРГУМЕНТАЦИЯ В КОГНИТИВНО-СТИЛЕВОЙ МОДЕЛИ: ЭМПИРИКО-СТАТИСТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ

Журнал » 2015 №16 : Сиротин В.П., Нарциссова С. Ю., АРГУМЕНТАЦИЯ В КОГНИТИВНО-СТИЛЕВОЙ МОДЕЛИ: ЭМПИРИКО-СТАТИСТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ
    Просмотров: 2544

 

АРГУМЕНТАЦИЯ В КОГНИТИВНО-СТИЛЕВОЙ МОДЕЛИ: ЭМПИРИКО-СТАТИСТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ

Сиротин В.П.,

Национальный исследовательский университет,

«Высшая школа экономики», Москва

Нарциссова С. Ю.,

ФГБОУ ВПО «Российский экономический университет

имени Г.В. Плеханова», Москва

 

Статья посвящена проблеме взаимосвязи когнитивного стиля с особенностями аргументации. Рассмотрены понятия когнитивного стиля, аргументации, лингвистического аргумента, особенности когнитивно-стилевой модели аргументации. Результаты проведенного психолингвистического эмпирического исследования и статистического моделирования с использованием процедур сравнения генеральных средних для независимых выборок, дисперсионного анализа и декомпозиции распределений подтверждают наличие связи когнитивного стиля с аргументацией, используемой студентами различных вузов и специальностей. Проанализированы гендерные различия в использовании различных видов аргументов.

Ключевые слова:системный подход, аргументация, лингвистический аргумент, когнитивный стиль, тип мышления, дисперсионный анализ, мягкая классификация.

 

 

ARGUMENTATION IN COGNITIVE STYLES MODELS: EMPIRICAL STATISTICAL ANALYSIS

Sirotin V.P.,

National Research University

Higher School of Economics, Moscow

Nartsissova S.Yu.,

Plekhanov Russian University of Economics, Moscow 

 

The paper is focused on the relation between cognitive styles and ways of argumentation. We consider the concept of the cognitive style, argumentation, linguistic argument, and the peculiarities of the cognitive styles model of argumentation.  The results of the psycholinguistic empirical study and statistical modelling based on the procedures of means comparison, analysis of variance and density decomposition approve the significance of the relation between the cognitive style and the way of argumentation used by students of various majors in the universities. We also tested the gender difference in using various types of arguments.

Keywords: systematic approach, argumentation, linguistic argument, cognitive style, way of thinking, analysis of variance, soft classification.

 

Введение

 

Актуальность данного исследования определяется следующими позициями: необходимостью совершенствования процесса принятия решений в условиях стремительного развития информационных технологий, потребностями развития системы образования и взаимодействия индивидов в социуме.

В условиях совершенствования интеллектуальных информационных систем и создания новых наукоемких технологий игнорирование когнитивно-стилевых аспектов аргументации не позволяет в полной мере моделировать свойственные человеку особенности процесса принятия решений. В экспертных системах высокой сложности адекватный ответ, соответствующий человеческому подходу к анализу ситуации, невозможен без внутреннего моделирования аргументации, доказывающего предпочтительность той или иной альтернативы, а такая внутренняя модель в значительной степени опирается на когнитивно-стилевые особенности аргументации, необходимость учета которых может обеспечить повышение эффективности модели принятия решения.

Потребность современного высшего профессионального образования в обеспечении такой подачи учебного материала, которая способствовала бы формированию мобильности, гибкости и критичности мышления учащихся, научила бы студента самостоятельно мыслить и свободно высказываться в любых профессиональных ситуациях, предъявляет высокие требования к построению аргументации. Для соответствия этим требованиям необходимо преодолеть противоречия между необходимостью учета педагогом когнитивных стилей учащихся, формированием y них навыков эффективного речевого поведения, и отсутствием работ, посвященных когнитивно-стилевой дифференциации аргументации.

Развитие когнитивно-стилевого подхода в психологии, исследование взаимосвязи когнитивного стиля и аргументации важны с той точки зрения, что аргументация, как фактор поведенческой и речевой активности, как механизм взаимодействия мышления и речи играет важную роль в психической деятельности индивидов, обеспечивая взаимопонимание между людьми и эффективные коммуникации.

Цель исследования - выявление взаимосвязи между когнитивным стилем и лингвистическими аргументами. Данная цель предполагает решение ряда задач: теоретический анализ факторов, обусловливающих когнитивно-стилевые различия; выявление отличительных психологических характеристик аргументации; построение концептуальной модели когнитивно-стилевой детерминации аргументации; моделирование особенностей аргументации на основе системного подхода и эмпирический анализ лингвистических аргументов, предполагающий статистическое моделирование с использованием процедур сравнения генеральных средних для независимых выборок и  дисперсионного анализа.

 

Феномен аргументации, когнитивная парадигма и когнитивный стиль

 

Как любая коммуникативная деятельность, аргументация возникла и развивается обществом в целях взаимного обмена информацией, служащей для взаимопонимания и согласованного действия людей в различных областях человеческой деятельности. Общенаучное содержание понятия «аргументация» обозначает логико-коммуникативный процесс, служащий обоснованию определенной точки зрения с целью ее восприятия, понимания и принятия индивидуальным или коллективным реципиентом.

Феномен аргументации как механизма речевого воздействия на адресата в достаточной степени изучен с позиций правильности или ошибочности построения умозаключений в ходе рассуждения, риторических приемов построения речи и структурной организации компонентов аргументации. Разработке общих вопросов аргументации посвящены многочисленные работы ученых, начиная с античности и по настоящее время (Аристотель, Квинтилиан, Ch. Larson, B.E. Gronbeck, Frans Н. van Eemeren, X. Перельман и Л. Ольбрехтс-Титека и др.). Вступая в дискурс, реципиент подсознательно избирает релевантную для него систему аргументов. Ядро когнитивного стиля - это своего рода «фильтр», посредством которого человек воспринимает информацию. Это именно то, что он видит в первую очередь в тексте или сообщении любого рода. На вербальном плане это проявляется в активном использовании понятийного аппарата, а также семантических, стилистических и прочих особенностях языкового фонда личности  [15].

Наряду с этим большой интерес представляет проблема аргументации, используемой представителями одной из наиболее активных составляющих общества – студентами. В частности, важным представляется вопрос взаимосвязи лингвистических аргументов и когнитивного стиля студентов. Создание диалоговых ситуаций посредством организации аргументативного дискурса в его различных вариантах, способствует индивидуализации вузовского обучения и придает ему смыслообразующий характер, обеспечивая активизацию личностного развития и самоактуализацию студентов. Аргументативный дискурс как форма учебного взаимодействия, сотрудничества студентов и педагогов, реализует одновременно коммуникативную, перцептивную и интерактивную функции, используя при этом всю совокупность средств аргументации [6].

Аргументация - своеобразный механизм взаимодействия личности и мышления, формирующая такие модели поведения, которые позволяют человеку осуществлять эффективное функционирование в социуме. Общенаучное содержание понятия «аргументация» обозначает логико-коммуникативный процесс, служащий обоснованию определенной точки зрения с целью ее восприятия, понимания и принятия индивидуальным или коллективным реципиентом. При изучении аргументации акцент смещается на различные ее характеристики в зависимости от концепций, методологии и науки: на фактуальные (информация о фактах, используемых в качестве аргументов), риторические (формы и стили речевого и эмоционального воздействия), аксиологические (ценностный подбор аргументов), этические (нравственную приемлемость и дозволенность аргументов),  логические (последовательность и взаимную непротиворечивость аргументов, их организацию в дедуктивный вывод),  лингвистические (языковые аргументы в психолингвистике) и ряд других.

Среди объектов изучения аргументации интерес представляют персонификация и языковые показатели аргументов. Так Батов В.И., исследуя различные психологические характеристики политиков России, исходит из допущения о том, что своеобразие речи человека, неосознаваемое использование им конкретных грамматических структур несет определенную информацию о психологическом типе и текущем состоянии говорящего [16].

Когнитивная парадигма рассматривает аргументацию в широком контексте деятельности человека, определяемой его ценностными предпочтениями, и интерпретирует процесс аргументации как составную часть процесса принятия решений. Психолингвистические исследования представляют перспективное направление развития когнитивной парадигмы. Опираясь на способы репрезентации информации в различных кодах, психолингвистические работы исследуют сенсорно-перцептивные и словесно-логические способы опредмечивания, имея в основе универсальные когнитивные структуры. К числу важных проблем, решаемых в рамках этого направления, принадлежит реализация языкового сознания или воплощение личности в аргументативном дискурсе.

Понятием когнитивный стиль традиционно обозначаются доступные наблюдению особенности способа познания, а также индивидуальное своеобразие процессов получения, переработки и интерпретации, а под когнитивными структурами понимаются гипотетические элементы познавательного аппарата субъекта, от особенностей устройства которых зависит стиль и эффективность познавательной деятельности. Аргументатор, наполняя текст конкретной семантической значимостью, пытается донести определенную информацию до реципиента. Однако это не свидетельствует о том, что отдельные когнитивно-стилевые характеристики субъектов взаимодействия пересекутся в плоскости общего информационного поля. Пытаясь донести нужную информацию, адресант должен учитывать не только специфику языка, носителем которого является адресант, но и его особенности, в том числе, особенности его стиля мышления. При кодификации текста происходит его субъективация. При этом очевидно, что на саму субъективацию влияет не только образование, уровень интеллекта, особенности характера, менталитет, но и стиль мышления личности. В определенной группе людей одного пола и национальности, принадлежащих к одной  и той же возрастной категории, социальной и профессиональной сфере, отдельные индивиды, тем не менее, по-разному реагируют на текст. Адресант должен говорить на языке адресата, и в широком смысле этот факт давно не является открытием, иначе цель, в конечном счете, может быть не достигнута.

 

Моделирование особенностей аргументации на основе системного подхода

 

Понятие «модель» (от лат. modulus - мера, образец) употребляется в различных сферах человеческого бытия, а потому имеет различные смысловые акценты: образец, эталон, стандарт для тиражирования, массового изготовления; тип, марка, конструкция; схематическое воспроизводство предмета, будущего изделия; устройство, воспроизводящее строение и имитирующее действие; натура; фотомодель; мыслимый условный образ в виде описания схемы, плана, графика объекта, процесса или явления. Иногда в определениях модели выделяют «информационную модель» [13], модель в языкознании [14], математические модели и т.д. В самом широком смысле модель - это любой образ, аналог (мысленный или условный, изображение, описание, схема), который используется как условный образ, сконструированный для упрощения исследования.

Следуя методологии системного подхода, для психологии и педагогики как ранее, так и в настоящее время особенно востребовано построение моделей личности и поведения. Так, основоположником транзактного анализа, Эриком Берном предлагается обратить внимание на такие модели поведения как родительская,  модель поведения взрослого и ребенка;  И.В. Абакумова предлагает интегративную модель смыслообразования; встречается математическое моделирование образовательного процесса[10]. Представляя модель позиционного обучения студентов, Н.Е. Веракса отмечает: «…система не дается изолированно. Обычно понятия «погружены» в некоторое содержание или текст, который не исчерпывается только названием указанных понятий. Это содержание и представляет то пространство, в котором предъявляются понятия; оно отличается от пространства, например, текстов обыденной речи своей логикой, содержанием и принципами построения» [7, С. 124].

Разработка методики диагностики когнитивно-стилевых особенностей аргументации предполагала создание общей концептуальной модели когнитивно-стилевых аспектов аргументации и опиралась на системный подход [3, 11, 12, 17, 18, 19]. Поэтому прежде чем рассматривать взаимосвязь когнитивного стиля с особенностями аргументации, остановимся на подходе, без которого трудно представить разработку любой концептуальной модели в психологии - системном подходе, заложенном классиком отечественной психологии Б.Ф. Ломовым.

Система - это множество связанных между собой объектов, обладающих в своей совокупности особой функцией по отношению к какому-либо постороннему объекту. Система представляет собой всегда относительное понятие, имеющее смысл по отношению к внешнему объекту. В то же время, по отношению к какому-либо другому внешнему объекту совокупность объектов, ранее определенная как система, может не иметь системообразующего признака и, следовательно, не являться системой. Или же напротив, эта совокупность, имеющая общую связь с другими объектами может соответствовать элементу системы более высокого уровня организации [19]. Анализ формальных характеристик систем начинается с описания статических характеристик, не учитывающих изменений состояния системы во времени. Любая система может иметь ряд статических характеристик, в том числе первичных характеристик, под которыми следует понимать ее объем, или количество составляющих элементов, и сложность системы, соответствующая сумме всех имеющихся связей между ее элементами.

Сегодня, по-видимому, трудно не согласиться с Б.Ф. Ломовым, утверждавшим в своей последней книге «Методологические и теоретические проблемы психологии» что, перспективы психологии как фундаментальной науки зависят от дальнейшего развития системного подхода и сближения разных типов познавательного инструментария, приводящих к взаимопревращению методов одного рода в методы другого и их взаимному обогащению [18]. Но можно предположить, что эволюция системных взглядов в психологии подразумевает не простое использование последней по дате создания формулы энтропии, разработанной в физике или математике, а формирование собственной, психологической метрики системных описаний и переосмысление с ее учетом многих привычных психологических стереотипов.

Для характеристики системных связей Б.Н. Рыжовым было предложено уточнение различий между прямыми и обратными, а также непосредственными и опосредованными связями. Прямой или обратный вид связи задается только направлением действия данной связи (рис. 1). Однако организация этих связей может быть различна. В одном случае эти связи образуются без помощи промежуточных элементов, получая название непосредственных. В другом случае (рис. 1) взаимодействие между двумя элементами системы осуществляется благодаря опосредованным связям, состоящим из цепочки промежуточных элементов и связей между ними.[18]

 

 

Для психологии общая способность к установлению существенных связей в регулируемых системах предстает как один из важнейший показателей и наиболее заметная характеристика человеческого ума. При этом, немаловажным является обстоятельство, насколько велика исходная система, в которой устанавливается новая связь. Значимость или ценность одинакового изменения энтропии будет тем выше, чем больше по объему исходная система.

С системных позиций психика предстает как внутренняя, субъективная, информационная по своей сущности система, элементами которой являются различные информационные образования и блоки — от самых простых ощущений до самых сложных образов, понятий и представлений. Пользуясь предложенной в когнитивной психологии компьютерной метафорой, психика — это весь внутренний «софт» субъекта, включая «драйверы», «утилиты», «программную среду» и все богатство загруженных к данному моменту «программ» и «документов» [19].

Морфологическое описание систем, осо­бенно систем психологических, всегда сопряжено с рядом условностей, поскольку все реально существующие системы с момента своего возникновения находятся в состоянии постоянного изменения, непрерывно утрачивая одни свойства и приобретая другие. Описание деятельности системы, видов и уровней ее функционирования, составляет предмет функционального описания, важнейшей частью ко­торого является анализ динамических характеристик системы [19]. Подобной динамической системой является когнитивный стиль человека, а также характеристики аргументации.  Исследование взаимосвязи когнитивного стиля с особенностями аргументации является основным содержанием проведенного исследования.

Мышление личности, рассматриваемое в когнитивно-стилевой модели, мы представляем в виде хранилища когнитивных стилей, подобно цветным карандашам в коробке и сравниваем его с многогранником (рис. 2а, 2б).

 

 

Рис. 2.  Сравнительная модель когнитивного стиля человека – многогранник

 

Когнитивный стиль - мультиполярное образование, имеющее набор биполярных конструктов, где противоположные стороны – полюса когнитивного стиля (например, конкретная концептуализация – абстрактная концептуализация, полезависимость – поленезависимость, когнитивная простота – когнитивная сложность, импульсивность – рефлективность, широта - узость сканирования, сглаживание - заострение, аналитичность – синтетичность и др.), причем, количество сторон однозначно не определено и варьирует в зависимости от концепции исследователя.

Когнитивные стили не изолированы один от другого, имеют взаимосвязи между собой, функционируют одновременно, не нарушая целостности мышления, как и вращение сторон сравнительной модели приводит к полицветовой гамме и не нарушает целостности структуры додекаэдра, так и личность способна не только поочередно обращаться к разным «карандашам», субъект «смешивает цвета, используя всю палитру красок», часто одновременно используя  разные оттенки при познании сложных объектов окружающего мира. Ряд авторов (И.П. Шкуратова, М.А. Холодная, А.А. Алексапольский, В.В. Протасов, Г. Виткин и др.) отмечают эффект когнитивно-стилевой мобильности: лица, имеющие крайнюю степень выраженности любого из когнитивных стилей менее адаптивны, чем те, кто располагается в среднем диапазоне. Самыми адаптивными являются люди с мобильным когнитивным стилем, т.е. умеющие произвольно менять настройки своего когнитивного аппарата, исходя из требований ситуации. Формирование когнитивного стиля проходит, согласно И.П. Шкуратовой, три стадии: стиль не выражен и нет явного предпочтения одной из двух стратегий поведения; стиль ярко выражен и укоренен; стиль мобилен, что является свидетельством зрелости когнитивных структур личности [31].

Рассмотрим разработанную нами когнитивно-стилевую модель аргументации (рис. 3), которая позволяет уравновесить представления о взаимном влиянии коммуникативных и когнитивных структур в процессе субъект-субъектного взаимодействия.

 

 

 

Рис. 3. Концептуальная модель когнитивно-стилевой детерминации аргументации

 

В данной модели в качестве основных когнитивно-стилевых аспектов аргументации выступают убеждающее воздействие и построение доказательства. Убеждающее воздействие представляет собой форму воздействия на адресата, имеющую речевую либо эмоционально-экспрессивную форму выражения и апеллирующую к личностным ценностям и установкам субъекта. Построение доказательства - логический блок аргументации, подразумевающий опору на проверенные данные и факты, установление причинно-следственных связей, а следовательно, и апелляцию к мыслительным способностям адресата. В качестве дополнительных когнитивно-стилевых аспектов аргументации выступают персонификация и языковые показатели аргумента.

Рассматривая построенную модель, необходимо отметить, что когнитивный стиль влияет на этапы аргументации: определение целей аргументации, оценку условий аргументации, процесс аргументации и оценку успешности аргументации. Можно предположить, что лица когнитивного стиля с полюсом импульсивность не будут ставить отдаленные цели, а когнитивно-сложные не всегда будут иметь «прозрачные» цели, скорее их аргументативные тактики будут напоминать надситуативную активность. Полезависимые реже будут ставить цель склонить оппонента к кардинальной смене мнения.

Первый этап в данной модели – определение целей аргументации. Целью аргументации может быть привлечение сторонников к тому или иному мнению, достижение компромисса, создание имиджа или образа выступающего, убеждение собравшихся, что один соперник сильнее другого, осуществление совместного поиска объективной истины, привлечение сторонников к той или иной личности, безотносительно к ее взглядам, приведение оппонента в замешательство требованием быстрого конкретного ответа и др.

Второй этап в данной модели – оценка условий аргументации: наличие времени для воздействия, возможности доходчивого построения сообщения, наличие обратной связи; уместности воздействия на адресата под углом зрения конкретных намерений, наличие доброжелательности или  положительного социально обусловленного отношения адресата к действиям аргументатора, оценка степени расхождения сообщения аргументатора с позицией адресата воздействия, оценка знаний о говорящем еще до начала речи, оценка симметричных и несимметричных взаимоотношений, постоянных и переменных ролей и т.д. Так, например, некоторые роли предполагают равный (контрактный) сбалансированный обмен информацией, например, в случае, адвокат – подзащитный. Неравные (ассиметричные) отношения, являющиеся отношениями подчиненности или дополнительности, возникают в ролевых парах прокурор – обвиняемый, судья – подсудимый. Специалист в любой из таких ситуаций занимает доминирующее положение, и этот факт оказывает прямое влияние на аргументацию. Одним из условий аргументации может быть недостаток знаний оппонента, тогда в процесс аргументации может быть введено заведомо абсурдное утверждение, ответственность за которое приписывается возможному или реальному оппоненту. Степень абсурдности в этом случае не очень велика, чтобы сохранялось хотя бы внешнее правдоподобие, но в то же время она и не должна быть особенно мала, иначе трудно будет показать ограниченность менталитета оппонента.

Третий этап в нашей модели – исследование собственно самого процесса аргументации. На этом этапе как раз и проявляются лингвистические аргументы (языковые показатели аргумента), составившие предмет исследования. Под лингвистическим аргументом мы понимаем аргумент, имеющий вербальную характеристику, выраженный определенной словоформой и входящий в один из классов языковых аргументативных показателей (отраженных классификацией лингвистической теорией аргументации А.Н. Баранова [4]. Концептуальная модель когнитивно-стилевой детерминации аргументации показывает место лингвистического аргумента (языкового показателя аргументации), а также отражает взаимосвязь между этапами аргументации.

 

Организация исследования и эмпирико-статистический анализ:

обсуждение результатов

 

Эмпирическое исследование проводилось в период с 2007 по 2015 год. Выборку исследования составили 782 испытуемых - студенты, обучающиеся по специальностям: «психология», «социально-культурный сервис и туризм», «менеджмент организаций», «управление инновациями», «автосервис», «юриспруденция», «экономика» и «управление персоналом» различных вузов (Международной академии маркетинга и менеджмента, Российского государственного университета инновационных технологий и предпринимательства, Московского гуманитарно-экономического института, Московского института управления и сервиса, Московской академии комплексной безопасности, Института управления и информатики), в возрасте от 18 до 42 лет.

Данное исследование предполагало эмпирическое выявление взаимосвязей между когнитивными стилями респондентов-испытуемых  и лингвистическими аргументами. В нашем исследовании мы подвергли эмпирическому изучению следующие когнитивные стили: импульсивность-рефлективность, конкретная-абстрактная концептуализация, полезависимость-поленезависимость, когнитивная сложность-простота [15].

Когнитивные стили испытуемых выявлялись на первоначальном этапе. Для этого использовались стандартизированные широко известные методики: «Фигуры К. Готтшальдта» – измерение когнитивного стиля полезависимость-поленезависимость, «Сравнение похожих рисунков» Дж. Кагана – регистрация когнитивного стиля импульсивность-рефлективность, «Репертуарный тест ролевых конструктов» Дж. Келли измерение когнитивной простоты-сложности, «Прогрессивные матрицы» Дж. Равена – для выявления конкретной или абстрактной концептуализации респондентов.

Психолингвистическое исследование заключалось в предъявлении испытуемым ряда вопросов по текстам с последующим контент-анализом и подсчетом в текстах-ответах испытуемых языковых показателей аргументов в соответствие с классификацией языковых показателей аргументов А.Н. Баранова.

Общая гипотеза эмпирического исследования (специфика взаимосвязи между когнитивным стилем и аргументацией состоит в преимущественном использовании определенных лингвистических  аргументов людьми с различными когнитивными стилями и особенностях персонификации) была разделена на ряд дополнительных.

Для проверки гипотез применялся программный пакет IBM SPSS Statistics и Microsoft Excel, с использованием дисперсионного анализа и обращением к процедуре t-критерия для независимых выборок [2].

Рассмотрим некоторые частные гипотезы подробнее.

Первая группа гипотез связана с влиянием уровня когнитивной сложности на следующие характеристики аргументации:

 

 

Каждая из характеристик принимает целочисленные значения.

Гипотеза 1: С увеличением степени когнитивной сложности существенно повышается частота обращения к процессу аргументации.

Взаимосвязь когнитивной сложности с числом обращений к процессу аргументации может быть отражена путем расчета среднего значения коэффициента когнитивной простоты для каждого числа обращений к процессу аргументации. Для студентов, которые в ходе испытания не обращались к процессу аргументации, среднее значение индекса когнитивной простоты оказалось наибольшим и составило 0,614, для тех, кто обращался к процессу аргументации однократно – 0,504, двукратно – 0,438, трехкратно – 0,455.

Наибольший контраст наблюдается при переходе от группы, не использующей обращения к процессу аргументации, к группе, обращающейся к ней однократно. Разность средних значений уровня когнитивной простоты этих групп (0,11) превышает стандартные отклонения в каждой из этих групп, которые примерно одинаковы и равны 0,09. В группах с двукратным и трехкратным обращением к процессу аргументации стандартные отклонения уровня когнитивной простоты (0,91 и 0,53) более чем в два раза превышает разность их средних значений (0,18), что делает эти группы трудно различимыми по данной характеристике. Это свидетельствует о том, что более важным является сам факт обращения к процессу аргументации, чем его интенсивность.

По результатам дисперсионного анализа сумма квадратов отклонений уровня когнитивной сложности между группами с различным числом обращений к процессу аргументации составила 3,209 при числе степеней свободы, равном трем. Внутригрупповая сумма квадратов отклонений оказалась равной 6,050 при числе степеней свободы, равном 778. Рассчитанное значение F-статистики F=137,543 показало, что внутригрупповые различия статистически значимы на уровне значимости, меньшем 0,0005, что подтверждает наличие зависимости частоты обращения к процессу аргументации от степени когнитивной сложности.

Для дополнительной проверки гипотезы 1 построим регрессионную модель зависимости числа обращений к процессу аргументации от индикатора когнитивной простоты.

В результате оценивания  параметров модели методом наименьших квадратов получено уравнение регрессии

 

 

Коэффициент детерминации R^2 = 0,315 показывает долю дисперсии зависимой переменной z1 (частоты использования испытуемыми соответствующей аргументации), обусловленную вариацией уровня когнитивной простоты x1.

Под коэффициентами приведены значения выборочных средних квадратических отклонений. Высокое значение модуля t-статистики для коэффициента при регрессоре t1 = 3,797 / 0,200 = -18,98 свидетельствует о значимом влиянии регрессора на зависимую переменную, что подтверждает изначальное предположение о повышении частоты обращения к процессу аргументации с ростом когнитивной сложности.

Гипотеза 2. С увеличением степени когнитивной сложности повышается частота использования ирреальной аргументации.

Для проверки данной гипотезы о зависимости интенсивности использования ирреальной аргументации, характеризуемой частотой обращения к соответствующему виду аргументов z2 , от уровня когнитивной  сложности, описываемого обратной характеристикой – уровнем когнитивной простоты x1 , была построена линейная регрессионная модель

 

 

Коэффициент детерминации этой модели R^2 = 0,392. Высокая значимость выборочного коэффициента при регрессоре с практически полной достоверностью отрицает возможность равенства нулю его истинного значения. Таким образом, с учетом знака коэффициента получено подтверждение рабочей гипотезы о повышении частоты обращения к ирреальным аргументам с ростом когнитивной сложности.

Гипотеза 3. Со снижением степени когнитивной сложности чаще применяется аргументация  со ссылками на очевидность.

С целью проверки данной гипотезы была построена соответствующая регрессионная модель зависимости частоты ссылок на очевидность z3<!--[if gte mso 9]>  от индикатора когнитивной простоты x1:

 

 

Коэффициент детерминации R^2 = 0,177. Знак коэффициента при регрессоре и высокое значение t-статистики t(1H) = 13,367 дают подтверждение рабочей гипотезы, получаемое, как и во всех аналогичных случаях, методом от противного.

Гипотеза 4. Со снижением степени когнитивной сложности чаще применяется аргументация  с апелляцией к адресату.

Модель для проверки гипотезы о том, что с увеличением степени когнитивной простоты x1  значимо повышается частота аргументации с апелляцией к адресату z4 , имеет вид

 

 

 

 

Значение коэффициента детерминации составило R^2 = 0,186. Характеристики данной модели свидетельствуют в пользу проверяемого предположения.

Относительно невысокие значения коэффициента детерминации в построенных в регрессионных моделях обусловлены влиянием на обращение к тому или иному виду аргументов большого числа различных факторов, определяющих личностные особенности, в том числе и трудно регистрируемых. Когнитивная простота (сложность) является одним из важных факторов, и задача состояла в том, чтобы показать существенность влияния именно этого фактора на характеристики аргументации.

Углубленный анализ влияния когнитивной простоты (сложности) x1 на характеристики аргументации требует повышенного внимания к распределению характеристик респондентов по данному фактору. Распределение респондентов по непрерывной характеристике – уровню когнитивной простоты (сложности)   – является бимодальным, что свидетельствует о наличии в общей совокупности двух дискретных страт, существенно отличающихся друг от друга. Предположение нормальности распределения каждой из страт модель общего распределения может быть представлена в следующем виде:

 

 

С целью декомпозиции этого распределения была осуществлена оценка параметров страт методом максимального правдоподобия. Результаты оценивания приведены в таблице 1.

 

Таблица  1

Оценки параметров модели смеси распределений респондентов по уровню когнитивной простоты

Страта

Среднее значение уровня когнитивной простоты

Стандартное отклонение уровня когнитивной простоты

Доля страты в общем распределении

Конгитивно сложные

0,466

0,057

0,481

Конгитивно простые

0,649

0,061

0,519

 

 На рис. 4 представлена теоретическая модель распределения по уровню когнитивной простоты с выделением страт когнитивно-простых и  когнитивно-сложных респондентов (4а) и теоретическое распределение респондентов по уровню когнитивной простоты с ядерной оценкой плотности эмпирического распределения с гауссовым ядром и шириной активного участка сглаживания 0,022 (4б).

 

 

 

 

Рис. 4. Модель распределения по уровню когнитивной простоты и ее декомпозиция (4а); теоретическое и сглаженное эмпирическое распределения (4б)

 

 

Структуры использования лингвистических аргументов испытуемыми с различными когнитивными стилями приведены в табл. 2, где представлены доли респондентов, использовавших в ходе эксперимента различное число обращений к соответствующим видам аргументации. Респонденты разделены на когнитивно сложных и когнитивно простых в соответствие с результатами мягкой классификации. Подсчет доли респондентов с определенным числом использований ими аргумента производился путем деления их численности на численность рассматриваемой  группы. Как число респондентов, которые определенное число раз использовали данный вид аргументации, так и численность анализируемой группы (когнитивно сложных или когнитивно простых) являются условным, они в общем случае представляют собой нецелые величины, так как каждый из респондентов учитывается в соответствие со значением своей функции принадлежности к данной группе.

 

Таблица  2

Структура испытуемых по частоте использования различных видов аргументов, %

 Вид аргументации

Обращение к процессу аргументации

Использование ирреальных аргументов

Использование ссылок на очевидность

Апелляция к адресату

Когнитивно простые

Число обращений

 

0

80,5

92,0

50,1

44,5

1

18,9

7,3

40,2

49,9

2

0,5

0,7

9,0

5,4

3

0,1

0,0

0,7

0,2

Когнитивно сложные

Число обращений

 

0

32,6

34,8

82,6

81,0

1

47,2

42,9

16,5

18,0

2

15,7

19,4

0,9

1,0

3

4,5

2,9

0,0

0,0

 

Достаточно наглядным является редкое обращение к процессу аргументации и использование ирреальных аргументов  когнитивно простыми респондентами и практически столь же редкие апелляция к адресату и использование ссылок на очевидность когнитивно сложными респондентами.

На уровне значимости 0,01 предположение об отсутствии гендерных различий в аргументации по каждому ее виду согласуется с результатами наблюдений 384 женщин и 398 мужчин. Это является свидетельством в пользу рабочей гипотезы об отсутствии гендерных различий в аргументации. Если несколько снизить уровень уверенности в правильности отклонения выдвинутого предположения об отсутствии гендерных различий можно говорить о различии в аргументации только в использовании ирреальных аргументов и обращения к процессу аргументации, к которым женщины прибегают чаще. С вероятностью 0,95 можно говорить о правильности данного утверждения, однако с вероятностью 0,99 этого утверждать нельзя.

Средние значения лингвистических показателей по специальностям подготовки студентов приведены в таблице 3.

 

 

Таблица 3

Средние значения лингвистических показателей по специальностям

Специальность

N

z1

z2

z3

Импульсивность

Экземпли-

фикация

Персони-

фикация

Автосервис

53

,28

,19

,53

1,08

,47

,43

Менеджмент организации

188

,52

,38

,43

,95

,76

,60

Психология

103

,52

,50

,32

1,25

,71

,45

Социально-культурный сервис и туризм

76

,30

,20

,42

1,14

,59

,33

Управление инновациями

56

,50

,48

,41

,86

,59

,36

Управление персоналом

45

1,07

1,11

,24

1,11

1,07

,47

Экономика

69

,86

,86

,46

1,00

,90

,64

Юриспруденция

192

,55

,48

,39

1,17

,85

,57

Итого

782

,55

,48

,40

1,08

,76

,51

 

Наиболее склонны прибегать к аргументации с использованием  ирреальных аргументов и обращению к процессу аргументации студенты профиля «Экономика» и «Управление персоналом». Персонификация более всего выражена у студентов профилей «экономика» и «менеджмент организации», в наименьшей степени - у студентов профиля «социология» и «управление инновациями». Наиболее импульсивными являются студенты профиля  «Управление инновациями», рефлективными – «психология». Более представлены экземплификаторы у студентов профиля «Управление персоналом». Ссылки на очевидность более представлены у студентов профиля «Автосервис», менее – «Управление персоналом» и «Психология».

 

4. Заключение

 

Теоретический анализ, проведенный в рамках данного исследования, позволил установить, что индивидуальный набор когнитивных стилей и степень выраженности различных стилевых параметров обусловлены как функциональной межполушарной асимметрией, так и являются результатом сложного взаимодействия биологических и социокультурных факторов; связи различных когнитивно-стилевых измерений не однозначны; когнитивный стиль влияет на выбор стратегии освоения личностью новых знаний, на восприимчивость к тем или иным формам обучения, на стиль общения, подверженность влиянию, саморегуляцию, особенности критического освоения социального опыта, коммуникативную компетентность и аргументацию; отличительными психологическими характеристиками аргументации являются: мотив аргументации, персонификация, явная или неявная диалогичность, а также ee когнитивно-стилевая обусловленность. Аргументация - целенаправленная деятельность, ориентированная на определенный результат. Как специфическая способность человеческого мышления, аргументация широко исследуется c точки зрения психолингвистической научной парадигмы. В отечественной психолингвистике изучение проблемы воздействия на адресата с помощью речевого произведения явилось закономерным этапом интерпретации речевого поведения человека с позиций теории деятельности - в традициях Л.C. Выготского, A.H. Леонтьева, A.A. Леонтьева и др. В ряде гуманитарных исследований специфика процесса аргументации определяется с точки зрения ее коммуникативно-деятельностной природы. В основе большинства логико-философских и филологических определений лежит понимание аргументации как речемыслительного феномена, структурированного по законам формальной логики и ориентированного на обратную связь в виде признания целесообразности аргументации либо в форме другой ответной деятельности. Проблема аргументативной специфики речевого высказывания в науке решается в рамках логического, риторического, филологического и психологического аспектов.

В рамках проведенного исследования разработана и графически представлена общая концептуальная модель когнитивно-стилевых аспектов аргументации. В данной модели в качестве основных когнитивно-стилевых аспектов аргументации выступают убеждающее воздействие как эмоционально-психологическое влияние, и построение доказательства как логический блок аргументации, подразумевающий опору на проверенные данные и факты, установление причинно-следственных связей, а, следовательно, апелляцию к мыслительным способностям адресата. В качестве дополнительных когнитивно-стилевых аспектов аргументации выступают персонификация и использование языковых показателей аргумента.

В ходе теоретического и эмпирического решения поставленных задач выявлено существование связи между когнитивным стилем субъекта и аргументативной речевой деятельностью, которая строится на способности человеческого мышления оперировать значениями и смыслами, стоящими за тем или иным отражаемым образом; эмпирически выявлены взаимосвязи между полюсами когнитивных стилей и особенностями аргументации. Математическое моделирование эмпирического исследования позволило выявить следующее:

-  с увеличением степени когнитивной сложности существенно повышается частота обращения к процессу аргументации, а также частота использования ирреальной аргументации. Со снижением степени когнитивной сложности чаще применяется аргументация  со ссылками на очевидность и аргументация  с апелляцией к адресату;

-  на уровне значимости 0,01 предположение об отсутствии гендерных различий в аргументации по каждому ее виду согласуется с результатами наблюдений 384 женщин и 398 мужчин. Это является свидетельством в пользу рабочей гипотезы об отсутствии гендерных различий в аргументации.

-  наиболее склонны прибегать к аргументации с использованием  ирреальных аргументов и обращению к процессу аргументации студенты профиля «Экономика» и «Управление персоналом». Персонификация более всего выражена у студентов профилей «экономика» и «менеджмент организации», в наименьшей степени - у студентов профиля «социология» и «управление инновациями».

Эмпирическое исследование и математическое моделирование его результатов подтверждает данное нами определение аргументации как коммуникативной речевой деятельности, имеющей в качестве когнитивно-стилевых различий выбор лингвистических аргументов. Эмпирически мы доказали, что использование тех или иных лингвистических аргументов  позволяют достаточно четко различить полюса когнитивных стилей. В тоже время, мы не должны забывать о том, что когнитивный стиль с его индивидуальным своеобразием процессов получения, переработки и интерпретации информации, предрасполагает к определенному типу поведения. Моделируя те или другие показатели (психолингвистические аргументы), мы можем в некоторой степени предсказывать вербальную стратегию человека.

Одним из перспективных направлений развития когнитивной парадигмы является психолингвистика, которая опирается на способы репрезентации информации в различных кодах, включая сенсорно-перцептивные и словесно-логические способы опредмечивания, имеющие в основе универсальные когнитивные структуры. К числу важных проблем, решаемых в рамках этого направления, принадлежит реализация языкового сознания или воплощение личности в аргументативном дискурсе. 

 

Литература

 

  1. Айвазян С.А., Енюков И.С., Мешалкин Л.Д. Прикладная статистика. Основы моделирования и первичная обработка данных. - М.: Финансы и статистика, 1983. - 472 с.
  2. Айвазян С.А., Мхитарян В.С. Теория вероятностей и прикладная статистика. - М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2001. – 656 с.
  3. Анцыферова Л.И. Системный подход в психологии личности // Принцип системности в психологических исследованиях.– М., – 1990. – С.61–78.
  4. Баранов А.Н. Лингвистическая теория аргументации (когнитивный подход): Дисс. ... докт. филол. наук. - М.: 1990, - 378 с.
  5. Баширов И.Ф. Проблема социального интеллекта в зарубежной и отечественной психологии // Сборник научных статей адъюнктов. – М., 2005.
  6. Васильев Л.Г. Аргументативные аспекты понимания. - М.: ИП РАН, - 1994. - 222 с.
  7. Веракса Н.Е. Модель позиционного обучения студентов // «Вопросы психологии». – 1994. – №3. – С. 127.
  8. Веракса Н.Е. и др. Структурно–диалектический метод психологического анализа и его математическая модель // Журнал Психологического общества им. Л.С. Выготского, – №1, – 2000. – С.34.
  9. Выготский  Л.С. Собрание сочинений: Т. 2. Проблемы общей психологии. – М., – 1982. – 504 с.
  10. Лебедева И.П. Математическое моделирование в педагогическом исследовании // Педагогика 2002, №10. - 29-36.
  11. Ломов Б.Ф. Системность в психологии. М. НОУ ВПО МПСИ, - 2011. - 424 с.
  12. Ломов Б.Ф. О системной детерминации психических явлений и поведения // Принцип системности в психологических исследованиях. – М.: Наука, 1990. с. 70.
  13. Модель // Словарь  новых  слов русского языка (Середина 50-х - середина  80-х   годов) /  Под ред. Н.З. Котеловой. - СПб., 1995.
  14. Модель// Teppa-Лексикон: иллюстрированный энциклопедический словарь. - М.: Терра, 1998. - С.362.
  15. Нарциссова С.Ю. Методика диагностики когнитивно-стилевых особенностей аргументации: сущность, этапы проведения, результаты // Наука и современность - 2011: сборник материалов IХ Международной научно-практической конференции / Под общ. ред. С.С. Чернова. – Новосибирск: Издательство НГТУ, - 2011. - С. 309-314.
  16. Нарциссова С.Ю. Психология аргументации правовых решений и мнений о взаимодействии в киберпространстве: монография / С.Ю. Нарциссова. – М.: Издательство «Академия МНЭПУ».  ISBN  978-5-7383-0405-7. – 2015.    207 с.
  17. Принцип системности в психологических исследованиях / Под. ред. Д.Н. Завалишиной. – М.: Наука, 1990. С. 12.
  18. Рыжов Б.Н. Системные основания психологии // Системная психология и социология. – М.: МГПУ. 2010, том 1, № 1 С.5-43.
  19. Рыжов Б.Н. Системные основания психологии  (продолжение) // Системная психология и социология: Всероссийское периодическое издание научно-практический журнал. – М.: МГПУ, 2011. – № 3 (II). – 144 c. С.5.
  20. Сиротин В.П., Архипова М.Ю. Четкая и нечеткая классификация в социально-экономических исследованиях. Монография. / М.: Московский государственный университет экономики, статистики и информатики. - 2013. – 167 с.
  21. Сиротин В.П. Стратификация профессорско-преподавательского состава университета по заработной плате // Вестник Самарского государственного университета №1(27), - 2007.
  22. Собчик Л.Н. Психология индивидуальности. Теория и практика психодиагностики. СПб: Речь. - 2005. -  624 с.
  23. Alloy L.В., Abramson L.Y., Whitehouse W.G. Depressogenic cognitive styles: predicitve validity, information processing and personality characteristics, and developmental origins // Behaviour Research and Therapy. 1999. Jun.
  24.  An introduction to human communication: understanding and sharing [Text] / J.C. Pearson, P.E. Nelson. - 8th ed. - McGraw-Hill Companies, USA, 2000. - 504 pp.
  25. Armstrong S.J. The influence of individual cognitive style on performance in management education // Educational Psychology. 2000. Sep. Vol. 20. Issue 3.
  26. Communication and Consequences: Laws of Interaction [Text] / R. Norton, D. Brenders. - Lawrence Erlbaum Associates, 1996. - 280 pp.
  27. Fairclough N. Discourse and Social Change [Text] / N. Fairclough. - Polity Press, 1992. - 272 pp.
  28. Fasold R. Sociolinguistics of Language [Text] / R. Fasold. - London, 1990. - 353 pp.
  29. Guilford J.P. Cognitive style: what are they? // Educational and Psychological Measurment. 1980. Vol. 40 (3).
  30. Human communication [Text] / J. Pearson, P. Nelson, S. Titsworth, L. Harter. - McGraw-Hill Humanities/Social Sciences / Languages. - 5 edition. - 2012. - 448 p.
  31. Witkin H.A. Cognitive Styles: Essence and Origins. Field Dependence and Field Independence / H.A. Witkin, D.R. Goodenough. New York, 1982.
  32. Wodak R. Disorders of Discourse: Speech Barriers and Sociolinguistics (Real Language) [Text] / R. Wodak. - Series: Real Language. - Boston: Addison Wesley Publishing Company, 1996. - 216 pp.

 

References

 

 

  1. Aivazian S.А., Eukov I.S., Meshalkin L.D. Applied Statistics. Essential of Modelling and Preliminary Data Processing, Finance and Statistics, Moscow, 1983. - 472 p. [In russian].
  2. Aivazian S.А., Mkhitarian V.S. Probability Theory and Applied Statistics, UNITY-DANA, Мoscow,  2001. – 656p. [In russian].
  3. Antsyferova L.I. Systematic approach in psychology of personality. – Moscow., – 1990. – P. 61–78.
  4. Baranov A.N. Linguistic Theory of Argumentation (cognitive approsach): Thesis…Dr. of Philol. Sciences, Мoscow, 1990. - 378 p. [In russian].
  5. Bashirov I.F. The Problem of the Social Intellect in Russian and Foreign Psycology // Collection of scientific papers of adjuncts, Мoscow, 2005. [In russian].
  6. Vasiliev L.G. Argumentative aspects of understanding, IP RAS, Moscow, 1994. - 222 p.
  7. Veraksa N.E. The Model of Positional Teaching Students // Questions of psychology. – 1994. – №3. – P. 127. [In russian].
  8. Veraksa N.E. et al The structural–dialectical method of psychological analysis and its mathematical model // Journal of the Psychological society of. L. S. Vygotsky, – №1, – 2000. – С.34.
  9. Vygotsky  L. S. Collected works: Vol. 2. Problem of  General psychology – М., – 1982. – 504 p. [In russian].
  10. Lebedeva I.P. Mathematical modeling in pedagogical research // Pedagogy 2002, №10. - 29-36. [In russian].
  11. Lomov B.F. Consistency principle in psychology. M. NOU VPO MPSI, - 2011. - 424 p. [In russian].
  12. Lomov B.F. Towards About the system of determination of mental phenomena and behavior // the Principle of system approach in psychological research. – M.: Nauka, 1990. p. 70. [In russian].
  13. Model // Dictionary of new words of the Russian language (Mid 50's - mid 80-ies) / Under the editorship of N. W. Karelovoy. - SPb., 1995. P.362. [In russian].
  14. Model // Terra-Lexicon: illustrated encyclopedic dictionary- М.: Terra, 1998. - p.362.
  15. Nartsissova S.Y. Methods of diagnostics of cognitive-stylistic peculiarities of argumentation: essence, stages of implementation, results // Science and modernity - 2011: proceedings of the IX International scientific-practical conference / ed. by S.S. Chernov. – Novosibirsk: Publishing house NSTU, - 2011. - P. 309-314. [In russian].
  16. Nartsissova S.Y. Psychology of argumentation in legal decisions and opinions about interaction in cyberspace: monograph / S.Y. Nartsissova. – M.: Publishing house "MNEPU Academy". ISBN 978-5-7383-0405-7. – 2015. 207p. [In russian].
  17. The principle of system approach in psychological research / Ed. by D. N. Zavalishinoj. – M.: Nauka, 1990. P.12. [In russian].
  18. Ryzhov B.N. System foundations of psychology// System psychology and sociology. – M.: Moscow state pedagogical University. 2010, vol. 1, № 1 Pp. 5-43. [In russian].
  19. Ryzhov B.N. System foundations of psychology (continued) // System psychology and sociology. – M.: Moscow state pedagogical University. 2010№3 (II). – 144 c. 5. [In russian].
  20. Sirotin V.P., Arkhipova M.Yu. Crisp and fuzzy classification in socio-economic research. Monograph. Moscow, Moscow State University of Economics, Statistics and Informatics, 2013. – 167 p. [In russian].
  21. Sirotin V.P. Stratification of the faculty of the University on a salary // Bulletin of Samara State University №1(27), - 2007. [In russian].
  22. Sobchik L.N. Psychology of personality. Theory and practice of psycho-diagnostics. St. Petersburg: Rech. -2005. - 624 p. [In russian].
  23. Alloy L.В., Abramson L.Y., Whitehouse W.G. Depressogenic cognitive styles: predicitve validity, information processing and personality characteristics, and developmental origins // Behaviour Research and Therapy. 1999. Jun.
  24. An introduction to human communication: understanding and sharing [Text] / J.C. Pearson, P.E. Nelson. - 8th ed. - McGraw-Hill Companies, USA, 2000. - 504 pp.
  25. Armstrong S.J. The influence of individual cognitive style on performance in management education // Educational Psychology. 2000. Sep. Vol. 20. Issue 3.
  26. Communication and Consequences: Laws of Interaction [Text] / R. Norton, D. Brenders. - Lawrence Erlbaum Associates, 1996. - 280 pp.
  27. Fairclough N. Discourse and Social Change [Text] / N. Fairclough. - Polity Press, 1992. - 272 pp.
  28. Fasold R. Sociolinguistics of Language [Text] / R. Fasold. - London, 1990. - 353 pp.
  29. Guilford J.P. Cognitive style: what are they? // Educational and Psychological Measurment. 1980. Vol. 40 (3).
  30. Human communication [Text] / J. Pearson, P. Nelson, S. Titsworth, L. Harter. - McGraw-Hill Humanities/Social Sciences / Languages. - 5 edition. - 2012. - 448 p.
  31. Witkin H.A. Cognitive Styles: Essence and Origins. Field Dependence and Field Independence / H.A. Witkin, D.R. Goodenough. New York, 1982.
  32. Wodak R. Disorders of Discourse: Speech Barriers and Sociolinguistics (Real Language) [Text] / R. Wodak. - Series: Real Language. - Boston: Addison Wesley Publishing Company, 1996. - 216 pp.