Get Adobe Flash player
PDF-версия
Б.Н. Рыжов - Системная психология
Содержание №19 2016

Психологические исследования

Валявко С. М. Анализ формирования самооценки старших дошкольников
Консон Г. Р. Психология инфернального двойника героя в романе Т. Манна «Доктор Фаустус»
Лубовский В. И., Валявко С. М., Князев С. М. Забытый, но не утраченный тест
Н. К., Данилова Л. В. Музыкально-эмоциональное развитие младших школьников в процессе художественно – творческой деятельности
Набатникова Л. П., Голубниченко А. А. Психологические особенности личностного самоопределения застенчивых старшеклассников
Староверова М. С. Особенности взаимодействия матерей с детьми, имеющими расстройства аутистического спектра
Шейнов В. П. Уверенность в себе и психологический по”> Шейнов В. П.

История психологии и психология истории

Рыжов Б. Н. Психологический возраст цивилизации (XIII – начало XIV веков)
Иванов Д. В. Психологическая мысль в России конца XVIII – начала XIX века. И. П. Пнин

Социологические исследования

Ананишнев В. М., Фурсов В. В., Ткаченко А. В. Международные критерии и показатели оценки деятельности вузов
Сведения об авторах №19
Наши партнеры

WWW.SYSTEMPSYCHOLOGY.RU

 

Рыжов Б.Н., Чибискова О.В., ПСИХИЧЕСКАЯ РАБОТОСПОСОБНОСТЬ ЧЕЛОВЕКА ПРИ МОДЕЛИРОВАНИИ ПОЛЕТА НА МАРС

Журнал » 2015 №16 : Рыжов Б.Н., Чибискова О.В., ПСИХИЧЕСКАЯ РАБОТОСПОСОБНОСТЬ ЧЕЛОВЕКА ПРИ МОДЕЛИРОВАНИИ ПОЛЕТА НА МАРС
    Просмотров: 2401

ПСИХИЧЕСКАЯ РАБОТОСПОСОБНОСТЬ И МОТИВАЦИЯ ЧЕЛОВЕКА ПРИ МОДЕЛИРОВАНИИ ПОЛЕТА НА МАРС 

 

Рыжов Б.Н.,  

Чибискова О.В.,

МГПУ, Москва

 

В статье приводятся результаты исследований психической работоспособности и мотивационного профиля участников международного эксперимента "Марс-500", в условиях моделирования ряда факторов межпланетного космического полета. Дается описание этнопсихологических особенностей динамики психологического состояния членов экипажа на основных этапах эксперимента длительностью 520 суток.

Ключевые слова: системная психология, психическая работоспособность, системный профиль мотивации, длительная изоляция.

 

PERSON’S PSYCHIC WORK CAPACITY AND MOTIVATION

DURING MARS FLIGHT SIMULATION

Ryzhov B.N.,

Chibiskova O.V.,

MCTTU, Moscow

 

The article presents the results of the participants’ mental psychic work capacity and motivational profile during the international experiment "Mars-500" where the simulation of a number of factors of interplanetary space flight was implemented. The description of some ethno-psychological peculiarities of the dynamics of the crew members’ psychological state on the main stages of the 520 day experiment is done.

Key words: systems psychology, mental psychic work capacity, system motivation profile, long-term isolation.

 

Введение

 

Одной из главных задач по психологическому обеспечению длительного космического полета является контроль и поддержание надежности работы экипажа, позволяющей осуществлять все элементы полетного задания на всех стадиях полета. В этой связи, целесообразно использовать комплексный контроль мотивации и психической работоспособности космонавтов, включая оценку профессионального и общего компонента работоспособности.

Оценка профессионального компонента психической работоспособности направлена на определения уровня сохранности специальных навыков по управление различными агрегатами космического корабля. Однако в случае значительного ухудшения психического и физического состояния человека именно хорошо усвоенные профессиональные навыки разрушаются последними,  оставаясь еще относительно сохранными тогда, когда выполнение сколько-нибудь сложной  новой деятельности уже является невозможным. Учитывая это, в условиях длительного полета наряду с оценкой профессионального компонента психической работоспособности необходимо также осуществлять мониторинг общего компонента психической работоспособности, позволяющий контролировать состояние основных психических функций космонавта. Дополняющий друг друга мониторинг мотивации и общего компонента психической работоспособности дают возможность прогнозировать эффективность деятельности космонавта в нестандартных (нештатных) ситуациях, которые могут возникнуть в ходе выполнения полета.

В этой связи, в настоящей статье приведено описание опыта использования мониторинга психической работоспособности и мотивации испытателей в ходе международного эксперимента по имитации пилотируемого полёта на Марс - "Марс 500".

 

1. Условия проведения исследований

 

Проходивший в Институте медико-биологических проблем Российской академии наук в период с 3 июня 2010 по 4 ноября 2011 эксперимент "Марс 500" широко освещался в средствах массовой информации. Целью эксперимента был сбор данных о здоровье членов команды и их работоспособности при имитации основных особенностей пилотируемого полёта на Марс, таких, как высокая длительность, автономность, необычные условия связи с Землёй - задержка связи, ограниченность расходуемых ресурсов и определение, в конечном итоге, возможен ли такой полёт, исходя из возможностей человека [5].

Учитывая специфику программы эксперимента, основная часть проведенных исследований носила медико-биологический характер. Вместе с тем, принимая во внимание более чем полувековой опыт пилотируемых космических полетов, значительная часть возникающих в космосе медико-биологических проблем, таких, как например, адаптация человека к продолжительному действию невесомости, сегодня изучена достаточно хорошо. В то же время, ввиду того, что абсолютное большинство полетов выполнялось по орбитальной траектории, с удалением от Земли всего на 200 - 400 км, две проблемы остаются изученными еще явно недостаточно.

Среди этих, наименее изученных проблем, связанных с участием человека в полете к другим планетам, особое место занимают биологические и психологические эффекты длительного действия повышенных доз радиации, неизбежные при нахождении человека вне защищающего его магнитного поля Земли. По понятным причинам все исследования в этой области до сих пор носили модельный характер, не позволяя точно прогнозировать изменения состояния и поведения человека в дальнем Космосе. Однако, данные обследования участников ликвидации аварии на Чернобыльской атомной станции, также подвергавшихся продолжительному действию радиации, показывают, что длительное облучение малыми дозами сопряжено с рядом серьезных последствий, в числе которых может быть эффект, получивший название "раннего психологического старения" [10, 11].

Столь же малоизученной является проблема психической работоспособности и психологической надежности человека в условиях принципиальной невозможности экстренно прервать полет и возвратиться на Землю в случае возникновения непредвиденных обстоятельств[1], а также в условиях продолжительной полной автономности экипажа и невозможности оперативной и устойчивой связи с Центром управления полетом[2]. Именно эти два последних фактора (автономность и отсутствие оперативной связи) были воспроизведены в эксперименте "Марс 500".

В соответствии с программой эксперимента экипаж из 6 испытателей - мужчин в возрасте 27 - 40 лет должен был выполнить имитированный полет на Марс, находясь в изолированном от внешних воздействий макете космической станции в Институте медико-биологических проблем (ИМБП), в Москве (рис. 1).

В феврале 2011 года члены экипажа должны были "достигнуть" Марса и совершить несколько выходов на "поверхность планеты", для чего в экспериментальном комплексе ИМБП был сооружен специальный модуль, воссоздающий ряд условий марсианской поверхности. Затем начинался "полет" в обратном направлении.

 

2. Методики и процедура исследования

 

Важность проблемы определения и рационального учета психической работоспособности космонавта обусловила появление обширной научной литературы, среди которой можно выделить работы, имеющие обобщающий, методологический характер, связанные с изучением сущности и природы психической работоспособности [3,7, 9]. Работы, посвященные методам диагностики и профилактики профессиональной работоспособности и психической напряженности [1,2,9]. Не менее важным является направление, посвященное практическим исследованиям психической работоспособности в космическом полете [4,6]. В указанных работах деятельность человека рассматривается как процесс системообразования, имеющий профессиональный и общий компоненты. При этом общий компонент психической работоспособности определяется развитием и сохранностью в конкретных условиях основных когнитивных функций и, с позиций системной психологии, представляет собой производную трех показателей:

- объема оперативной памяти;

- индекса сложности логической деятельности;

- темпа психической деятельности.

            Для мониторинга общего компонента психической работоспособности используется - "R-тест"[3], включающий три субтеста [9]:

- “Запоминание геометрических матриц” - для определения объема оперативной памяти;

- модифцированную методику “Прогрессивные матрицы Равена” - для определения индекса сложности логической деятельности;

- “Непрерывный счет в автотемпе” - для определения темповых характеристик деятельности.

 

 

 

р и с. 1

Наземный экспериментальный комплекс (НЭК) Государственнй научный центр "Институт медико-биологических проблем РАН".  Справа - отсеки орбитальной космической станции. Слева (коричневый ангар) - марсианский блок,

где была создана модель поверхности Марса

 

                               Выполнение методики “Запоминание геометрических матриц”, требует последовательного запоминания и воспроизведения четырех 16-и позиционных матриц, каждая из которых содержит размещенные в случайном порядке семь различных геометрических фигур (крест, квадрат, круг и т.п.). Время для запоминания и воспроизведения каждой матрицы составляет 3 мин.

Для определение индекса сложности логической деятельности используются фрагменты заданий серий C и D методики “Прогрессивные матрицы Равена”. Предельное время для выполнения методики составляет 7 мин.

Сущность методики “Непрерывный счет в автотемпе”, заключается в том, что испытателю последовательно предъявляются на экране компьютера цифры, варьирующие пределах от 0 до 9. Учитывая цвет каждого вновь предъявляемого числа обследуемый должен его складывать или вычитать из предыдущего результата. При этом каждый полученный результат является исходным числом для следующей операции. Общая продолжительность работы составляет 5 мин.

Методика "Непрерывный счет" получила особое распространение при психологических исследованиях лиц операторских профессий, поскольку она воспроизводит их наиболее существенные характеристики: высокий темп и непрерывность. Выполняя задание, обследуемый должен непрерывно переходить от одного раздражителя к другому, учитывая их специфику (цвет – появление зеленой цифры означает сложение с предшествующим результатом, а красной – вычитание из этого результата, значение и даже расположение на экране). Удерживая в памяти результат предыдущей операции, он должен изменять его с предъявлением нового раздражителя. Выполняя задание в высоком темпе, обследуемый оказывается в ситуации, позволяющей не только измерить производительность его счетно-логических действий, но и с большой достоверностью оценить имеющиеся у него функциональные резервы.

Для каждой из используемых методик определяется безразмерный коэффициент успешности ее выполнения. На основе соотнесения этого коэффициента с популяционной нормой [9] рассчитываются локальные коэффициенты темпа, сложности и объема деятельности системообразования. В свою очередь, произведение этих коэффициентов, позволяет определить интегральный показатель - индекс психической работоспособности.

Не меньшее значение для прогноза надежности деятельности космонавта принадлежит рациональному учету особенностей его мотивационной сферы, определяющих меру его работоготовности в конкретных условиях выполнения полетного задания. С позиций системной психологии, ключевым показателем состояния мотивационной сферы является СПМ - системный профиль мотивации. СПМ отражает соотношение восьми видов мотивации, в том числе четырех типов биологической мотивации:

- витальную мотивацию, обеспечивающую нормальную жизнедеятельность человеческого организма, направленную на достижение необходимого баланса обменных процессов между человеческим организмом и средой обитания и отвечающую системному требованию репродукции элементов организма индивида;

- мотивацию самосохранения, направленную на достижение индивидуальной устойчивости человека и его организма во взаимоотношениях со средой и отвечающую требованию биологического сохранения индивида (его устойчивость) при взаимодействиях с внешней средой;

- репродуктивную мотивацию, обеспечивающую биологическое размножение человека и отвечающую требованию увеличения числа элементов макросистемы – вида;

- охранительную мотивацию (альтруизм),  направленную на сохранение других членов человеческого сообщества и обеспечивающую выживание человеческого вида в целом. Этот тип мотивации отвечает системному требованию биологического сохранения вида и обеспечивает его устойчивость при взаимодействиях с внешней средой;

а также четырех типов социальной мотивации:

- познавательную мотивацию, направленную на увеличение элементарных структур личности - знаний и умений и т.п,;

- мотивация сохранения "Я", направленную на сохранение информационной структуры личности, ее устойчивости при внешних взаимодействиях, представленную комплексом различных защитных механизмов личности;

- мотивацию самореализации, направленную на увеличения числа элементов социальной макросистемы, в том числе проявляющуюся в стремлении к репродукции своего “Я” за счет прямого или косвенного воздействия на других членов социума, создание предметов, несущих отпечаток своего “Я” и т.д.;

- нравственную мотивацию, направленную на сохранение и утверждение социальной макросистемы, обеспечивающую ее устойчивость при взаимодействии с внешней средой и снятие напряженности внутри самой системы.

Для практического определения мотивационного профиля испытателей применялся Тест системного профиля мотивации - "М-тест" [8], основанный на поэтапном ранжировании испытателем 32 потребностей и ценностей, соотнесенных с 8 системными видами мотивации. Методика «М-тест» состоит из 4 таблиц, в каждой из которых дан список из 8 потребностей и ценностей, имеющих различную значимость для каждого человека. На основании выставленных испытателем рангов рассчитывался индекс мотивации каждого из ее 8-и системных видов и строился индивидуальный профиль мотивации.

Технически мониторинг психической работоспособности и мотивации испытателей осуществлялся с помощью бортового переносного компьютера, снабженного соответствующим программным обеспечением.

 

3. Этап отбора членов экипажа

 

            Проведению основного эксперимента "Марс-500" в 2010 г. предшествовал этап отбора членов экипажа в рамках которого наряду с большим набором медико-биологических, психологических и других видов исследований также использовались методики исследования профиля мотивации и психической работоспособности кандидатов. Всего в исследовании проходившем в первом полугодии 2010 г. приняло участие 11 кандидатов.   

            Критерием для отбора в члены экипажа служили высокие (не ниже уровня 1,0 ) значения индекса психической работоспособности, а также характерные особенности профиля мотивации (см. рис.2). При этом к числу желательных мотивационных характеристик относились высокие индексы социальных видов мотивации -  познавательной, самореализации, нравственной и сохранения "Я". Предполагалось, что доминирующее значение этих видов мотивации должно было способствовать устойчивой заинтересованности членов экипажа в выполнении программы эксперимента и обеспечить групповую сплоченность и взаимоподдержку членов экипажа.

                       

 

 

р и с. 2

Профили мотивации члена экипажа эксперимента "Марс-500"

 и кандидата, не включенного в основной экипаж

Примечание: здесь и далее области высоких и низких значений

 индексов маркированы различным цветом

 

            Напротив, к числу видов мотивации, высокие индексы которых рассматривались, как нежелательное обстоятельство для рекомендации к включению кандидата в основной экипаж, были отнесены, прежде всего, такие виды биологической мотивации, как самосохранение и витальная мотивация. Доминирующие значение этих видов мотивации, как предполагалось, могло способствовать развитию негативных тенденций при длительной изоляции в составе малой группы. В том числе эгоистических тенденций, связанных с приоритетным для личности стремлением "выжить в трудных условиях", игнорируя интересы других членов экипажа.

            Возможные эгоистические тенденции у испытателя также могли представить угрозу и для успешного выполнения отдельных элементов программы эксперимента. Особенно это было актуально для выполнения тех элементов программы, которые могли рассматриваться испытателем как дискомфортные или даже опасные, а также в тех случаях, когда внешний контроль за процедурой выполнения задания отсутствовал или был затруднен.

            Также, с позиций надежности функционирования экипажа, мог вызвать настороженность чрезмерно высокий (выше значений 6,5) индекс репродуктивной мотивации. Длительная, почти двухлетняя депривация семейных контактов у такого испытателя могла стать причиной депрессии или, наоборот, спровоцировать агрессивное поведение.

            На рис. 1 приведен пример соотношения профилей мотивации испытателя, рекомендованного на основании предложенных критериев для включения в члены экипажа, и кандидата, не рекомендованного для участия в основном этапе эксперимента.

            По совокупности все проведенных исследований для участия в основном этапе эксперимента "Марс-500" было отобрано 6 испытателей  - мужчин в возрасте 27-38 лет, трое из которых были гражданами России и трое - гражданами Франции, Италии и Китая.

 

4. Результаты основного этапа эксперимента

 

На основном этапе эксперимента мониторинг психической работоспособности и мотивации членов экипажа осуществлялся в 12-е; 82-е; 202-е; 341-е; 403-е и 490-е сутки эксперимента. Всего было проведено 6 сессий исследований.

Как видно из рис.3, в целом, в течение эксперимента психическая работоспособность всего экипажа сохранялась на достаточно высоком уровне, близком к результатам фоновых обследований. При этом, однако, необходимо отметить снижение индекса психической работоспособности у российских испытателей до значения 0,8 (80% от уровня ординара) в начале эксперимента.

 

 

р и с. 3

Динамика психической работоспособности российских и иностранных

 членов экипажа в эксперименте "Марс-500"

 

Возможная интерпретация такого снижения связана с некоторыми особенностями адаптации российских членов экипажа к работе на макете космической станции в стартовом периоде эксперимента. В их числе, можно предположить не преодоленные к моменту первого обследования проблемы отношения к, как могло показаться испытателям, высокоприоритетными исследовательским программам, подобным изучению эффективности новых регенерационных систем жизнеобеспечения в космическом полете, с одной стороны, и психологическим тестами - с другой. Тем более, что результаты психологических исследований в основном эксперименте уже не могли играть столь же значимую для испытателей роль как на этапе отбора. Проблемы субъективной снижения значимости некоторых психологических исследований очевидно должны были повлиять на их результаты.

След этих проблем можно было заметить и в ходе  второй сессии обследовании, проводившейся на 82-е сутки эксперимента. Даже после более двух с половиной месяцев работы на станции, индекс психической работоспособности российских испытателей составил 0,94, будучи на 6% ниже ординара. И только начиная с третьей сессии обследования показатели психической работоспособности у россиян возвращаются к фоновому уровню, т.е. к значениям, превышающим на 7 -15% уровень ординара. С этого времени данные психической работоспособности российских членов экипажа практически не отличались от результатов иностранных испытателей, для которых были характерны незначительные отклонения показателей от уровня фоновых обследований (также превышающих на 7 -15% уровень ординара) в течение всего эксперимента.

Таким образом, "проблемы отношения", по-видимому, можно отнести только к российской выборке. Они имеют культуральный характер. В иностранной выборке, представленной гражданами западноевропейского региона и Китая, лежащие в основе этих проблем тенденции по всей вероятности преодолевались характерными для стран традициями безусловного и неукоснительного выполнения любого служебного задания, вне зависимости от субъективной значимости этого задания в той или иной ситуации.

В отличие от этого мониторинг мотивационных характеристик членов экипажа выявил ряд больше сходных черт в динамике результатов обследования российских и иностранных испытателей. Это особенно заметно при анализе показателей социальных видов мотивации развития - мотивации развития личности или познавательной мотивации (рис 4) и мотивации развития социума или мотивации самореализации (рис.5).

 

 

р и с. 4

Динамика познавательной мотивации членов экипажа в эксперименте "Марс-500"

 

            В динамике показателей познавательной мотивации видны две общие для обеих групп испытателей тенденции - спад индексов мотивации на протяжении первых 200 суток работы на станции и рост показателей на завершающей стадии эксперимента. Первая тенденция отражает нарастание явлений монотонии в условиях изоляции от внешнего мира и вынужденного приспособления к обедненной информационной среде. Вторая, несомненно, отражает "эффект конечного порыва" при приближении окончания работы.

            Представленная на рисунке 5 динамика мотивации самореализации также показывает сходство данных российских и иностранных испытателей, при весьма незначительно колеблющимся вблизи уровня ординара значениях индекса этого вида мотивации на всем протяжении исследования. Определенный интерес на этом фоне представляет сравнение показателей познавательной мотивации и  самореализации на 276-е сутки эксперимента, т.е. непосредственно после завершения наиболее важной части программы, связанной с имитацией выхода на поверхность Марса.

 

 

р и с. 5

Динамика мотивации самореализации членов экипажа в эксперименте "Марс-500"

 

            Для российских испытателей этот период сопровождался всплеском познавательной мотивации (см. рис.4), что в большей мере соответствовало позиции исследователя, центр внимания которого сосредоточен на изучении объективных особенностей новой ситуации. Для иностранных испытателей, по-видимому, достижение логической цели "полета" - выход в марсианский модуль, в большей мере воспринимался как личное достижение. Свидетельством чему был зафиксированный на 276-е сутки наивысший для этой группы индекс мотивации самореализации (рис.5).  

            Вместе с тем, для некоторых видов мотивации сохранения (рис. 6 - 7) этнопсихологические различия оказались достаточно существенны. Из рисунка 6 видно, что индекс мотивации самосохранения иностранцев повсеместно превышал данные российских испытателей.

 

 

р и с. 6

Динамика мотивации самосохранения членов экипажа в эксперименте "Марс-500"

 

            В этих результатах можно увидеть несомненное давление свойственных современному миру культурных стереотипов. Безопасность и комфорт человеческой жизни рассматриваются современной европейской цивилизацией как ценности высшей приоритетности, преобладающие над большинством традиционных ценностей, подобных религии, общественной солидарности и т.п. Более того, абсолютизация индивидуальных ценностей, включая свободу личности нередко приводит к деградации и распаду ценностей социальных, в результате чего упраздняются многие моральные нормы, пересматриваются основы брачно-семейных отношений. Наконец, возрождая практику революционной ревизии истории[4], переосмысливается и нередко извращается многовековое историческое наследие Европы[5].

            В этой связи, примат ценностей безопасности и комфорта человеческой жизни в общественном сознании значительной части населения стран Западной Европы не мог не найти своего отражения в весьма высоких индексах мотивации самосохранения у испытателей - представителей этих стран.

 

 

р и с. 7

Динамика нравственной мотивации членов экипажа в эксперименте "Марс-500"

 

            В то же время, в структуре ценностей современного российского общества самосохранение играет далеко не столь заметную роль, особенно, когда речь идет о ценностных ориентациях молодого мужчины. В этом случае, напротив, высокий уровень мотивации самосохранения скорее получит негативную оценку общества, и с высокой вероятностью будет  квалифицирован как проявление таких нежелательных качеств как трусость, себялюбие и т.п.   Несмотря на многие происходящие перемены в российском общественном сознании, для него по-прежнему в значительно большей мере, чем в Западной Европе характерны традиционные ценности, и это в полной мере проявилось в низких, в основном лежащих ниже линии ординара, индексах мотивации самосохранения у российских членов экипажа на протяжении большей части эксперимента[6].

            Своего рода оборотной стороной отмеченных закономерностей стало соотношение показателей нравственной мотивации в российской и иностранной выборках. Для этого вида мотивации, направленного на сохранение важнейших социальных ценностей - справедливости, традиционной культуры, религии, общественного порядка и т.п., были характерны диаметрально противоположные тенденции. Как видно из рис.7, несмотря на невысокие у всего экипажа значения индекса нравственной мотивации, этот показатель у российских испытателей абсолютно превалировал над данными их иностранных коллег.

 

Заключение

 

В целом, проведенное исследование позволяет сделать следующие выводы:

- комбинация ряда существенных условий длительного автономного полета, включающая длительное пребывание в ограниченном пространстве в составе малой группы, задержки обмена информацией с наземными службами и др. позволяет сохранить уровень психической работоспособности членов экипажа на высоком уровне, практически не измененным от уровня фона;

- при отборе и подготовке членов международного экипажа следует обратить особое внимание на существование этнокультурных стереотипов, проявляющих себя как в особенностях мотивации членов экипажа, так и в возможном появлении проблем отношения к отдельным элементам полетной программы. В экстремальных условиях реального полета несовпадение этих стереотипов может стать причиной внутригруппового конфликта. В этой связи целесообразно проведение специального культурального тренинга экипажа;

- полученные результаты указывают на целесообразность использования системных методов диагностики психической работоспособности и мотивации в экстремальных условиях жизнедеятельности.

 

Литература

 

  1. Бодров В.А. Психология профессиональной пригодности. – М. ПЕР СЭ, 2001, 511 с.
  2. Ермилов Н.Н., Рац А.Я., Рыжов Б.Н., Чибискова О.В. Технология БИОС – новый метод восстановления психической работоспособности человека // Системная психология  социология. - 2012.-№ 5.-С.71-76.
  3. Иоселиани К.К. Клинико-психологические исследования в практике врачебно-летной экспертизы. – дисс. на соиск. степени докт. мед. наук, ИМБП, 1975.
  4. Мясников В.И., Степанова С.И., Сальницкий В.П. и др. Проблема психической астенизации в длительном космическом полете. – М.: «Слово», 2000, 224 с.
  5. Официальный сайт проекта «Марс-500». http: //mars500main.appspot.com.
  6. Рыжов Б.Н., Сальницкий В.П. Системно-психологическая оценка работоспособности космонавта. // Авиакосмическая и экологическая медицина. 2006. т. 40. № 6. с. 47-51.
  7. Рыжов Б.Н., Грабовский А.И. Психическая работоспособность. - М., Изд-во МГПУ. 2002. 264 с.
  8. Рыжов Б.Н. Системные основания психологии // Системная психология и социология. - 2010.-№ 1.-С.6-43.
  9. Рыжов Б.Н. Системные основания психологии // Системная психология и социология.-2010.-№ 2.-С.5-24.
  10. Холодова Н.Б., Рыжов Б.Н., Жаворонкова Л.А.Состояние высших психических функций у участников ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС. // Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. 2005. т. 105. № 10. с. 57-58.
  11. Холодова Н.Б., Жаворонкова Л.А., Рыжов Б.Н., Кузнецова Г.Д.Преждевременное старение организма и особенности его проявления в отдаленном периоде после облучения малыми дозами. // Успехи геронтологии. 2007. т. 20.  № 4. с. 48-55.

 

References
 
  1. Bodrov V. A. The psychology of a professional suitability. – M. PER SE, 2001, 511 p.
  2. Ermilov N. N., Rats A. I., Ryzhov B. N., Chibisova O. V. Technology BIOS – a new method for the restoration of mental health of the person // Systems psychology sociology. - 2012.-No. 5.-P. 71-76.
  3. Ioseliany K. K. Clinical and psychological research in the medical-flight examination. – Doctorate Diss., IMBP, 1975.
  4. Myasnikov V. I., Stepanova S. I.,  Salnitsky V.P. The problem of mental asthenia in long-term space flight. – M., 2000, 224 p.
  5. The official website of the "Mars-500" project: http: //mars500main.appspot.com.
  6. Ryzhov B. N., Salnitsky V. P. System evaluation of an astronaut’s psychological health // Aerospace and environmental medicine. 2006. T. 40. №. 6. P. 47-51.
  7. Ryzhov B. N., Grabovsky A. I. Mental psychic work capacity. - M., Publishing house of Moscow State Pedagogical University. 2002. 264 p.
  8. Ryzhov B. N. System foundations of psychology // Systems psychology and sociology. - 2010. №1. P. 6-43.
  9. Ryzhov B. N. System foundations of psychology // Systems psychology and sociology.-2010. №2. P. 5-24.
  10.  Kholodova N. B., Ryzhov, B. N., Zhavoronkova L. A. The state of higher mental functions in liquidators of consequences of the Chernobyl accident // Journal of neurology and psychiatry by S. S. Korsakov. 2005. T. 105. 10. P. 57-58.
  11. Kholodova N. B., Zhavoronkova L.A., Ryzhov B. N., Kuznetsova G. D. Premature aging of the organism and features of its manifestation in the remote period after irradiation in small doses // Successes of gerontology. 2007. T. 20. 4. P. 48-55.


[1] Такая возможность всегда присутствует при орбитальном полете.

[2] Из-за большой удаленности Марса время прохождения радиосигнала до Земли может возрастать до 20 мин., кроме того радиосигнал может прерываться по различным причинам.

[3]Компьютерная методика «R-тест» также может использоваться в качестве тренажера по восстановлению психической работоспособности. Для того применяется ее адаптивная версия,  которая позволяет осуществлять тренинг по специальной программе, автоматически устанавливая предельно возможные для конкретного пользователя характеристики выполнения задания (темп работы, количество подлежащих запоминанию элементов). При том сложность деятельности повышается или снижается в каждом последующем задании в зависимости от качества выполнения предыдущего задания.

[4] Подобные эксцессы имели место в период Великой французской революции и в России в 1920-х - начале 1930-х годов

[5] Примером такого извращения может быть весьма распространенное в современной Европе отрицание решающий роли Советского Союза в победе над нацистской Германией и нередкое стремление поставить его в один ряд с агрессором.

[6] Наиболее высокий уровень мотивации самосохранения зафиксирован у российских испытателей на 276-е сутки полета, в "особый" период, после "выхода" на поверхность Марса.