Get Adobe Flash player
PDF-версия
Б.Н. Рыжов - Системная психология
Содержание №21 2017

Психологические исследования

Валявко С. М., Шулекина Ю. А. Проблема смыслового восприятия текста детьми дошкольного возраста
Васильева И. И. Справедливость в организации: системно-функциональный подход
Бершедова Л. И., Набатникова Л. П. Семья в системе ценностей и судьбах русской эмиграции первой волны
Немов Р. С., Алтунина И. Р., Яценко Д. А. Общее и различное в психологических теориях личности и мотивации
Шейнов В. П. Незащищенность студентов от манипуляций и их психологический пол, локус контроля и уверенность в себе
Марчук Н. Ю. Роль чрезвычайных ситуаций в филогенезе и онтогенезе человека

Социально-психологические аспекты развития информационно-коммуникационных технология

Романова Е. С., Шубин С. Б. Психологическое влияние компьютерных и консольных видеоигр в молодежной среде

История психологии и психология истории

Иванов Д. В. Психологическая мысль в России в первой трети XIX в. П. Я. Чаадаев

Мнения

Simons G. Tangible threats through intangible means: aspects of BRICS information and communication Security
Мрдуляш П. Б. Классификация проектно-ориентированных образовательных программ

Рецензия

Шейнов В. П. Рецензия на книгу Рыжова Б. Н. «Системная психология»

Информация

Сведения об авторах журнала «Системная психология и социология», 2017, № 1 (21)
Наши партнеры

WWW.SYSTEMPSYCHOLOGY.RU

 

Отюцкий Г. П., Кузьменко Г. Н., Меликов И. М. СОЦИОЛОГИЯ ВИРТУАЛЬНОСТИ: ПРОБЛЕМЫ КОНСТИТУИРОВАНИЯ И МЕТОДОЛОГИИ

Журнал » 2015 №14 : Отюцкий Г. П., Кузьменко Г. Н., Меликов И. М. СОЦИОЛОГИЯ ВИРТУАЛЬНОСТИ: ПРОБЛЕМЫ КОНСТИТУИРОВАНИЯ И МЕТОДОЛОГИИ
    Просмотров: 3100

 

СОЦИОЛОГИЯ ВИРТУАЛЬНОСТИ: ПРОБЛЕМЫ КОНСТИТУИРОВАНИЯ

И МЕТОДОЛОГИИ

 

Отюцкий Г. П.,  Кузьменко Г. Н., Меликов И. М.

 РГСУ, Москва

 

В статье анализируются существующие подходы к социологическому осмыслению виртуальности. Дана критика неоправданного отождествление виртуальной социологии и социологии виртуальности. Показано, что естественнонаучное и социальное понимание виртуальной реальности не имеют совпадающих сущностных характеристик, а поэтому являются несовместимыми. Выявлена взаимосвязь замещаемой, порождающей и виртуальной реальностей. Обосновано положение о том, что социальное понимание виртуальности является определяющим при конституировании «социологии виртуальности».

Ключевые слова: виртуальность; виртуальная реальность; социология виртуальности; социология интернет; киберсоциология.

 

VIRTUALITY SOCIOLOGY: PROBLEMS OF INSTITUTIONALIZATION

AND METHODOLOGY

 

Otyutsky G. P., Kuzmenko G. N., Melikov I. M. 

RSSU, Moscow

 

The article focuses on the sociological understanding of virtuality. The characteristics of methodological difficulties in sociological researches of virtual reality is given. Wrong interpretation of  identification of virtual sociology and sociology of virtuality is shown. The interrelation of the virtual, generating and replaced realities is revealed. Possible ratios of the virtual and replaced realities are shown: placement; combination; replacement. Variants of correct  identification of "virtual" and "unreal", and also identifications of "computer reality" and "virtual reality" are offered. Basic difference in understanding of "physical virtuality" and "social virtuality" is also revealed. Need of an institutionalization of sociology of virtuality as sociological theory of the average level is shown. "Social virtuality» can only be the object of such sociology.

Keywords: virtuality, virtual reality, virtuality sociology, sociology of Internet, cybersociology.

 

Введение

 

Современная социология не может пройти мимо фено­мена виртуальности. Однако еще не сложилось методологического единства в понимании сущности самого термина и социологической специфики исследования этого феномена. Нередко виртуальная реальность трактуется как неустойчивый мир символов, при этом подчеркивается некоторая «нежизненность» виртуальности, ее ис­ключенность из системы повседневного бытия [7, 19, 34 и др.]. В одном из социологических текстов дается даже уничижительно-пренебрежительная характеристика «виртуальной реальности, которая строится по типу "если бы, да кабы"» [6]. Поскольку широко распространено понимание виртуальности как «небытия» (или «не-вполне-бытия»), а объектом социологии выступает именно социальное бытие, то не следует ли из этого, что социология виртуальности как социология «небытия» есть «небытийствующая» социология?

Для прояснения сути дела необходимо рассмотреть две группы проблем:

1. Существует ли корпус социологических исследований виртуальности и позволяет ли содержание этих исследований ставить вопрос о конституировании социологии виртуальности как социологической теории среднего уровня?

2. Какое место понятие «виртуальный» занимает в терминологическом аппарате социально-гуманитарного знания? Тождественны ли категории в следующих парах понятий: виртуальный – несуществующий; виртуальный – цифровой; виртуальный – нереальный; виртуальный – не социальный?

 

 

Социология виртуальности: специфика предметного поля

 

Для решения указанных проблем в статье ставится задача – вывить сложившиеся в социологическом сообществе представления о предметном поле социологии виртуальности  и ее методологических проблемах. Методика такого рода исследований предложена В.Л. Силаевой. Используя поисковые системы Интернета, она выявила многообразие смыслов и значений «виртуального». На основе репрезентативной выборки первых пяти сайтов Яндекса ею было показано, что в 2010 г. 80% сайтов содержали слово «виртуальный» в контексте «симулирующий нечто реальное», а 20% сайтов связывали этот термин с информационными технологиями [27, с. 20].

В настоящей статье используется аналогичный подход. Поскольку поисковые системы отображают рейтинг сайтов, связанный с запрашиваемым словом, в соответствии с их посещаемостью, постольку целесообразно выявить специфику запросов в поисковых системах, чтобы понять логику их рейтинга. Сравнивались две  активно используемые системы: Яндекс и Mail.ru – по критерию наиболее часто запрашиваемых словосочетаний, связанных со словами «виртуальный» и «виртуальность». В Яндексе при этом показывается 10 запросов, в Mail.ru – 7. Результаты сравнения отражены в табл. 1. По запросу на слово «виртуальный» отклики обеих систем (по состоянию на 5 марта 2015 г.) примерно совпадают, поскольку авторы запросов преследуют сугубо прагматические цели: получение консультации преимущественно по бытовым вопросам. Принципиально расходятся отклики на запросы по слову «виртуальность». Семь из десяти запросов в Яндексе относятся к фильму «Виртуальность», все запросы в Mail.ru преследуют цель выяснения смысла понятия «виртуальность».

 

Таблица 1

Сравнение запросов на понятия «виртуальный» и «виртуальность» и поисковых системах Яндекс и Mail.ru.

 

Запросы поисковых систем на слова

«виртуальный»

«виртуальность»

Яндекс

Mail.ru

Яндекс

Mail.ru

Виртуальный диск

Виртуальный кампус МЭСИ

Виртуальность

Виртуальность

Виртуальный кампус МЭСИ

Виртуальный Владимир

Виртуальность - фильм

Виртуальность - это

Виртуальный Владимир

Виртуальный

Виртуальность 2009

Виртуальность в нашей жизни

Виртуальный менеджер МТС

Виртуальный диск

Виртуальность википедия

Виртуальность википедия

Виртуальный некрополь

Виртуальный тюнинг

Виртуальность  2009

Виртуальность  2009

Виртуальный принтер

Виртуальный офис

Виртуальность смотреть онлайн

Виртуальность как способ изучения реального мира

Виртуальный номер

Виртуальный менеджер МТС

Виртуальность  как феномен современной культуры

Виртуальность  в нашей жизни сочинение

Виртуальный принтер pdf

 

Виртуальность фильм 2009

 

Виртуальный номер

 

Виртуальность фильм 1995 википедия

 

Виртуальный диск Daemon Tools

 

Виртуально собрать умзч

 

 

Очевидно, что аудитория Яндекса более ориентирована на развлечение, а аудитория Mail.ru – на информирование и обучение. При поиске по запросу «социология виртуальности» Яндекс прямого ответа не дает, но на первых пяти страницах 17 раз указывает те сайты, на которых выложен анонимный реферат по социологии «Виртуальность – парадокс современной жизни» [29]. Большинство остальных сайтов характеризуют «виртуальность», как правило, без связи с социологией.

Более плодотворен запрос на понятие «виртуальная социология». Уже в первых десяти сайтах Яндекса раскрывается тематика киберсоциологии, виртуальной социологии, социологии Интернет [5]. Это же понятие задано на Mail.ru [4]. В информационной базе из обеих поисковых систем были выбраны первые десять страниц, содержащие 100 сайтов. Из них отбирались те, в названии которых в прямой постановке содержались понятия «виртуальное» и «социология» в разных формах, что позволило уточнить различные аспекты отношения социологии к феномену виртуального.

Указанные сайты учитывают: 1) наличие научных публикаций по запрошенным темам (статьи, книги, диссертации и др.); тем самым отражается, с той или иной мерой полноты, состояние исследований по проблеме; 2) образовательный контент: учебники, пособия, студенческие рефераты, шпаргалки и др.; этот контент ценен тем, что в значительной мере отражает устоявшееся состояние науки: в учебники попадают, прежде всего, результаты конвенций научного сообщества по отдельным теоретическим проблемам; 3) дискуссии (на форумах, в ЖЖ и др.) по поводу спорных научных тезисов, неоднозначных выводов со стороны  научного (и околонаучного) сообщества, студенческой и аспирантской молодежи, активных блогеров и др.; зачастую наибольший интерес в этой части контента представляют позиции скептиков (а то и нигилистов). В результате «узкие» места научных исследований становятся более наглядными, а проблематика интернет-обсуждений в перспективе может стать компонентом предметного поля социологии виртуальности. 

Использовались еще два типа контента.

Во-первых, результаты исследований виртуальности, отраженные в научной продукции книжного формата: монографии, сборники статей, материалы конференций – на основе материалов электронного каталога РГБ [24]. Однако по запросу «виртуальная социология» показана только книга Н. А. Носова [20], по запросу «виртуальность» - 15 работ, из них 3 художественных книги и три переиздания работы В. В. Красных [15]. Лишь по запросу «виртуальн*» получено 984 источника, из которых выбраны первые 500, охватившие период 2008 – 2014 гг.  Из них для анализа выбраны источники, либо явно связанные с социологической проблематикой, либо включающие проблемы, представляющие методологический и мировоззренческий интерес для социологии виртуальности. Значимость этого типа контента в том, что он отражает уже закрепившиеся рубежи научного поиска.

Во-вторых, проанализирован контент, характеризуемый как «репортаж с переднего края науки». Речь идет о социально-гуманитарной периодике. Наиболее репрезентативной представляется информационная система, специально ориентированная на исследователей в широком спектре наук, – научная электронная библиотека http://elibrary.ru, известная как РИНЦ – Российский индекс научного цитирования.

Системой РИНЦ на запрос «социология виртуальности» предложено 545 источников [25], из них для анализа отобраны первые 200, отражающие состояние исследований преимущественно последнего десятилетия. Из этого числа выбраны те, в названии или в содержании которых в прямой постановке содержится понятие «виртуальный». Явного ответа на запрос относительно «социологии виртуальности» также не получено, однако некоторые из текстов показывают отношение социологии к феномену виртуальности, другие тексты представляют мировоззренческий и методологический интерес для социологии виртуальности.

Фактически все три типа контента приводят к выводу о том, что, хотя понятие «социология виртуальности» еще не конституировано, исследования на этом предметном поле проводятся достаточно активно. Выявлены те основные компоненты проблемного поля социологии виртуальности, по которым уже ведется исследовательская работа. Они перечислены в табл. 2. В соответствии с этим сгруппированы анализируемые публикации.

Некоторые публикации разнесены по нескольким позициям, если в них разрешается сразу несколько проблем. Отдельные публикации оказалось непросто локализовать. Так, само существование социальных сетей обязано Интернету. Однако если авторы публикации фиксируют внимание именно на специфике социальных сетей, а не на технологической специфике Интернета, такая публикация отнесена к позиции «социальные сети и сообщества».

Проведенный анализ позволяет оценить соотношение проблем, отнесенных к предметной области социологии виртуальности, с точки зрения того интереса, который проявляется к ним социологическим исследовательским сообществом. Такое соотношение оценивалось на основании табл. 2, где указано число публикаций по конкретным проблемам, выявленных в каждой из четырёх анализируемых информационных систем (Яндекс, Mail.ru, РИНЦ, РГБ).

Таблица 2

Соотношение публикаций по отдельным проблемам социологии виртуальности в разных типах контента

 

Мировоззренческие и общетеоретические проблемы социологии виртуальности

 

 

Яндекс

Mail.ru

РИНЦ

РГБ

 

Общее понимание виртуальности и виртуальной реальности. Философские исследования феномена виртуального.

6

4

8

9

 

Анализ понятия (категории) «виртуальность»

-

-

3

4

 

Виртуальная социология

5

3

-

1

 

Киберсоциология

8

1

-

-

 

Методология социологического исследования виртуальности, а также виртуальное в социологических исследованиях

 

Виртуальный социологический опрос

-

2

-

-

 

Виртуальные социологические центры (лаборатории)

1

5

-

-

 

Виртуальные социологические консультации

3

5

-

-

 

Виртуальное в социологии

7

1

-

-

 

Виртуальная библиотека (виртуальный читальный зал, виртуальный музей)

-

2

-

11

 

Компоненты предметного поля социологии виртуальности

-

Компьютерные игры как способ взаимодействия с виртуальной реальностью

 

1

2

1

 

Виртуальная культура как социокультурный феномен; виртуальное в культуре

1

3

5

4

 

Интернет как виртуальная реальность общества

10

10

10

1

 

Виртуальные социальные действия, виртуальные социальные акции

-

-

2

1

 

Человек виртуальный (либо: виртуальная личность)

7

3

7

10

 

Социологический срез виртуальной манипуляции

-

1

-

-

 

Специфика виртуального общения

-

2

4

3

 

Социология виртуальных сообществ (или социумов); виртуальные социальные сети

-

15

1

4

 

Виртуальное пространство (среда) и время

5

5

3

7

 

Виртуальный город

1

4

-

-

 

Виртуальный конфликт

4

1

-

-

 

 

Таким образом, исследовательский            интерес современной социологии к феномену виртуального, виртуальной реальности является несомненным и проявляется на разных направлениях. Выявляется и разное отношение к содержанию этого феномена. Уже упоминалась уничижительно-отрицательная характеристика виртуальности, причем не столько по отношению к самой виртуальной социологии, сколько к ее объекту, сущность которого трактуется: «если бы, да кабы» [6].  Однако на другом сайте блогер под ником «Toy-marker» не только не отрицает значимость виртуальной социологии, но прямо утверждает становление новой науки: «С развитием социальных сетей в интернете стала явно проявляться новая наука - виртуальная социология. Я пока не встречал интересных теоретических исследований на эту тему, но полевые исследования – потрясают» [33].

Таким образом, социология виртуальности уже внятно заявила о себе, по крайней мере, как о совокупности социологических исследований феномена виртуального. Однако конституирования этой социологии пока не произошло, она не получила достаточного признания на уровне тематики научных конференций, глав в популярных учебниках социологии, специальных учебных курсов и т.д. По-видимому, одна из причин этого – отсутствие адекватного термина для соответствующего научного направления.

Так, нередко социологию виртуальности соотносят с киберсоциологией, отталкиваясь от работы В. И. Добренькова и А. И. Кравченко, в которой киберсоциология определена как «некоммерческая мультидисциплинарная отрасль зна­ния, использующая технологии веб-дизайна и имеющая целью критический анализ проблем, связанных с Интернетом, киберпространством, киберкультурой и жизнью интернет-сообщества. Другие названия данной отрасли — интернет-социология, веб-социология, виртуальная социология» [12, с. 406]. О нередком отождествлении понятий «социология Интернета», «компьютерная социология», «киберсоциология», «виртуальная социология» пишут и другие авторы [см., напр.: 32].

Очевидно, здесь неоправданно смешиваются сразу несколько аспектов социологического исследования.

С одной стороны, не разделяются предметное поле конкретного направления социологии и методология его исследования. Однако, например, «использовать технологии веб-дизайна» возможно при исследовании проблем семьи, города, политики и т.д., не обращаясь при этом к киберпространству как предмету исследования. Такое направление исследований можно назвать киберсоциологией, но исключительно с точки зрения используемых методов и методик. С некоторой долей условности такой подход может быть назван «виртуалистской исследовательской программой» [см., напр.: 16, с. 185 - 188], когда «виртуальное» выступает в качестве инструмента социологического анализа конкретных объектов, например, при исследовании социологических проблем города с использованием технологии  «виртуального города» [23, 31].

С другой стороны, «критический анализ проблем, связанных с Интернетом», может осуществляться в русле традиционных «невиртуальных» методик.  Такие исследования целесообразно называть социологией Интернета, социологией киберпространства и др., следуя устоявшейся логике, когда предмет исследования акцентируется во втором слове, а конкретная наука – в первом термине словосочетания, обозначающего конкретную научную теорию, например, «философия религии», «психология компьютерных коммуникаций», «социология виртуальности». При таком подходе «виртуальное» - именно предмет социологического исследования, а методология и методика могут быть и «невиртуалистскми», исключающими виртуальные инструменты исследования.

Кроме того, при перечислении основных тем киберсоциологии (виртуальные сообщества, гипертекстовая революция, постмодернизм и киберпространство и др.) объединяются темы, действительно связанные с развитием компьютерных технологий [12, с. 406  -  407]. Однако авторы не задаются вопросом: все ли из перечисленных предметов исследования имеют виртуальную природу и могут рассматриваться как составляющие виртуальности или как ее проявления? Если утвердительного ответа на этот вопрос нет, то и отождествление киберсоциологии с «виртуальной социологией», тем более – с социологией виртуальности – оказывается проблематичным. Именно поэтому важнейшая методологическая проблема социологии виртуальности – уточнение своего предмета, выяснение содержания «виртуальности» в ее социологическом смысле.

Так, не только в отдельных публикациях, но и в монографических исследованиях закрепляется термин «виртуальная социология» [20]. Однако «виртуальность» в форме прилагательного характеризует не объект социологического исследования, а специфику социологического знания. Вполне очевидно, что философия религии, например, подразумевает философский анализ религии как социального феномена, в том числе и с атеистических позиций, но религиозная философия предполагает религиозный способ философской рефлексии по поводу разных сфер бытия (и не только религии). Аналогично и термин «виртуальная социология» отнюдь не указывает на конкретный объект такой социологии, но подчеркивает, что ее исследовательская программа, методы и др. отличают ее от других «социологий». С формальной точки зрения она может изучать любые социальные феномены. Напротив, термин «социология виртуальности» предполагает исследование конкретного феномена – виртуальности – на основе использования всего методологического инструментария современной социологии.

 

Виртуальная реальность как объект социологии виртуальности

 

Категория «виртуальная реальность» (ВР) – центральное понятие социологии виртуальности и поэтому требует теоретических уточнений по отношению именно к социологическим исследованиям. К настоящему времени сложился спектр подходов к пониманию и исследованию ВР [1; 7; 9, с. 167 – 168; 10; 19; 27 и др.]. Прояснились и некоторые методологические трудности, а то и заблуждения, связанные с анализом этого феномена. Выделим лишь некоторые из них, наиболее методологически значимые для конституирования социологии виртуальности.

Первое. Зачастую анализ феномена ВР подменяется анализом обозначающего этот феномен термина. Однако термины в процессе развития, особенно многовекового, могут не только существенно изменять свое содержание, но и прилагаться к прежде не существовавшим объектам. Так, современная философия давно не отождествляется с «любовью к мудрости». Непосредственное приложение терминов в их античном и средневековом смысле к современным явлениям, тем более порожденным современными коммуникационными технологиями (что и происходит с «виртуальностью»), как минимум, малоплодотворно.

Второе.  Существует стремление придать «виртуальному» статус универсальной философской категории, при помощи которой можно было бы описывать любые виды бытия/небытия [1, 11, 12 и др.]. Существует две принципиально различных группы объектов, к которым применяют ныне понятие «виртуальный».

Одна из них исследуется в научном естествознании. Эти явления существуют объективно; объективны их свойства, некоторые из которых обозначаются как виртуальные (для них не выполняются, например, законы сохранения энергии и импульса). Впрочем, субъективная характеристика здесь также присутствует – через специфические характеристики процесса познания таких объектов.

Другая группа явлений первоначально связана с исследованием влияния компьютерной реальности на систему социальных отношений общества, но далее обнаружилось, что совокупность свойств, присущих компьютерной ВР (пусть и в неполном объеме, в менее развитом виде), свойственна и иным типам социальной реальности, в частности – эстетической реальности, измененным состояниям психики и др. Человек в этой реальности может занимать место субъекта, объекта или медиатора.

Применительно к физической виртуальности подчеркивают ее объективность: она существует вне и помимо человека. В силу этого «физическая ВР» и «социальная ВР» принципиально различны и поэтому методологически несостоятельны попытки теоретического объединения этих виртуальностей на основе поиска их общих родовых признаков, поскольку такие признаки отсутствуют. Так, неудачной оказалась попытка Е.В. Грязновой распространить свойства виртуальности на все виды бытия, как биотического, так и абиотического [11].

В рамках социологического подхода виртуальность подразумевает специфическое восприятие ВР человеком, а также осмысление специфических функций такой реальности в обществе. Подобную позицию отстаивает, в частности, немецкий исследователь М. Паэтау, утверждая, что «виртуализация – это процесс социальный, процесс изменения общества в целом, а не процесс создания параллельного виртуального общества» [Цит. по: 28, с. 183].

Третье. В числе специфических свойств ВР выделяют: по­рожденность (ВР продуцируется активностью порождающей реальности); актуальность (ВР существует «здесь и теперь», пока активна порождающая реальность); автономность (ВР обладает собственным временем, пространством и законами существования); интерактивность (ВР может взаимодействовать с другими реальностями, в том числе с порождающей) [21, с. 32 - 33].

Методологически целесообразно дополнить эти характеристики еще одной важней­шей отличительной чертой ВР – присущей этой реальности функцией замещения других типов реальности (ВР выступает как взаимодействующая система информационных эквивалентов за­мещаемых вещей и процессов). Замещаемая реальность может обла­дать статусом как действительности, так и возможности (нередко – невозможности: для ВР компьютерных игр зачастую невозможно найти замещаемую реальность - замещается то, что существовать не может).

Варианты сосуществования виртуальной и замещаемой реальностей:

размещение, когда они сосуществуют рядом и такое рядоположение осознается субъектом: виртуальный мир сказки практически никогда не отождествляется с реальностью объективного мира,

совмещение, когда виртуальный мир как бы «просвечивает» сквозь мир замещаемый, или замещаемый мир «просвечивает» сквозь виртуальный: так, идеологическая картина советского образа жизни в зависимости от ситуации представала то как виртуальная, то как «константная» реальность,

замещение, когда в сознании субъекта виртуальный мир воспринимается именно как замещаемый: такого рода психологический сдвиг характерен, в частности, для компьютероманов [подробнее см.: 22].

Осмысление функции замещения позволяет увидеть существенный недостаток тех методологических подходов к пониманию виртуальности, которые опираются на исследования Н. А. Носова [21]: они исходят из наличия дуальной оппозиции порождающей («константной») реальности и ВР. Однако, например, виртуальная реальность 3D-кинофильма порождена константной реальностью современной киноаппаратуры, равно как и виртуальный мир Анны Карениной порожден константной реальностью печатной (или электронной) книги. Но замещает ВР не эти константные артефакты (киноаппарат и книгу), а систему социальных отношений, связи между людьми и др.

Таким образом, речь идет о трех реальностях[1], и именно реальностях: порождающей, замещаемой и виртуальной (замещающей). Поэтому несостоятельно нередкое противопоставление виртуального и реального: виртуальное – всегда реальное, хотя и особого типа («недород бытия», по выражению С. С. Хоружего [35]).

В числе важнейших задач социологии виртуальности выступают:

- исследование порождающей реальности (например, развитие информационно-коммуникационных технологий в конкретной сфере социального бытия),

- анализ замещающей (виртуальной) реальности;

- научная характеристика замещаемой реальности, в частности выявление факторов, порождающих необходимость такого замещения;

- выявление социальных характеристик механизма замещения конкретной ВР.

Замещение характеризует не только функцию, но и сущность виртуального, как отображения замещаемой реальности через систему символов. Весьма удачно введенный Ж. Бодрийяром термин «симулякр» [Бодрийар, 2000] как раз и отражает специфику такой ВР, которая замещает «несуществующее» (и зачастую – не могущее существовать). Перед социологией встает и такая задача, как исследование изменений социальности под влиянием ВР [см., напр.: 26, 36].

Четвертое. Нередко, особенно при некритическом использовании развивающейся терминологии, технологии социального бытия (в первую очередь – информационно-компьютерные технологии) отождествляются с сущностью этого бытия: либо замещаемого, либо виртуального. Так, нередко все социальные отношения и действия, реализуемые с помощью цифровых технологий, зачисляются в разряд виртуальных. Так, в качестве «виртуальных» характеризуются  в социологических текстах сетевые сообщества. С. В. Бондаренко, например,  прямо предлагает вместо термина «киберсоциология» ввести понятие «социология виртуальных сетевых сообществ» [3].

Однако с точки зрения социальных функций нет, например, никакого отличия между почтовой открыткой и электронным письмом, если они имеют одних и тех же адресатов, несут одну и ту же информацию. В недавнем «доинтернетном» прошлом перед каждым праздником десятками закупались поздравительные открытки и писались поздравительные тексты. Никому не приходило в голову называть такой способ общения адресатов виртуальным. Технология интернета также позволяет доставить адресату «открытки», и нередко с точно такими же рисунками и текстами. Социальный эффект двух технологий общения абсолютно одинаков, а виртуальность отсутствует.

Таким образом, если иметь в виду постоянную и универсальную характеристику социальных сетей, то их скорее надо назвать распределенными (поскольку их члены «распределены» в пространстве). Виртуальные же их характеристики являются переменными и формируются лишь в случае, когда члены этих сообщества скрываются под маской «аватарки» и выдают себя за другого; поэтому цифровое (или компьютерное) – это не обязательно «виртуальное».

В качестве точного попадания в предметную сущность социологии виртуальности может быть представлен анализ антропоморфных, зооморфных, флороморфных лиц-масок Интернета (аватарок) у А. И. Затулий и Е. М. Бурняевой: «шизоидность виртуальной культуры напрямую обуславливается разложением личности на несколько (в пределе – множество) виртуальных индивидуумов, которые обладают не только разными именами, возрастом и полом, но и диаметрально противоположными взглядами на жизнь. В результате “homo virtualis” становится в виртуальных ландшафтах практически неуловимым, бессмертным, бесполым, бестелесным, а часто еще и безголовым (безликим)» [13, с. 209 - 216].

Об опасности виртуализации человека, следствием которой могут быть «синдром множественной личности, социокультурная амнезия, квази-демиургическое состояние», пишет В. Г. Кузьминов [17, с. 106]. И действительно, инструментом манипулирования сознанием нередко выступает «виртуальный мир, построенный информационными манипуляторами с гарантированной культурной гегемонией нужных заказчикам ценностей» [8, с. 36].

В современной библиотечной культуре утвердилось понятие «виртуальный читальный зал». Что здесь замещается? Задача читального зала – предоставлять тексты для чтения. Различаются ли тексты, предоставляемые виртуальным читальным залом (особенно в формате pdf), и тексты, предоставляемые читальным залом невиртуальным?  Нет! И в этом смысле никакого замещения конкретной социальной функции иной функцией не происходит: итог работы с текстами в обоих читальных абсолютно одинаков – получение одной и той же информации. Другое дело, что функция чтения для невиртуального читального зала – не единственная: читатель может сесть за выбранный стол или удобно расположиться на диване с журналом в руках, ощутить запах свежей типографской краски и др. Эти функции в виртуальном читальном зале отсутствуют, и применительно к такого рода отсутствующим функциям читальный зал действительно является виртуальным.

В онтологическом аспекте важно, что ВР стремится подменить собой замещаемую реальность: «Онтологизация виртуальной социальности выражается в том, что новый информационный пласт претендует на статус подлинной семиотической сферы, более того – на статус подлинный реальности, истинного бытия», - подчеркивают С. А. Храпов и А. С. Новиков [36, с. 192],

Таким образом, «виртуальность», «порожденность» и «замещенность» образуют категориальную триаду. В своем единстве они выступают сто­ронами единой онтологической модели современной культуры и характеризуют специфику бытия человека в этой культуре. Для социологических исследований виртуальности важно, что такая модель не обязательно связана с процессами компьюте­ризации. Правомерно, в частности, освоение в терминах виртуальной реальности корпуса текстов художественной литературы. При таком подходе социология виртуальности может быть обогащена результатами осмысления мира как Текста в постмодернистской философии. Вместе с тем конкретная физическая основа и технологическая специфика процессов порождения виртуальной реальности влияют на само ее содержание и его социальное восприятие.

Так, виртуальный мир народных сказок даже в детском воображении никогда полностью не отождествлялся с константным миром социума. Виртуальная компьютерная реальность не просто замещает мир социума, но в сознании рядового обывателя нередко отождествляется с ним. Пример тому – разрушение 11 сентября 2001 г. торгового центра в Нью-Йорке в результате террористического акта, когда некоторое время телезрители не могли понять, что они видят на телеэкране: репортаж о реальных событиях или очередной блокбастер?

 

Выводы

 

1. Интерес социологов к исследованию феномена виртуального является несомненным и проявляется на разных направлениях. Вполне прогнозируемо, что наибольшее внимание исследователей обращено к Интернету, социальным сетям, виртуальному пространству и времени, проблемам виртуальной личности.  Отдельные темы пока находятся на периферии социологического анализа. Это, например, «социологический срез виртуальной манипуляции», а также, как ни странно, компьютерные игры, рассматриваемые в качестве способа взаимодействия с виртуальной реальностью.

2. Большинство авторов оказывается осторожным в определении дисциплинарной характеристики исследований и ведет речь о «социологических срезах» или «социологических аспектах» виртуальности, но не о социологии виртуальности как таковой.

3. Термин «социология» применяется к таким предметам исследования, научное понимание которых является устойчивым и недвусмысленным (или представляется таковым для автора исследования): социология виртуальных сообществ, социология виртуального пространства, социология виртуальных коммуникаций, киберсоциология. Чаще всего используется понятие «социология Интернета». Так, только на первых десяти страницах запроса «социология интернет» поисковая система Mail.ru  5 марта 2015 г. выдала 56 сайтов (без учета повторений и без учета терминов «Интернет-социология», «социология в Интернете») [30].

4. Некоторые проблемы, активно обсуждающиеся в отдельных публикациях научной периодики или на сайтах Интернет, в значительно меньшей мере отражены в книжных публикациях. Видимо, научное понимание таких проблем, а также формирование научных конвенций по их поводу находится в процессе становления. К их  числу можно отнести социологию виртуальных сообществ, проблемы виртуального города и виртуального конфликта и др.

5. Понятие «социология виртуальности» в исследованных текстах не употребляется, вместе с тем в научный оборот входит понятие «виртуальная социология», но смысл этого понятия у разных авторов оказывается прямо противоположным.

 

Заключение

 

Интерес социологов к исследованию феномена виртуального проявляется на разных направлениях. Прежде всего, исследуются социологические проблемы Интернета, социальных сетей, виртуального пространства и времени, виртуальной личности.  Нарастание массива социологических текстов по исследованию феномена виртуальности и необходимость выработки общих методологических подходов в такого рода исследованиях приводят к выводу, что назрело конституирование социологии виртуальности как социологической теории среднего уровня. Дальнейшее изучение виртуальности в рамках этой теории предполагает всестороннюю разработку методологического инструментария и обстоятельное теоретическое освоение предмета исследования – виртуальной реальности. 

 

Литература

 

  1. Афанасьева В. В. Тотальность виртуального. Саратов: Науч. книга, 2005. 103 с.
  2. Бодрийяр Ж. Символический обмен и смерть. М.: Добросвет, 2000. 389 c.
  3. Бондаренко С.В.   О социологии виртуальных сетевых сообществ // Технологии информационного общества — Интернет и современное общество: труды VII Всероссийской объединенной конференции. Санкт-Петербург, 10 – 12 ноября 2004 г. СПб.: Изд-во Филологического ф-та СПбГУ, 2004. С. 7 – 8.
  4. Виртуальная социология (mail.ru). URLhttp://go.mail.ru/search?q=виртуальная%20социология&rch=l&sf=90 (дата обращения – 5 марта 2015).
  5. Виртуальная социология (Яндекс). URL: http://yandex.ru/yandsearch?text=виртуальная%20социология&clid=2139453-002&lr=213 (дата обращения – 5 марта 2015).
  6. Виртуальная социология донецких или украинский вариант постмодерна в социологии. URL: http://pro-test.org.ua/index.php?id=5005&newsid=32466&show=news (дата обращения – 5 марта 2015).
  7. Гаврилов А. А. Основные подходы к определению категории «виртуальная реальность» в современном философском дискурсе // Молодой ученый. 2012. № 9. С. 162 – 166.
  8. Гезалов А. А. Глобализация, информационное общество и социокультурная модель развития // Вісник Національної академії керівних кадрів культури і мистецтв. 2012. № 1. С. 32-37.
  9. Грицанов А. А., Карпенко И. Д.  Виртуальная реальность // Всемирная энциклопедия: Философия / Глав. ред. А. А. Грицанов. М.: АСТ, Мн.: Харвест, 2001. С. 167 – 168.
  10. Грязнова Е. В. Информация и виртуальная реальность: концептуальные основания проблемы: монография / Е. В. Грязнова, А. Д. Урсул.  Н.Новгород: ННГАСУ, 2012. 159 с.
  11. Грязнова Е. В. Философский анализ концепций виртуальной реальности // NB: Философские исследования. 2013. № 4. С. 53 – 82.
  12. Добреньков В.И, Кравченко А.И. Фундаментальная социология: В 15 т. Т. 1. Теория и методология. — М.: ИНФРА-М, 2003. 908 с.
  13. Затулий А. И., Бурняева Е. М. «Человек виртуальный» – кукла, манекен, марионетка: Проблемы самоидентификации // Вестник ТОГУ. 2011. № 2. С. 209-218.
  14. Корытникова Н.В. Интернет как средство производства сетевых коммуникаций в условиях виртуализации общества // Социологические исследования. 2007. № 2. С. 85-93.
  15. Красных В. В.Виртуальная реальность или реальная виртуальность?: Человек. Сознание. Коммуникация. М.: Изд-во АО "Диалог-МГУ", 1998. 350 с.
  16. Кузьменко Г. Н., Отюцкий Г. П. Философия и методология науки. М.: ЮРАЙТ, 2014.
  17. Кузьминов В. Г. Социологический срез виртуальной манипуляции // Философские проблемы информационных технологий и киберпространства. 2010. № 1. С. 105 – 112.
  18. Культурология. XX век. Словарь. СПб.: Университ. книга, 1997. 630 с.
  19. Малышко A. A. Философская мысль о «виртуальной реальности» // Поиск: «Философские и социально-экономические исследования»: межвуз. сб. науч. статей. Мурманск: МГТУ, 2006. Вып. XI. С. 45-48.
  20. Носов Н. А.  Виртуальный конфликт. Виртуальная социология медицины: Материалы II съезда Нац. о-ва виртуалистики, 20-24 октября 2002 г., Москва. М.: Изд-во Путь, 2003. 137 с.
  21. Носов Н.А. Виртуальная психология. М.: Аграф, 2000. 430 с.
  22. Отюцкий Г. П. 12 лекций по информационной антропологии. Лекция девятая: Человек в виртуальном мире // СОТИС – социальные технологии, исследования. – 2014. № 6. С. 82-99.
  23. Простой социологический опрос для Жителей нашего виртуального города. URL: http://mapkc.ru/topic823-prostoi-sotsiologicheskii-opros-dlya-zhitelei-nashego-virtualnogo-goroda.html (дата обращения – 1 марта 2015).
  24. Российская государственная библиотека. Каталог книг (изданных с 1831 г. по настоящее время). URL:   http://aleph.rsl.ru/F/?func=file&file_name=find-b&local_base=xbk (дата обращения – 5 марта 2015).
  25. Российский индекс научного цитирования. URL: http://elibrary.ru/query_results.asp (дата обращения – 5 марта 2015).
  26. Сахроков В. А. Философская концепция социальности в религиях и культурах // Регионология. 2012. №2. С. 204 -215.
  27. Силаева В. Л. Об использовании понятия «виртуальный» // Социологические исследования. 2010. № 8. С. 19-26.
  28. Социальная система как информационное взаимодействие: колл. монография / В. И. Игнатьев, Т. В. Владимирова, А. Н. Степанова. Новосибирск: Изд-во НГТУ, 2009. 308 с.
  29. Социология виртуальности. URL: http://yandex.ru/yandsearch?lr=213&clid=2139453-002&win=158&text=социология%20виртуальности (дата обращения – 5 марта 2015).
  30. Социология интернет.URL: // http://go.mail.ru/search?q= социология%20интернет&rch=l&sf=90 (дата обращения – 5 марта 2015).
  31. Социология толпы на примере виртуального города. URL:  http://keep-intouch.ru/analytics/vozrast/sociology-virt-city.htm (дата обращения – 1 марта 2015).
  32. Сушко А. И. Социально-коммуникативная среда интернета в научно-образовательном процессе России: социологический анализ. Автореф. дис. … канд. социол. наук. М., 2009.
  33. Тoy-marker. Виртуальная социология. URL: http://toy-marker.livejournal.com/434841.html  (дата обращения – 1 марта 2015).
  34. Таратута Е. Е. Философия виртуальной реальности. СПб.: Изд-во СПб. ун-та, 2007. 145 с.
  35. Хоружий С.С. Род или недород? Заметки к онтологии виртуальности // Вопросы философии. 1997. №6. С.53 – 68.
  36. Храпов С. А., Новиков А. С. Виртуальная социальность: социокультурный анализ // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. Тамбов: Грамота, 2013. № 7 (33): в 2-х ч. Ч. II. С. 189 – 193.

 

References

 

1.        Afanasyeva V. V. Totality of virtual. Saratov: Scientific book,  book, 2005. 103 р.

2.        Bodriyyar Zh. Simvolichesky exchange and death. M.: Dobrosvet, 2009. 389 р.

3.        Bondarenko S. V. About sociology of virtual network communities//Technologies of information society — the Internet and modern society: works VII of the All-Russian joint conference. St. Petersburg,  on November 10 - 12, 2004 SPb., 2004. P. 7 – 8.

4.        Virtual sociology (mail.ru). URL: http://go.mail.ru/search? q=виртуальная%20социология&rch=l&sf=90 (date of the address – on March 5, 2015).

5.        Virtual sociology (Yandex). URL: http://yandex.ru/yandsearch? text=виртуальная%20социология&clid=2139453-002&lr=213 (date of the address – on March 5, 2015).

6.        Virtual sociology Donetsk or the Ukrainian option of a postmodern in sociology. URL: http://pro-test.org.ua/index.php? id=5005&newsid=32466&show=news (date of the address – on March 5, 2015).

7.        Gavrilov A. A. The main approaches to definition of the category "virtual reality" in a modern philosophical discourse//the Young scientist. 2012. No. 9. P. 162 – 166.

8.        Gezalov A. A. Globalization, information society and sociocultural model of development//Bulletin of National academy of culture and arts. 2012.  No. 1. P. 32-37.

9.        Gritsanov A. A., Karpenko I. D. Virtual reality//World encyclopedia: Philosophies. M., Mn., 2001. P. 167 – 168.

10.    Gryaznova E. V. Information and virtual reality: conceptual bases of a problem: monograph / E. V. Gryaznova, A. D. Ursule. N. Novgorod, 2012. 159 р.

11.    Gryaznova E. V. Philosophical analysis of concepts of virtual reality//NB: Philosophical researches. 2013. No. 4. Page 53 – 82.

12.    Dobrenkov V.I., Kravchenko A.I. Fundamental sociology: In 15 t. T. 1. Theory and methodology. — M.: INFRA-M, 2003. 908 р.

13.    Zatuly A. I., Burnyaeva E. M. "The person virtual" – a doll, a dummy, a puppet: Self-identification problems//TOGA Bulletin. 2011. No. 2. P. 209-218.

14.    Korytnikova of N. V. Internet as means of production of network communications in the conditions of virtualization of society//Sociological researches. 2007. No. 2. P. 85-93.

15.    Krasnyh V. V. Virtual reality or real virtuality? Person. Consciousness. Communication. M.: Publishing house of JSC Dialog-MGU, 1998. 350 p.

16.    Kuzmenko G. N., Otyutsky G. P. Filosofiya and methodology of science. M.: YuRAYT, 2014. 480 р.

17.    Kuzminov V. G. Sociological aspekt of virtual manipulation//Philosophical problems of information technologies and cyberspace. 2010. No. 1. P. 105 – 112.

18.    Cultural science. XX century. Dictionary. SPb.: Universit. book, 1997. 630 р.

19.    Malyshko A. A. Philosophical thought of "virtual reality"//Search: "Philosophical and social and economic researches": interhigher education institution. сб. науч. articles. Murmansk: MGTU, 2006. Vyp. XI. P. 45-48.

20.    Nosov N. A. Virtual conflict. Virtual sociology of medicine. M.: Publishing house Way, 2003. 137 р.

21.    Nosov N. A. Virtual psychology. M.: Agraffe, 2000. 430 р.

22.    Otyutsky G. P. of 12 lectures on information anthropology. Lecture ninth: The person in the virtual world//SOTIS – social technologies, researches. – 2014. No. 6. P. 82-99.

23.    Simple sociological poll for Residents of our virtual city. URL: http://mapkc.ru/topic823-prostoi-sotsiologicheskii-opros-dlya-zhitelei-nashego-virtualnogo-goroda.html (date of the address – on March 1, 2015).

24.    Russian state library. The catalog of the books (published since 1831 to the present). URLhttp://aleph.rsl.ru/F/? func=file&file_name=find-b&local_base=xbk(date of the address – on March 5, 2015).

25.    Russian index of scientific citing. URL: http://elibrary.ru/query_results.asp (date of the address – on March 5, 2015).

26.    Sakhrokov V. A. Filosofskaya the concept of a sociality in religions and cultures//Regionologiya. 2012. No. 2. Page 204 - 215.

27.    Silayeva V. L. About use of the concept "virtual"//Sociological researches. 2010. No. 8. P. 19-26.

28.    Social system as information exchange: stake. monograph / V. I. Ignatyev, T. V. Vladimirova, A. N. Stepanova. Novosibirsk: Publishing house of NGTU, 2009. 308 р.

29.    Virtuality sociology. URL: http://yandex.ru/yandsearch? lr=213&clid=2139453-002&win=158&text=социология%20виртуальности(date of the address – on March 5, 2015).

30.    Sociology Internet. URL://http://go.mail.ru/search? q =социология%20интернет&rch=l&sf=90 (date of the address – on March 5, 2015).

31.    Crowd sociology on the example of the virtual city. URL: http://keep-intouch.ru/analytics/vozrast/sociology-virt-city.htm (date of the address – on March 1, 2015).

32.    Sushko A. I. The social and communicative environment of the Internet in scientific and educational process of Russia: sociological analysis. The abstract of the thesis on competition of an academic degree of the candidate of sociological sciences. M, 2009.

33.    Toy-marker. Virtual sociology. URL: http://toy-marker.livejournal.com/434841.html  (date of the address – on March 1, 2015).

34.    Taratuta E. E. Philosophy of virtual reality. SPb., 2007. 145 р.

35.    Horuzhy S. S. «Rod» or «nedorod»? Notes to virtuality ontology//philosophy Questions. 1997. No. 6. P. 53 – 68.

36.    Khrapov S. A., Novikov A. S. Virtual sociality: sociocultural analysis//Historical, philosophical, political and jurisprudence, cultural science and art criticism. Questions of the theory and practice. Tambov: Diploma, 2013. No. 7 (33): Part. II. P. 189 – 193.

 


[1] Аналога такому выводу авторам настоящей статьи не удалось найти в известных им публикациях по ВР.