Get Adobe Flash player
PDF-версия
Б.Н. Рыжов - Системная психология
Содержание №19 2016

Психологические исследования

Валявко С. М. Анализ формирования самооценки старших дошкольников
Консон Г. Р. Психология инфернального двойника героя в романе Т. Манна «Доктор Фаустус»
Лубовский В. И., Валявко С. М., Князев С. М. Забытый, но не утраченный тест
Н. К., Данилова Л. В. Музыкально-эмоциональное развитие младших школьников в процессе художественно – творческой деятельности
Набатникова Л. П., Голубниченко А. А. Психологические особенности личностного самоопределения застенчивых старшеклассников
Староверова М. С. Особенности взаимодействия матерей с детьми, имеющими расстройства аутистического спектра
Шейнов В. П. Уверенность в себе и психологический по”> Шейнов В. П.

История психологии и психология истории

Рыжов Б. Н. Психологический возраст цивилизации (XIII – начало XIV веков)
Иванов Д. В. Психологическая мысль в России конца XVIII – начала XIX века. И. П. Пнин

Социологические исследования

Ананишнев В. М., Фурсов В. В., Ткаченко А. В. Международные критерии и показатели оценки деятельности вузов
Сведения об авторах №19
Наши партнеры

WWW.SYSTEMPSYCHOLOGY.RU

 

Стоюхина Н.Ю., Мазилов В.А. ПСИХОТЕХНИК Д.И. РЕЙТЫНБАРГ – ОСНОВАТЕЛЬ ПСИХОЛОГИИ ВОЗДЕЙСТВИЯ В СССР

Журнал » 2015 №14 : Стоюхина Н.Ю., Мазилов В.А. ПСИХОТЕХНИК Д.И. РЕЙТЫНБАРГ – ОСНОВАТЕЛЬ ПСИХОЛОГИИ ВОЗДЕЙСТВИЯ В СССР
    Просмотров: 2036

ПСИХОТЕХНИК Д.И. РЕЙТЫНБАРГ –

ОСНОВАТЕЛЬ ПСИХОЛОГИИ ВОЗДЕЙСТВИЯ В СССР

Стоюхина Н.Ю.

Нижегородского государственного

 университета им. Лобачевского

Мазилов В.А.

Ярославского государственного

университета им. К.Д. Ушинского

 

 

В статье автор рассказывает о психотехнике 1920-1930-х гг. Д.И. Рейтынбарге, специалисте и основателе психологии воздействия. Начало его научной деятельности было посвящено методологическому и методическому основанию новой для советской науки – психологии рекламы. В дальнейшем он перешел к изучению воздействия через плакат по технике безопасности труда, предложив множество методов для изучения его эффективности.

Ключевые слова: Психология воздействия, психотехника, психология рекламы и плаката, изучение эффективности воздействия.

 

D. I. REICHENBERG –A PSYCHOLOGIST AND

THE FOUNDER OF THE PSYCHOLOGY OF INFLUENCE IN THE USSR

Ctojukhina N. Yu.,

Mazilov V.A.

 

The author talks about psychotechnics of 1920-1930. D.I. Reytynbarge, specialist and founder of the psychology of influence. Beginning of his scientific activity was devoted to methodological base for the new Soviet science - psychology of advertising. Later, he went on to study the impact through Industrial Safety Poster, offering a variety of methods to study its effectiveness.

Keywords: Psychology of influence, psycho, psychology and advertising posters, study of the effectiveness of exposure.

 

Введение

 

История отечественной психологии XX столетия, несмотря на то, что хронологически отстоит не так уж далеко от наших дней, еще скрывает немало загадок, лакун, белых пятен [5, 6]. Причины этого хорошо известны, не станем здесь их анализировать. Отметим только, что наибольшая концентрация белых пятен приходится на 20-30-е годы минувшего столетия, когда, в частности, интенсивно развивалась, а потом фактически прекратила свое существование отечественная психотехника. Богатую пищу для размышлений и сопоставлений дает книга Н.С. Курека, в которой выявлены очевидные параллели между историей психотехники в СССР и Германии (История ликвидации педологии и психотехники в СССР. 2004). Очень важно, что о психотехнике очень часто говорят в целом, не выделяя вклад отдельных ученых, не описывая биографические данные ученых, что, несомненно, тормозит научное освоение этого важного для истории психологии материала.

В истории отечественной психотехники 1920-1930-х гг. выделяются несколько фигур, имевших, безусловно, ключевое значение для развития отрасли. Это И.Н. Шпильрейн, С.Г. Геллерштейн, Д.И. Рейтынбарг, А.М. Мандрыка, Н.Д. Левитов, А.А. Толчинский, П.А. Рудик, И.Н. Дьяков и пр. У нас до сих пор нет возможности подробно познакомиться с судьбой даже заметных исследователей-психотехников. Число индивидуальных биографий, как ни удивительно, единично: замечательный исторический очерк об основателе психотехнике – И.Н. Шпильрейне, статьи о С.М. Василейском, А.А. Гайворовском, С.Г. Геллерштейне, И.Н. Дьякове, А.П. Нечаеве, Н.В. Петровском и словарные статьи в тех немногих словарях, где история психологии раскрыта «в лицах».

 

Начало пути

 

Давид Исаакович Рейтынбарг (1899-1977) – «российский психолог, специалист в области психологии труда, психологии воздействия» [4] – ученый, безусловно, заслуживающий широкого освещения своей научной биографии и драматической судьбы. Психология воздействия была одним из направлений психотехники, изучавшая разнообразные возможности психологических средств, содействующих практике влияния на людей – как на исполнителей работы, так и на потребителей товаров [24]. Д.И. Рейтынбарг руководил «разработками, направленными на выявление эффективности визуальных способов воздействия (плакатов) в целях профилактики производственного травматизма и аварийности» [4] в Московском Институте охраны труда. Частично это направление в деятельности ученого мы уже освещали [24, 25], но в данной статье хотелось бы остановиться на многогранной психотехнической деятельности Д.И. Рейтынбарга – основателе психологии воздействия и психологии рекламы в СССР.

Теплые, сердечные воспоминания о Давиде Исааковиче Рейтынбарге в своей книге оставила его дочь – Прима Давидовна [23].

Он родился в Ровно (Украина) в семье служащего, мать вела домашнее хозяйство. Давид был старшим сыном, были еще сестра и брат. По окончании городского училища, затем гимназии в Екатеринославе (сейчас – Днепропетровск), учился в педагогическом институте (там же), где, по словам П.Д. Рейтынбарг, познакомился с С.Г. Геллерштейном, ставшим его коллегой и другом на всю жизнь. Первым рабочим местом стала колония для беспризорных еврейских детей в подмосковной Малаховке, где Рейтынбарг был учителем[1]. Там он познакомился со своей будущей женой – Нехамой Самуиловной Геллер, тоже учительницей. Жительница г. Ковно (Каунас), одна из семи братьев и сестер, она получила хорошее образование для девушки – учительница рукоделия. Как отмечает Прима Давидовна, родители как педагоги были последователями педагогических идей С.Т. Шацкого.

В Москве семья жила на Никитском бульваре, д. 15, но у каждого из родителей была своя жилплощадь – крохотные комнатки в разных квартирах, комната Д.И. Рейтынбарга была в квартире 7. Дочь ходила к отцу в гости, там всегда было интересно; к тому же он хорошо пел, знал и любил еврейский язык, вообще, придавал большое значение знаю иностранных языков и хотел, чтобы его дочь каждый день слышала дома и говорила на разных языках, был очень работоспособен, дружил со многими психотехниками (И.Н. Шпильрейном, С.Г. Геллерштейном, В.М. Коганом, Ю.И. Шпигелем, А.А. Нейфахом, А.И. Розенблюмом).

Свою профессиональную деятельность Давид Исаакович начал в 1923 г. в качестве внештатного сотрудника Лаборатории промышленной психотехники НКТ СССР, которой руководил И.Н. Шпильрейн, в дальнейшем, с 1925 по 1935 г., заведовал Кабинетом по борьбе с промышленным травматизмом в Московском институте охраны труда [4].

Одна из близких знакомых семьи Рейтынбаргов оставила словесный портрет Давида Исааковича: «Сутулый, невысокого роста, с выпуклыми серо-зелеными глазами, опушенными рыжевато-белесыми ресницами, с вольтеровски-ироничным выражением рта, который всегда был готов к улыбке. Давид даже внешностью выделялся в компании. В основе, конечно, лежало его необычайное обаяние, талант общения с людьми. Давид прямо-таки излучал незаурядность. Энциклопедист, всезнайка, он любил щегольнуть эрудицией и делал это с блеском. О чем бы Давид не говорил, это всегда было интересно, ярко, во всем чувствовалась работа мысли» [23, c. 115].

 

Д.И. Рейтынбарг – методолог рекламы в СССР

 

Первая статья Д.И. Рейтынбарга, которую мы находим, посвящена сравнительному анализу организации профпригодности в Германии и в СССР. Он критикует Г. Мюнстерберга за слова о нейтральности психотехники, т.к., по его мнению, жизнь показывает ошибочность такой постановки вопроса: «никакая другая наука не нейтральна, поскольку она имеет шло с живыми людьми. А тем более психотехника – испытание профессиональной пригодности рабочих, лежащая на самой грани межклассовых отношений» [11, с. 158].

Д.И. Рейтынбарг представляет психотехническую работу в СССР, состоящую из 1) научно-методической работы, учитывающей весь местный научный опыт, экспериментально-психотехнические достижения, составление профессиональных карточек, публикации проработанного материала; 2) практически-организационной работы, где в жизнь внедряются достигнутые результаты и доводится до различных лабораторий единый план работы. Важными являются вопросы о связи психотехники со школой, о подготовке самих работников-психотехников, о пропаганде самой науки через публичные лекции, брошюры, выставки, периодические издания, перевод иностранной литературы [11].

Пожалуй, эта короткая статья – единственная по общим вопросам психотехники в рассматриваемый период, но нельзя не упомянуть в этом аспекте о рецензиях Д.И. Рейтынбарга на самые значительные книги ученых-психотехников, известных во всем мире (Г. Мюнстербберг, Ф. Баумгартен, Г. Э. Бэрд, Г.А. Кристиен, Г. де Ман).

В дальнейшем Д.И. Рейтынбарг сосредоточится на психологии воздействия через рекламу и плакаты.

Впервые интерес к психологии рекламы у Рейтынбарга обозначился в хрестоматии по организации труда «Организационный труд», написанный для внешкольного чтения, где в разделе «психотехника» он дает общее понятие психотехники рекламы через короткие тексты: «Условия успешности рекламы», «Воздействие на чувство», «Воздействие на память», «Воздействие на волю», «Условия действия рекламы» [22].

В этом же, 1925 г. появляются его небольшие заметки о рекламе. Например, в докладе, прочитанном на заседании сотрудников психотехнического отдела Государственного института экспериментальной психологии и психотехнической секции Государственного института охраны труда (май 1925 г.), он делится опытом «летучего опроса» – «простейшем эксперименте» со слушателями курсов НОТ при постоянной показательной выставке ВСНХ и таких же курсов МГСПС (Московского городского совета профессиональных союзов) [15, 16]. Курсанты в течение 3 минут писали по два названия рекламы, вспоминавшихся без усилий. В статье отчетливо слышится романтический энтузиазм молодого ученого (ему всего 26 лет), когда он замечает, что этот опрос – «начало для регулярного изучения воздейственного эффекта нашего рекламирования» [15, с. 67].

По форме наиболее выгодны «рекламы звучащие», так называет Д.И. Рейтынбарг стихотворные строки, далее – лозунги, плакаты, вывески, похожие на плакаты, и афиши. Газетная и журнальная реклама запоминается, если она оригинальна. Автор делает выводы: дифференцировать рекламу, приспособив ее к той группе населения, для которой онапредназначается, для чего следует изучать различные социальные группы потребителей; продвигая товар к потребителю, больше использовать рекламу кино; насытить рекламой окраину, а не ждать, что потребитель поедет за рекламой; объединить методически работу по общественно-политическому и торгово-промышленному воздействию. Он предлагает создать хозрасчетную организацию для изучения эффективности рекламы, и ей могла бы стать, например, опытная станция при каком-нибудь культ- или хозучреждении с быстрой выгодой [16].

Рейтынбарг рассматривает газету как наиболее распространенную форму общения власти и народа, «коллективный пропагандист, агитатор, политический воспитатель, коллективный организатор», несущую функцию информационного и эмоционального удовлетворения читателя. Различные определения газеты во многом совпадают с определениями рекламы, «перед нами внутренне однородный тип деятельности, цель которой – известное воздействие, направленное на определенный объект – группу или массу людей» [9, с. 25]. Психологическая цель газеты – это привить читателю известную систему оценок и отношений к окружающему его миру явлений, главным образом общественного порядка, что совпадает с определением идеологической рекламы. Газету можно изучать с разных сторон: социологической, технической, организационной, экономической, и психотехнику открываются большие методологические возможности, еще мало использованные для изучения прессы, для изучения политико-культурного воздействия, при исследовании психотехнического подхода к газете: нужно обратить внимание на процессы, происходящие между газетой – суммой воздейственных средств, и читателем – объектом этого воздействия.

Не обошел вниманием Д.И. Рейтынбарг те короткие тексты – «микроскопические элементы плаката» – которые могут усилить эффект воздействия, а могут поставить потребителя в тупик своим смысловым несоответствием [14]. Проанализировав надписи на русском (революционном), немецком и американском (по пропаганде охраны труда и безопасности) плакатах и размеры этих надписей, автор выяснял оптимальные: средний размер надписи на плакате; синтаксический строй надписи (типы соединений предложений, чередование синтаксических элементов, состав предложений); размер плаката; красочность плакатов; расположение надписи относительно рисунка; внутренний смысл надписей. По результатам исследования Д.И. Рейтынбарг утверждает, что есть максимальный объем внимания, равный 4-5-6 элементам; примерная формула надписи в плакате: 1-2 предложения; 1-6 слов, или 3-15 слогов, или5-30 букв [14, с. 46]. Вопрос изучения внутреннего смысла надписи только намечается им для изучения.

Охватившая мир «эпидемия танца», по мнению ученого, отразилась и на ритмическом оформлении плаката. Ритм, как «универсальнейшее средство для повышения производительности или… уменьшения затраты энергии» [21, с. 59], возможно применить к психологии масс через восприятие ею рекламы, увеличив эффективность, т.к. затраты пока не оправдываются. Ритмическое оформление рекламы возможно, если «в каждом случае найти систему колебаний, которая могла им покрыть все составляющие рекламу элементы» [21, с. 60]. Надо заметить, что Д.И. Рейтынбарг не предлагает что-то принципиально новое (в чем и признается), т.к. принцип ритма был известен еще издавна. Смысл своей работы автор видит в том, что «он впервые применил этот принцип и практически его осуществил в специальной области рекламы. Ритм повышает производительность. Восприятие рекламы — работа. Значит, и производительность этой работы может быть повышена, если рекламу оформить ритмически» [21, с. 60].

Одно из направлений психологии воздействия – психология рекламы – набирала силы, о ней писали психотехники А.А. Гайворовский, И.Н. Дьяков, психологи А.Б. Залкинд и В.И. Смирнов, инженер М.А. Мануйлов, искусствоведы В.П. Полонский и Я.А. Тугендхольд и др., поэтому закономерно, что в августе 1927 г. в Москве на территории сельскохозяйственной выставки открылась «Полиграфическая выставка» со специальным отделом рекламы и пропаганды, к его устройству привлекли членов Ассоциации работников рекламы при Доме печати (АРР).

Сама по себе Ассоциация работников рекламы при Доме печати была связана с Общество работников научной организации труда Москвы, Кабинетом по изучению рекламы и пропаганды при Государственной академии художественных наук и Центральным музеем охраны труда и социального страхования Москвы. О том, что состоялось организационное собрание АРР в Москве, был помещен отчет в майском номере журнала «DieReklame» – печатном органе Союза германских работников рекламы.

В Центральном музее охраны труда и социального страхования проходили экскурсии для членов АРР, слушались доклады работников музея о постановке пропаганды охраны труда и безопасности в СССР. В Совете съездов торговли и промышленности состоялся доклад т. Дрюбина (АРР) о социально-экономических предпосылках капиталистической и советской рекламы. Присутствовали на докладе и принимали участие в прениях представители торговых и промышленных организаций. Постановлено: 1) вопрос о рационализации рекламы подвергнуть подробному рассмотрению; 2) создать при Совете съездов специальную конвенцию по вопросам рекламы. На объединенном заседании АРР с Кабинетом рекламы и пропаганды ГАХН было заслушано сообщение Д.И. Рейтынбарга «Ритм и резонанс как экономический принцип в рекламе (работа Паули, Германия)». С критическими замечаниями об учении Паули выступили: проф. М.А. Рейснер, Н.А. Попов, В.Ю. Гаус, Б.Н. Познанский, В.М. Каабак, Ю.Н. Xалтурина, Д.И. Рейтынбарг и др. Постановили подробный протокол заседания послать в Германию самому Ф. Паули.

В 1928 г. выходит три книги о труде пожарных: «Изучение профессии пожарного» (в соавт.), «Полундра. Жизнь пожарных», «Труд и утомляемость пожарных», две из которых написаны Д.И. Рейтынбаргом. Такое детальное изучение опасной профессии, нам кажется, сыграло значительную роль в дальнейшей деятельности ученого, когда он посвятил себя пропаганде технике безопасности в различных профессиях.

В 1929 г. Д.И. Рейтынбарг предпринимает важный методический шаг, публикуя библиографический список литературных источников по рекламе и пропаганде безопасности труда [13] из 92 источников на русском языке и 409 – на иностранных, заодно проясняя основные термины. Ученый выделяет три группы подходов к понятию «реклама»: первая, идущая от самих работников рекламы, ориентирована на практическую или теоретическую установку автора, на объем понятия; вторая – определения частно-психологические, указывающие на один психофизиологический механизм, к которому адресуется реклама и от удачного воздействия на который зависит ее успех; третья, самая правильная, по мнению автора, выдвигающая ряд механизмов, подлежащих воздействию рекламы. Термин «реклама» синонимичен термину «торговая пропаганда»; это самая литературно разработанная область пропаганды. Ядром всей области пропаганды является политическая пропаганда – «наука об организации общественного мнения», с ее важнейшей частью – газетоведением (журналистика), но есть другие виды пропаганды: антирелигиозная, противоалкогольная, санитарно-гигиеническая, пропаганда безопасности (самая молодая отрасль) и т.д. [13].

После Постановления ЦК ВКП (б) «Об улучшении библиотечной работы» в октябре 1929 г., направленного на «формовку» советского читателя, Д.И. Рейтынбарг уделяет большое значение рекламе книги.

В работе о рекламе книги он вводит определение «свободной воздейственной деятельности» – «деятельность, направленную на других людей с целью склонить этих людей добровольно исполнить задачи, которые ставит перед собой субъект воздействия (лицо, учреждение, организация)» [20, с. 55], в отличие от воздействия принудительного – воздействие физическое, гипноз, воздействие законов природы и воздействие государственных законов. Он разделяет понятия «плаката» и «рекламы» (что делали не все) именно при описании воздействия через книгу: под коммерческой рекламой он понимал «преднамеренную деятельность, направленную на группу или массу людей, с целью побудить эту группу или массу приобрести данный товар или воспользоваться предлагаемыми платными услугами» [20, с. 55]; второе определение рекламы – «обозначение совокупности рекламных средств» [там же].

Процесс продвижения книги от издательства, книжного магазина, агентства, библиотеки к покупателю, читателю нуждается во внешней помощи, чем будет воздействие на покупателя, читателя со стороны издательства, библиотеки, со стороны многих других политпросветучреждений. При этом, воздейственные усилия библиотеки наталкиваются на сопротивление «со стороны других источников воздействия, например, пивной, кино и пр., и со стороны самого адресата воздействия» [20, с. 56]. Библиотечное воздействие сможет иметь успех только в том случае, если оно будет интенсивнее, вызовет больше доверия, чем другие, конкурирующие воздействия. В рамках политической, классовой борьбы, где наивысшей точкой является революция и экономической борьбы с конкуренцией между отдельными предпринимателями в капиталистическом обществе, Д.И. Рейтынбарг призывает применять богатый арсенал политического и коммерческого воздействия. Психотехник также разработал методы учета эффективности библиотечной рекламы (прямые и косвенные), которых в то время не было, как за границей, так и в СССР.

 

На фронте охраны труда и техники безопасности

 

Давил Исаакович был исследовании сотрудников отделения психологии труда и кабинета психологии воздействия Института охраны труда (Л. Бурлюк, С.Г. Геллерштейн, Л. Красновская, Д.И. Рейтынбарг, Ю.И. Шпигель),впервые опубликовавших работу о роли личного фактора в несчастных случаях. Хотя работа носила только ориентировочный характер, она подчеркивала всю важность проблемы и подтверждали необходимость проведения дальнейших экспериментов [1]. На основе обобщения мирового опыта о причинах несчастных случаев на производстве, авторы отметили сохранившуюся тенденцию трактовать вопрос о несчастных случаях в промышленности с технической и статистической точек зрения. Для выбора оптимального варианта борьбы с несчастными случаями необходимо создать классификацию их причин, но нет разработанной методологии изучения причин несчастных случаев.

Впервые вопрос о роли личного или психологического фактора в происхождении несчастных случаев возник в связи с профессиональным подбором на профессии «движенцев»: вагоновожатых, шоферов, железнодорожных машинистов и летчиков. Стремясь найти связь между пригодностью работника к профессии и подверженностью его несчастным случаям, который виделся как прямой индикатор профессиональной пригодности, профессиональный подбор рассматривался как средство борьбы с несчастными случаями. Авторы хотели дифференцировать психологические причины несчастных случаев, когда источник их коренится или в недостаточном развитии у работника некоторых психофизических функций, или в чрезмерной лабильности и неустойчивости ряда психических функций, или, когда «одновременно различные психофизиологические факторы – профессиональная непригодность, профессиональная утомляемость и другие – создают условия, делающие наиболее вероятным факт травматизации» [1, с. 655]. Перед ними стояла задача исследования профтравматизируемости как функции профпригодности и профутомляемости, но в дальнейшем актуальными должны стать «специальные вопросы психологии травматизма: о связи несчастных случаев с ритмом движений, с соотношением скорости и точности движений, о влиянии системы заработной платы на травматизм, о связи травматизма с монотонной работой и т.д.» [1, с. 656].

Таким образом, коллектив психотехников из Института охраны труда данной работой обосновали методологический подход к изучению травматизма, чем обусловили развитие психологии воздействия в области плаката по технике безопасности (ТБ) и охраны труда (ОТ).

Работая с плакатами по ТБ, Д.И. Рейтынбарг обозначил существующие зарубежные методы изучения эффективности плаката: массовая оценка плаката рабочими и служащими предприятий, экспертная оценка плакатов санитарными или техническими инспекторами, лабораторное изучение, одновременно предложив расширить тематический круг плакатов по безопасности за счет увеличения плакатов, пригодных для всех отраслей промышленности; подбирая темы, используя статистику несчастных случаев, соотносить издаваемые плакаты с реальной частотой и тяжестью несчастных случаев; привлекать работников на местах к конкурсам на проекты плакатов; привлекать самых разных художников-плакатистов, приветствуя самые разные формы: карикатуру, фотографию, лубок и т.д.; согласовывать необходимость темы какого-то плаката с организацией; издавать плакаты на национальных языках; четко просчитывать стоимость плаката; выпускать уменьшенные плакаты в виде марок; выпускать стандартные рамы и доски для плакатов и т.д. [10].

Он провел масштабное исследование на выставке советских и иностранных плакатов по гигиене и безопасности труда, где были показаны плакаты Австрии, Англии, Германии и Голландии, Канады, Норвегии, САСШ, СССР, Франции, Чехословакии, Японии (всего около 700). Выставка проходила в разных местах: в Музее охраны труда, в рабочем клубе им. Кухмистерова, в Политехническом музее, на заводе «Парострой», а также в Иваново-Вознесенске, Шуе, Кинешме и Костроме и проходила в 1929 и 1930 гг. Посетители должны были ответить на вопросы: «Что вы думаете о нашей выставке?», «Плакаты какой страны вам кажутся наиболее удачными?». Мнение публики изменилось за два года: от утилитарного восприятия зрители перешли к конкретным и детальным замечаниям. Автор отметил, что с 1929 г. плакатное дело в СССР начало освобождаться от германского влияния, «влияние иностранной продукции на нашу становится не больше влияния нашей продукции на иностранную». И зрители на выставке отмечают, что «плакаты СССР просты и наглядны», «лучше и понятнее для нас», «русских плакатов плохих нет», «наши плакаты не хуже, но во многом лучше иностранных», «русские плакаты ярки, наглядны, животрепещущи» [17; с. 259].

В 1930 г. вышла книга Д.И. Рейтынбарга «Социалистическое соревнование на снижение несчастных случаев в производстве», где он провозглашает основной принцип соревнования – метод массовой работы, следует привлекать как можно больше народу в это движение за счет премирования рабочих, широкого информирования рабочих о положении дел, интенсивного и постоянного поощрения интереса и контроля воздейственными над материалами. «Вообще привлекать и останавливать внимание заинтересованных должно и можно новизной, изобретательностью, остроумием и безусловной художественностью оформления материала» [2], в то время как зачастую на производствах встречается куча висящих вниз головой плакатов, они не меняются месяцами.

В 1931 г. Д.И. Рейтынбарг – ассистент отдела психологии труда Государственного научного института охраны труда НКТ, НКЗ и ВСНХ СССР (директор института – профессор, врач-гигиенист С.И. Каплун) выпустил уникальную книгу о плакате по технике безопасности труда в СССР и за границей [18], в которой было представлено его диссертационное исследование [23]. Рейтынбарг предлагает уточненное определение плаката, исходя из трех его свойств: «Плакат произведение изобразительного (включая и фото, и набор) и словесного (может быть одного изобразительного, или одного словесного, или комбинации этих двух видов искусств) искусства, посвященное одной теме и рассчитанное при помощи открытого воздействия практически изменять поведение людей» [18, с. 20]. Есть и другие особенности: четкость изображения, яркость, различимость на расстоянии, объективность, «эпичность» в отличие от лиричности и субъективности картины.

Кроме методологических основ психологии воздействия с применением плаката по ТБ автор дал полный, исчерпывающий обзор методов определения эффективности плаката, в основном, описанных зарубежными специалистами, и впервые обозначил «болевую» точку во взаимодействии заказчика, художника и психотехника, вернее, отсутствие взаимодействия, описал типичные случаи непонимания позиций, обосновал свою позицию на равноценность точек зрения. Д.И. Рейтынбарг писал о стоящих перед создателями таких плакатов задачах: «привлечение к участию в создании плакатов не только художников, но и тысяч рабочих, для которых они выпускаются; популяризация плаката как средства пропаганды; изучение читаемости и понимаемости популярной литературы по безопасности труда, изучение эффективности экскурсий и других форм пропаганды охраны и безопасности труда [18]. Он предложил целый ряд мероприятий в рабочей среде, среди которых первое место по популярности занимают конкурсы на запоминание плакатов, где предлагалось назвать или описать плакаты по безопасности, показанные сотрудниками института на заводе в течение месяца до объявления конкурса. За наибольшее количество названных плакатов и за лучшее их описание была назначена первую премию – 15 руб., вторую – 10 руб., и подарки всем участникам конкурса, независимо от количества плакатов, которые они назовут [12, с. 10]. Особо ценно, что вокруг конкурса создается общественное мнение, о плакатах начинают говорить, интересоваться, и в связи с распределением премий можно созывать большие собрания рабочих и давать на этих собраниях расширенную программу по охране и безопасности труда. На этих собраниях можно поставить доклад, инсценировку, показать кинофильм.

 

 

Критика работ Д.И. Рейтынбарга и арест

 

На I Всесоюзном съезде психотехники и психофизиологии труда (20-25.05.1931 г., Ленинград) сотрудница Центральной лаборатории по профконсультации и профотбору ВЦСПС Э.А. Рахмель, отметив небольшие успехи мировой психотехники, в то же время подчеркнула серьезные достижения советской психотехники, которые все же снижают ошибки некоторых психотехников. Так, работа по пропаганде безопасности по созданию советского плаката в этой области, осуществляемая Д.И. Рейтынбаргом, полностью переносит опыт Америки в советские условия, не делая никаких отличий; теоретические работы по пропаганде безопасности и по плакату не обосновывались, что привело к делячеству и ползучему эмпиризму как системе. Грубые политические ошибки имелись в применении тестов коллизий в армии и школе в разработке вопросов партпросветработы, что заменяло собой область политической массовой работы психотехникой. В вопросы психологии промышленного травматизма переносились «буржуазные теории Марбэ, Гильдебрандта и других, трактующих травматизм как врожденное биологическое качество. Психотехника очень мало сделала для помощи предприятиям в борьбе с травматизмом» [8, с. 175]. Психолог из ГИППа Т.Л. Коган, подводя итоги IВсесоюзного психотехнического съезда, также обвинила Д.И. Рейтынбарга в извращениях марксизма-ленинизма, выразившихся в идеалистическом и формалистическом обосновании вопросов пропаганды техники безопасности: «классовое содержание выхолащивалось, вопросы изучения плаката по безопасности брались чуждые нашей социалистической стройке, без теоретических обоснований и изолированно от политико-просветительных задач. Грань между буржуазным и советским плакатом по безопасности была стерта. Вместо отражения социалистического хозяйства… мы имели значительную часть импортированных буржуазных плакатов» [3, с. 166].

На волне критики была развернута дискуссия, в центре которой стоял вопрос – каким должен быть плакат по ТБ: смешным или страшным? – т.к. трудящиеся «с мест» говорили, что они не будут работать на производстве, опасность которого натуралистично изображена на плакате (такие плакаты были признаны контрреволюционными, мешающими строить социализм). Были инициированы методически интересные эксперименты Д.И. Рейтынбарга и И.О. Макарова (Изучение эффективности положительного и отрицательного (устрашающего) плаката по безопасности, 1931), Г.А. Ротштейна (К вопросу об эффективности устрашающего и неустрашающего плаката,1931), Ф.Н. Барановского (К вопросу о плакатах по технике безопасности, 1930),которые дали обширный материал по психологии восприятия.

На пороге второй пятилетки собирается I Уральская психотехническая конференция (март 1932), где один из выступающих – Д.И. Рейтынбарг(теперь – работник кабинета психологии воздействия Всесоюзного центрального института оздоровления и организации труда) в своем докладе заявил о коренном пересмотре плаката по охране труда и уже традиционно покаялся в ошибках. Он признал, что пришло время сосредоточится на «мотивах производственного поведения и о мотивации этого поведения плакатом» [19, с. 270], потому что мотивация – та ступень теоретического обобщения, на которую можно и должно поднять изучение плаката, внося в нее элементы классовой борьбы, которые раньше не замечались советскими психотехниками, наши советские плакаты по мотивировке значительно беднее, чем буржуазные; причиной тому «мы не смогли использовать нашего богатейшего арсенала политических, классовых мотивов, мотивов, связанных с новым пониманием труда, с строительством нового общества и созданием нового типа человека» [19, с. 274].

Психотехник предлагает положить в основу дальнейшей работы над плакатом по безопасности труда положения: плакат по БТ не может быть оторван от других средств агитации и пропаганды социалистической трудовой политики, поэтому он должен быть политически острым; плакат по БТ должен подаваться под лозунгом «Усвой технику своего производства»; плакат должен строиться по принципам максимальной инструктивности, покрытия конкретного технического содержания, дифференциального подхода к зрителю; плакаты следует дифференцировать по конкретным отраслям. Были обозначены трудности: оформление тем, техническое содержание которых чрезвычайно примитивно, но важно, организация плакатного дела; гигантская нужда страны в плакате; усвоение опыта капиталистических стран в рациональных организационных формах распространения плаката; исследовательская работа над плакатом должна ликвидировать разрыв между теорией и практикой. Д.И. Рейтынбарг называет следующие исследовательские задачи: подготовка плаката к печати совместно с техником, художником, редактором издательства и с оформителем текста; оформление плаката по ТБ «изображаемая на плакатах обстановка должна говорить о высокой культуре социалистического труда. Плакаты должны внушать гордость и радость, любовь к машине и труду» [19, с. 277]; использование плаката в агитационно-пропагандистской практике (рационализация методов экспозиции, изучение «кривой воздействия», разработка новых способов экспозиции). Но исследовательская практика в плакатной работе сильно задерживалась, потому что специалистов по психологии воздействия мало, и подготовка кадров в этой области не была предусмотрена никакими программами. Д.И. Рейтынбарг предложил включить психологию воздействия в программы курсов по психотехнике и в каждую психотехническую лабораторию, особенно там, где изучают вопросы травматизма, организовать работы по воздействию и учитывать, кроме плаката, и другие средства пропаганды.

В 1935 г. Д.И. Рейтынбарга арестовали по обвинению в контрреволюционной деятельности («знаменитая» статья 58-10) за опубликованную еще в 1928 г. ы соавторстве с И.Н. Шпильрейном, Г.О. Нецким книгу «Язык красноармейца» [27], исследования к которой велись по заказу Политуправления РККА, которое хотело иметь представление о том, как влияет язык армейских газет и политических руководителей на сознание красноармейцев. Для изучения сознания 2500 красноармейцев были составлены тесты, где один ответ из 4-х был правильный. В результате тщательного и статистически значимого анализа стало очевидно «крайне примитивное состояние интеллектуального и образовательного уровня военнослужащих» [23, с. 202]. Но в представленных неправильных ответах тестов власти почудилось двусмысленность и политическая неблагонадежность, или даже более – антисоветские мысли. С 27 января 1935 г. начался трехлетний срок исправительного-трудовых лагерей в Сегежском целлюлозно-бумажном комбинате у Д.И. Рейтынбарга. Как пишет Прима Давидовна, «папе не просто повезло, а сильно повезло» [23, с. 202], так же «повезло» Г.О. Нецкому – он выжил в лагерях, а вот И.Н. Шпильрейн был расстрелян.

 

 

После психотехники

 

Вскоре психотехника окончила свое существование [7]. П.Д. Рейтынбарг видит причину ликвидации психотехники в неоднозначных результатах тестов, применяемых психотехниками, а также «нейтральность» психотехники. Так закончился интересный, плодотворный период работы психотехника Д.И. Рейтынбарга.

Отца своего дочь увидела в 1939 г., в Москве ему жить не разрешили, комнату конфисковали. До самой войны он жил и работал в Красноярске, откуда его вызвал С.Г. Геллерштейн в госпиталь в Кисегач, где они проводили научную и практическую работу по восстановлению трудоспособности инвалидов войны. Множество тяжело раненых, ставшие инвалидами и калеками, не имели перспектив на новую жизнь, они нуждались в обслуживании, в протезах, в приобретении новой работы с учетом их ограниченных возможностей, а часто – в помощи в обучении речи, возвращении памяти. «В масштабах страны было организовано грандиозное дело… Кисегачский госпиталь стал… центральной методической базой для всех тыловых госпиталей подобного рода» [23, с. 222], что отразилось в работах «Организация мастерских трудотерапии при эвакогоспиталях ВЦСПС» (1944), «Восстановительная трудовая терапия», (1948, совм. с С.Г. Геллерштейном). Потом Рейтынбарг продолжил работу: он занимался пропагандой безопасности дорожного движения среди школьников и выпустил работу: «Стоит ли рисковать?» (1960).

История психотехники в СССР скрывает еще много белых пятен, не проясненных моментов, непроанализированных источников, неописанных биографий, без которых ни составление истории психотехники в полном объеме, ни разработка объективной истории психологии в СССР невозможны.

Литература

 

  1. Бурлюк Л., Геллерштейн С., Красновская Л., Рейтынбарг Д., Шпигель Ю. К вопросу о психологическом изучении несчастных случаев // Промышленный травматизм и борьба с ним: Труды и материалы Государственного института охраны труда НКТ, НКЗ и ВСНХ СССР под общ. ред. директора института проф. С.И. Каплуна. – М.-Л.: Гострудиздат, 1930. 720 с. С. 653–656.
  2. Катц А. Рейтынбарг Д.И. Социалистическое соревнование на снижение несчастных случаев в производстве. Популярная библиотека ин-та охраны труда. Гострудиздат, 1930 г. 64 с. // Психотехника и психофизиология труда. 1930. № 4. С. 348-349.
  3. Коган Т. КVII Международной психотехнической конференции // Психология. 1931. Т. V. Вып. 2. С. 161-167.
  4. Кольцова В.А., Носкова О.Г. Рейтынбарг Давид Исаакович / Психологический лексикон. Энциклопедический словарь в шести томах / ред.-сост. Л.А. Карпенко. Под общ ред. А.В. Петровского. – М.: ПЕР СЭ, 2005. 783 с. С. 389.
  5. Мазилов, В.А. Актуальные методологические проблемы современной отечественной истории психологии // Ярославский педагогический вестник. 2014. № 2, том 2. С. 202-210.
  6. Мазилов В.А История психологии и философия психологии: необходимо взаимодействие // Вестник Вятского государственного гуманитарного университета. 2014. №2. С. 94-100.
  7. Мазилов В.А., Стоюхина Н.Ю. Последняя осень советской психотехники // Ярославский педагогический вестник. 2014. № 4, том 2. С. 223-236.
  8. Рахмель Э.А. К итогам I Всесоюзного съезда психотехники и психофизиологии труда // Психология. 1931. Т. V. Вып. 2. С. 171-178.
  9. Рейтынбарг Д.И. Газета как реклама // Журналист. 1927. № 6. С. 24-25.
  10. Рейтынбарг Д. К вопросу об издании плакатов по технике безопасности, профессиональной гигиене и социальному страхованию // Вопросы просвещения по охране труда и социального страхования. Сборник материалов под ред. дир-ра Центрального музея ОТ и СС НКТ СССР, РСФСР и отдела труда Моссовета д-ра О.Л. Кузнецова. – М.: Вопросы труда, 1929. – 96 с. С. 63-69.
  11. РейтынбаргД.И. К вопросу об организации испытания профпригодности // Вопросы труда. 1923. № 10-11. С. 157-159.
  12. Рейтынбарг Д. Массовая работа с плакатом по безопасности труда // Охрана труда. 1931. № 23-34. С. 10-13.
  13. Рейтынбарг Д.И. Материалы к библиографии рекламы и пропаганды, в частности пропаганды безопасности // Вестник Казанского института НОТ. 1927. № 2. С. 40-45, № 3. С. 41-44; № 4. С. 29-34; № 5. С. 21-29; № 6. С. 25-28.
  14. Рейтынбарг Д.И. Надпись на плакате (опыт статистики плаката) // Журналист. 1927. № 7-8. С. 44-46.
  15. Рейтынбарг Д. Наша реклама // Время. 1925. 11 (23). С. 66-69.
  16. Рейтынбарг Д. «Нигде кроме…» // Журналист. 1925. - № 10. С. 59-60.
  17. Рейтынбарг Д.И. Отзывы посетителей о выставках советских и иностранных плакатов по безопасности труда 1929 г и 1930 г. (230 анкет) // Психотехника и психофизиология труда. – 1930. – Вып. 4. С. 243-260.
  18. Рейтынбарг Д.И. Плакат по безопасности труда в СССР и за границей. М., 1931. 240 с.
  19. Рейтынбарг Д.И. Плакат по безопасности труда на новом этапе // Советская психотехника. 1932. № 4. С. 269-278.
  20. Рейтынбарг Д.И. Реклама книги / Прикладная психология (Психология труда и психотехника). Под ред. проф. И.Н. Шпильрейна. М., 1930. 160с. 
  21. Рейтынбарг Д. Ритмическое оформление рекламы // Советское искусство. 1928. № 3. С. 59-62.
  22. РейтынбаргД.И., Гейвесман Р.М., Минц Р.В. Организационный труд. Хрестоматия по организации труда для внешкольного чтения. М.: Работник просвещения, 1925. 488 с.
  23. Рейтынбарг П. Так мы жили. – Cherlstoun, SC, 2013. 410 с.
  24. Стоюхина Н.Ю. История советской психотехники: психология воздействия. Учебное пособие. М.: Логос, 2012. 324 с.
  25. Стоюхина Н.Ю. Психология рекламы глазами психотехника Д.И. Рейтынбарга // Приволжский научный вестник. 2014. № 11-2 (39). С. 57-62.
  26. Стоюхина Н.Ю., Мазилов В.А.  Рождение парадигмы воздействия в работах первых психотехников Америки и Европы // Методология современной психологии: академический сборник научных статей. Вып. 4 / Под ред. В.В. Козлова, А.В. Карпова, В.Ф. Петренко. М.: МАПН, ЯрГУ, ЛКИИСИ РАН, 2014. С. 119-130.
  27. Шпильрейн И.Н., Рейтынбарг Д.И., Нецкий Г.О. Язык красноармейца. Опыт исследования словаря красноармейца Московского гарнизона. – М.-Л.: Госиздат, Отдел военной литературы, 1928. – 190 с.

 

References

 

1. Burliuk L., Hellerstein S., Krasnovsky L., Ruitenberg D., Spiegel Y. To the question about the psychological study of accidents // Industrial injuries and control: Proceedings of the national Institute of occupational safety tubing, SCP and VSNKh of the USSR under the General editorship of the Director of the Institute, Professor S. I. Kaplun. M. – L.: Getrudis-dates 1930. 720 S. P. 653-656.

2. Katz A. Reichenberg D. I. Socialist competition at reducing accidents in the workplace. Popular library of the Institute of occupational safety. Gastrodia, 1930, 64 S. // Psychotechnics and psychophysiology of labor. 1930. No. 4. P. 348-349.

3. Kogan T. To the VII International psychological conference of Psychology. 1931. T. V. Vol. 2. P. 161-167.

4. V. A. Koltsova, Noskova O. G. Ruitenberg David Isaakovich / Psychological lexicon. Encyclopedic dictionary in six volumes / ed. L. A. Karpenko. Under the General editorship of V. A. Petrovsky. – Moscow: PER SE, 2005. 783 S. S. 389.

5. Mazilov V.A. Actual methodological problems of modern Russian Litera-ture on the history of psychology // Yaroslavl pedagogical Bulletin. 2014. No. 2, vol. 2. P. 202-210.

6. Mazilov V.A. History of psychology and philosophy of psychology: must mutually synergies // Bulletin of Vyatka state Humanities University. 2014. No. 2. P. 94-100.

7. Mazilov V.A Ctouchine N. Yu. The last fall of the Soviet psycho // Yaro-Slavsky pedagogical Bulletin. 2014. No. 4, vol. 2. P. 223-236.

8. Rahmel E. A. To the I all-Union Congress of psycho and psychophysiology of work / Psychology. 1931. T. V. Vol. 2. P. 171-178.

9. Reichenberg D. I. Newspaper as advertising // the Journalist. 1927. No. 6. P. 24-25.

10. Reichenberg D. To the question about the publication of posters on safety, occupational health and social insurance // Issues of education on labour protection and social insurance. The collection of materials edited by deer-RA FROM the Central Museum and the SS tubing of the USSR, RSFSR and the division of labour city Council Dr. O. L. Kuznetsov. – M.: labour, 1929. – 96 p. P. 63-69.

11. Reichenberg D. I. To the question of the organization of proficiency tests // labour Issues. 1923. No. 10-11. P. 157-159.

12. Reichenberg D. Mass work with poster-workplace safety / Occupational safety. 1931. No. 23-34. P.10-13.

13.  Reichenberg D. Materials for a bibliography of advertising and propaganda, in particular promoting safety // Bulletin of the Kazan Institute of MUSIC. 1927. No. 2. P. 40-45, No. 3. P. 41-44; No. 4. P. 29-34; No. 5. P. 21-29; No. 6. Pp. 25-28.

14. Reichenberg D. I. the inscription on the poster (experience statistics poster) // Journalist. 1927. No. 7-8. P. 44-46.

15. Reichenberg D. Our advertisement // Time. 1925. 11 (23). P. 66-69.

16. Reichenberg D. "Anywhere except..." // the Journalist. 1925. - No. 10. P. 59-60.

17. Reichenberg D. The feedback from the visitors about the exhibitions of Soviet and foreign PLA-cuts on safety, 1929 and 1930 (230 questionnaires) // Psychotechnics and psychophysiol-Gia labour. – 1930. – Vol. 4. P. 243-260.

18. Reichenberg D. I. Poster on safety in the USSR and abroad. M., 1931. 240 p.

19. Reichenberg D. I. Poster on health and safety in a new phase // Soviet psi-hoehnke. 1932. No. 4. P. 269-278.

20. Reichenberg D. I. Advertising books / Applied psychology (Psychology of work and psychotechnics). Under the editorship of Professor I. N. Of Spielrein. M., 1930. 160p.

21. Reichenberg D. The rhythmic design of advertising // Soviet art. 1928. No. 3. P. 59-62.

22. Reichenberg.D., Hausman R. M., Mintz R. V. Organizational work. Readings on the labor organization for extracurricular reading. Moscow: Worker education, 1925. 488 p

23. Rautenberg D. So we lived. – Cherlstoun, SC, 2013. 410 S.

24. Ctouchine N. Yu. The history of Soviet psycho: the psychology of influence. Training manual. Berlin: Springer, 2012. 324 S.

25. Ctouchine N. Yu. Psychology of advertising through the eyes of psychotechnics D. I. Ratenberga // Privolzhsky scientific journal. 2014. No. 11-2 (39). P. 57-62.

26. Ctouchine N. Yu., Already V. A.  The birth of the paradigm of influence in the works of lane-o of psychotechnics America and Europe // Methodology of modern psychology: the academical collection of scientific articles. Vol. 4 / Under the editorship of V. V. Kozlov, A. V. Karpov, V. F. Peto-Renko. M.: MAPS, YarSU, LCIII RAS, 2014. P. 119-130.

27. Spielrein I. N., Reichenberg D. I., Necko G. O. Language of the red army. The research experience of the dictionary of soldier of the Moscow garrison. Moscow – Leningrad: Gosizdat, the Department of military literature, 1928. – 190 p.

 




[1] В 1919 г. педагог Б. Шварцман на базе уже существующих в Малаховке детских домов организует детскую колонию с сельскохозяйственным уклоном под названием «Третий интернационал». Ей были выделена земля для сельхозработы, которая становится обязательной для колонистов, также дети сами готовили пищу, делали ремонт своих помещений, организовывали свой быт. Все – и взрослые и воспитанники – обращалисьдруг к другу «товарищ», на «ты». В колонии были опробованы методы, в скором времени признанными передовыми (например, А. Макаренко). В настоящее время Малаховская колония больше известна в связи с тем, что в ней работал учителем рисования М. Шагал и музыкант, основатель тель-авивской консерватории Ю. Энгель.