Get Adobe Flash player
PDF-версия
Б.Н. Рыжов - Системная психология
Содержание №19 2016

Психологические исследования

Валявко С. М. Анализ формирования самооценки старших дошкольников
Консон Г. Р. Психология инфернального двойника героя в романе Т. Манна «Доктор Фаустус»
Лубовский В. И., Валявко С. М., Князев С. М. Забытый, но не утраченный тест
Н. К., Данилова Л. В. Музыкально-эмоциональное развитие младших школьников в процессе художественно – творческой деятельности
Набатникова Л. П., Голубниченко А. А. Психологические особенности личностного самоопределения застенчивых старшеклассников
Староверова М. С. Особенности взаимодействия матерей с детьми, имеющими расстройства аутистического спектра
Шейнов В. П. Уверенность в себе и психологический по”> Шейнов В. П.

История психологии и психология истории

Рыжов Б. Н. Психологический возраст цивилизации (XIII – начало XIV веков)
Иванов Д. В. Психологическая мысль в России конца XVIII – начала XIX века. И. П. Пнин

Социологические исследования

Ананишнев В. М., Фурсов В. В., Ткаченко А. В. Международные критерии и показатели оценки деятельности вузов
Сведения об авторах №19
Наши партнеры

WWW.SYSTEMPSYCHOLOGY.RU

 

Рыжов Б.Н. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ВОЗРАСТ ЦИВИЛИЗАЦИИ

Журнал » 2015 №14 : Рыжов Б.Н. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ВОЗРАСТ ЦИВИЛИЗАЦИИ
    Просмотров: 2326

 

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ВОЗРАСТ ЦИВИЛИЗАЦИИ

 

Рыжов Б.Н.

 МГПУ, Москва

 

Статья представляет первую часть исследования, посвященного системной периодизации развития современной Европейской цивилизации и сопоставлению начальных периодов развития цивилизации с соответствующими периодами развития человека. В качестве одного из основных критериев сопоставления рассматривается сходство целей и выразительных средства искусства определенного периода развития цивилизации и особенностей развития человека в соответствующий жизненный период, включая особенности его игровой деятельности.

Ключевые слова: системная периодизация развития, фазы системодинамики, искусство, игра, возраст цивилизации.

 

 

PSYCHOLOGICAL AGE OF CIVILIZATION

 

Ryzhov B.N.

MCTTU, Moscow

 The article presents the first part of the study devoted to the system of periodization of the development of modern European civilization and to the comparison of the initial period of the development of civilization with the corresponding periods of human development. One of the main criteria considers the similarity of goals and means of expression of art of a certain period in the development of civilization and characteristics of human development in the particular period of life, including the features of its game activities.

Keywords: system development periods, phases of system dynamics, art, game, age of civilization. 

Введение

 

Попыткам осмыслить причину возникновения, развития и угасания цивилизаций посвящено множество работ от начала Нового времени до наших дней. В ХIХ веке на смену кажущимся сегодня наивными рассуждениям И. Гердера, Н. Кондорсе или фантастическим опусам Ш. Фурье пришли не потерявшие актуальности и сейчас социологические работы О. Конта, К. Маркса, Г. Спенсера и М. Вебера. ХХ век оказался не менее плодотворен. Еще в 1923 году О. Шпенглер опубликовал свой знаменитый труд «Закат Европы» [15], в котором он на основе обширного культурологического материала, относящегося к самым различным эпохам жизни человечества, предсказал неизбежно грядущую гибель Европейской цивилизации. Несколько позже теорию круговорота сменяющих друг друга локальных цивилизаций продолжил А. Тойнби, опубликовавший в период с 1934 по 1961 годы многотомное произведение «Постижение истории» [11], почти сразу же приобретшее славу классического труда по истории цивилизаций.

Одновременно с исследованием Тойнби, в 1938 году появилась снискавшая не меньшую популярность работа  Й. Хейзинга «Человек играющий» [13], в которой высказывается весьма интересная мысль об игровом характере культуры. Й. Хейзинга считает, что культура происходит из игры. Однако, на определенном этапе развития цивилизации, в 18 веке, начинается убывание игрового элемента в культуре. Труд и производство становятся идеалом цивилизации, что, по мнению автора, чревато опасностью   разрушении культуры, уходящей от своих истоков.

В 1970-е годы была предложена, вызвавшая длящуюся до наших дней полемику, пассионарная теория расцвета и угасания цивилизаций Л.Н. Гумилева, в которой описаны различные виды этнических систем и фазы этногенеза: подъем, акматическая фаза, надлом, инерция, обскурация и мемориальная фаза [2].

Тем не менее, несмотря на многообразие взглядов и выдвинутых концепций, большинство исследований последнего столетия представляли собой попытки предложить схему развития цивилизации, опирающуюся лишь на подмеченные авторами закономерности возникновения тех или иных исторических и культурных процессов. Они объясняли социологическую и культурно-историческую реальность исходя из нее самой, не пытаясь опираться на представления о более общих закономерностях развития живой природы и, тем более, на фундаментальные природные закономерности[1].

Такой подход с неизбежностью определял субъективное восприятие автором, как самих исторических фактов, так и их соотношений, превращая тем самым любую попытку осмыслить ход исторического процесса скорее в литературное произведение, имеющее лишь внешнее подобие научного исследования.

Одно из альтернативных решений может быть связано с использованием системного анализа социальных явлений, позволяющего не только выделить основные фазы социальной системодинамики, но и установить некоторые аналогии в развитии социальных систем микро- и макроуровней. Учитывая это, целью настоящей работы стало распространение области применения метода системного анализа на исследования социальных процессов цивилизационного уровня и построение на этой основе системной  периодизации развития современной (европейской) цивилизации.

 

Системное единство развития человека и цивилизации

 

С позиций системного анализа зарождение и развитие любой живой системы, независимо от формы жизни (биологическая или социальная) и уровня системной организации (человек или социум), протекает по одним и тем же системным законам и подразумевает прохождение одних и тех же  стадий или фаз системодинамики – интенсивного развития, экстенсивного развития, распада, диссипации и т.д (подробное описание последовательности фаз системодинамики живых систем см. в [10]). Как показало исследование доминирующей мотивации людей, принадлежащих к различным возрастным группам, в системной периодизации развития человека последовательность фаз системодинамики может быть соотнесена с последовательно сменяющими друг друга эрами жизни и экзистенциальными эпохами. В том числе стартовой для развития любой живой системы фазе интенсивного развития соответствует эра становления, включающая в себя эпоху детства и эпоху юности. Следующей за ней фазе экстенсивного развития соответствует эра расцвета, включающая в себя эпоху молодости и эпоху взрослости. Далее следуют эра сохранения, соответствующая фазе диссипации и включающая эпохи среднего и зрелого возраста, и эра возврата, соответствующая фазе распада и включающая эпохи пожилого и преклонного возрастов [9].

Можно предположить, что и для цивилизации, как социальной сверхсистемы, свойственна подобная смена экзистенциальных эпох. Разумеется, мысль о том, что цивилизация, как и человек, проходит стадию юности, расцвета и старения не нова.  Еще в 1767 г. А. Фергюсон, в своем сочинении «Опыт истории гражданского общества» [12] заметил, что путь от младенчества к зрелости проделывает не только каждый отдельный индивид, но и сам род человеческий, движущийся от дикости к цивилизации. В начале 20 века основатель педологического направления С. Холл предложил так называемую теорию рекапитуляции, получившую известность, несмотря на почти повсеместно звучавшую критику [14]. Согласно этой теории онтогенез повторяет все основные стадии филогенеза. Человеческий эмбрион проходит путь биологического развития от уровня одноклеточных животных до высших млекопитающих. Детство соответствует первобытной стадии развития общества, которую затем сменяет эпоха варварства и начала цивилизации. Период от пубертата до 25 лет, по мнению С. Холла, соответствует эпохе романтизма в европейской цивилизации.

Впоследствии, один из последователей Холла, К. Гетчинсон, описал пять сменяющих друг друга периодов развития общества, соответствующих определенному возрасту жизни человека: период дикости – до пятилетнего возраста, период охоты – до двенадцати лет, пастушества – до четырнадцати, земледельческий – до шестнадцати и, затем промышленно-торговый – до наступления взрослости [5]. Эта точка зрения, подобно теории Холла также не раз подвергалась, казалось бы, уничтожительной критике, однако в отличие от множества других признанных несостоятельными концепций, так и не была окончательно забыта. Скорее она повторила судьбу взглядов Ч. Ломброзо. Сегодня теория рекапитуляции отвергается как целостный научный подход, находя, тем не менее, множество подтверждений в отдельных деталях.

Вместе с тем, отсутствие научно обоснованной периодизации жизни человека и общества в абсолютном большинстве исследований от А. Фергюсона до работ, вышедших в сравнительно недавнее время (см., например, Молостов В.Д., «Старение цивилизации» 2010 [6]), неизбежно приводило к произвольности предложенных ими параллелей развития и, как следствие, к закономерной критике предложенных теории.

Трудность здесь, прежде всего, заключается в нахождении адекватного критерия, с помощью которого можно было бы установить длительность той или иной эпохи и, быть может, главное -  определить сегодняшний психологический возраст цивилизации. Как уже было отмечено, традиционно применяемые для этой цели комплексы культурных, социальных, экономических и иных показателей ввиду их крайне субъективного истолкования большинством авторов, как правило, не имеют признаков научно обоснованных критериев.

 

 

 Искусство – игра цивилизации

 

Одним из часто используемых показателей развития цивилизации является искусство. Для О. Шпенглера в искусстве запечатлены особенности души цивилизации и, в то же время,  искусство является важнейшим свидетельством происходящих в обществе социокультурных изменений [15]. В отличие от этого А. Тойнби указывает на существование продуктивной напряженности между цивилизацией и искусством, которые, по мысли автора находясь в постоянной борьбе, постоянно обогащают друг друга [11].

Однако сам термин «искусство» остается чрезвычайно неопределенным. Существует множество работ в которых предложены самые различные определения понятия «искусство». «Самовыражение художника», «составная часть духовной культуры человечества», «одна из форм общественного сознания», «исторически сложившаяся система художественного освоения мира», «вид культурной деятельности, удовлетворяющий любовь человека к прекрасному» - все эти дефиниции, несмотря на их распространенность, не дают ответа на вопрос об исторической необходимости возникновения искусства во всех известных нам цивилизациях.

С позиций системного анализа искусство – это особый элемент цивилизации, представляющий собой информационную модель наиболее важных, существенных системных связей, возникающих в цивилизации на различных этапах ее развития. Наличие такой модели позволяет цивилизации эффективно воспроизводить и формировать необходимые для ее развития связи в различных зонах цивилизационного пространства. Этим определяется необходимость искусства для любой цивилизации.

Искусство – это эскизный проект здания или корабля, который помогает построить не один только реальный дом или корабль, но сколь угодно много домов и кораблей. Искусство для цивилизации выполняет ту же роль, что игра для отдельного человека. Игра ребенка или взрослого позволяет формировать у человека необходимые для дальнейшей жизни связи (или, напротив, освобождаться от ненужных, паразитических связей), лишь имитируя реальные жизненные ситуации, не подвергая себя при этом настоящему риску и опасности. Подобно этому искусство, как игра цивилизации, позволяет делать то же самое для целых общественных страт и общества в целом[2].  

Функциональное подобие феноменов моделирования системных связей реального мира в человеческой игре и искусстве позволяет предположить, что цели и выразительные средства, свойственные искусству определенного периода развития цивилизации могут иметь аналогии с особенностями развития человека в соответствующий жизненный период. В том числе иметь аналогии с целями и особенностями игр человека в этом возрасте. Таким образом, открывается возможность сопоставления возрастной периодизации жизни человека и запечатленного в произведениях искусства психологического возраста отельных эпох развития цивилизации.   

Рассмотрим с этих позиций историю зарождения и развития современной европейской цивилизации.

 

Европейская цивилизация. Предыстория и рождение

 

Формирование новой социальной системы подобно формированию нового биологического организма начинается в предшествующей ей материнской системе. С того момента, как часть элементов материнской системы под воздействием внешнего импульса образует новую особую структуру, которая вступая в фазу интенсивного развития, не только быстро увеличивается в объеме, но и стремительно усложняется качественно, начинается процесс зарождения новой системы.

Для современной европейской цивилизации материнской системой стали многочисленные германские племена, в течение многих столетий угрожавшие Риму из-за Альп. Античные авторы единодушно отмечали высокий рост, силу и отвагу германцев, а также присущую им безудержную агрессивность, выделявшую их среди остальных варваров. Благодаря активной завоевательной политике, которую в эпоху Юлиев-Клавдиев[3] Рим стал проводить в Германии, ситуация в обширных территориях к северу от Альп стала напоминать разворошенный улей. Начиная со 2-го века столкновения Рима германцами – предками основной массы носителей будущей цивилизации – уже шли непрерывно. В результате этих столкновений все больше германцев оседало в Риме в качестве рабов и все больше их свободных соплеменников – готов, вандалов, бургундов, франков и др. втягивалось в борьбу с империей. 

Тогда же, при императоре Клавдии, апостол Петр, как принято считать, создал первую христианскую общину в самом центре античного мира – городе Риме. Именно тогда из Иудеи в античную цивилизацию было занесено семя религии, которой предстояло стать одним из системообразующих факторов будущей цивилизации.

Первые христиане Рима – в большинстве своем городская беднота и рабы – все они с системной точки зрения были элементы прежней античной цивилизации, поскольку все их социальные связи, язык, культурные традиции, образ жизни – все было римское. Но по мере того, как они укреплялись в новой вере, обретая тем самым новые нравственные ценности и новый смысл жизни, они одновременно становились и элементами новой системы, духовно чуждой языческому Риму.

Первые два века существования христианских общин их присутствие в Риме было практически незаметно и никак не влияло на жизнь общества. Ситуация стала существенно меняться во второй половине третьего века, когда возросшее количество христиан стало представлять заметную угрозу для сохранения прежних цивилизационных ценностей Рима. Ставшее ответом великое гонение, предпринятое императором Диоклетианом, затронуло уже сотни тысяч человек и стало поворотным пунктом в развитии христианства. Вскоре после завершения гонений приемный сын Диоклетиана император Константин, прозванный в последствии Великим, издает Миланский эдикт, гарантирующий религиозную свободу на всей территории Римской империи. Фактически это означает приобретение христианством доминирующего положения в империи.

В 325 году Константин собирает первый Вселенский Никейский собор, который устанавливает четкую иерархию христианской церкви и закрепляет особую роль римского епископа – наследника св. Петра. С этого времени западная, римская церковь становится носителем уникальной модели мировой организации, в которой скопированный с римской государственной машины порядок, становится схемой мирового устройства, универсальным мировым принципом, действующим как на земле, так и на небе. В будущем эта модель будет воспринята варварскими германскими племенами, став основой системных связей в новой цивилизации. 

Более ста лет после реформ Константина западная часть империи еще сохраняла значительную часть атрибутов прежней римской цивилизации, лишь постепенно уступая напору варварского нашествия. Но церковный клир и религиозно активная часть христиан уже составляли особую культурную среду, живущую своими традициями. Эта среда никогда не принимала окружающую ее античную культуру. И теперь, когда Рим погибал, христиане видели в этом закономерное возмездие великому народу и Городу, некогда могучему и беспощадному, пролившему реки невинной крови мучеников, а ныне бессильному, погрязшему в разврате и бездействии. Они только не могли сдержать слезы, видя, по словам свидетеля этих событий блаженного Августина, как гибнут в огне пожарищ его прекрасные дворцы и библиотеки [1].

Вскоре после взятия Рима вестготами в 410 году десятки германских племен наводнили  территорию Западной Римской империи. Некоторые из них, подобно франкам, вскоре нашли новую родину в бывших римских провинциях, иные, подобно вандалам, много раз меняли свое пристанище, но везде, куда приходили варвары, они беспощадно уничтожали остатки прежней цивилизации. Исключение (хотя и не всегда) составляли христианские храмы. Происходило это потому, что многие германские племена успели принять христианство еще до начала великого переселения народов. Другие приняли христианство несколько позже (например, король франков Хлодвиг крестился в 496 г.). Но к 6-му веку древние языческие верования сохраняли лишь те германцы, что остались жить в центральной и северной Европе, за чертой бывших римских границ. Таким образом, христианство явилось, по сути, главным каналом связи старой и нарождающейся новой цивилизации.

Здесь, однако, необходимо сделать уточнение. Большая часть расселившихся на территории бывшей империи германских племен (готы, бургунды, занявшие в конце 6 века значительную часть Италии лангобарды) были арианами, т. е. последователями течения в христианской религии, осужденного как ересь еще на первом Никейском соборе. Это делало их недругами римско-католической церкви и отдаляло от модели мирового порядка, который эта церковь унаследовала от римской империи. Только мощное государство франков приняло римско-католические догматы и вместе с ними идею римской иерархии. Именно оно вместе с обновленным Римом станет одним из важнейших центров формирования новой цивилизации.

 

Младенчество цивилизации

 

Для человека младенчество - это период от рождения приблизительно до одного года. В этом возрасте ребенок быстро растет, познаёт мир через ощущения, сосредоточен на себе, учится хватать, играет сам с собой [7,8].

Нечто подобное легко угадывается в скудных сведениях, которыми располагает история о государстве франков 5 - 6 веков. За первые сто лет своего существования королевство франков почти вдвое увеличилось в своих размерах. Однако, если не считать военной экспансии, его контакты с соседями оставались на минимальном уровне. Самые яркие страницы этого периода – потрясающая своей изуверской жестокостью война двух королев – погрязшей в убийствах красавицы, Фредегонды (545 – 597 гг.) и ее непримиримой соперницы Брунгильды (543 – 613 гг.).

Искусство Западной Европы этого периода также скудно и примитивно. О нем можно судить по нескольким королевским надгробьям, включая надгробье злодейки Фредегонды в парижской королевской усыпальнице Сен Дени (рис. 1), грубо украшенным рукоятям меча и фибулам (застежками плаща или накидки) – предметам, изначально предназначенным для хватания и простейших манипуляций. Это закономерно. Искусство хранит историческую память человечества. Но память о периоде младенчества не сохранятся, ни у отдельного человека, ни у цивилизации.

 

 

 

р и с. 1

Надгробие Фредегонды,  6 в. (Париж, Собор Сен Дени)

 

Другой очаг нарождающейся цивилизации, христианский Рим, также жил весьма изолированно, если не считать непродолжительных периодов его насильственного включения в состав Византии. Разоренный и пришедший в запустение, трепещущий перед новыми ордами варваров, он окончательно утратил прежнее лицо. Население некогда величайшего города на земле уменьшилось в десятки раз. Не работал водопровод, поскольку германцы разрушили знаменитые акведуки, исчезли старинные патрицианские фамилии, бездействовало лишенное каких-либо средств городское самоуправление. Единственной сохранившейся в Риме силой был авторитет Папы. К нему, последнему защитнику, обращались жители, когда в городе кончался хлеб или к воротам подходили враги.

А папы, как могли, защищали свой город. Подобно Григорию Великому, одному из самых уважаемых римских первосвященников шестого века, равно почитаемому как католиками, так и православными, они кормили из своих запасов голодных, выкупали пленных, на последние деньги покупали у варваров рабов и отпускали их на волю. Они организовывали сопротивление варварским нашествиям и лично вели переговоры с вождями варваров. И когда те уходили, оставив город неразоренным, ликованию и религиозному энтузиазму народа не было предела потому, что у всех на глазах совершилось чудо – по заступничеству папы сам Господь спас Рим от гибели.

Все это имело далеко идущие последствия. Прежний языческий Рим был богат, просвещен, но не религиозен. Древние римляне чтили традиции, клялись Юпитером, но к религии относились формально. Перед началом войны, например, жрецы устраивали публичные гадания о ее успешности, и если гадание давало неблагоприятный результат, они не отчаивались, а продолжали гадать до тех пор, пока боги явно не обещали Риму победу. Даже после победы христианства во времена Константина истинно религиозной была лишь незначительная часть населения. Теперь все было иначе. Рим был нищ и в нем мало кто мог написать свое имя. (Григорий Великий вообще запретил читать что-либо кроме Библии и богословских книг, заявив «невежество – мать истинного благочестия»), но теперь в Риме закладывались основы всеобщей религиозности, как одной из важнейших системных связей европейской цивилизации на протяжении более чем тысячелетнего периода Средних веков.

В целом, ставшее особенно заметным в годы понтификата папы Григория Великого (590 -  604 гг.) укрепление римской церкви и начало формирования «нового» средневекового мировоззрения позволяет считать это время завершением младенчества европейской цивилизации.

 

Ранний возраст цивилизации

 

Следующая за младенчеством эпоха жизни человека – ранний возраст или раннее детство – охватывает второй и третий года жизни. В начале этого периода ребенок по-прежнему сосредоточен на себе, он становится непослушным, требует к себе все больше внимания, но его собственное внимание быстро рассеивается, поскольку ребенок может полностью концентрироваться только на одном предмете. У ребенка в этом возрасте нет «тормозов», его трудно остановить, он становится любопытным, подражает взрослым. В дальнейшем, в 2 – 3 года ребенок все более интересуется окружающим миром, становится импульсивным, действует по первому побуждению. Он начинает проверять границы дозволенного, становится более независим, но при этом еще очень внушаем и нелогичен. У него появляется интерес к учению.

В этом возрасте воображаемые образы формируются спонтанно. У ребенка преобладает репродуктивное воображение, механически воспроизводящее полученные впечатления [4,7,8]. Ребенок третьего года жизни уже может знать несколько цветов. Обычно это красный, желтый, зеленый, синий, фиолетовый, а также белый и черный цвета. Но, начиная рисовать или раскрашивать картинки, он еще не учитывает цвет образца, а выбирает его по своему вкусу. Играет ребенок, как и раньше, в основном сам с собой.

Что же следует за эпохой младенчества европейской цивилизации? С шестого по восьмой века история государства франков была заполнена разбродом и кровавыми усобицами, вполне оправдывая название «темных столетий» как общей характеристики эпохи. Однако, уже в начале 8-го века там начинают происходить события, имеющие огромное цивилизационное значение. В 719 году власть в королевстве переходит к представителю новой династии, Карлу Мартеллу, который создав отряды тяжеловооруженных конных воинов – прообраз будущей рыцарской конницы, не только значительно расширил границы государства, но и предотвратил порабощение Западной Европы арабами, разбив вторгшихся завоевателей при Пуатье в 732 г.

Не меньшая роль в становлении новой цивилизации принадлежала его сыну Пипину Короткому. В 754 году он был торжественно коронован в Париже римским папой и провозглашен защитником церкви. В следующем 755 году Пипин разгромил папских врагов, лангобардов и передал папе во владение центральную Италию с Римом. Таким образом, благодаря союзу папы и могущественного короля франков, развитая римской церковью идея универсального мирового порядка впервые была перенесена в среду варваров – главного элемента новой цивилизации. С другой стороны, приобретя благодаря «Пипинову дару» реальную светскую власть в особом папском государстве, сама римская церковь становится уже не «закваской» формирующейся цивилизации, а ее важнейшим центром.

Западноевропейское искусство 7 – 8 веков, в целом, также мало впечатляюще, как и в предыдущий период. Те же фибулы в виде схематично изображенных зверей и птиц из золота, залитого красным стеклом, незамысловатая обработка оружия и конской упряжи, грубо высеченные рельефные надгробия (рис. 2) и фигуры Христа, в которых бросается в глаза отсутствие правильности изображения человеческого тела и господство плоскостного стиля.

 

 

 

р и с. 2

Надгробие франкского воина из Нидердоллендорфа, близ Бонна, 7 век.

(Бонн, Рейнский краеведческий музей).

 

 

Но, вместе с тем, обнаруживается и нечто новое, весьма показательное с точки зрения соотношения возраста человека и цивилизации. Это новое - книжная миниатюра, появляющаяся на рубеже седьмого - восьмого веков в монастырях Ирландии и северной Англии, которые из-за своей удаленности и труднодоступности несколько меньше пострадали от варварских нашествий. Обязательной принадлежностью нескольких созданных там рукописных Евангелий является большой, почти в половину листа, заполненный орнаментом, инициал начальной страницы. Контур орнамента, как в раскрасках для трехлетних детей, представляет четкие черные линии, пространство между которыми плоско раскрашено акварельными красками (рис. 3).

 

 

р и с. 3

Фрагмент инициала начальной страницы Евангелия

из монастыря на острове Линдисфарн в северо-восточной Англии, 715 г.

(Лондон, Британская библиотека)

 

Довершает сходство возрастных периодов набор используемых в книжной миниатюре красок. Он  практически тот же, что в современных детских раскрасках – преобладают зеленый, красный и желтый цвета, и реже встречаются цвета лиловый и голубой.

 

Кризис «трехлетнего возраста» цивилизации

 

У человека период раннего детства завершается переломным моментом развития, получившим название «кризиса трехлетнего возраста». В его основе лежит резкое изменение поведения и становление новых черт сознания ребёнка. Характерными симптомами кризиса трехлетнего возраста являются негативизм, упрямство, строптивость, своеволие, протест-бунт, обесценивание, стремление к деспотизму [3,4,7]. Причины возникновения таких симптомов в поведении объясняются тем, что ребёнок начинает осознавать себя самостоятельной личностью и проявлять собственную волю. Однако, как отмечал Л. С. Выготский, за всяким негативным симптомом кризиса "скрывается позитивное содержание, состоящее обычно в переходе к новой и высшей форме" [3]. Это позитивное содержание проявляется в становлении нового уровня самосознания, развитии волевых качеств, прогрессивных изменениях в игре, познавательной и предметной деятельности [4].  .

Раннее детсво европейской цивилизации также стремительно заканчивается на рубеже восьмого-девятого веков переломной эпохой Карла Великого, вошедшего в историю в качестве  одного из величайших преобразователей Европы, чье влияние в ее жизненном устройстве, в немалой степени, ощущается и сейчас, двенадцать столетий спустя.

Старший сын Пипина Короткого Карл, еще при жизни прозванный Великим, правил большей частью Западной и Центральной Европы 45 лет с 768 года до своей смерти в 814 году. Вначале он довольствовался положением могущественного короля франков. Затем, по мере непрерывного расширения своих владений, прибавлял все новые и новые титулы и, наконец, на Рождество 800 – го года был торжественно провозглашен римским папой императором возрожденной им Римской империи. Размеры созданного Карлом государства к этому времени действительно приближались к размерам Западной Римской империи, а его власть распространялась от датских границ до Каталонии и от Италии до Бретани.

Время правления Карла Великого – это непрерывная череда завоевательных походов и чрезвычайно жестоких, даже для раннего Средневековья, войн, в которых полностью отразился кризисный характер эпохи. Особенно затяжной и жестокой была война с многочисленным германским племенем саксов, занимавшим обширные пространства между Рейном и Эльбой. Несмотря на обещанную Карлом поддержку всем принявшим христианство, его явное военное превосходство и неизменную решимость доводить дело до конца, саксы оставались приверженцами древних культов и упорно отказывались принять новую веру и подчиниться врагу. В течение 33 лет они неизменно поднимали кровавые восстания, беспощадно уничтожая христиан и христианские храмы. Сопоставляя это время с кризисом трехлетнего возраста ребенка, в казалось бы, бессмысленном упорстве саксов нельзя не заметить уже упомянутые очевидные симптомы кризиса - негативизм, упрямство, строптивость, своеволие, протест-бунт.

В ответ франки действовали с такой же беспощадной последовательностью. Год за годом ни отправляли в Саксонию карательные экспедиции и фактически установили там режим геноцида. Они захватывали и казнили тысячи заложников, выжигали целые области, переселяли массы людей во внутренние районы государства. Итогом войны стало полное запустение ряда саксонских земель, а некоторые из них обезлюдели настолько, что были переданы Карлом соседним племенам славян. Однако, столь же явно проявившиеся в действиях победителей  симптомы кризиса - упрямство, своеволие, стремление к деспотизму, франки демонстрировали отнюдь не на всех захваченных территориях. В Италии, например, население и папа приветствовали Карла, видя в его воинах защитников и установителей спокойствия. Скорее, как и у ребенка в кризисном возрасте, негативные тенденции были следствием начинающегося процесса самосознания цивилизации. Этот процесс с необходимостью включал осознание цивилизацией своих границ и конфликт между ядром и периферией системы, где еще сохранялись прежние, ставшие теперь анахронизмом, связи между своими элементами.

Наряду с начавшимся процессом самосознания цивилизации, возможно, еще более важной особенностью эпохи Карла Великого стало формирование наиболее важных системообразующих связей новой цивилизации, на многие столетия определивших уникальность ее характера. В основе этой уникальности лежал сплав нескольких психологических и социальных стереотипов. С одной стороны,  это был уходящий еще в племенное прошлое стереотип германского мужчины-воина, с его непоседливостью, безудержной агрессивностью и своеобразным "кодексом чести", требовавшим держаться данного слова и сохранять достоинство в любой ситуации. В недалеком будущем этот несколько облагороженный стереотип ляжет в основу рыцарской морали. С другой стороны, это было искреннее восхищение римским государственным порядком и принятие римско-католической догматики, которая для большинства и была сутью христианства.

Унаследовав от отца стремление к альянсу с римской церковью, Карл дополнил его стремлением возродить на собранных им землях основы римского порядка, уничтожив для этого традиционную для германцев власть племенных вождей. Он издал ряд указов, в которых предписывал каждому иметь своего сеньора (господина). Отныне вся империя была разделены на королевства и графства, во главе которых стояли преданные Карлу люди. Они и лично зависящие от императора бароны считались вассалами (слугами) императора. В свою очередь они были сеньорами для своих вассалов, которым передавали в управление часть своих земельных наделов, а эти вассалы также могли быть сеньорами для своих воинов. При этом все, кто принадлежал к администрации империи или ее военному сословию оставались свободными людьми, с формально равными правами. Таким образом, была создана четкая иерархическая система управления и заложены основы феодальных отношений средневековой Европы.

Вместе с тем, прежняя модель римского порядка подразумевала лишь социальную иерархию. Она кодифицировала отношения между людьми, но не могла объяснить их конечный смысл, как и смысл человеческой жизни. В отличие о этого, реальность новой цивилизации заключалась в вере в неразрывную связь подобных друг другу земной и небесной иерархий. При этом земная жизнь была лишь первой ступенью движения к жизни вечной, а порядок земных отношений – несовершенной моделью Божественного порядка. В стремлении познать этот порядок, мысль новой цивилизации прорывала узкие границы видимого мира. В отличие от античного понимания микрокосма человека как макрокосма вселенной в миниатюре, она видела уже в любом явлении проявление высших сил. Этот мистический взгляд на мир закладывал, тем не менее, фундамент будущей европейской экспериментальной науки, поскольку из него вытекал вывод, что изучив опытным путем механизмы сравнительно простых явлений, можно было обобщить их до понимания всемирных законов.

Переломная эпоха Карла Великого нашла свое отражение в особом культурном подъеме конца 8-го – начала 9-го веков, получившем название каролингского возрождения (рис. 4,5).

 

 

р и с. 4

Ковчег завета.

Фрагмент мозаики купола оратория в Жерминьи-Де-Пре (близ Орлеана). Франция.

                                                                                                  

Несмотря на спорность этого термина[4], культурный прогресс, наблюдавшийся при Карле и его ближайших потомках был несомненным. Неграмотный, как и большинство его современников, Карл предпринял свой первый поход в Италию и, хотя та лежала в развалинах, он был потрясен тем, что увидел. С тех пор он сохранял постоянный интерес к античной и, особенно, римской культуре. Подражая античным образцам, Карл учредил «дворцовую академию», в которую помимо него самого и его родственников вошел ряд наиболее образованных современников. В их числе были известный богослов Алкуин и Орлеанский епископ Теодульф, сыгравший немалую роль в состоявшихся при дворе Карла дебатах об исхождении Святого Духа[5]. При своем дворе он создал школу для детей знати и покровительствовал созданию школ для духовенства и детей мирян. Изданный в 787 году так называемый «Капитулярий о науках» предписывал открывать при каждом монастыре и епископской кафедре школы для монахов и клириков. Наконец, Карл поощрял возрождение строительства и организовал постройку крупного дворцового комплекса в своей резиденции в Ахене (на границе современных Германии, Бельгии и Нидерландов).

 

 

р и с. 5

Христос во славе. Миниатюра из Евангелия Годескалька,

Париж. Национальная библиотека

 

            Одновременно некоторый прогресс испытало изобразительное искусство. Отчасти это заметно в построенной в 806 году по инициативе друга Карла, Орлеанского епископа Теодульфа, и хорошо сохранившейся до наших дней, капелле в городе Жерминьи-Де-Пре, близ Орлеана во Франции. Особенно обращает на себя внимание ориентированная на византийские образцы, и, по-видимому, созданная восточными мастерами, мозаика купола капеллы, изображающая Ковчег Завета (см. рис.4). Примечательно, что этот сюжет более не встречается в западноевропейской монументальной живописи. 

            Постепенно совершенствовалась книжная миниатюра, примером чего может служить созданное в 781 - 783 гг. для Карла Великого в его дворцовой мастерской в Ахене, Евангелие Годескалька[6]. Книга украшена изображениями Христа (рис. 5) и несколькими сценами из жизни Карла Великого в которых античная стилистика сочетается со средневековой символикой и орнаментом. Однако до начала 9-го века положение изображаемых фигур все еще оставалось статичным, а пропорции человеческого тела и предметов - искаженными.   

В целом, несмотря на ряд позитивных моментов, искусство при Карле Великом оставалось примитивно-инфантильным, вполне соответствующим раннему детству цивилизации. И лишь при его потомках в нем появляются совершенно новые черты.

 

Заключение

 

Сегодня мы являемся свидетелями быстро идущего процесса преобразования цивилизаций. Одной из сторон этого процесса является интеграция всех существующих цивилизаций с Европейской цивилизацией. Результатом такой интеграции уже стало повсеместное распространение европейской техники, одежды, культуры быта и многих других культурных особенностей и традиций. Языком международного общения стал европейский английский язык.

В то же время сама Европейская цивилизация стремительно утрачивает многие изначально присущие ей признаки. Особенно наглядно об этом свидетельствует феномен дехристианизации Европы, проявляющий себя не только в давно уже опустевших храмах, но и в законодательстве Европейского Союза.

В этой связи остро встает вопрос о том, в какой точке своего развития сегодня находится Европейская цивилизация и каких цивилизационных изменений можно ожидать в наступившем столетии. Однако сколько-нибудь конкретного и аргументированного ответа на этот вопрос не дает ни одно из современных исследований.

Все это дало основание для настоящего исследования построенного на использовании общих системных закономерностей развития живых систем и возникающих отсюда аналогиях в развитии человека и цивилизации. В представленной части исследования приведено описание таких аналогий, охватывающих начальный период развития Европейской цивилизации - приблизительно с 5-го по 8-й века, что соответствует согласно предложенной схеме интерпретации материала первым трем годам жизни ребенка.

 

Литература

 

  1. Блаженный Августин. Творения. – Том 3-4. – СПб.: Алетейя, 1998.
  2. Гумилев Л.Н. Этногенез и биосфера Земли. – Л.: изд. ЛГУ,1989.
  3. Выготский Л. С. Вопросы детской психологии. — СПб.: Союз, 1997.
  4. Кулагина И. Ю. Возрастная психология (развитие ребёнка от рождения до 17 лет): Учебное пособие. — М.: РОУ, 1996.
  5. Марцинковская Т. История детской психологии. - М.: ВЛАДОС, 1998.
  6. Молостов В.Д. «Старение цивилизации»: Электронная книга, 2010.
  7. Мухина В. С.  Возрастная психология: феноменология развития, детство, отрочество. - М.:   "Академия", 1999. 
  8. Психология человека от рождения до смерти. Психологический атлас человека/под ред. А.А.Реана. -  СПб.:Прайм-ЕВРОЗНАК, 2007
  9. Рыжов Б.Н. Системная периодизация развития. / Системная психология и социология, 2012, № 5.
  10. Рыжов Б.Н. Системные основания психологии. / Системная психология и социология, 2010, № 1.
  11. Тойнби А. Постижение истории. — М.: Рольф, 2001.
  12. Фергюсон А. Опыт истории гражданского общества  - М.: РОССПЭН, 2000.
  13. Хейзинга Й. Homo ludens. Человек играющий. -  СПб: Изд. И. Лимбаха, 2011
  14. Холл С. Очерки по изучению ребенка. - М.: Пучина, 1925
  15. Шпенглер О. Закат Европы. —  М.: Наука, 1993.

 

References

 

 

1. St. Augustine Creations. – The 3-4. – SPb.: Aletheia, 1998.
2. Gumilev L. N. Ethnogenesis and biosphere of the Earth. – Leningrad: Izd. LSU,1989.
3. Vygotsky L. S. The Issues of child psychology. — SPb.: Union, 1997.
4. Kulagina, I. Yu. Developmental psychology (child development from birth to 17 years): Training manual. — M.: ROWE, 1996.
5. Marcinkowska T. The History of child psychology. - M.: VLADOS, 1998.
6. Molostov V. D. Aging of civilization: Ebook, 2010.
7. Mukhina V. S. Developmental psychology: the phenomenology of development, childhood, adolescence. - M.: Academy, 1999.
8. The psychology of a person from birth to death. Psychological Atlas of human rights/ed. by A. A. Reina. - SPb.:Prime EVROZNAK, 2007
9. Ryzhov, B. N. System development periods. / System psychology and sociology, 2012, № 5.
10. Ryzhov B.N.  The basis of systemic psychology // Systems psychology and sociology, 2010. №1.

11. Toynbee A. A study of history. — M.: Rolf, 2001.
12. Ferguson A. The civil society history. - Moscow: ROSSPEN, 2000.
13. Huizinga J. Homo ludens. The playing person. - St. Petersburg: Izd. I. Limbaga, 2011
14. Hall S. Essays on the study of the child. - M.: The Abyss, 1925
15. Spengler O. The decline of the West. — M.: Nauka, 1993.

 

 




[1] Некоторое исключение в этом ряду представляли собой работы, выполненные в русле социал-дарвинистских и социал-экономических традиций, упрощенно сводивших многообразие форм социального развития к действию отдельных биологических или  экономических закономерностей.            

[2] Так история Ромео и Джульетты позволила бесчисленному множеству людей понять восторг юношеской любви и боль ее трагической утраты. Благодаря гению Шекспира, все эти люди приобрели в той или иной мере необходимый для каждого опыт человеческих отношений, не пережив при этом личной трагедии героев пьесы.

[3] т.е. со второй половины 1-го века до н.э. до второй трети 1-го века н.э.

[4] Термин «каролингское возрождение» был впервые использован в начале 19 века для частичной «реабилитации» духовной жизни Европы раннего Средневековья

[5] Утвержденное в результате дебатов решение об исхождении Святого Духа от Отца и Сына, (так наз. филиокве), в противоположность принятому в православии догмату об исхождении Святого Духа только от Отца, впоследствии станет одной из важнейших богословских причин разрыва католической и православной церквей.

[6] Евангелие Годескалька названо по имени мастера-переписчика.