Get Adobe Flash player
PDF-версия
Б.Н. Рыжов - Системная психология
Содержание №19 2016

Психологические исследования

Валявко С. М. Анализ формирования самооценки старших дошкольников
Консон Г. Р. Психология инфернального двойника героя в романе Т. Манна «Доктор Фаустус»
Лубовский В. И., Валявко С. М., Князев С. М. Забытый, но не утраченный тест
Н. К., Данилова Л. В. Музыкально-эмоциональное развитие младших школьников в процессе художественно – творческой деятельности
Набатникова Л. П., Голубниченко А. А. Психологические особенности личностного самоопределения застенчивых старшеклассников
Староверова М. С. Особенности взаимодействия матерей с детьми, имеющими расстройства аутистического спектра
Шейнов В. П. Уверенность в себе и психологический по”> Шейнов В. П.

История психологии и психология истории

Рыжов Б. Н. Психологический возраст цивилизации (XIII – начало XIV веков)
Иванов Д. В. Психологическая мысль в России конца XVIII – начала XIX века. И. П. Пнин

Социологические исследования

Ананишнев В. М., Фурсов В. В., Ткаченко А. В. Международные критерии и показатели оценки деятельности вузов
Сведения об авторах №19
Наши партнеры

WWW.SYSTEMPSYCHOLOGY.RU

 

Рыжов Б.Н. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ВОЗРАСТ ЦИВИЛИЗАЦИИ (9 - 11 вв.)

Журнал » 2015 №15 : Рыжов Б.Н. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ВОЗРАСТ ЦИВИЛИЗАЦИИ (9 - 11 вв.)
    Просмотров: 2457

 

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ВОЗРАСТ ЦИВИЛИЗАЦИИ (9 - 11 вв.)

(Продолжение, начало в № 14 за 2015 г.)

 

Рыжов Б.Н.

 МГПУ, Москва

 

Статья представляет продолжение исследования, посвященного системной периодизации развития современной Европейской цивилизации и сопоставлению развития цивилизации с соответствующими периодами развития человека. Первая часть этого исследования, опубликованная в № 14 журнала «Системная психология и социология», включала описание начального этапа развития цивилизации, соответствующего 5 – 8 векам. Настоящая часть посвящена исследованию аналогий в развитии цивилизации и человека в течение следующего исторического этапа, с 9 по 11 века. 

Ключевые слова: системная периодизация развития, кризис цивилизации, дошкольное детство, искусство, игра, возраст цивилизации. 

 

 

PSYCHOLOGICAL AGE OF CIVILIZATION (The 9 – 11th centuries)

(Сontinuation, the beginning of the article see 2 (14) 2015)

 

Ryzhov B.N.

MCTTU, Moscow

 

The article is a continuation of the study on the system of periodization of the development of modern European civilization and it describes the development of civilization in accordance with the corresponding periods of human development. The first part of this study, published in the previous issue № 2(14) of the journal “Systems psychology and sociology", included a description of the initial stage of civilization from the 5th to 8th centuries. This part is devoted to the study of analogies in the development of civilization and the person in the next historical phase, from the 9th to the 11th centuries. 

Keywords: system development periods, crisis of civilization, early childhood, art, game, age of civilization.

 

1. Углубление кризиса цивилизации в 9 – 10 вв.

 

Кризис трехлетнего возраста ребенка, как правило, продолжается несколько месяцев. Лишь изредка, при неблагоприятных условиях, он захватывает значительную часть четвертого года жизни. Важнейшим обстоятельством, способствующим преодолению кризисных явлений, является позитивное взаимодействие со взрослым, обучающим его в доступной для ребенка форме навыкам общения со сверстниками и взрослыми.

В отличие от ребенка Европейская цивилизация вынуждена сама изживать в себе негативные последствия бурно идущего процесса самосознания, и становления новых системообразующих связей, лишь в молитвах обращаясь к своему «взрослому» - Богу – Создателю и Спасителю человечества. Вследствие этого «кризис трехлетнего возраста» Европейской цивилизации» растягивается более чем на два столетия.

Первые признаки этого кризиса проявились уже в ходе саксонских войн Карла Великого [9]. Благодаря выдающимся личным качествам Карлу удалось успешно преодолеть центробежные тенденции, которые с необходимостью должны были проявиться в его государстве, сообразно самой логике кризисной симптоматики – нарастающему упрямству, строптивости, своеволию и протесту-бунту подданных. Но при его ближайших потомках эти симптомы приобрели генерализованный характер, обусловив системный кризис цивилизации.

Свойственные германским племенам традиции справедливого раздела отцовского имущества между сыновьями были вполне уместны, когда речь шла о скромном наследстве простого воина. Однако применительно к наследству императора, короля или графа, эти традиции грозили крахом всей только что выстроенной системы государственности. Уже при наследнике Карла - Людовике Благочестивом государство оказалось втянутым в водоворот войн между его сыновьями, стремившимися получить большую часть наследства отца. Эти войны закончились разделом в империи в 843 году на три независимых части, ставших основой будущих европейских стран – Франции, Германии и Италии. Но распри продолжались. Теперь к соперничеству потомков Карла добавились восстания графов и поднявшей голову племенной знати. В результате к концу 9 – го века держава Карла оказалась разделенной уже на семь частей.

Строптивость и своеволие вассалов наиболее ярко проявилась в южной и западной частях бывшей империи. Каролинги во Франции быстро утрачивали власть, не имея возможности воздействовать не только на формально подчиненных им герцогов и графов, но и более мелких властителей, ставших фактически независимыми за стенами своих замков. В 987 году на французский престол был избран граф Парижский Гуго Капет, положивший начало новой династии. Однако в течение всего следующего века королевская власть во Франции распространялась всего лишь на узкую полоску земли вокруг Парижа и Орлеана. О бедственном положении первых Капетингов говорит, например, тот факт, что один из них был вынужден нести военную службу по найму у одного из своих баронов [2].

Падение центральной власти роковым образом сказалось на обороноспособности территорий, еще недавно составлявших могущественное государство. Разумеется, этим воспользовались окружавшие империю нехристианские народы. С начала 9 – го века юг Европы постоянно жил в опасности нападения арабов-мусульман (или, как их называли, сарацин), захвативших Сицилию и неоднократно подвергавших разграблению многие итальянские города, включая Рим и Неаполь. Не меньшую опасность представляли набеги переместившихся в конце 9 – го века из Поволжья в центральную Европу язычников-венгров. Начиная с 899 года, венгры систематически разоряли земли Германии и граничивших с ней областей, доходя временами до Парижа, Испании и Южной Италии.

Но самая грозная опасность исходила от нападений норманнов – сохранявших древние языческие верования, датских и норвежских морских разбойников. Нападения норманнов начались еще при Карле Великом, и датчане, по-видимому, были единственным германским племенем, не только выдержавшим натиск войск империи, но и вынудивших их перейти к обороне. При слабых потомках великого императора викинги из Дании и других скандинавских стран терроризируют Европу. В середине и второй половине 9-го века они грабят Лиссабон, Тулузу, Гамбург и Париж, захватывают северо-восточную Англию (получившую вследствие этого название «области датского права»). В 911 году норманны получают в правление Нормандию, столетием позже полностью завоевывают Англию, в 11-м веке изгоняют арабов из Сицилии и образуют там свое государство.

Растянувшееся на два века бесчинство норманнов и других разбойников свидетельствовало о крайней опасности, которой подвергалась в это время едва преодолевшая эпоху раннего детства цивилизация Европы. В сущности, лишь малочисленность нападавших не позволила им нанести серьезный ущерб развитию новой цивилизации. Появление у границ Западной Европы более крупного агрессора имело бы гораздо более трагические последствия.

Картину политического кризиса Европы в 9 – 10 веках дополняет совпадающее по времени не менее впечатляющее падение нравов духовенства. В современной историографии принято мнение, что главной причиной беспрецедентного кризиса церковной морали были последствия пресловутого «Пипинова дара», передавшего папе римскому права светского властителя [11]. Действительно в эпоху каролингов права и обязанности светской власти стали получать и другие церковные иерархи – архиепископы и епископы. Наиболее заметно этот процесс происходил в Германии, где короли, передавали церкви крупные земельные владения, требуя при этом от епископов поставлять им вооруженные отряды и самим возглавлять эти войска. Образ жизни высшего духовенства при этом все более напоминал повседневную жизнь герцогов и графов, с непременной традицией охоты, участием в военных предприятиях и т.п. Омирщвление духовенства, конечно, не способствовало росту авторитета церкви, но одним им невозможно объяснить почти невероятные события, происходившие в римско-католической церкви того времени.

В конце 9–го века Папа Стефан VI организовал суд (так называемый «Трупный синод») над незадолго перед тем умершим при невыясненных обстоятельствах Папой Формозом. Над посаженным в папское кресло трупом надругались, отрезали у него пальцы и, сорвав одежды, бросили в Тибр. Следующий, почти 60-и летний период в истории папства (с 904 г. - начала понтификата папы Сергия III, до 963 г. - смерти папы Иоанна XII), называют периодом порнократии[1]. Главенствующее положение в Риме в это время принадлежало семье графов Тускулумских[2]. Стяжавшие славу блудниц, представительницы этого семейства Теодора и ее дочь Марозия, возвели на престол более десяти Пап из числа своих любовников, сыновей и внуков. Эти понтифики запятнали себя не только разнузданным поведением, но и многочисленными преступлениями, включая убийства своих предшественников. Апофеозом этого периода стал понтификат внука Марозии, восшедшего на папский престол в возрасте 18 лет, Иоанна XII. Молодой Папа прожил короткую, но на редкость бурную жизнь, оставив заметный след в истории папства[3]. Он лично участвовал в сражениях за расширение папской области. Потерпев поражение, скрывался от преследователей в горах, ведя там едва ли не разбойничий образ жизни. В Риме он проводил время в столь не подобающих его сану оргиях, что современники в один голос упрекали его за превращение папского дворца в публичный дом. Играя в кости, Папа взывал к Юпитеру и Афродите и пил за здравие сатаны.

В период временного изгнания Иоанна из Рима императором Священной Римской империи Оттоном I Великим, там состоялся собор из пятидесяти епископов, на котором Папа был обвинен во многих грехах. При этом император призывал не судить его строго, замечательным образом аргументируя свою снисходительность тем, что Папа ведь еще мальчик, и, быть может, одумается. Возвратившись в Рим после ухода императора, Иоанн подверг своих врагов жестокой казни и вновь предался разврату. Скончался он во время любовных утех от апоплексического удара или, по иным сведениям, убитый мужем своей возлюбленной [3].

Во всех этих эксцессах, представляющих собой открытое и кажущееся нелепым глумление над религией и здравым смыслом, очевидно просматриваются характерные симптомы кризиса трех лет. Прежде всего - обесцениваниевсего того, что было привычно, интересно, дорого раньше. У ребенка симптом обесценивания может проявляться в том, что он начинает ругаться, дразнить и обзывать родителей. Здесь же мы видим подобное поведение по отношению к религии, поскольку действующим субъектом является не ребенок, а олицетворяющий цивилизацию высший иерарх церкви для которого «родитель» или «значимый взрослый» - это Господь.

Столь же явно здесь виден негативизм — желание сделать наоборот, прямо противоположное тому, что требует «значимый взрослый», а также строптивость. У ребенка трех лет она направлена в целом против норм воспитания, системы отношений и образа жизни в семье. У церковных иерархов 10-го века строптивость была направлена против сложившейся за тысячу лет традиции церковной жизни, всего того, что было предписано ее нормами и правилами.

Весьма близкую интерпретацию кризисных событий 9 – 10 веков можно получить, опираясь и на психоаналитическую традицию, согласно которой в возрасте трех-пяти лет у ребенка формируется Эдипов комплекс, связанный с возникновением враждебности к значимому взрослому своего пола и влечении к значимому взрослому противоположного пола. Следует отметить, что идея использования Эдипова комплекса для интерпретации цивилизационных процессов принадлежала еще самому основателю психоанализа, который указывал, что этот комплекс составляет основу и сущность всей истории человечества [12].

Применительно к ориентированной на мужские ценности цивилизации Средневековья, эксцессы в католической церкви 9 - 10 веков могут быть поняты как коллективный бессознательный протест против всесильной власти Бога - всеобщего отца всех людей. Вместе с тем, другая сторона этого периода - представляющаяся странной, пресловутая порнократия или растянувшееся на много десятилетий правление женщин в церкви, получает неожиданную интерпретацию как проявление коллективного бессознательного влечения к матери.

Усиливает впечатление о достоинствах психоаналитической трактовки кризиса европейской цивилизации в 9 – 10 веках также и то обстоятельство, что в отличие от сравнительно краткого периода, который, традиционная возрастная психология отводит кризису трех лет, согласно психоаналитической традиции формирование Эдипова комплекса растягивается на значительно большее время. С учетом продолжительности жизни цивилизации это время может быть сопоставимо с реальной продолжительностью кризиса 9 – 10 столетий.

В целом, вне зависимости от способа интерпретации, наблюдающиеся в этот период симптомы возрастного кризиса цивилизации, носили объективный характер, проявляя себя во множестве событий, имеющих несомненную параллель со специфическими особенностями развития ребенка. В числе этих особенностей следует отметить свойственную раннему возрасту беспамятность происходящего. В отличие от будущих кризисов «кризис трехлетнего возраста цивилизации» не имел своих идеологов и практически не нашел отражения в искусстве, если не считать возникшей несколькими веками позже легенды о папессе Иоанне[4], в которой романтический вымысел опирался на смутные воспоминания о временах, когда женщины контролировали папский престол.

 

 2. Дошкольное детство цивилизации

 

Завершение кризиса трех лет приводит к установлению новых отношений между ребенком и взрослым. Мир взрослого человека становится чрезвычайно привлекательным для ребенка. Но ввиду невозможности стать полноправным участником социальных отношений между взрослыми людьми, ребенок переходит к моделированию этих отношений в игре. Поэтому игра становится ведущим видом деятельности ребенка [5, 13]. Д.Б.Эльконин подчеркивал, что формы игры ребенок берет из свойственного обществу пластического искусства [13] .

В этом возрасте начинают формироваться личность ребенка, его эмоциональная и мотивационная сферы. Ребенок учится оценивать свои поступки в соответствии с той характеристикой, которую дают этим поступкам значимые взрослые. При этом, под влиянием оценок взрослого, у него возникает представление о том, «что такое хорошо, и что такое плохо».

В дошкольном возрасте ребёнок активно познаёт окружающий мир. Он быстро растет, крепнет физически, становится все более независимым и начинает приобретать уверенность в себе. У него развивается воображение, обнаруживаются творческие задатки. В рисунках от стадии каракулей он переходит к рисункам с примитивной выразительностью [5]. В то же время ребенок в этот период очень доверчив, путает факты и вымысел и может испытать сильное религиозное чувство.

Схожие черты дошкольного возраста можно заметить в развитии Европейской цивилизации при приближении к 11 веку, когда пик глубокого системного кризиса, в котором оказалась Европа при потомках Карла Великого, был пройден. Прежде всего это касается расширения охватываемого цивилизацией прострнства. В 965 году датский король Харальд Синезубый крестил своих воинственных подданных, вскоре крещение приняла и Норвегия. На рождество 1000 года под руководством короля Иштвана Святого христианство приняли и венгры. Терзавшие Европу набеги норманнов и кочевников прекратились. В 966 году католичество принимает Польша. В 1066 году состоялось нормандское завоевание Англии. Благодаря этому страна, ранее раздробленная и имевшая из-за своего островного положения незначительное число связей с Западной Европой, стала одной из ведущих зон развития Европейской цивилизации. Наконец в Испании, оказавшейся в 8 – м веке под властью мавров, ширилась и набирала силу реконкиста. К 1000 – му году весь север Испании уже был уже освобожден от иноземного владычества, а в 1085 году христиане взяли Толедо – древнюю столицу государства, находящуюся в самом центре Пиренейского полуострова. Таким образом, пространство Европейской цивилизации к 11 – му веку расширилась почти вдвое[5].

  Еще более значительные изменения произошли в духовной жизни цивилизации. В 10 – м веке в Бургундии, на территории современной Франции, возникло Клюнийское аббатство, породившее движение, направленное на восстановление нравственности духовенства и его независимости от светской власти. Благодаря строгому соблюдению клюнийскими монахами сурового монастырского устава и подчиненности аббатства только Папе к 11 – му веку авторитет Клюнийского движения достиг небывалой величины. Вскоре сложилась целая конгрегация из нескольких сот клюнийских монастырей, ставшая опорой независимости и влияния папской власти. Многие из клюнийских монахов получали сан высших иерархов церкви – приоров, епископов и кардиналов. Все это говорило о том, что католическая церковь вступила на путь нравственного самоочищения.

Таким образом, как и у ребенка в 5 – 6 лет, на смену спонтанному конфликту со значимым взрослым в предшествующую кризисную эпоху, приходит искренняя заинтересованность и даже восхищение миром взрослых людей, так и Европейская цивилизация, преодолев политический и духовный кризис предшествующих столетий, в 11 – 12 веках обращается лицом к Богу - своему «значимому взрослому».

  Однако этот поворот имел не только нравственное значение, выразившееся во всплеске религиозного энтузиазма, иногда доходящего до фанатизма, окончательном утверждении целибата – обязательного безбрачия священников и решительном осуждении симонии – продажи церковных должностей. Восторжествовавшее религиозное сознание требовало переосмысления роли церкви в жизни общества и неизбежного подчинения ей всех иных видов власти. К сожалению, одним из первых актов утверждения новой роли католической церкви стал ее разрыв с православием. Рим требовал безоговорочного признания Папы главой всех христиан. Православная церковь настаивала на своей самостоятельности. И вот много веков зревшие противоречия между двумя ветвями христианства завершились в 1054 году церковным проклятием, которому католическая церковь предала православного патриарха[6].

  Разделение церквей стало прелюдией к длинному ряду драматических событий, связанных с претензиями римско-католической церкви на мировое господство. С очевидностью это обнаружилось уже в 1073 году, когда католическую церковь возглавил бывший клюнийский монах Гильдебранд, ставший римским папой Григорием VII. Решительный и бескомпромиссный понтифик не ограничился очищением церкви от скверны разврата и коррупции, но уже явно потребовал признания своего первенства над светской властью. Растущие амбиции церкви привели ее к противостоянию с императором Священной Римской империи, желавшим самому назначать и смещать епископов, в которых он видел не столько духовных пастырей, сколько подчиненных империи владетельных князей. Однако энергичному Папе удалось не только выйти победителем в борьбе с могущественным монархом, но и заставить поверженного императора совершить унизительный «путь в Каноссу»[7] ставший с тех пор синонимом моральных издержек, которые вынужден понести человек, попавший в безвыходную ситуацию, но желающий сохранить свое положение и состояние.

   В целом, 11 век стал периодом резкого усиления религиозных настроений в Европе, обусловивших приобретение Церковью доминирующего положения в общественной жизни и возвышающего ее над светской властью. При этом высокая религиозность Европы 11 - го столетия и отмечавшаяся многими исследователями особая "расположенность" к религии детей дошкольного возраста [1, 14, 15] являются важным аргументом в пользу идентификации этого исторического периода как дошкольного детства цивилизации.

 

3. Ролевая игра дошкольника и развитие городских ремесел в 10-11 веках

 

Еще одним аргументом в пользу такой идентификации является ряд общих моментов, которые легко обнаружить в ролевой игре дошкольника и развитии городских ремесел в 10 - 11 веках. Согласно взглядам многих исследователей (С.Л.Рубинштейн, Д.Б. Эльконин и др.), ведущей деятельностью дошкольного возраста является ролевая игра, в ходе которой ребенок в условной форме воспроизводит различные виды профессиональной деятельности взрослых и, тем самым, приобретает чрезвычайно важный опыт поведения и общения в самых разных профессиональных ситуациях [8, 13]. Начиная с разыгрывания простейших, шаблонных профессиональных сюжетов, ребенок постепенно переходит ко все более сложным игровым схемам, в которых, подобно реальной жизни, присутствуют как общие для всех правила, так и особо складывающиеся отношения между участниками игры.

Если на предыдущем этапе ребенок играл сам с собой, то теперь, в дошкольном возрасте, игра становится групповой, а действующие в ней правила все более точно отражают реальные отношения взрослых. В каждой конкретной игровой ситуации ребенок овладевает той или иной ролью взрослого - врача, пациента, продавца, покупателя. При этом он учится не только брать на себя ответственность за свое "профессиональное" решение, но и выполнять вытекающие из выбранной роли неприятные обязанности - ждать в очереди, подчиняться требованиям "начальника"и т.п. Таким образом ролевая игра является важнейшим механизмом социализации ребенка. В то же время, она несет в себе первый опыт формирования профессиональных предпочтений человека, становясь, таким образом, самым ранним этапом его будущей профессионализации [4].

Принципиально подобные процессы можно заметить и в общественной жизни Европы 10 - 11 веков. Ее отличительной особенностью становится невиданная прежде профессионализациягородской культуры и появление многих новых видов профессий. При этом резко возрастает роль главных субъектов городской жизни - мастера и его мастерской. Их деятельность, ранее мало кому интересная, теперь оказывается в центре общественного внимания и подвергается тщательной общественной регламентации и кодификации.

Одним из ведущих механизмов развития европейской цивилизации этого периода, по мнению большинства исследователей - социологов и культурологов, от К. Маркса до А. Тойнби, явился быстрый рост городов и развитие городского ремесленного производства. Важнейшей приметой недавно миновавших темных столетий был упадок и почти полное запустение городов и городского хозяйства. Многие античные поселения практически перестали существовать. В тех же, где еще теплилась жизнь, была полностью разрушена городская инфраструктура. Большинство домов превратилось в руины, водопровод и канализация вышли из строя, население сократилось многократно, обнищало и смешалось с варварами. Однако уже в 10 веке начинается возрождение городов северной Италии - Генуи, Флоренции, Пизы, набирает силу возникшая в начале средних веков Венеция. Вслед за итальянскими городами возвращается жизнь в города южной Франции - МарсельАрльНарбонн и Монпелье, а также бывшие римские пограничные города, расположенные по течению Рейна и Дуная - Кельн, Вормс, Регенсбург и др.

 Основой начинающегося расцвета этих городов становится развитие и все большая специализация ремесленного труда. На смену примитивным изделиям деревенского кузница, выполнявшим любые заказы, от ковки меча, до изготовления мелкой бытовой утвари, приходит более качественная и тонкая работа городских мастеров, специализирующихся на изготовлении какого-то одного вида продукции. Количество ремесленных мастерских возрастает многократно, а работающие в них мастера и подмастерья становятся основой городского населения. Именно с этого периода европейские города начинают превращаться в "города мастеров", а обращение "мастер" (впоследствии ставшее французским "мэтр", итальянским "маэстро", и английским "мистер") становится просто обозначением нетитулованного горожанина - мужчины.

Уже в конце 10 века в Италии, а в 11 веке в Англии, Германии и Франции возникают цеха - профессиональные объединения мастеров, занятых выпуском одного вида продукции. Цеха не только защищали интересы их участников, но, почти как в детской игре, строго регламентировали правила работы ремесленных мастерских. Подобно игровым договоренностям, соглашения, которые заключали между собой члены цеха[8], устанавливали время и место их работы (например, запрещалось работать ночью, определялись размеры мастерской), оговаривали вид и качество выпускаемой продукции. При этом, также как в играх детей разных стран присутствуют чрезвычайно схожие правила и игровые сюжеты, в почти одновременно появившихся в большинстве западноевропейских городов профессиональных объединениях мастеров действовали чрезвычайно схожие цеховые правила и формировалась чрезвычайно схожая цеховая структура.

 

4. Детские сказки и сказочная культура раннего средневековья

 

Не менее важным аргументом идентификации периода 10 - 11 веков, как дошкольного детства цивилизации является очевидная сказочность сюжетов возникающего в эту эпоху европейского героического эпоса.

Дошкольный возраст - уникальный период приверженности ребенка миру сказки. К. Бюлер называл дошкольный возраст возрастом сказок, считая сказку наиболее любимым ребенком литературным жанром [5, с. 299]. Сказка увлекательно показывает жизнь, поступки и судьбы людей. Позволяет пережить их чувства, радости и горе. В то же время сказка открывает непревзойденный простор для воображения, она легко преодолевает узкие границы окружающей ребенка действительности и переносит его в фантастический, волшебный мир, где справедливость, которую часто так трудно достичь в реальной жизни, приходит быстро и просто в вымышленных ситуациях.

  В ряде работ показано, что уже упоминавшаяся религиозность ребенка дошкольного возраста также носит "сказочный" характер, при котором Бог предстает в категориях того же уровня, что и великаны и драконы, но представляется еще более большим и «носящим развевающиеся одежды» [1, 15].

  Столь же важную роль играла сказка в культуре европейского раннего средневековья. Главное место в народном творчестве 10 - 11 столетий занимали героические песни и сказания о военных походах, битвах и сражениях, прославлявшие доблесть вождей и героев. Истоком этих сказаний были воспоминания участников описываемых событий. Передаваясь от исполнителя к исполнителю такие воспоминания героизировались, обрастали фантастическими подробностями и, в конечном итоге, перерастали в эпическое произведение, в котором реальные и точно подмеченные человеческие характеры и поступки заострялись в соответствии с требованиями национального характера и, сплетаясь с пышной выдумкой и поминутно вторгающимся в обычную жизнь волшебством, становились национальными символами.

  Народные сказания стали первоначальной основой большинства средневековых эпических произведений, в наибольшей мере получивших распространение на севере Европейской цивилизации. Именно здесь, в Скандинавии, Англии и Ирландии оставались более сохранными прежние кельтские и германские предания, также легшие в основу эпических сказаний 10 - 11 столетий.

  Древнейшим памятником средневекового эпоса стал сборник древнегерманских сказаний о богах и героях, получивший название Старшая Эдда. Существующий ныне текст Старшей Эдды записан в Исландии в 13 - м веке, но, по мнению специалистов [10], устные варианты произведения сложились в Германии и Скандинавии в 9 - 10 веках на основе значительно более древних преданий. Песни Старшей Эдды описывают пышный сказочный мир, в котором живут боги, странные "инеистые" великаны и карлики, а также огромные драконы и опоясывающий всю землю мировой змей. С детским восхищением рассказывает Эдда о гигантском волке Фенрире, настолько сильном, что для его обуздания богам пришлось пойти на хитрость, связав его с помощью волшебной цепи, которую сделали гномы из звука кошачьих шагов, женской бороды и тому подобного, чего с тех пор нет на свете.

  Такой же по детски волшебный мир разворачивается и в созданной между 8 и 11 веками, знаменитой англосаксонской эпической поэме "Беовульф", единственная сохранившаяся рукопись которой была записана на рубеже 10 - 11 веков и ныне хранится в Британском музее, в Лондоне. В основе сюжета поэмы лежит борьба витязя Беовульфа против нескольких сказочных существ - великана-людоеда Гренделя, многие годы разорявшего земли датчан, его матери - живущего в подводном логове женского монстра, и огнедышащего дракона, который мстит людям за посягательство на охраняемый им клад.

  Схожие сказочные черты имеет и русский героический эпос, происхождение которого по мнению многих исследователей также следует отнести к 10 - 11 векам [6], т.е тому времени, когда между Киевской Русью и Европейской цивилизацией устанавливаются наиболее тесные политические и культурные связи. Главные герои русского героического эпоса - могучие воины киевского князя Владимира - Илья Муромец, Добрыня и Алеша, как и их западные прототипы побеждают фантастических чудовищ - Соловья-разбойника - антропоморфного громадного существа с птичьими крыльями, поражающего людей страшным посвистом, и огнедышащего дракона, имеющего несколько голов.

  Следует отметить, что психологическое соответствие героической направленности и фантастического содержания средневекового эпоса восприятию дошкольного возраста обусловило возникновение множества адаптированных к этому возрасту упрощенных изложений эпических сказаний и былин. Со временем эти изложения превратились в особый эпический жанр народного творчества - прозаический устный рассказ о вымышленных событиях - фольклорную сказку[9].

                                                         

5. Детские черты в романском искусстве

 

  Наконец, следует указать на некоторые совпадения особенностей рисунка детей 5 - 6 лет и европейского изобразительного искусства конца 10 - 11 столетий, обычно называемого первым или ранним периодом романского романского стиля в искусстве.

  Как отмечает Л.Ф. Обухова, излюбленный сюжет детских рисунков - человек. Это центр всей детской жизни [5, с. 298].При этом в рисунке ребенок выражает свое отношение к действительности, в нем можно увидеть, что является главным для ребенка, а что второстепенным [5, 7]. По мнению таких исследователей, как В.Штерн или представитель Лейпцигской школы гештальтпсихологии Г. Фолькельт, ребенок изображает не то, что он видит, а то, чо он переживает. Он выражает свои чувства, свои эмоции [5, с. 298]. Это приводит к часто наблюдаемым в рисунках детей 5 - 6 лет характерным искажениям пропорций реальных объектов. Так, в рисунке семьи, более значимый для ребенка взрослый, если таковым оказывается мать, нередко оказывается изображенным несоразмерно крупнее менее значимого взрослого - в данном случае отца (см. рис.1).

 

интерпритaция рисунков 1 клaсс

 

р и с. 1

Деформация пропорций фигур в рисунке семьи ребенка 5 лет

 

Схожие тенденции весьма характерны для сравнительно немногих сохранившихся памятников романской живописи. Термин романское искусство, как правило, связывают с архитектурным стилем, узнаваемой частью которого стали арочные перекрытия, цилиндрические своды, тяжеловесные башни и другие стилистические черты, восходящие к традициям древнеримского зодчества. Этот стиль появился в западной Европе в конце 10 - го века и просуществовал около трех столетий до его вытеснения нарождающимся готическим стилем. Однако романский стиль нашел свое отражение и в ряде живописных изображений, выполненных исключительно по библейским сюжетам и представленных, как и в более раннюю эпоху в книжной миниатюре и монументальной храмовой живописи.

Традиционной доминантой храмовых изображений были фигуры Христа и Богоматери, выполненные в условной, символической форме. В художественном отношении эти изображения далеки от совершенства - фигуры лишены объема, пропорции человеческого тела нередко искажены, складки одежды лежат неестественно. Но главное для художника - передать зрителю ощущение благоговения перед Божеством и это достигается расположением и величиной изображений. Фигура Христа или Богоматери всегда размещаются в центральной части храма, как правило, в центре его главного свода. Они окружена ангелами, апостолами и святыми. Фигуры простых людей отсутствуют, либо находятся на самой периферии композиции. При этом масштаб фигур строго зависит от их иерархии - фигура Христа значительно больше апостолов, те, в свою очередь, больше ангелов, а ангелы представлены крупнее и выписаны более тщательно, чем простые смертные (см. рис.2).

 

https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/e/ed/Meister_aus_Tahull_001.jpg/560px-Meister_aus_Tahull_001.jpg

 

р и с. 2

Христос Пантократор. Фреска церкви Сан-Клементе в Тауэлле, Испания, рубеж 11-12 вв.

в наст время в музее каталонского искусства в Барселоне.

 

Заключение

 

  Таким образом, целый ряд сопоставлений психологических закономерностей развития ребенка, с одной стороны, и фактов исторического и культурного развития цивилизации, с другой, подтверждает тезис о принципиальном подобии развития социальных систем микро и макро уровней. В настоящей части исследования приведено описание психолого-социальных аналогий, охватывающих период системного кризиса Европейской цивилизации в 9 - 10 веках и ее "дошкольного детства" - с конца 10 до рубежа 11 - 12 веков, что согласно предложенной схеме соответствует развитию ребенка в возрасте 3 - 6 лет.

 

Литература

 

  1. БезроговВ.Г. Власть дискурса и религия в воспоминаниях о детстве // Религиозные практики в современной России. Сб.ст.- М.: Новое издательство, 2006.
  2. Всемирная история: Раннее средневековье /Бадак А.Н. и др. - М.: АСТ, 2001
  3. История средних веков /сост. Стасюлевич М.М. - СПб.: "Полигон", 1999.
  4. Кулагина И. Ю. Возрастная психология (развитие ребёнка от рождения до 17 лет): Учебное пособие. — М.: РОУ, 1996.
  5. Обухова Л.Ф. Возрастная психология. - М.: Педагогическое общество России, 2000
  6. Пропп В.Я. «Русский героический эпос» (Собрание трудов В.Я. Проппа). – М., 1999.
  7. Романова Е.С. Графические методы в практической психологии. - М.: Аспект-пресс. 2011.
  8. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. - СПб.: Питер, 2002.
  9. Рыжов Б.Н. Психологический возраст цивилизации. / Системная психология и социология, 2015, № 2 (14).
  10. Стеблин-Каменский М. И. Труды по филологии. — СПб.: Филологический факультет СПбГУ, 2003. — 928 с
  11. Тойнби А. Постижение истории. — М.: Рольф, 2001.
  12. Фрейд З. Тотем и табу. - СПб.: ИГ Лениздат, 2014.
  13. Эльконин Д.Б. Психология игры. — М.: Педагогика, 1976.
  14. Vergotte A., Tamayo O., Pasqualli L., Bonami M. and others. Concept of God and Parental Images //Journal for the Scientific Study of Religion. 1969. № 8.
  15. Harms E. The development of religious experience in children //American Journal of Sociology. 1944. № 50.

 

References

 

  1. Bezrogov V. G. Power of discourse and religion in the memories of childhood // Religious practices in modern Russia. Sat.St.- M.: New publishing house, 2006.
  2. World history: the Early middle ages /the Badak A. N. and others - M.: AST, 2001.
  3. The history of the middle ages /ed. M. M. Stasyulevich - SPb.: "Polygon", 1999.
  4. Kulagina I. Y. Age psychology (child development from birth to 17 years): Training manual. — M.: ROWE, 1996.
  5. Obukhova L. F. Age psychology. - M.: Pedagogical society of Russia, 2000.
  6. Propp V. Y. The Russian heroic epos (the collected works of V. Y. Propp). – M., 1999.
  7. Romanova E. S. Graphic methods in practical psychology. - M: Aspect-press. 2011.
  8. Rubinstein S. L. fundamentals of General psychology. - SPb.: Peter, 2002.
  9. Ryzhov B. N. Psychological age civilization. / System psychology and sociology, 2015, № 2 (14).
  10. Steblin-Kamensky M. I. Works on Philology. — SPb.: The philological faculty of St. Petersburg state University, 2003. — 928.
  11. Toynbee A. Comprehension of history. Moscow: Rolf, 2001.
  12. Freud Z. Totem and taboo. - SPb.: IG Lenizdat, 2014.
  13. Elkonin D. B. Psychology of the game. — M.: Pedagogika, 1976.
  14. Vergotte A., Tamayo O., Pasqualli L., Bonami, M. Concept of God and Parental Images //Journal for the Scientific Study of Religion. 1969. № 8.
  15. Harms E. The development of religious experience in children //American Journal of Sociology. 1944. 50.

 

 

[1]Порнократия - (от др.греч. πόρνη - проститутка и κρατεῖν - править) - правление проституток.

[2]Тускулум – древний город в 24 км. от Рима.

[3]Иоанн XII первый изменил имя при восшествии на папский престол, первый итиякороновал Германского короля короной императора Священной Римской Империи.

[4]Папесса Иоанна - согласно популярной средневековой легенде, женщина, прибывшая в Рим в мужском платье в середине 9 - го века. Благодаря своим способностям, она сделала головокружительную карьеру при Папской курии, добившись вначале сана кардинала, а затем став римским папой под именем Иоанна. Вскоре после восхождения на папский престол, во время крестного хода неподалеку от старой римской церкви Св. Климента у нее начались роды и она была умерщвлена толпой. Упоминание о папессе Иоанне содержится в нескольких богословских и исторических источниках 13 - го века. С легендой об Иоанне также связаны стоящая сегодня на месте ее предполагаемой гибели небольшая часовня, в которой находится скульптурное изображение женщины и монаха с ребенком на руках, и существовавший до начала 16 - века странный обычай проверки половой принадлежности вновь избранного Папы.

[5]В первой половине 11 - го века важной частью Европейской цивилизации становится Киевская Русь, имевшая при Ярославе Мудром (978 - 1054 гг.) теснейшие родственные и политические связи с Францией, Англией, Польшей, Норвегией и другими европейскими странами. В дальнейшем культурная интеграция Русского государства и Европейской цивилизации существенно затормозится из-за разделения римско-католической и православной церквей и нарастающей феодальной раздробленности Руси, а затем и прервется на несколько столетий после монгольского нашествия в 13 - м веке.

[6]16 июля 1054 г. возглавлявший папское посольство в Константинополь кардинал Гумберт возложил на престол главного храма православного мира – церкви Святой Софии в Константинополе папскую грамоту о низложении и отлучении от церкви константинопольского патриарха. Этот демарш и последовавшая через четыре дня ответная анафема, которой константинопольский патриарх предал папских легатов, положили начало длящемуся до настоящего времени разделению православной и католической церквей.

[7]Каносса – замок в Италии, перед воротами которого в 1077 году босой и одетый во власяницу император Генрих IVдолжен был несколько дней дожидаться прощения Папы.

[8]В последующие века эти соглашения будут оформлены в виде единообразных цеховых уставов, в которых сегодня обращает на себя внимание кажущаяся мелочной и по детски наивной детализация различных ограничений и предписаний, предъявляемых к владельцу мастерской.

[9]В связи с развитием кинематографа в 20 - м веке сказка выделилась в самостоятельный жанр киноискусства. К числу популярных киноверсий раннесредневекового эпоса, рассчитанных, главным образом, на детскую аудиторию, можно отнести первый советский широкоэкранный художественный фильм "Илья Муромец" (1956).