Get Adobe Flash player
PDF-версия
Б.Н. Рыжов - Системная психология
Содержание №19 2016

Психологические исследования

Валявко С. М. Анализ формирования самооценки старших дошкольников
Консон Г. Р. Психология инфернального двойника героя в романе Т. Манна «Доктор Фаустус»
Лубовский В. И., Валявко С. М., Князев С. М. Забытый, но не утраченный тест
Н. К., Данилова Л. В. Музыкально-эмоциональное развитие младших школьников в процессе художественно – творческой деятельности
Набатникова Л. П., Голубниченко А. А. Психологические особенности личностного самоопределения застенчивых старшеклассников
Староверова М. С. Особенности взаимодействия матерей с детьми, имеющими расстройства аутистического спектра
Шейнов В. П. Уверенность в себе и психологический по”> Шейнов В. П.

История психологии и психология истории

Рыжов Б. Н. Психологический возраст цивилизации (XIII – начало XIV веков)
Иванов Д. В. Психологическая мысль в России конца XVIII – начала XIX века. И. П. Пнин

Социологические исследования

Ананишнев В. М., Фурсов В. В., Ткаченко А. В. Международные критерии и показатели оценки деятельности вузов
Сведения об авторах №19
Наши партнеры

WWW.SYSTEMPSYCHOLOGY.RU

 

Васильев И. А., ВОСПИТАТЕЛЬНЫЙ ПОТЕНЦИАЛ ШКОЛЫ

Журнал » 2015 №13 : Васильев И. А., ВОСПИТАТЕЛЬНЫЙ ПОТЕНЦИАЛ ШКОЛЫ
    Просмотров: 2106

 

ВОСПИТАТЕЛЬНЫЙ ПОТЕНЦИАЛ ШКОЛЫ

 

Васильев И. А.

 

МГПУ, Москва

 

На рубеже 80–90 годов прошлого столетия существовавшая в советский период система воспитания была разрушена. В то же время не было создано ничего нового, равного этой системе по общественно-политической значимости. Сегодня перед обществом и, в частности перед  одним из его социальных институтов – образованием, стоит задача воспитания у подрастающего поколения  качества гражданственности и патриотизма. Автор полагает, что на данном историческом этапе развития общества гражданско-патриотическое воспитание могло бы стать одной из приоритетных общенациональных задач. В статье рассматривается, какие механизмы должны быть задействованы, какие факторы могли бы быть приняты во внимание  при решении этой задачи. Автор опирается на социологические данные, полученные на  одном  из этапов системного анализа проблемы.

 

Ключевые слова:гражданско-патриотическое воспитание, фокусированное интервью, контент-анализ, оценочные суждения, эксперты, государственные,  общественные институты, неудовлетворённость. 

 

 

 

EDUCATIONAL POTENTIAL OF SCHOOL

 

Vasiljev  I. A.

 

MCTTU, Moscow

 

 

 

On a boundary of 80-90 years of the last century the educational system existed in a soviet-era has been destroyed. At the same time it has not been created anything new, equal to this system on the political importance. Today before a society and, in particular before one of its social colleges – formation, costs a problem of education at rising generation of qualities of civilization and patriotism. The author believes, that at the given historical stage of progress of a society гражданско-patriotic education could become one of priority national problems. In article is considered, what mechanisms should be involved, what factors could be taken into consideration at the decision of this problem. The author leans on the sociological data received on one stages of the system analysis of a problem.

 

Keywords: civil-patriotic education; the focused interview; a content-analysis; estimated judgments; experts; the state, public colleges; a dissatisfaction.

 

Введение

 

     Возможно, не очень корректно начинать научную статью с цитаты, однако, рискну. В одной из своих программных, предвыборных статей Владимир Путин писал: «Нам необходима стратегия национальной политики, основанная на гражданском патриотизме» [14]. Именно в контенте проблем воспитания гражданственности и патриотизма у сегодняшней учащейся молодёжи, о том, что этому способствует и/или препятствует, какие механизмы следует включить, какие  гражданские и государственные институты должны этому воспитанию способствовать и пойдёт речь в статье[1].

 

       Вопросам системного анализа социальных процессов и явлений, его методологии и методам,  в дискурсе психологии и социологии образования  в последние годы уделяется довольно пристальное внимание и социологов, и психологов, в том числе и учёных нашего университета [см.: 1, 2, 15, 16, 17].       Целью данного системного социологического  исследования вопросов совершенствования  воспитательной деятельности в  образовательных организациях (ОО) московского мегаполиса выступал анализ состояния гражданского и патриотического воспитания учащихся общеобразовательных школ. В спектр основных задач входило изучение позиций информантов (экспертов) по поводу ключевых вопросов, отражающих деятельность ОО, общественных и государственных организаций, направленную на формирование гражданских и патриотических качеств у представителей подрастающего поколения. В процессе анализа и синтеза социологической информации была предпринята попытка выделить  конкретные  факторы,  детерминирующие (на позитивном и/или негативном уровне) данную деятельность. Анализировались также позиции информантов, характеризующие уровень  гражданско-патриотических настроений основных  объектов воспитательной  деятельности – учащихся школ. Эти вопросы в том или ином ракурсе рассматривались автором и его коллегами в ранее опубликованных статьях и монографиях [cм.: 3–9].

 

Немного информации общеметодического характера

 

        В качестве базового метода получения социологической информации программой исследования был  определён и использован качественный метод – метод интервьюирования информантов (экспертов). С этой целью была разработана  схема проведения и первичной обработки полуструктурированного, фокусированного интервью (далее – Схема). Как и было предусмотрено программой  и планом проведения исследования, интервьюеры-практиканты, после прохождения профессионального инструктажа,  провели 131 телефонное интервью. Выборка  содержала в себе элементы  случайности, систематизированности  и квотности. Базовыми методами вторичной обработки полученных материалов были избраны метод контент-анализа и метод квантификации.

 

        Основными информантами в исследовании выступили, в большинстве своём, руководящие работники общеобразовательных школ фактически всех одиннадцати учебных округов московского мегаполиса. Для них были характерны следующие профессионально-статусные параметры: директор ОО (36% от общей численности членов экспертной группы); заместитель директора по учебно-воспитательной работе (УВР) – 31%;  заведующий учебной частью  – 25%;  рядовой педагогический работник школы    8%. Из всего контингента интервьюируемых, 83% респондентов имели стаж работы в системе образования от 10 лет и более. При этом   44%  членов экспертной группы имели аналогичный  стаж работы в занимаемой должности. В исследовании сделан акцент на компетентном мнении руководящих работников общеобразовательных школ в связи с тем, что «каждый компетентный социальный актор является социальным теоретиком на уровне дискурсивного сознания и «экспертом-методологом» на уровнях дискурсивного и практического сознания» [13, с. 61].   Приведенные объективные социально-демографические характеристики информантов и  положение, сформулированное Энтони Гидденсом, полагаю, укрепляют  правомерность позиционирования данного контингента информантов в качестве членов экспертной  группы.  А их мнения по конкретному, очерченному схемой проведения интервью кругу вопросов  – в качестве экспертного мнения.

 

        То, что выбор пал на качественный метод исследования обосновывается главным образом тем, что  «...индивидуальная субъективность, коллективная субъективность – важнее для понимания мира, ... важнее абстрактных систем, механизмов, структур..., что <...> отправной точкой в научном поиске должны быть акторы, субъекты,  субъективность, ориентация личностей в социальных и политических отношениях...» [11, с. 129]. Кроме того,  данный метод  позволяет, с моей точки зрения,  минимизировать влияние позиций исследователя, навязывание информанту своего понимания конкретного социального процесса или явления, как  это, подчас,  бывает при проведении анкетного опроса, когда используемый инструментарий содержит в большинстве своём  закрытые или полузакрытые вопросы.

 

        В процессе контент-анализа весь массив, сформулированных информантами  суждений, был распределён на два основных кластера (блока): а) высказывания, содержащие оценочные суждения. Они, как будет следовать из последующего анализа, были подразделены на подгруппы (тематические оценочные блоки);  и  б) высказывания, не содержащие оценочных суждений. В ходе беседы информанты  сформулировали 1857 неформализованных  ответов.  В 86 позициях (5% ответов),  интервьюируемые не высказали конкретных суждений по затрагиваемым вопросам:  уклонились от прямого  ответа. Таким образом,  содержательными мы вправе считать 1771 суждение. В том числе высказывания, содержащие ярко выраженные  оценочные суждения составили 60%, а   не содержащие таковых – 40%, соответственно.  

 

      И ещё. Мне бы хотелось предложить коллегам  несколько отступить от традиционного, классического  изложения материала  и,  используя дедуктивный метод, предпринять, как я бы его условно  назвал, «обратный анализ». Иными словами моё предложение сводится к тому, чтобы при рассмотрении результатов исследования отталкиваться от интегрированных позиций респондентов, которые они высказали, отвечая на вопрос интервью: «Что, с Вашей точки зрения, следует предпринять (что бы Вы порекомендовали?) в целях совершенствования гражданско-патриотического воспитания учащихся?».  И, затем, постараться проанализировать и понять, чем, какими факторами, причинами  эти предложения  могли бы быть детерминированы.

 

 

Аналитическая часть

 

 

        Всего на поставленный и сформулированный выше  вопрос респонденты дали 188 конструктивных ответов.  Из них 33% высказываний включали в себя предложения по совершенствованию организации и содержания воспитательного процесса  в общеобразовательных учреждениях. В качестве иллюстрации приведу наиболее яркие, эмоционально окрашенные высказывания респондентов по этому вопросу: «Необходимо расширить рамки работы учебных заведений, предоставить им самим возможность проводить какие-либо интересующие школьников мероприятия. Также необходимо вернуть часть пропаганды патриотизма из «советской школы». Это самый лучший способ донести необходимость патриотизма и гражданской ответственности до школьников. Нужно больше создавать «мультикультурных» школ для повышения уровня толерантности у молодежи, детских фильмов, спектаклей, книг. Также необходимо обобщать опыт лучших школ». Интервью № 21:  «Нужно чтобы в школах работали профессионалы, которые могут правильно не только научить детей, но и правильно их воспитать. Школа должна не только научить, но и выпустить человека интеллигентного, воспитанного, патриота своей страны. Во главу угла должно ставиться именно воспитание ребенка». Интервью № 76: «…дети не терпят навязчивости, не терпят, когда им отвечают лозунгами, а потому подобная политика воспитания гражданско-патриотических чувств должна проходить в тех сферах, которые могут заинтересовать учащихся и их родителей». Интервью № 114. 

 

        Контент-анализ ответов респондентов показал, что в данном блоке предложений  эксперты подняли довольно широкий пласт вопросов, которые следовало бы решить в стенах общеобразовательных школ. И в первую очередь их беспокоит отношение учащихся к данному направлению образовательного процесса. Информанты озабочены тем, как осуществляется воспитательная деятельность и какой уровень гражданских и патриотических настроений характерен для их воспитанников. Из всего массива оценочных суждений, в которых дана характеристика подобных настроений, в 46% отмечается высокий и хороший уровень гражданско-патриотических настроений учащихся. Однако в 54% неформализованных ответов, содержащих оценочные суждения экспертов, говорится о среднем (удовлетворительном – 33%) и о низком уровне (21%) подобных настроений. Предлагаю сконцентрироваться и в данном случае, и в последующем анализе на позициях, отражающих неудовлетворённость респондентов теми или иными аспектами в сфере воспитательной деятельности.  По мнению коллег – социальных психологов, вербальные эмоционально окрашенные реакции информантов, отражающие их неудовлетворенность, являются наиболее информативными.  Поэтому использование для иллюстрации систематизированных  результатов контент-анализа и квантификации высказываний интервьюируемых подобной формы и содержания, мне кажется вполне обоснованным.  Вот только некоторые, наиболее яркие  высказывания информантов, характеризующие  уровень гражданско-патриотических настроений учащихся ОО. «К сожалению, современная молодёжь, несмотря на осведомлённость, относится к таким вопросам достаточно легко, даже не задумываясь, насколько это важно для каждого человека. Школьные мероприятия (такие как  9 мая,  23 февраля)  очень редко заставляют их всерьёз задумываться над проблемами, пересматривать своё отношение к окружающей действительности. Они читают стихи со сцены, поют песни, участвуют в постановочных номерах потому, что так нужно, так делают все, так говорят делать. Я сама мать школьника, пытаюсь по возможности привить ему гражданские качества, но на него сильно влияют те же сообщения в социальных сетях, где постоянно ругают власть. Человек, а подавно ребёнок, находящийся там не может не получить эту долю негативных настроений. Поэтому уровень настроений скорее средний, чем высокий». Интервью № 26:  «Именно гражданско-патриотическое настроение учащихся, на мой взгляд,  и,  к сожалению, пока что практически на нуле. ... Современные дети всё  меньше и меньше интересуются какими-либо кружками, кругозор очень узок». Интервью № 36:  «Очень низкий уровень. Учащиеся не расположены к патриотизму». Интервью № 91. 

 

         Но располагают ли школы в достаточном объёме соответствующими ресурсами, необходимым потенциалом, для того, чтобы гражданско-патриотическое воспитание юных граждан находилось на должном уровне? Фактически абсолютное большинство (88%) оценочных характеристик, высказанных руководящими работниками ОО о потенциале  общеобразовательных учреждений в деле формирования и повышения гражданско-патриотических настроений учащихся, содержат высокие (67%) и хорошие (21%) отзывы. И только в 12% высказываний этот  потенциал посчитали средним (6%) и низким (6%). Итак, мы видим, что общеобразовательные школы, по оценкам экспертов,  в большинстве своём,  располагают достаточным потенциалом для осуществления целенаправленной воспитательной деятельности. В связи с этим возникает закономерный вопрос: что же тогда в меньшей степени способствует гражданско-патриотическому воспитанию подрастающего поколения, что затрудняет его поступательное движение?

 

       Следующий массив предложений  (15%), сформулированных экспертами, очерчен кругом вопросов, основным содержанием которых выступает повышение роли сети государственных и общественных институтов,  организаций и иных структур. Эти организации, по определению, должны заниматься решением данных  задач. Рассмотрение конкретного социального процесса под углом зрения сетевой концепции позволяет нам  определить «перспективу исследования новых структур в давно известных явлениях, поскольку не сводят их ни к индивидуальным мотивам, ни к институционально диктуемым паттернам» [10, с. 9]. Рассмотрим только некоторые предложения респондентов по совершенствованию данного направления воспитательной деятельности: «Могу сказать совершенно точно, если в стране не будет создана единая система, знаете,  как было в Советском Союзе – комсомол, пионерия, то все наши попытки ничего не стоят. Нужна именно сильная, повсеместная структура. Чтобы дети могли выйти куда-то». Интервью  № 70: «Нужно заниматься воспитанием учащихся не для галочки, оказывать школам больше помощи со стороны государства, в том числе и финансовой». Интервью № 129.  

 

        Поскольку речь идёт о  школах столичного региона, не будем апеллировать к высшим органам государственной власти. Постараемся рассмотреть, насколько нам позволят рамки научной статьи, отношение экспертов к деятельности законодательной и исполнительной власти города, детско-юношеских общественных организаций (ДЮОО), некоторых официальных структур системы Департамента образования города Москвы (ДОгМ) и, в частности Центра военно-патриотического и гражданского воспитания (ЦВПиГВ), а также средств массовой информации и коммуникаций (СМИиК).

 

       Сравнительные данные о том, как воспринимают руководящие работники   общеобразовательных организаций московского мегаполиса  деятельность  законодательного и исполнительного органов власти столицы в сфере воспитания детей, подростков и учащейся молодёжи, представлены в таблице 1.

 

Таблица 1  

 

Эксперты о  деятельности законодательного и исполнительного органов власти

 

г. Москвы в контенте вопросов гражданского и патриотического воспитания учащихся общеобразовательных школ московского мегаполиса

 

( % от  суждений конкретного кластера)

 

 

 

Оценочные и иные высказывания

Законодательный орган

Исполнительный орган

Оценочные суждения

 

 

Высокая, очень значимая роль

26

39

Роль не очень высокая, средняя 

11

12

Низкая, не особо заметная роль

35

30

Не играет никакой роли

28

19

Всего:

100

100

Высказывания, не содержащие оценочных суждений

 

 

Не сотрудничаем; не занимается вопросами гражданско-патриотического воспитания; это их не волнует

19

6

Обобщенные характеристики  

62

85

Решает другие задачи, играет другие роли

19

9

                      Всего:

100

100

Не знаю, затрудняюсь ответить (% от общего числа информантов)

10

5

 

 

         Из представленных данных следует,  что эксперты не очень высоко оценивают роль и влияние на воспитательную политику в общеобразовательных учреждениях столичного мегаполиса высших органов законодательной и исполнительной власти города. При этом  высокая, очень значимая роль Правительства Москвы оценивается более чем на порядок выше, нежели роль Мосгордумы.  Характеристики деятельности этих государственных институтов, сформулированных экспертами, иллюстрируют выдержки из ряда интервью: «Дума Москвы проводит мало интерактивных мероприятий ... на лекциях какого-либо депутата сидеть многим учащимся тяжело, нужно проводить что-то более активное». Интервью № 55; «Не знаю, сомневаюсь, что Мосгордума вообще занимается вопросами гражданско-патриотического воспитания». Интервью № 115; «Правительство очень формально подходит к гражданско-патриотическому воспитанию, их работы не было заметно». Интервью № 15; «Государству нет дела до патриотического воспитания школьников, и это, прежде всего,  задача педагогического коллектива». Интервью № 17; «Полагаю, что работа Правительством ведётся, но нам она не очень заметна. До нас доходят лишь конечные результаты, которые не всегда совпадают с желаемыми». Интервью № 27.

 

         В большинстве оценочных суждений, в которых даётся  характеристика деятельности высшего законодательного (74%)  и исполнительного (61%)  органов власти города, респонденты высказывают в той или иной степени неудовлетворённость их работой в контенте гражданского и патриотического воспитания учащихся общеобразовательных учебных заведений столичного мегаполиса. Обращается внимание на факторы снижающие потенциал данной работы: отсутствие постоянных и тесных связей; дефицит объективной информации о деятельности этих органов власти в данном направлении; недостаток финансирования мероприятий гражданско-патриотической тематики и на ряд других. Резюмировать же позицию информантов мне бы хотелось следующей выдержкой из одного интервью:

 

«Роль есть, но хотелось бы больше поддержки со стороны государства и уполномоченных лиц. Финансовая помощь от государственных органов в организации мероприятий и поездок очень мала, и это сильно ограничивает возможности школы в гражданско-патриотическом воспитании учащихся». Интервью № 129.

 

         Значимая, очень заметная роль  Центра военно-патриотического и гражданского воспитания ДОгМ в решении задач по воспитанию учащихся московских школ, подчёркивается экспертами в  49%  высказываний, содержащих оценочные суждения.   Однако в несколько большей доли суждений (51%)  просматривается неудовлетворённость (в большей или меньшей степени) деятельностью данной организации. В них  отмечается, что роль ЦВПиГВ в деле воспитания гражданских и патриотических качеств у учащихся школ московского мегаполиса не очень значима, не очень заметна (39%) или эта организация в решении данных задач вообще не играет никакой роли 12%.

 

         Кроме того,  в процессе анализа данной группы ответов был выявлен  ряд высказываний, в которых респонденты вели речь не только  о Центре и  о том, что они   «не знают, не связаны, не сотрудничают с ЦВПиГВ  (20%), но и о деятельности ДОгМ (21%). Хотя прямой вопрос  на эту тему схемой интервью не был  предусмотрен.  Представлю некоторые позиции экспертов, отражающие их мнения по этим вопросам: «Центр не имеет влияния на новое поколение. Роль утрачена, подросткам это не интересно». Интервью № 91;«Мероприятий, проводимых Центром, достаточно много, но они вызывают меньше интереса у учащихся, чем то, что организовывается школой». Интервью № 106; «Роль Департамента образования не выражена, формально подходят к этому вопросу, не дают возможности учащимся реализоваться». Интервью № 18; «Грамотная и целенаправленная работа, которую нельзя не заметить. Методы ДОгМ наиболее эффективны среди прочих организаций». Интервью № 116.  

 

       Таким образом,  у нас есть основания констатировать, что роль, влияние деятельности ЦВПиГВ на процесс формирования у учащихся общеобразовательных школ московского мегаполиса качества  гражданина и патриота  оцениваются  экспертами далеко не однозначно. Есть вопросы, которые руководству Центра, по всей вероятности,  предстоит снять в своей дальнейшей практической работе. Определённая доля респондентов вообще не располагает информацией о деятельности ЦВПиГВ.

 

      Наряду с тем, что в 50% оценочных суждений подчёркивалась  очень заметная роль и влияние детско-юношеских общественных организаций (ДЮОО) в вопросах воспитания подрастающего поколения, в 31% ответов респонденты высказали иную, прямо противоположную точку зрения. В данном случае информанты сходились во мнениях, что детско-юношеские организации «…в современном мире не играют роли в воспитании учащихся». Интервью № 37: «…в их работе не был достигнут должный уровень. Единицы интересуются этим, если вообще осведомлены». Интервью № 49:  «…роль их в решении вопросов воспитания невелика, т.к. малая толика учащихся входит в детско-юношеские общественные организации». Интервью № 58:  «Не играют роли, так как создаются сверху по принципу «сказали    надо выполнять». Интервью № 53:  «… утратили свою значимость».

 

     В интервью № 97   о неоднозначном  влиянии ДЮОО было сказано, к примеру,  следующее:

 

 «Влияние каждой организации происходит  тенденциозно. Каждая прививает определенные тенденции, которым следуют члены организации. В наше время к таким вопросам не проявляется должного внимания: нет свободного времени для их развития и общего подхода. Школа дает общий взгляд на гражданско-патриотическую позицию, а каждая организация действует в интересах политической партии, которой она создана». Интервью № 1.

 

         Эксперты, высказывая своё мнение по поводу того «Отвечают ли проводимые этими организациями мероприятия запросам и интересам учащихся?», в 57% оценочных суждений указали, что эти мероприятия интересны учащимся и  отвечают их запросам. Наряду с этим, в 43%  суждений данной группы, отмечалось, что подобные мероприятия лишь частично и/или не всегда соответствуют запросам школьников (29%) или вовсе им не интересны (14%).

 

      В группе ответов, не содержащих оценочных суждений, в 67% из них, респонденты излагали свою позицию в общеинформативном плане, а в 33% таких высказываний подчёркивали  формальный, крайне низкий уровень организации и крайне малое количество, проводимых мероприятий.

 

      Подводят определённый итог вопросам о деятельности различных организаций и о мероприятиях гражданско-патриотического характера, организуемых при их непосредственном участии, с моей точки зрения, два высказывания экспертов:

 

«Все решения в этой области важны и могут помочь нам в данной проблеме, но при условии того, что они будут выполняться в комплексе, а не существовать отдельно друг от друга...». Интервью № 32. «Все эти организации содержат в  себе огромный потенциал, но не могут его правильно использовать. Я думаю, что это происходит потому, что на данный момент все они разрознены, каждый работает в своём режиме и по своему направлению, а для достижения общей цели им необходимо объединить свои усилия». Интервью № 33.  

 

        Позитивное влияние современных  средств массовой информации  и коммуникаций (СМИиК) на гражданско-патриотическое воспитание учащихся ОО было отмечено лишь в 18% оценочных суждений. В то же время о негативном влиянии на подрастающее поколение публикаций, программ, проектов СМИиК  говорилось в значительном большинстве (60%) подобного рода высказываний. Наряду с этим, на  их недостаточное влияние  указывалось в 10% оценочных суждений и в 12% высказываний в принципе отрицалось какое-либо влияние СМИиК  на воспитательный процесс школьников. Помимо ответов, в которых давались оценочные характеристики, в 82% суждений, не содержащих оценочных высказываний, эксперты дали обобщённую характеристику роли СМИ в решении задач воспитания подрастающего поколения в духе гражданственности и патриотизма и осветили перспективы позитивного влияния данных общественно-государственных институтов (18%).  Позиции экспертов о работе  этих социальных институтов иллюстрируют выдержки из некоторых интервью: «СМИ не принимают участия в гражданско-патриотическом воспитании учащихся, так как работают на негативе и заниматься гражданско-патриотическим воспитанием им не выгодно». Интервью № 19: «Очень многие достоинства нашей страны замалчиваются в СМИ из-за ориентации на Запад.  А ведь они должны …пробуждать чувство гордости за свою страну». Интервью № 64 :  «Роль СМИ в данном вопросе строго отрицательная. В средствах массовой информации малая толика информации о чем-то хорошем, светлом. Темы патриотизма и гражданской ответственности освещены слабо, информация о них крайне скудная, а хорошие заказные статьи встречаются все же». Интервью №   82:  «В основном СМИ играют анти роль, те программы, которые смотрят дети, редко имеют нужную для воспитания патриотизма информацию, также плохо то, что в стране нет специальных детских каналов». Интервью № 128:   «Зависит от уровня СМИ. Телевидение в большинстве своем испортилось и осталось немного каналов, на которых есть, что посмотреть. На подавляющем количестве каналов одни пошлости, и приятно знать, что учащиеся смотрят телевизор все меньше и меньше, некоторые совсем не смотрят. Но СМИ хорошо справляются со своей работой в освещении крупных событий: различных происшествий и государственных праздников. По моему мнению, СМИ должны оказывать больше влияния на воспитание гражданско-патриотических настроений у детей и подростков». Интервью № 114.

 

         Как следует из осуществленного нами анализа, информанты-эксперты  высказали довольно серьёзные претензии к СМИ и их деятельности в контексте формирования  у представителей подрастающего поколения качества  гражданина и патриота. Наряду с этим они считают, что СМИ располагают достаточным потенциалом, чтобы  осуществлять более эффективную политику в сфере гражданско-патриотического воспитания детей, подростков и молодёжи.

 

       В блоке  суждений, отражающих роль современной семьи (родителей) в деле  гражданско-патриотического воспитания  детей, подростков и молодёжи (14%), во многих высказываниях, содержащих оценочные суждения, подчёркивалось минимальное участие этого важнейшего социального института в воспитании подрастающего поколения (72%).

 

       Лишь в 16% высказываний, вошедших в  данный блок, было отмечено активное участие родителей (семьи) в гражданско-патриотическом воспитании детей. Не очень значительная роль родителей в формировании и развитии гражданских и патриотических качеств у своих детей – учащихся школ была отмечена в 12% оценочных суждений экспертов.  Наряду с ответами, содержащими оценочные характеристики, информанты, во второй группе суждений, в 79% своих комментариев по данному вопросу указывали на важную роль семьи в воспитательном процессе. В пятой доли высказываний, включённых в этот кластер, речь шла  о том, что роль семьи в воспитании гражданских и патриотических качеств не является решающей, что она в первую очередь принадлежит школе, государству, обществу.

 

         Несмотря на то, что определённая группа респондентов в своих ответах подчёркивала главенствующую роль семьи (родителей)  в воспитании у представителей подрастающего поколения гражданско-патриотических качеств, многие из них отмечали минимальное значение практической роли данного социального института в решении этой задачи. И в этом плане, по всей вероятности, следует ставить вопрос не только о воспитательной политике  в страте  детей, подростков, юношей и девушек, но и о проведении целенаправленной работы по гражданско-патриотическому воспитанию среди акторов воспитательных отношений старшего возраста.  Вот только наиболее яркие точки зрения экспертов по этому вопросу: «Вы знаете, больше половины семей не влияют на воспитание своих детей, эта функция остается почти всегда за школой, так как многие родители вынуждены много работать, и у них совсем нет  времени заниматься с детьми». Интервью    55: «Большинство родителей просто не уделяют время для воспитания своих детей. Причем не только в плане гражданско-патриотического воспитания, но и в других аспектах. Они зарабатывают деньги и считают, что они лучше заплатят кому-нибудь, чтобы посторонний человек занимался воспитанием их детей. По-моему,  семья сейчас полностью отходит от своих воспитательных функций». Интервью № 75; «Очень мало семей действительно интересует жизнь своего ребёнка, а о разговоре на тему  патриотизма вообще не идёт речи. Многие дети даже не знают, кто такой Г.К. Жуков».  Интервью № 107.    

 

            Массив предложений, в которых акцентировалось внимание  на важности организации и построения  процесса воспитания на примерах современности,  активизации работы молодёжных организаций, на работе с ветеранами ВОВ, отставными и кадровыми военными, был не столь весом в общем спектре  ответов информантов (от 3 до 7%%). И я не вижу веских оснований, чтобы заострять на них внимание коллег. Рассмотрим лишь некоторые предложения, сформулированные экспертами (19%),  в которых идёт речь о более конкретных  подходах к проблемам воспитания подрастающего поколения. Вот, что говорили по этому поводу информанты: «Нужно делать подобные мероприятия, в первую очередь, интересными, а не обязательными для всех. От этого зависит успех». Интервью № 27:  «Нам нужно продолжать делать нашу работу в заданном направлении и делать ее хорошо, только при этих условиях у нас все получится. Сейчас задан очень хороший ход, так скажем паровозу патриотического движения, наша задача подкидывать в него угля изо дня в день». Интервью № 34:  «Говорят, что «Голливуд создал Америку», я думаю нам необходимо нечто подобное. Чтобы не «золотой телец» правил Россией, а идея и дух возрождения». Интервью № 38.

 

         Свою точку зрения на поставленную проблему автор сформулировал по ходу анализа представленной в статье социологической информации, полученной в процессе проведения фокусированного телефонного интервью. Поэтому ограничусь лишь краткими выводами.

 

 

 Заключение

 

     Исследование, осуществлённое на базе использования качественных методов,  позволило сделать акцент на анализе и синтезе позиций его участников, субъективных ориентациях личностей в оценках состояния деятельности, направленной, в частности на гражданское и патриотическое воспитание подрастающего поколения. Однако, поскольку в исследовании принимали участие люди далеко не посторонние учебно-воспитательному процессу, а эксперты, обладающие большим опытом педагогической деятельности в общеобразовательных организациях,  у меня есть довольно веские основания констатировать, что данное исследование позволило получить вполне репрезентативные данные. Методы интервьюирования, контент-анализа и квантификации, которые были использованы при вторичной обработке полученных социологических данных, дали возможность выявить  определённые закономерности  и факторы, обусловливающие функционирование и развитие воспитательной деятельности в школах московского мегаполиса, и наметить пути её эффективного  развития. В данном случае, с моей точки зрения, было правильным в первую очередь сконцентрировать внимание всех заинтересованных сторон на решении следующих вопросов:

 

– на совершенствовании организации и содержания воспитательного процесса  в общеобразовательных учреждениях;

 

  на повышении организационно-методической роли и участии государственных и общественных  институтов, органов управления  образованием в формировании и  развитии  современной воспитательной политики в этих учебных заведениях;

 

– на возвышении роли и ответственности семьи, родителей  в деле гражданского и патриотического воспитания подрастающего поколения;

 

– на формировании новой, комплексной   концепции  воспитания гражданственности и патриотизма детей, подростков и молодёжи.

 

        Следует отметить, что использованные в настоящем  исследовании методика и инструментарий, если их адаптировать к сложившимся социально-экономическим, социокультурным и иным условиям жизнедеятельности образовательных организаций конкретных регионов, могли бы  быть успешно применены для проведения аналогичных исследований.

 

       Однако самый важный вывод, по моему глубокому убеждению, состоит в том, что на данном этапе  функционирования и развития российского общества гражданско-патриотическое воспитание  подрастающего поколения  должно выступить приоритетной общенациональной задачей. Для её решения в обществе назрела необходимость  разработки инновационных стратегических и тактических концепций,  методологии и методов государственной воспитательной политики. Новые подходы к воспитанию подрастающего поколения могли бы опираться не только и не столько на победы и успехи  давно минувших дней и «преданья старины глубокой» (к ним автор относится с глубоким почтением).  В базис их имело бы смысл заложить пропаганду современных социально-экономических, социокультурных и иных достижений страны, общества,  государства и его граждан, которые были бы близки и понятны представителям сегодняшней генерации детей,  подростков и молодёжи.  И в данном случае «нужны живые формы работы по воспитанию патриотизма и гражданственности, а значит, опирающиеся на общественную инициативу, на служение традиционных религий, на деятельность молодёжных  и военно-патриотических организаций, исторических и краеведческих клубов <...> необходимо эффективно выстроенное общественно-государственное партнёрство» [12, с. 30]. И в решении  этой задачи, полагаю,  могли бы сыграть определённую роль системные социологические исследования.  

 

 

Литература

 

 

  1. Ананишнев  В.М. Моделирование в сфере образования //   Системная    психология и социология:   Всероссийское периодическое издание научно-практический журнал. – М.: МГПУ, 2010. – № 2.    с. 67-84.      
  2. Ананишнев В.М.  Ананишнев В.М., Денисова Т.Н., Сергейчик С.И. Формирование рынка труда и самоопределение личности учащегося // Инновации в образовании. 2002. № 1. С. 17-34.
  3. Васильев И.А. Оценка роли средств массовой информации в учебно-воспитательном процессе. // Начальная школа плюс До и После.–12/10. – С. 3–6.
  4. Васильев И.А., Жукоцкая А.В. Эффективность реализации модернизационных проектов в  образовательной сфере (по материалам социально-педагогического мониторинга) // Образование. Наука. Инновации: Южное измерение: Научно-образовательный журнал № 4 (24). – 2012. – С.7–14. 
  5. Васильев И.А., Кузина Л.Г., Холоднова Л.Ф. Критериальная оценка качества  воспитательной работы общеобразовательных учреждений Москвы  (по материалам мониторинговых  исследований). Официальное издание Департамента образования города  Москвы. // Вестник  московского образования. № 12. – 2012. – С. 116–236.            
  6. Васильев И.А. Трудовое воспитание в современной школе: реалии и потребности.// Журнал «Социология образования». – 2013. – № 10. – С. 66–84.
  7. Васильев И. Актуальные проблемы российского образования: социологическая мозаика.  Яркие эпизоды социологических исследований на образовательном поле России. – LAPLAMBERTAcademicPublishing: Saarbrücken. – 2014. – 199 c.
  8. Васильев И.А. Качество школьного           образования:  субъективный взгляд  на объективный процесс  // Социологический журнал. 2013, № 4. – С. 72 – 88.
  9. Жукоцкая А.В. Феномен идеологии. – Самара: ГОУ ВПО МГПУ (Самарский филиал). 2009. – 272 с.
  10. Иванов Д.В. К теории потоковых структур // Социс № 4 (336), 2012, с. 8–16.
  11. Интервью с Мишелем Вевёркой // Социс № 2 (334), 2012 с.129–134.
  12. Владимир Путин о патриотическом воспитании молодёжи // Столичное образование, сентябрь – октябрь, 2012, с. 30.
  13. Гидденс Э. Устроение общества: Очерк теории структурации. – 2-е изд. – М.: Академический Проект, 2005. –528 с. – («Концепции»).
  14. Путин В. Россия: национальный вопрос. Независимая газета.    23.01. 2012 г.
  15. Романова Е.С., Рыжов Б.Н. История психологии с системных позиций // Системная психология и социология: Всероссийское периодическое издание научно-практический журнал. – М.: МГПУ, 2014. – № 1 (9), с. 5–15.
  16. Рыжов Б. Н. История психологической мысли. М.: Воениздат, 2004.
  17. Рыжов Б.Н. Системные основания  психологии // Системная психология и социология: Всероссийское периодическое издание научно-практический журнал. – М.: МГПУ, 2010. – том 1, № 1, с. 5–42.

 

 

References

 

  1. Аnаnichnеv V.M. Modeling in area of formation // System psychology and sociology: All-Russia periodic  the edition scientifically-practical magazine. – М.: МCTTU, 2010. – 2., with. 67-84.      
  2. Ananishnev V.M., Denisova T.N., Sergeichik S.I. The Formation of  Labor Market and the  Determination  of   individual  Student  // Innovations in education. 2002. № 1. P. 17-34
  3. Vasilyev I.A. Assessment of a role of mass media in teaching and educational process. // the Elementary school plus Up to and После.–12/10. – With. 3–6.
  4. Vasilyev I.A., Zhukotskaya A.V. Efficiency of realization модернизационных projects in educational area (on materials of socially-pedagogical monitoring) // Formation. A science. Innovations: Southern measurement: Scientifically-educational magazine 4 (24). – 2012. – With. 7–14. 
  5. Vasilyev I.A., Cousina L.G., Holodnova  L.F. Kriterialnaja an assessment of quality of educational work of general educational establishments of Moscow (on materials monitoring researches). The official publication of Department of formation of city of Moscow. // the Bulletin of the Moscow formation. 12. – 2012. – With. 116–236.
  6. Vasilyev I.A. Labour education at modern school: realities and потребности. // Magazine « Sociology of formation ». – 2013. – 10. – With. 66–84.
  7. Vasilyev I. Aktualnye of a problem of the Russian formation: a sociological mosaic. Bright episodes of sociological researches on an educational floor of Russia. – LAP LAMBERT Academic Publishing: Saarbrücken. – 2014. – 199with. .
  8. Vasilyev I.A. Gualit of school education: a subjective sight at objective process // Sociological magazine. 2013, 4. – With. 72 – 88.
  9. Zhukotskaya  A.V. Phenomen of ideology. – Samara:МCTTU, (the Samara branch). 2009. – 272 with.
  10. Ivanov D.V. To the theory потоковых structures // Sozis 4 (336), 2012, with. 8–16.
  11. Interview to Michelle Vevyorkoj // Sozis 2 (334), 2012with. 129–134.
  12. Vladimir Putin about patriotic education of youth // Capital formation, September-October, 2012, with. 30.
  13. Giddens E. Ustroenie of a society: the Sketch of the theory structurazii. – 2 edition. – М.: The Academic Project, 2005. with. – ("Concepts").
  14. Putin of Century Russia: an ethnic question. The independent newspaper. 23.01.2012.
  15. Romanova E.S., Ryzhov B.N. History of psychology from system positions // System psychology and sociology: the All-Russia periodical scientifically-practical magazine. – М.: МCTTU, 2014. – 1 (9), with. 5 –15.
  16. Ryzhov B. N. The History of psychological thought. Moscow: Voyenizdat, 2004.
  17. Ryzhov B.N. System of the basis of psychology // System psychology and sociology: the All-Russia periodical scientifically-practical magazine. – М.: МCTTU, 2010. – Volume 1, 1, with. 5 – 42.

 



[1] Статья базируется на результатах качественного социологического исследования, осуществлённого в октябре-ноябре 2013 г. (при непосредственном участии автора) научными сотрудниками и сотрудниками-практикантами лаборатории системного мониторинга и проектирования образования Научно-исследовательского института столичного образования (НИИСО) при Московском городском педагогическом университете (ГБОУ ВПО МГПУ).