PDF-версия
Б.Н. Рыжов - Системная психология
Б.Н. Рыжов - История псих-ой мысли
Содержание №30 2019

Психологические исследования

Коган Б. М., Дроздов А. З. Системная взаимосвязь механизмов психологической защиты и личностных характеристик девушек с несуицидальным самоповреждающим поведением
Арзуманов Ю. Л., Коротина О. В., Абакумова А. А. Личностные особенности людей с зависимостью от синтетического психоактивного вещества
Валявко С. М. О возможности формализации рисуночных методик в специальной психологии: проблемы и перспективы
Захарова Л. Н., Саралиева З. Х.-М., Леонова И. С., Заладина А. С. Усталость как показатель социально-психологического возраста персонала

История психологии и психология истории

Романова Е. С., Рыжов Б. Н. Борис Федорович Ломов — ученый, ставший воплощением своего времени
Ryzhov B. N. Psychological Age of Civilization (перевод на английский язык Л.А. Машковой)

Социологические исследования

Добрина О. А. Социальные риски современности и угрозы идентичности: системный анализ концепции «культурной травмы» П. Штомпки
Ткаченко А. В. Системный подход в социологических концепциях Г. Лебона и З. Фрейда

Рецензии

Aleksander T. Review about Old Age and Disability (с переводом на русский язык)
Новлянская З. Н. Психология, литература и кино в диалоге о человеке

Информация

У Дмитрия Владимировича Гандера юбилей!
Сведения об авторах журнала «Системная психология и социология», 2019, № 2 (30)
Требования к оформлению статей
Наши партнеры

WWW.SYSTEMPSYCHOLOGY.RU

 

Ефимова И.Н РОЛЬ СИСТЕМНОГО ПРОФИЛЯ МОТИВАЦИИ В РАЗВИТИИ РОДИТЕЛЬСКОГО ВЫГОРАНИЯ

Журнал » 2014 №9 : Ефимова И.Н РОЛЬ СИСТЕМНОГО ПРОФИЛЯ МОТИВАЦИИ В РАЗВИТИИ РОДИТЕЛЬСКОГО ВЫГОРАНИЯ
    Просмотров: 4439

РОЛЬ СИСТЕМНОГО ПРОФИЛЯ МОТИВАЦИИ В РАЗВИТИИ

РОДИТЕЛЬСКОГО ВЫГОРАНИЯ

 

Ефимова И.Н
Государственная классическая академия им. Маймонида, Москва

 

В статье приводятся результаты эмпирического исследования связи особенностей системного профиля мотивации родителей и степени их родительского выгорания. Показано что влияние на степень родительского выгорания имеют место витальной и нравственной мотивации в системном профиле мотиваций. Связи мотивационного профиля и показателей родительского выгорания (эмоционального истощения деперсонализации и редукции родительских достижений) имеют сложный нелинейный характер.
Ключевые слова: системный профиль мотивации, синдром эмоционального выгорания, родительское выгорание.

 

THE ROLE OF SYSTEMIC MOTIVATION PROFILE IN DEVELOPMENT

OF PARENT’S BURNOUT

 

Efimova I.N.
Maimonides State classic academy, Moscow

 

The article represents the results of empiric researches of connection between character of parent’s systemic motivation profile and degree of burnout. Profound of vital and moral motivations on degree of parent’s burnout is shown. Connection between motivation profile and parent’s burnout’s features (emotional exhaustion, depersonalization and reduction of parent’s achievements) has complicated nonlinear nature.
Key words: systemic motivation profile, burnout’sindrom, parent’s burnout.


Введение

 

В настоящее время в условиях выхода из демографического кризиса особое значение имеет проблема детско-родительских отношений. Современное поколение родителей, выросших чаще всего в нуклеарных семьях, не имеет опыта наблюдения за взаимодействием собственных родителей с другими детьми, что должно было бы способствовать формированию у них мотивации к родительству, эффективного репертуара и стиля общения с детьми. Одной из возможных деформаций родительства выступает синдром родительского выгорания, который является разновидностью синдрома эмоционального выгорания, возникает как следствие продолжительных и хронических стрессов в сфере родительства и определяется как «многомерный конструкт, включающий в себя набор негативных психологических переживаний  и дезадаптивного поведения матери и отца, связанных с продолжительным и интенсивным детско-родительским взаимодействием, отличающимся высокой эмоциональной насыщенностью и когнитивной сложностью, при выполнении родителями деятельности, связанной с заботой о детях, их воспитанием и развитием»[1].

Родительское выгорание приводит к уплощению эмоциональной сферы родителя до радости или раздражения, преобладанию в отношении к ребенку отвержения и инфантилизации, стремлению свести к минимуму совместную активность требующую эмоциональной включенности, недооценку достижений ребенка приписывание ему вины за свои родительские неудачи  и желание переложить груз ответственности за воспитание на печи педагогов и психологов [1]. Для ребенка подобная ситуация в семье может стать травмирующей и привести, в зависимости  от возраста, к негативным последствиям в виде патологических форм привязанности, агрессивности, проблемам самооценки и т.п. Сотрудничество представителей образовательных, медицинских и социальных служб с выгоревшими родителями затруднено. Чем интенсивнее специалисты пытаются привлечь родителей к активному участию, тем сильнее сопротивление со стороны родителей, что приводит к снижению эффективности помощи ребенку и фрустрации профессионалов и может стать причиной развития у них профессионального выгорания.

Так как одним из важных компонентов родительства  являются ценностные установки [4] для изучения явления родительского выгорания и разработки профилактически-коррекционных мероприятий важной задачей представляется многостороннее изучение роли мотивационно-ценностной сферы личности в развитии родительского выгорания и в том числе выявление связи родительского выгорания с системным профилем мотивации испытуемых

 

1 Методика

 

Для решения поставленной задачи были использованы две методики. Уровень родительского выгорания определялся с помощью опросника «Родительское выгорание» (РВ), который представляет собой модификацию опросника эмоционального выгорания Н.Е. Водопьяновой и Е.С. Старченковой (русскоязычная адаптация Maslach Burnout Inventory). Опросник  «Родительское выгорание» включает в себя 22 утверждения о чувствах и переживаниях, связанных с выполнением деятельности по заботе, развитию и воспитанию собственных детей (деятельности «родительства»). Опросник состоит из трех субшкал (параметров): эмоциональное истощение, деперсонализация, редукция родительских достижений. Результаты проверки модифицированной методики «РВ» показывают, что она обладает высокой конструктной и критериальной валидностью, внутренне однородна и обладает высокой ретестовой надежностью [2].

Для выявления системных особенностей ценностной сферы испытуемых использовался тест системного профиля мотивации (СПМ) Б.Н. Рыжова, разработанный на основе теории системной психологии [7].

Объем выборки исследования проведенного в 2013 году – 60 человек: родители несовершеннолетних детей (психологи, педагоги ОУ г. Москвы) (54 матери, 6 отцов, в возрасте от 24 до 54 лет, число детей в семье от 1 до 4). Состоят в браке – 50 человек, не состоят в браке (разведенные, вдовые) – 10; один ребенок у 29 родителей, двое детей у 27, 3 и более – у 4 человек; работают с полной занятостью 56 родителей,  с частичной – 4 человека. Все испытуемые славянской национальности; постоянно поживают в г. Москве, их дети обучаются в этнически неспециализированных учреждениях либо находятся на этапе раннего детства и младенчества, все семьи социально благополучны.

 

2 Результаты и их обсуждение

 

В результате проведенного эмпирического исследования было выявлено, что в выборке 30 родителей имеют низкую степень родительского выгорания и столько же - среднюю или сильную степень. В таблице 1 приведены средние значения показателей теста системного профиля мотиваций Б.Н. Рыжова для этих групп.

 

Таблица 1

 

Средние значения показателей теста системного профиля мотиваций Б.Н. Рыжова для групп невыгоревших и выгоревших родителей


Шкалы

Среднее значение

t-критерий равенства средних..Значимость (2-сторонняя)

Родители с низкой степенью выгорания

Родители со средней и высокой степенью выгорания

Витальная мотивация

4,16

3,75

,045

Репродуктивная мотивация

5,94

6,02

,722

Познавательная мотивация

3,89

3,98

,744

Самоактуализация

3,61

3,43

,401

Самосохранение

5,18

5,27

,709

Альтруизм

5,02

5,03

,965

Самоуважение

4,44

4,30

,543

Нравственность

3,76

4,24

,027

 

Как видно из таблицы при поверке значимости различий с помощью t-критерия только  различия по показателям витальной мотивации и нравственности имеют значимость выше 0,05.  При этом, витальная мотивация у «выгоревших» родителей ниже, чем у «невыгоревших», а нравственна мотивация выше. Показатели первых трех по значимости мотиваций (репродуктивная мотивация, самосохранение и альтруизм) практически одинаковы.

Корреляционный анализ выявил связь только между двумя показателями системного профиля мотивации (витальная и нравственность) с уровнем эмоционального выгорания: средние обратная корреляция между деперсонализацией в области родительствования и витальной мотивацией (-,448) и прямая корреляция деперсонализации с нравственностью (0,418), значимые  при p≤0,01, на уровне тенденции можно говорить об обратной связи между витальной мотивацией и эмоциональным истощением родителей (-,313 при p≤0,05) .

Далее с целью более подробного исследования различий системного профиля мотивации у выгоревших и невыгоревших родителей были выделены три группы испытуемых (с высоким, средним и низким уровнем выгорания). В группу с высоким выгоранием вошли 7 родителей, в группу со средней степенью выгорания – 14, в группу с низкой степенью выгорания – 30 родителей. Остальные отнесены к неопределенному типу и не будут учтены в анализе.  К сожалению, размеры групп слишком малы для того, чтобы результаты были статистически значимы, однако на данном этапе исследования родительского выгорания важно увидеть возможные тенденции. Чтобы сделать картину более четкой построим кривые не средних значений, а порядковых номеров (8-максимальное предпочтение, 1- минимальное) выборов мотиваций в среднем по группам. Они отображены на рисунке 1.

1
Рисунок 1 - Соотношение номеров усредненных выборов мотиваций для групп родителей с различной степенью выгорания.

 

Из рисунка видно, что пики у кривых всех групп приходятся на репродуктивную мотивацию и мотивацию самосохранения и альтруизм. Вероятно, это связано с факторами, одинаковыми для всех участников исследования, независимо от степени их родительского выгорания. Но также на рисунке видно, что имеются различия в минимумах кривых. Исходя из этого, можно предположить, что на развитие родительского выгорания может влиять пренебрежение некоторыми мотивационными аспектами. Можно отметить, что наибольшие различия у групп с разной степенью выгорания обнаруживаются по тем шкалам СПМ, с которыми были выявлены связи в ходе корреляционного анализа (витальная мотивация, самореализация, нравственность). Основные отличия группы с низкой степенью выгорания  от групп со средней и высокой степенями выгорания – в некотором предпочтении витальной мотивации. Отличие группы с высокой степенью выгорания от групп с низкой и средней  степенью выгорания сильнее всего проявляется в более высоком предпочтении нравственности как мотивационного фактора, что согласуется с результатами корреляционного анализа, и в несколько меньшем внимании к самоуважению, что согласуется со свойственной для выгоревших родителей склонностью к обиде. Также на одну позицию отличается предпочтение самоактуализации группой сильно «выгоревших» родителей, по сравнению со слабо и средне «выгоревшими».

Таким образом, хотя различия в показателях групп не являются статистически значимыми, они хорошо согласуются с результатами других методов анализа и могут быть использованы для построения предположений о мишенях профилактической и коррекционной работы с родителями.

Иерархия ценностей как более стабильный конструкт  может являться фактором определяющим риск развития более лабильного феномена – эмоционального выгорания. С помощью математического анализа были исследованы механизмы влияния особенностей СПМ на развитие родительского выгорания: каждый их факторов выгорания имеет свои предпосылки, и результирующее изменение степени выгорания может быть представлено как сумма изменений, вносимых каждым из параметров в ответ на изменение иерархии мотиваций.

Данную мысль можно описать с помощью следующей формулы:
РВ 2 = РВ 1 + ∆ЭИ + ∆Д + ∆РРД,
Где РВ1 – исходный уровень родительского выгорания,
РВ2 – конечный уровень родительского выгорания,
∆ЭИ – изменение эмоционального истощения родителя при изменении порядка выборов ценностей и потребностей,
∆Д - изменение степени деперсонализации родителя при изменении порядка выборов ценностей и потребностей,
∆РРД - изменение редукции родительских достижений при изменении порядка выборов ценностей и потребностей.

Для определения иерархии ценностей исходного уровня выгорания были  выделены группы испытуемых, имеющих низкие, средние или высокие значения по всем показателям родительского выгорания одновременно. Так же были выделены группы родителей, у которых один из показателей отличается от двух других в худшую сторону, и затем проведено сравнение системных профилей мотивации этих групп с принимаемым за отправную точку усредненным профилем мотивации для группы с одинаковым (более низким) уровнем всех показателей выгорания.

В выборке были выделены следующие группы:
1. со средним уровнем эмоционального истощения, низким уровнем  деперсонализации и редукции родительских достижений («эмоциональное истощение среднее»),
2. со средним уровнем редукции родительских достижений,  низким уровнем эмоционального истощения и деперсонализации («редукция средняя»),
3. с высоким уровнем редукции родительских достижений,  средним уровнем эмоционального истощения и деперсонализации («редукция высокая»).

Так же существует группа с низким уровнем деперсонализации и средними уровнями эмоционального истощения и редукции родительских достижений. Наличие этой группы позволяет проверить предположение о суммарном вкладе факторов в степень развития родительского выгорания. Нет данных о профиле системной мотивации, который определяет средний уровень деперсонализации, но на основании имеющихся можно провести его вычисление двумя способами и сравнить результаты.

А. Сопоставим показатели СПМ групп с низким уровнем выгорания, средним уровнем эмоционального истощения и средним уровнем редукции родительских достижений. При этом исходим из следующей формулы:
РВ(ср) = РВ(низк) + ∆ЭИ(ср) + ∆Д(ср) + ∆РРД(ср),
где РВ(ср) – средние значения показателей СПМ группы со средними показателями родительского выгорания,
РВ(низк) – средние значения показателей СПМ группы с низкими показателями родительского выгорания,
∆ЭИ(ср) – разница средних показателей СПМ у группы с низким уровнем выгорания и группы со средним уровнем эмоционального истощения родителя и низкими показателями деперсонализации и редукции родительских достижений),
∆Д(ср) – разница средних показателей СПМ у группы с низким уровнем выгорания и группы со средним уровнем деперсонализации родителя и низкими показателями эмоционального истощения и редукции родительских достижений,
∆РРД(ср)  - разница средних показателей СПМ у группы с низким уровнем выгорания и группы со средним уровнем редукции родительских достижений и низкими показателями эмоционального истощения и деперсонализации родителя.

Преобразовав эту формулу, получим:
∆Д(ср) = РВ(ср) + РВ(низк) - ЭИ(ср) - РРД(ср),
где ЭИ(ср) – средние значения показателей СПМ группы со средним уровнем эмоционального истощения и низкими показателями деперсонализации и редукции родительских достижений,
РРД(ср) - средние значения показателей СПМ группы со средним уровнем редукции родительских достижений и низкими показателями эмоционального истощения и деперсонализации родителя.

Б. Вычисление значений показателей СПМ для группы со средней степенью деперсонализации, с помощью сравнения группы со средним уровнем выгорания и группы со средними уровнями эмоционального истощения и редукции родительских достижений и низким уровнем деперсонализации. При этом мы исходим из следующей формулы:
РВ(ср) = РВ(низк) + ∆ЭИ(ср) РРД(ср) + ∆Д(ср),
где РВ(ср) – средние значения показателей СПМ группы со средними показателями родительского выгорания,
РВ(низк) – средние значения показателей СПМ группы с низкими показателями родительского выгорания,
∆ЭИ(ср)РРД (ср) – разница  средних показателей СПМ у группы с низким уровнем выгорания и группы со средними уровнями эмоционального истощения родителя и редукции родительских достижений) и низким уровнем деперсонализации,
∆Д(ср) – разница средних показателей СПМ у группы с низким уровнем выгорания и группы со средним уровнем деперсонализации родителя и низкими показателями эмоционального истощения и редукции родительских достижений,
Преобразовав эту формулу, получим:
∆Д(ср) = РВ(ср) - ЭИ(ср)РРД(ср),

Где ЭИ(ср)РРД(ср) – средние значения показателей СПМ группы со средними уровнями эмоционального истощения родителя и редукции родительских достижений и низкими показателями деперсонализации.

По обоим вариантам были вычислены показатели профиля мотивации. Результаты в пункте Б несколько отличаются от результатов, полученных в пункте А, что естественно при малых выборках. Сравним характер полученных способом А и способом Б профилей  мотивации (рисунок 2).

2
Рисунок 2 - Системные профили мотивации для группы со средней деперсонализацией и низкими эмоциональным истощением и редукцией родительских достижений, полученные при вычислениях по способу А (Дср 1) и по способу Б (Дср 2)

 

     Как видно из рисунка эти кривые практически совпадают в четырех точках и имеют различия в значениях других четырех мотиваций, однако все эти расхождения по абсолютному значению не достигают 1 и, следовательно, не оказывают принципиального влияния на порядок предпочтения мотиваций. При этом характер кривых имеет полное совпадение по минимумам и максимумам. Таким образом, можно считать, что данные графики правомерно рассматривать, как отражающие специфику феномена. Данный результат в целом подтверждает правомерность рассмотрения картины выгорания как суммы вкладов параметров. Для дальнейшего использования построим усредненную кривую СПМ группы со средним уровнем деперсонализации и низкими уровнями эмоционального истощения и редукции родительских достижений («усредненная кривая» на рисунке 2)

    Рассмотрим характер влияния порядка выборов СПМ на показатели родительского выгорания в диапазоне низкой и средней степени  с помощью рисунка 3.

3
Рисунок 3 - Системные профили мотивации групп родителей, имеющих один показатель выгорания средней силы на фоне двух других слабой степени.

 

Из рисунка видно, что профиль группы со средней степенью эмоционального истощения имеет два существенных отличия от профиля группы со слабым выгоранием: снижение мотивации к самоактуализации (с седьмого на последнее место в профиле) и повышение мотивации альтруизма (с третьего на второе место).

К росту деперсонализации родителей с низким уровнем выгорания приводит перемещение познавательной мотивации c шестой позиции на вторую, снижение значимости альтруизма с третьего места до шестого и повышение значимости самоактуализации с седьмого места до пятого.

Редукция родительских достижений связана с профилем мотивации, в котором количественные отличия минимальны и можно выделить лишь чуть более высокие показатели репродуктивной мотивации и самосохранения и несколько сниженный показатель познавательной мотивации по сравнению с профилем «слабовыгоревших родителей». Однако эти небольшие изменения приводят к смене порядка значимости мотиваций: нравственность с последнего места переходит на шестое, а познавательная мотивация с шестого опускается на последнее.

В завершении анализа связи СПМ и особенностей родительского выгорания на основании имеющихся данных проведено сравнение усредненные профилей мотивации родителей с низкой, средней и высокой редукцией родительских достижений, которые изображены на рисунке 4.

4
Рисунок 4 - Усредненные профили мотивации родителей с разной степенью редукции достижений.

 

Из рисунка видно, что показатели репродуктивной мотивации и самосохранения у родителей со средней и высокой степенью редукции родительских достижений практически совпадают и в среднем выше, чем у родителей с низкой степень выгорания. Два показателя имеют противоречивую динамику. При средней степени редукции витальная и познавательная мотивация ниже, чем при низком уровне, а при сильной редукции родительских достижений эти два показателя превышают уровень, характерный для невыгоревших родителей. Редукция родительских достижений повышается при незначительном  росте Мотивация нравственности и при снижении показателей альтруизма и самоуважения. Мотивация самоактуализации не играет роли при низкой и средней степени редукции, но  при сильном ее снижении редукция родительских достижений растет до высокой степени.

Таким образом, видно, что мотивационные профили нелинейно влияют на степень редукции родительских достижений и на степень родительского выгорания в целом, что снижает возможности анализа с помощью сравнения средних значений и корреляционного анализа. В дальнейшем для подтверждения характера соотношения профиля мотиваций и степени родительского выгорания необходимо провести исследование на большей выборке.
Анализ системной компоненты ценностной сферы позволяет увидеть интересную картину, хотя на обследованной выборке не были обнаружены сильные корреляции и лишь отдельные достоверные различия средних значений показателей у групп с разной степенью выраженности родительского выгорания. Было показано, что для всех групп родителей характерны три главные мотивационные фактора: репродуктивная мотивация, мотивация самосохранения и альтруизм.

Отличие «выгоревших родителей» от благополучных связано с показателями витальной мотивации, которые у выгоревших родителей ниже, и с нравственнотью, показатель которой у выгоревших родителей выше, чем у благополучных.

С системной точки зрения усредненный профиль обследованной выборки совпадает с профилем, характерным для представителей эпохи расцвета (25-48 лет) [6], в первых двух выборах, а третий и четвертый меняются местами (альтруизм  на третьем месте а самоуважение – на четвертом). В выборах второго эшелона отличия от средневозрастных более значимы: выше позиция нравственности, а мотивации познания и самоактуализации – ниже. Место витальной мотивации у благополучных родителей выше средневозрастного, а у «сильно выгоревших» – ниже.

Сравнивая группы родителей с разной степенью выгорания, в первую очередь следует отметить, что у «выгоревших»  происходит смещение баланса мотивации сохранения в социальной сфере от личности к социуму, которое у «сильно выгоревших» приводит к тому, что мотивация нравственности переходит в верхнюю половину профиля, вытесняя самоуважение на пятое место. Мотивации развития  остаются в нижней части иерархии, но для «выгоревших» первую очередь характерно резкое снижение позиции биологической мотивации развития индивида, вплоть до восьмого места при  повышении значимости развития социума, а также  большее значение мотивации развития личности  у «средневыгоревших» родителей.
При рассмотрении картины по каждому из факторов выгорания в отдельности можно выделить следующие тенденции:

  1. Родителей со средней степенью эмоционального истощения от родителей с низким уровнем выгорания отличает существенно более высокий уровень альтруизма (второе, а не третье место в профиле) и существенно более низкая ценность самоактуализации, которая оказывается на последнем месте по важности. В данном случае можно предположить, что служение другому компенсирует недостаток внимания и, следовательно, торможение личностного развития. Достижения и таланты ребенка могут стать сверхценностью, однако собственная внутренняя неудовлетворенность подспудно будет способствовать усугублению  эмоционального неблагополучия и приведет к истощению.
  2. Родителей со средней степенью деперсонализации от невыгоревших отличает существенное преобладание познавательной мотивации, которая в иерархии оказывается на третьем месте, и мотивации самоактуализации при резком снижении альтруизма. Совокупность трех этих факторов дает большое поле для размышлений. Ведущая роль познавательной мотивации может приводить к преобладанию когнитивных способов ориентации, в том числе и в отношениях, над эмоциональными и интуитивными, и ориентации при поиске оптимальных способов воспитания не на индивидуальность ребенка, а на рекомендации, почерпнутые из «авторитетных» источников. И  то, и другое не помогает установлению близких эмоциональных отношений. В тоже время, при высокой ценности познания, вероятно, родители будут более ориентированы на обучение ребенка, чем на воспитание или развитие его талантов (что согласуется с результатами других исследований [1]). Стремление к самоактуализации при сниженной значимости ценности другого человека, скорее всего, приведет к тому, что отношения с ребенком и на благо ребенка не будут восприниматься как пространство, в котором возможно собственное развитие. Присутствие одновременно небольшого снижения репродуктивной мотивации и нравственности позволяет решить проблему воспитания на чисто формальном уровне и всей душой отдаться любимому делу или карьерному росту. В тоже время можно предположить, что родители будут уделять большее внимание развитию ребенка, исходя из эгоистического желания, чтобы он достиг успехов в тех областях, которые для самого родителя остались нереализованной мечтой. К сожалению, обследованная выборка не позволила проанализировать, что отличает профили родителей с сильной степенью эмоционального истощения и деперсонализации, но мы можем охарактеризовать родителей с тремя уровнями редукции родительских достижений.
  3. В первую очередь следует отметить, что редукция родительских достижений связана с наименее сильными изменениями показателей СПМ, Это может служить  объяснением наибольшей выраженности этого показателя выгорания у родителей. То есть небольшие колебания в ценностных предпочтениях, которые могут быть возможны даже за обозримые промежутки времени способны приводить к усилению симптоматики редукции. Для лиц с редукцией родительских достижений средней степени по сравнению с невыгоревшими родителями в первую очередь характерно снижение познавательной мотивации и самоуважения при небольшом повышении пиковых мотиваций (репродуктивной и самосохранения) и нравственности. Снижение познавательного интереса может в сфере взаимодействия с ребенком привести к тому, что он, его достижения и изменение станут менее интересны  и перестанут мотивировать родителя к активности, что увеличит объективную долю редукции достижений Снижение самоуважения может сказаться на занижении своих успехов как родителя, то есть приведет к увеличению субъективно составляющей редукции родительских достижений. При этом повышение значения нравственности может привести к представлению, что для ребенка тоже будет ценно следовать социальным нормам, и от него будет ожидаться большее послушание, что приведет к разочарованию родителя и обвинениям в адрес ребенка.  Для родителей с сильной редукцией достижений характерно повышение познавательной мотивации при резком снижении значения самоактуализации. Это самые существенные изменения в профилях в связи с редукцией родительских достижений, однако, их масштаб гораздо меньше чем у изменений, приводящих к усилению эмоционального истощения или деперсонализации. Так же следует отметить еще более слабые колебания самоуважения, витальной мотивации, альтруизма и нравственности. Еще немного меньше самоуважения, но чуть больше внимания к собственному витальному состоянию и чуть меньше заботы о других, но чуть больше ориентации на социальные нормы – вот противоречивый фон на котором при полном отсутствии потребности в самоактулизации большое место начинает занимать интерес к познанию, которое, вероятно, становиться основным удовольствием. Такого человека скорее привлекают путешествия, книги, новости. При этом ему будет свойственно чувство вины, так как он считает свой вклад в воспитание еще меньше, чем тот есть на самом деле и обвинения «непослушного» ребенка, который не хочет учиться.

Полученные результаты объясняют некоторые факты. То, что выгорание не затрагивает все сферы жизнедеятельности человека (что было бы связано с характером главенствующих мотиваций), а проявляется только в той сфере, где существуют локальные дисбалансы, не влияющие на другие стороны жизни.

То, что прямое мотивирование к лучшему выполнению родительских функций, которые связаны с находящимися на вершинах структуры репродуктивной мотивацией и мотивацией к самосохранению, не может изменить ситуацию в случае родительского выгорания, так как эти мотивации уже максимальны, а их повышение может привести к усилению редукции родительских достижений Изменение баланса возможно за счет перемещения мотиваций из «нижнего этажа» в «средний» (витальная мотивация и самоуважение) и за счет «спуска» на менее значимый уровень нравственности и как не парадоксально, в случае эмоционального истощения и деперсонализации - самоактуализации в качестве движущей силы в зоне родительствования.

То, что ряд мотивационных факторов не линейно связан со степенью родительского выгорания, позволяет выдвинуть гипотезу о различии механизмов формирования средней и высокой степени родительского выгорания и поставить задачу ее проверки в последующих исследованиях.

Важным моментом профилактики родительского выгорания в связи с полученными данными о роли познавательной мотивации можно рассматривать интенсификацию эмоционально насыщенного взаимодействия родителя с ребенком и обучение пониманию потребностей ребенка через эмпатическое вчувствование, начиная с первых месяцев его жизни. Это предотвратит выхолощенный когнитивный подход, приводящий к риску деперсонализациии и редукции родительских достижений, и сделает взаимодействие с ребенком источником удовольствия для родителя, что будет препятствовать тенденции снизить родительскую активность.


Заключение


На основании полученных эмпирических данных можно сделать следующие выводы.
1. Степень родительского выгорания связана с системными особенностями мотивации. При этом наибольшее влияние на развитие родительского выгорания оказывают витальная и нравственная мотивации. Степень выгорания тем выше, чем ниже место витальной мотивации в профиле, и чем выше место нравственной.
2.Системный подход позволяет выделить в структуре мотивации параметры, модулирующие основные тенденции, характерные для современного родителя, и таким образом строить работу на более тонком, согласованном с индивидуальностью уровне: положение познавательной мотивации, самоактуализации и самоуважения в рейтинге мотиваций отражается на уровне родительского выгорания сложным нелинейным образом.
3. Общий вклад  мотивационных факторов в риск выгорания можно рассматривать как сумму воздействий различных компонентов.

 

Литература

  1. Ефимова И.Н. Личностные характеристики и особенности эмоциональных и поведенческих проявлений родителей в связи со степенью их эмоционального выгорания // Российский научный журнал. М.: АНО «РИЭПСИ», 2013.  №4 (35). С. 206-215. 
  2. Ефимова И.Н. Возможности исследования родительского выгорания // Вестник МГОУ (Серия Психологические науки). М.: 2013.  №4.  С. 31-40.
  3. Коган Б.М., Дроздов А. З. Патогенетические механизмы развития депрессивных расстройств // Системная психология и социология. М.:МГПУ,  2013. № 7. С.46-50.
  4. Овчарова Р.В. Родительство как психологический феномен: учебное пособие. М.: Московский психолого-социальный институт, 2006.  496 с.
  5. Романова Е.С., Рыжов Б.Н. «Комплекс Брута» у социальных сирот // Системная психология и социология. М.: МГПУ, 2010.  № 1. С. 71 - 76.
  6. Рыжов Б.Н. Системная периодизация развития // Системная психология и социология. М.: МГПУ, 2012. № 5. С. 5 - 24.
  7. Рыжов Б.Н. Основы системной психологии // Системная психология и социология. М.: МГПУ,  2010.  № 1. С. 6 - 43.

References

 

1. Efimova I.N. Personal characteristics and features of emotional and behavioral manifestations of parents in relation to their degree of burnout / / Russian scientific journal. M.: ANO «RIEPSI», 2013 №4 (35). P. 206-215.
2. Efimova I. N. Research opportunities parental burnout //Herald MGOU (Psychological Science Series). M.: 2013 . № 4. P. 31-40 .
3. Kogan B. M., Drozdov A. Z.  Pathogenetic mechanisms in the development of depressive disorders//Systems psychology and sociology . M.: MCTTU, 2013. № 7. P.46 -50.
4. Ovtcharova R. V. Parenthood as a psychological phenomenon: a tutorial. M.: Moscow psycho-social institution, 2006. 496.
5. Romanova  E. S., Ryzhov B. N. «The Brutus complex» of social orphans //Systems psychology and sociology . M.: MCTTU, 2010. №1. P. 71-76.
6. Ryzhov B. N.  Systems periodization of the development//Systems psychology and sociology. M.: MCTTU, 2012. № 5. P. 5 - 24.
7. Ryzhov B. N. The basis of systems psychology//Systems psychology and sociology. M.: MCTTU, 2010. №1. P. 6 - 43.