PDF-версия
Б.Н. Рыжов - Системная психология
Б.Н. Рыжов - История псих-ой мысли
Содержание №30 2019

Психологические исследования

Коган Б. М., Дроздов А. З. Системная взаимосвязь механизмов психологической защиты и личностных характеристик девушек с несуицидальным самоповреждающим поведением
Арзуманов Ю. Л., Коротина О. В., Абакумова А. А. Личностные особенности людей с зависимостью от синтетического психоактивного вещества
Валявко С. М. О возможности формализации рисуночных методик в специальной психологии: проблемы и перспективы
Захарова Л. Н., Саралиева З. Х.-М., Леонова И. С., Заладина А. С. Усталость как показатель социально-психологического возраста персонала

История психологии и психология истории

Романова Е. С., Рыжов Б. Н. Борис Федорович Ломов — ученый, ставший воплощением своего времени
Ryzhov B. N. Psychological Age of Civilization (перевод на английский язык Л.А. Машковой)

Социологические исследования

Добрина О. А. Социальные риски современности и угрозы идентичности: системный анализ концепции «культурной травмы» П. Штомпки
Ткаченко А. В. Системный подход в социологических концепциях Г. Лебона и З. Фрейда

Рецензии

Aleksander T. Review about Old Age and Disability (с переводом на русский язык)
Новлянская З. Н. Психология, литература и кино в диалоге о человеке

Информация

У Дмитрия Владимировича Гандера юбилей!
Сведения об авторах журнала «Системная психология и социология», 2019, № 2 (30)
Требования к оформлению статей
Наши партнеры

WWW.SYSTEMPSYCHOLOGY.RU

 

Вайнштейн C. В., Щебетенко С.А. ВЗАИМОСВЯЗЬ ЭКСПЕРТНЫХ ОЦЕНОК ЧЕРТ ЛИЧНОСТИ С ПОКАЗАТЕЛЯМИ ИМПЛИЦИТНЫХ И САМООТЧЕТНЫХ ТЕСТОВ

Журнал » 2014 №10 : Вайнштейн C. В., Щебетенко С.А. ВЗАИМОСВЯЗЬ ЭКСПЕРТНЫХ ОЦЕНОК ЧЕРТ ЛИЧНОСТИ С ПОКАЗАТЕЛЯМИ ИМПЛИЦИТНЫХ И САМООТЧЕТНЫХ ТЕСТОВ
    Просмотров: 6379

ВЗАИМОСВЯЗЬ ЭКСПЕРТНЫХ ОЦЕНОК ЧЕРТ ЛИЧНОСТИ С ПОКАЗАТЕЛЯМИ ИМПЛИЦИТНЫХ И

САМООТЧЕТНЫХ ТЕСТОВ*

 

Вайнштейн C. В., Щебетенко С.А.

ПГНИУ, Пермь

 

Рассматривается проблема согласованности различных способов измерения черт личности. Результаты тестов сравниваются с показателями стандартизированного самоотчета (Опросник Большой Пятерки) и аппаратными замерами (Имплицитный Ассоциативный Тест). Представлены корреляционные модели (N=152) для имплицитных и эксплицитных признаков экстраверсии, дружелюбия, добросовестности, нейротизма и открытости опыту. Обсуждаются факторные структуры экспертных оценок личности.

Ключевые слова: черты личности, большая пятерка, экспертная оценка, экспертная-самоотчетная согласованность, имплицитный ассоциативный тест.

 

THE RELATIONSHIP BETWEEN PERSONALITY TRAITS EXPERT ASSESSMENTS AND IMPLICIT AND SELF-REPORTING TESTS* INDICATORS

 

Weinstein S. V., Shchebetenko S.A.

Perm State University, Perm

 

The problem of agreement and consistency of the measurement of different personality traits is examined. The results are compared with standard indicators of the questionnaire «Big Five Inventory» and with instrument measurements of the Implicit Association Test for five-factor model of personality traits. Correlation models (N=152) for implicit and explicit characteristics of extraversion, agreeableness, consciousness, neuroticism and openness to a new experience are presented. Factor structures for personality traits expert assessments are discussed.

Keywords: personality traits, big five, expert assessment, expert self–other agreement, implicit association test.

 

Введение

 

Согласованность измерений одной и той же черты личности различными способами имеет не только частное методологическое значение (как показатель конвергентной валидности методов измерения психологического признака), но и общий методологический смысл (как показатель однородности признаков измеряемого психологического понятия). Понятие конкретной черты личности относится как к естественному, так и к научному языку выражения психологического знания о себе и о другом человеке, что поддерживает правомерность психолексического подхода к определению структуры черт личности [16]. Наиболее распространенной эмпирической классификацией черт личности сегодня является Пятифакторная модель, Большая пятерка (Five-FactorModel, BigFiveModel), полученная более 25 лет назад в независимых, но сходных исследованиях [15; 23]. Адекватность данной таксономии русскоязычным выборочным совокупностям показана различными научными коллективами [2; 3; 6]. Это позволяет локализовать проблему согласованности различных эмпирических оценок максимально обобщенных свойств личности в рамках пятифакторной модели. Стремление к необходимому, но достаточному минимуму предельных (категориальных) описаний личностного своеобразия является не столько принципом научной эстетики, сколько следствием доминирующей в области изучения черт личности парадигмы.

Оценка черт личности наблюдателем повсеместно используется при решении практических задач психодиагностики (психологическое консультирование, собеседование при приеме на работу, межличностное восприятие). Самоотчет является наиболее распространенным источником данных для решения прикладных задач психодиагностики (личностные вопросники). Аппаратные методы оценки установок формируют фронт современных исследований личности. В рамках теории имплицитных установок [24] методы оценки можно классифицировать в соответствии с типом измеряемой установки. Методы, опирающиеся на осознаваемую и вербализируемую информацию о себе и о других людях, т.е. использующие либо самооценку, либо экспертные оценки, являются эксплицитными. Методы, направленные на измерение интроспективно не опознаваемых и, соответственно, не вербализируемых, компонентов отношения к себе и другим людям, являются имплицитными. Чаще всего такие методы основываются на оценках скорости реакции и структуры реакций на вербальные и визуальные стимулы (напр., [5; 17; 25]). Время реакции при этом отражает силу и скорость актуализации ассоциаций между отдельными представлениями человека. Кросс-культурная согласованность результатов имплицитных тестов и возможность их использования для различных возрастных групп показана на русскоязычных выборках в исследованиях этнических стереотипов [7] и самооценки [1]. Широкое распространение получил тест имплицитных ассоциаций [9].

В фокусе данной статьи признаки пяти биполярных личностных черт. Экстраверсия - Интроверсия, Дружелюбие - Враждебность, Добросовестность - Недобросовестность, Нейротизм - Эмоциональная стабильность и Открытость опыту - Закрытость опыту измеряются как эксплицитные наблюдаемые (экспертный отчет), эксплицитные сообщаемые (самоотчет) и имплицитные (аппаратное измерение на основе времени реакции) черты личности. Основной исследовательский вопрос: «Как связаны оценки личностных черт знакомыми с данными самоотчета и аппаратными замерами черт личности?»

 

1 Согласованность эксплицитных измерений черт личности

 

Проблема соответствия эксплицитных измерений черт личности друг другу в рамках пятифакторной модели сегодня является достаточно эмпирически разработанной (напр., [11, 14; 20; 32]). Согласованность зависит от ряда факторов: содержания личностного измерения, наблюдаемости релевантного оцениваемой черте поведения, социальной желательности оцениваемой черты, степени знакомства между экспертом и оцениваемым [28]. Установлено, что наиболее согласованными, как между самоотчетом и экспертным отчетом, так и между несколькими  экспертными отчетами, являются измерения Экстраверсии, а наименее – измерения Дружелюбия. Относительно наблюдаемые черты (напр., общительность, разговорчивость) оцениваются экспертами более согласовано, в то время как согласованность экспертных оценок с самооценкой относительно ненаблюдаемых черт (напр., закомплексованность, креативность) примерно в два раза ниже. Связь социальной желательности той или иной черты с согласованностью эксплицитных оценок этой черты носит криволинейный характер. Согласованность тем выше, чем более нейтральна оцениваемая черта; согласованность тем ниже, чем черта более одобряема или более неодобряема и менее нейтральна. Соответственно, наиболее высокую согласованность демонстрируют оценки нейтральных с точки зрения социальной желательности черт [28].

Мета-анализ точности и согласованности эксплицитных признаков [14] показывает влияние степени знакомства эксперта с оцениваемой личностью: надежность экспертного отчета о незнакомом человеке очень мала для всех черт пятифакторной модели, кроме Экстраверсии. При возрастании длительности знакомства возрастают и коэффициенты корреляций между данными экспертных отчетов и самоотчета. Согласованность измерений черт личности разными знакомыми экспертами находятся в диапазоне от .32 до .43. Наибольшую согласованность эксплицитных измерений показывают Экстраверсия и Добросовестность, как наиболее наблюдаемые черты;  наименьшую согласованность показывает Дружелюбие, как наиболее субъективно значимая («оценочная» – evaluative) черта; менее наблюдаемые черты Нейротизма и Открытости опыту показывают среднюю согласованность [14]. Опрос знакомых личности в качестве источника экспертных оценок широко используется в современной психологии. Наблюдая за поведением человека в реальных повседневных ситуациях, знакомые могут вполне точно оценивать личностные характеристики друг друга. Имеются данные, говорящие как в пользу меньшей подверженности оценок знакомых социальной желательности, так и показывающие, что близкое знакомство или дружба могут вносить вклад в завышение экспертом одобряемых качеств оцениваемого [13]. Экстраверсия выступает наиболее согласованным фактором на уровне эксплицитных черт, в силу высокой наблюдаемости и нейтральной социальной желательности [21].

Отдельной проблемой является вклад личностных особенностей наблюдаемого в его оценки черт личности знакомыми людьми. В качестве личностных коррелятов точности экспертной  оценки указываются  такие характеристики оцениваемых, как ориентация на межличностное общение, социальная сензитивность, разговорчивость, низкая тревожность, способность к симпатии и эмпатии, отсутствие враждебности и манипулятивности [31]. Имеются данные о связи Дружелюбия с точностью описания личности знакомых людей.  В соответствии с психологическим содержанием факторов Большой пятерки, дружелюбные эмоционально стабильные экстраверты должны чаще вступать в межличностную коммуникацию со знакомыми людьми, следовательно, получать более высокие экспертные оценки степени знакомства.

 

2 Эксплицитно-имплицитная согласованность измерений черт личности

 

С развитием в социальном познании традиции когнитивной связности, восходящей к теориям конгруентности Ч. Осгуда (1955), когнитивного диссонанса Л. Фестингера (1957), когнитивного баланса Ф. Хайдера (1958), возникла необходимость эмпирического изучения имплицитных, т.е. умалчиваемых, смутно осознаваемых, неверно опознаваемых, скрытых установок к социальным объектам и себе [24]. Методологические поиски привели к разработке косвенных методов измерения установок. Сегодня в этой области наиболее широко используется теория имплицитных установок и соответствующий ей метод – «Тест имплицитных ассоциаций» (ImplicitAssociationTest) [25].

Как определяет В. М. Русалов [5] имплицитные конструкты — характеристики психологических свойств, функционирующие в структуре сознания, но, в силу интроспективной недоступности, требующие для своего выявления специальных экспериментальных условий. Следует отличать это понятие от обыденных, ненаучных, наивных представлений о себе и своих психологических свойствах, также обозначаемых словом «имплицитные» и доступных интроспективно.

В рамках модели ассоциативно-пропозиционального оценивания (associative-propositionalevaluationmodel) [22] основой имплицитного конструкта являются ассоциативные процессы оценки, т.е. автоматические эмоционально значимые реакции на стимулы, активирующие ассоциативные паттерны; основой эксплицитного конструкта – пропозициональные процессы, т.е. сознательные рациональные реакции (суждения), активирующие рефлексивную сферу личности.

Интеграция и осмысление результатов исследований согласованности признаков личностных черт на различных уровнях привели к созданию «модели двойных линз» (DualLensModel) [29]. Данная модель обобщает три дуалистических подхода (эксплицитное – имплицитное, спонтанное – контролируемое, интуитивное – обдуманное) к рассмотрению согласованности оценок личности. Модель предполагает противопоставление автоматических (слабо осознаваемых) и контролируемых (сознательных) процессов оценки личности. Интуитивные и обдуманные суждения эксперта о чертах личности связаны, соответственно, с имплицитными и эксплицитными чертами оцениваемой личности, а также с имплицитными и эксплицитными чертами личности самого эксперта. Таким образом, есть основания ожидать высокие корреляции между имплицитными и эксплицитными признаками личности. Модель прошла эмпирическое тестирование только для Экстраверсии, выявившее значимые (p<.05) корреляции имплицитных и эксплицитных измерений данного признака. Рассматриваемая концепция является результатом разработки проблемы согласованности личностных оценок незнакомых людей. Подобные модели согласованности эксплицитных оценок знакомых людей пока что не верифицированы.

В исследовании согласованности имплицитных признаков и эксплицитных самоотчетов черт Большой Пятерки [33] получены низкие корреляции для большинства измерений. Значимые эксплицитно-имплицитные связи выявлены только для Экстраверсии и Добросовестности. Тем не менее, цитируемое исследование подтверждает применимость Пятифакторной модели к имплицитным чертам личности. С другой стороны, имеются расчеты [9], свидетельствующие в пользу большей пригодности однофакторной модели для имплицитных черт личности. Различие факторных структур имплицитных и эксплицитных черт личности может быть обусловлено их наблюдаемостью на эксплицитном уровне и контролируемостью проявлений на имплицитном уровне. Таким образом, экспертные оценки, данные самоотчетов и имплицитных тестов, могут опосредовать друг друга.  

Основываясь на имеющихся эмпирических данных и теоретических моделях, сформулируем следующие гипотезы.

1. Экспертные оценки черт личности знакомых людей будут значимо завышены относительно самоотчетных измерений Экстраверсии, Дружелюбия, Добросовестности и Открытости опыту и занижены относительно Нейротизма оцениваемого.

2. Степень знакомства эксперта с оцениваемым субъектом положительно связана с самоотчетной Экстраверсией, Дружелюбием и Добросовестностью и не связана с самоотчетными Нейротизмом и Открытостью опыту.

3.Экспертные оценки черт личности образуют пятифакторную структуру.

4. Экспертные оценки Экстраверсии и Добросовестности наиболее согласованы как с соответствующими имплицитными измерениями, так и с данными самоотчета.

5.Имплицитные признаки опосредуют взаимосвязь эксплицитных экспертных и эксплицитных самоотчетных признаков личностных черт.

3 Метод

 

Участники исследования. В исследовании приняло участие 152 студента дневных отделений психологии, истории и биологии. Возраст участников находился в диапазоне от 17 до 35 лет (M=19.31; Med=19; SD=1.82); из них – 31 мужчина (20.4%).

Процедура.Исследование проводилось в 2 этапа. На первом этапе участники в группе в учебной аудитории заполняли эксплицитный тест и анкету, содержащую формальные социально-демографические признаки (необходимые для имплицитных замеров). На втором этапе индивидуально в лаборатории участники оценивали других знакомых участников исследования и выполняли имплицитный тест. Таким образом, были получены экспертные оценки каждым участником двух других: всего 304 случая оценивания.

Методики.Эксплицитные сообщаемые показатели (самоотчет) черт личности измерялись при помощи русскоязычной версии Big Five Inventory (BFI) [28]. Психометрические показатели русскоязычной версии опросника приведены в [9].

Эксплицитные наблюдаемые показатели (экспертный отчет) измерялись десятью пунктами, извлеченными из полной версии BFI: по два пункта на каждую шкалу (pBFI). Каждому участнику предлагалось оценить двух других знакомых ему участников исследования. Набор оцениваемых людей составлялся случайным образом на основе списка студенческой группы участника. Все участники исследования были знакомы с оцениваемыми не менее 3 месяцев, поскольку учились в одной группе. Участники-эксперты оценивали степень знакомства с каждым оцениваемым. Использовалась пятибалльная шкала Р. Ликерта, идентичная оценочной шкале BFI. Согласованность экспертных оценок (интерклассовая корреляция) составила .69, .58, .65, .50 и .61. (здесь и далее в тексте нулевые целые значения опущены) для  Экстраверсии, Дружелюбия, Добросовестности, Нейротизма и Открытости опыту соответственно, что говорит о приемлемой надежности данных измерений. Относительно низкие значения согласованности экспертной оценки Дружелюбия и Нейротизма могут быть связаны с особенностями статистически значимых интерклассовых корреляций в целом. Так, согласованность двух экспертных оценок различных черт личности методом Q-сортировки варьируется от .24 до .53 (M=.37; Mod=.45; SD=.07) [18, с. 85]. Высокая согласованность оценок Экстраверсии соответствует ранее полученным результатам [11, 14; 21; 29].

Для определения точности экспертных оценок сравнивались обобщенные личностные профили исследуемой выборки, составленные на основе экспертных и самоотчетных данных. Разность средних значений и стандартных отклонений можно интерпретировать как показатель наблюдаемости черт личности, так и показатель субъективной значимости (оценочности) и социальной желательности данной черты личности [14; 28].

Имплицитные показатели (аппаратная оценка) измерялись Тестом Имплицитных Ассоциаций (IAT) [25], модифицированного в соответствии с задачами исследования. Методика позволяет рассчитать среднюю скорость отнесения вербальных личностных характеристик (напр., общительность, разговорчивость) к личностным категориям (напр., экстраверсия), а также к своим или чужим индивидуальным социально-демографическим характеристикам (напр., пол, возраст, имя, гражданство и т.п.). Итоговым показателем является коэффициент D, который предполагает коррекцию слишком быстрых и медленных реакций, ошибок категоризации, а также учитывает стандартное отклонение от совершенных данным участником попыток [26]. Предполагается, что D отражает ассоциативную связь между личностной чертой и идентичностью личности. Описание процедур модификации, замеров и расчетов показателей см. в [8]. Итоговый массив имплицитных данных был скорректирован для исключения эффектов порядка предъявления измеряемых черт [9].

 

4 Результаты

 

Экспертные и самоотчетные показатели.Наиболее высокие экспертные оценки получены для Экстраверсии, наиболее низкие – для Нейротизма (таблица 1). Наибольший разброс показывают оценки Дружелюбия, наименьший – оценки Добросовестности и Открытости опыту. Данные самоотчетов показывают наибольшую выраженность Открытости опыту и Дружелюбия в исследуемой выборке. Самоотчетное измерение Дружелюбия, в противоположность экспертному, показало наименьший разброс в значениях. Наибольшая дистанция между средними значениями наблюдаемого и самоотчетного признака выявлена для Добросовестности и Экстраверсии, наименьшая – для Дружелюбия и Нейротизма. Максимальные различия в разбросе значений обнаружены для Дружелюбия, минимальные – для Нейротизма. Экспертные оценки Экстраверсии и Добросовестности  завышены относительно соответствующих самоотчетных показателей. Самоотчетный показатель Открытости опыту завышен относительно соответствующего показателя в отчетах экспертов. Эксперты склонны более высоко оценивать Экстраверсию и Добросовестность и более низко оценивать Открытость опыту.

 

 

Таблица 1

Значения эксплицитных признаков черт личности и их взаимосвязь со степенью знакомства с оцениваемым

 

E

A

C

N

O

Эксплицитные наблюдаемые значения

 

 

 

 

 

Среднее

3.66

3.59

3.52

3.06

3.47

Стандартное отклонение

.92

1.07

.94

.89

.81

Эксплицитные сообщаемые значения

 

 

 

 

 

Среднее

3.37

3.52

3.16

3.14

3.69

Стандартное отклонение

.72

.55

.70

.71

.54

Значения т-теста для зависимых выборок

4.66***

.98

4.49***

-1.14

-3.36***

Корреляции степени знакомства с оценками черт личности наблюдаемого субъекта

.35***

.05

.19***

-.01

.17**

Корреляции степени знакомства с самоотчетными чертами личности наблюдаемого субъекта

.17**

.05

.04

-.00

.01

Примечания: E – экстраверсия, A – дружелюбие, С – добросовестность, N – нейротизм, O – открытость опыту; **p<.01, ***p≤.001.

Степень знакомства эксперта связана с оценками Экстраверсии, Добросовестности и Открытости опыту и не связана с оценками Дружелюбия и Нейротизма. Степень знакомства коррелирует с эксплицитной экстраверсией, как наблюдаемой, так и самоотчетной. С другими признаками черт личности оцениваемого, как имплицитными, так и эксплицитными, степень его знакомства с экспертом не коррелирует (все p>.07). Таким образом, только Экстраверсия оцениваемого предсказывает степень знакомства с экспертом (β=.182, р=.003, R2=.033, F=8.77).

 Эксплораторный факторный анализ (метод главных компонент, вращение Varimax) пунктов экспертных отчетов показывает четырехфакторную структуру: Экстраверсия, Дружелюбие, Нейротизм и фактор, объединяющий пункты Добросовестности и Открытости опыту (таблица 2). При расчете пунктов Добросовестности и Открытости опыту как пунктов одной шкалы, обнаруживается сильная связь данных оценок со степенью знакомства (r=.21***). Также средние значения пунктов объединенной шкалы отрицательно связаны с Экстраверсией наблюдаемого субъекта (r=-.14*) 

Таблица 2

Факторная структура экспертных оценок черт личности наблюдаемого субъекта  в связи со степенью знакомства

Пункт

Формулировка пункта

Ф1

Ф2

Ф3

Ф4

1E

«… полон энергии»

 

 

 

.81

2E

«... настойчивый, напористый и уверенный в себе»

 

 

 

.61

3A(r)

«... затевающий ссоры с другими людьми»

 

-.80

 

 

4A(r)

«... может быть холодным и надменным»

 

-.78

 

 

5C(r)

«... склонен быть неорганизованным»

 

 

.79

 

6C

«... эффективный в работе»

 

 

.77

 

7N

«... бывает напряженным»

-.81

 

 

 

8N

«... может быть угрюмым»

-.74

 

 

 

9O

«... вдумчивый»

 

 

.69

 

10O

«... высоко ценит искусство и эстетические переживания»

 

 

.59

 

 

«Насколько хорошо Вы знаете этого человека?»

-.25

-.21

.09

.78

 

Объясненная дисперсия %

15

16

19

17

Примечания: n=304; Ф – статистический фактор; (r) – реверсивный пункт, результаты расчетов приведены для перевернутых значений.

Степень знакомства дает наибольшую факторную нагрузку на Экстраверсию (.78). При исключении степени знакомства из факторного анализа, полученные эксплицитные наблюдаемые данные образуют трехфакторную структуру. Воспроизводятся фактор Экстраверсии и фактор, объединяющий Добросовестность и Открытость опыту. Дружелюбие и Нейротизм образовали  самостоятельный фактор (таблица 3).

Таблица 3

Факторная структура экспертных оценок, исключающая степень знакомства

Пункт

Формулировка пункта

Ф1

Ф2

Ф3

1E

«… полон энергии»

 

 

-.76

2E

«... настойчивый, напористый и уверенный в себе»

 

 

-.84

3A(r)

«... затевающий ссоры с другими людьми»

 

.67

 

4A(r)

«... может быть холодным и надменным»

 

.78

 

5C(r)

«... склонен быть неорганизованным»

.70

 

 

6C

«... эффективный в работе»

.74

 

 

7N

«... бывает напряженным»

 

-.67

 

8N

«... может быть угрюмым»

 

-.64

 

9O

«... вдумчивый»

.76

 

 

10O

«... высоко ценит искусство и эстетические переживания»

.63

 

 

 

Объясненная дисперсия %

19

15

16

Примечания: Ф – статистический фактор; (r) – реверсивный пункт, результаты расчетов приведены для перевернутых значений.

Парные корреляции самоотчетных, экспертных и имплицитных показателей(табл. 4). Выявлено три значимых связи между показателями самоотчетов (BFI) и экспертных отчетов (pBFI): Экстраверсия, Дружелюбие и Нейротизм. Также высоко коррелируют черты Экстраверсии и Добросовестности, измеренные IATи BFI (r=.41, .30; p<.001). Взаимосвязь имплицитного  и эксплицитного измерений Нейротизма приближается к уровню значимости (r=.18; p=.053). Корреляции показателей IAT и BFI подробно обсуждаются в [9]. Среди парных показателей IATи pBFI слабую связь обнаруживает только Добросовестность (r=.22; p=.012). Также с имплицитной добросовестностью наблюдаемого связана экспертная оценка Экстраверсии (r=.21; p=.019).

Таблица 4

Взаимосвязь экспертных оценок с эксплицитными и имплицитными показателями черт личности

 

E

BFI

A BFI

C BFI

N BFI

O BFI

E IAT

A IAT

C IAT

N IAT

O IAT

E pBFI

.46***

.09

.21*

-.19*

.05

.16

.05

.21*

.03

.08

A pBFI

-.18*

29***

-.06

-.08

.22*

.10

.01

.04

.01

.04

C pBFI

-.02

.13

.14

.06

-.04

.12

.08

.22*

.07

.01

N pBFI

-.17*

-.14

-.07

.20*

-.15

.03

.001

.04

.12

.05

O pBFI

-.29***

.06

-.19*

.13

.08

.04

.02

.06

.08

.13

Примечания: pBFI – экспертный отчет, BFI – самоотчет, IAT – имплицитный показатель;  корреляции для IAT приведены по модулю; * р<.05, *** p<.001.

Чем более эстравертированным эксперт считает наблюдаемого субъекта, тем более последний является Добросовестным и Эмоционально стабильным по показателям самоотчета. Дружелюбные (β(A)=.251**) и открытые опыту (β(O)=.205**) интроверты (β(E)=-.265**) оцениваются как более дружелюбные (р<.001, R2=.178, F=6.34). Экстраверты оцениваются как более эмоционально стабильные, но корреляция между экспертным и самоотчетным Нейротизмом прямая. Добросовестность и Экстраверсия отрицательно связаны с экспертной Открытостью опыту. Тем не менее, только Интроверсия предсказывает высокие экспертные оценки Открытости опыту (β(E)=-.264, р<.003, R2=.116, F=3.82)

Наблюдаемая Экстраверсия положительно связана с самоотчетной Добросовестностью и отрицательно связана с самоочетным Нейротизмом. Самоотчетная Открытость опыту положительно связана с наблюдаемым Дружелюбием и отрицательно – с наблюдаемым Нейротизмом. Остальные корреляции не значимы.

Структурные модели взаимосвязи имплицитных и эксплицитных показателей. Экстраверсия имеет наибольшую величину межметодных корреляций (среднее r=.41), но нам не удалось получить статистически значимую модель имплицитной медиации экспертных оценок Экстраверсии (χ2=31.7, p=.000, CFI=.416, RMSEA=.451). Также не удалось установить статистически значимые медиационные модели, описывающие взаимосвязи имплицитных и эксплицитных признаков Дружелюбия (межметодное r=.21), Нейротизма (межметодное r=.17) и Открытости опыту (межметодное r=.05).

 Пригодная модель медиации (рис.1) рассчитана для Добросовестности (межметодное r=.22). Как мы видим, связь самоотчетного признака с экспертной оценкой полностью объясняется корреляцией имплицитного признака с самоотчетным признаком.

 

 

Рисунок <!--[if supportFields]> SEQ Рисунок \* ARABIC 1<!--[if supportFields]>. Модель имплицитной медиации эксплицитных измерений Добросовестности

Примечания: χ2=.743, p=.389, CFI=1, RMSEA=0; С – Добросовестность; e1 – необъясненный компонент. Высокие значения показателя IAT означают недобросовестность.

5 Обсуждение

 

В терминах наблюдаемости, субъективной значимости и социальной желательности (ср. с [14; 28]) полученные разбросы значений  среди эксплицитных признаков черт личности могут быть интерпретированы следующим образом:

  • чем более наблюдаемы черты личности (Экстраверсия, Добросовестность), тем более высокие значения им приписывает эксперт;
  • чем более субъективно значима (оценочна) черта личности (Дружелюбие), тем меньше отличается ее экспертная оценка от данных самоотчета;
  • чем менее наблюдаема и социально желательна черта личности (Нейротизм), тем меньше отличается ее экспертная самооценка от данных самоотчета;
  • чем менее наблюдаема и более социальна желательна черта личности (Открытость опыту), тем менее высокие значения ей приписывает эксперт.

Безусловно, такая интерпретация является спекулятивным выводом из соотнесения полученных данных с результатами предшествующих эмпирических исследований, т.к. наш набор данных не содержит прямых оценок наблюдаемости, субъективной значимости и социальной желательности той или иной черты. Тем не менее, наши результаты теоретически согласуются с корреляционной моделью детерминант согласованности эксплицитных оценок [28].

Установлены теоретически предсказываемые связи степени знакомства с экспертной оценкой Экстраверсии и Добросовестности; отсутствия связи с Нейротизмом также было ожидаемо; наличие связи с Открытостью опыту противоречит ранее полученным результатам [14]. Оставаясь менее наблюдаемой чертой, Открытость опыту является наиболее социально желательной характеристикой, особенно в контексте объединяющих участников учебной деятельности [34], что может вести к более высоким оценкам более знакомых людей. Иначе говоря, этот результат может быть обусловлен особенностями выборки. Гипотеза подтверждена в части связи с Экстраверсией и опровергнута в части связи с Дружелюбием. Наблюдатели считают, что лучше знают наблюдаемого экстраверта, вне связи с тем, дружелюбен он или враждебен. Можно предположить, что Дружелюбие субъекта наблюдения не связано со степенью знакомства, т.к. относится к субъективно значимому отношению (ср. с [14]) и не относится к наиболее наблюдаемым проявлениям личности субъекта в ситуациях учебной деятельности. Иными словами, степень знакомства с наблюдаемым субъектом не коррелирует с его самоотчетным  Дружелюбием, т.к. степень знакомства связана с наблюдаемой успешностью в академической сфере, а экспертно оцениваемое Дружелюбие – с межличностными отношениями с наблюдаемым субъектом.

В данном исследовании не удалось установить приемлемую пятифакторную структуру для экспертных оценок черт личности. Этот результат может быть обусловлен особенностями выборки.

Четырехфакторная структура.Организованность, эффективность в работе и вдумчивость» являются наиболее желательными характеристиками в общей для участников исследования учебной деятельности  [34]. Согласно данным [30] экспертные оценки Добросовестности и Открытости опыту положительно связаны с адаптацией студента к учебному процессу в вузе, что позволяет интерпретировать фактор как Наблюдаемая академическая успешность. Нагрузка пунктов Открытости опыту на этот фактор позволяет понять высокую корреляцию данной черты со степенью знакомства. Чем больше субъект наблюдения проявляет себя в учебной деятельности, тем больше он знаком наблюдателю и тем больше он оценивается как Добросовестный и Открытый опыту; чем меньше субъект наблюдения проявляет себя в учебной деятельности, тем менее он считается Добросовестным и Открытым опыту и тем менее он знаком наблюдателю.

Трехфакторная структура. Биполярность фактора, объединяющего пункты экспертной оценки Дружелюбия и Нейротизма, обусловлена способом измерения черт личности Большой Пятерки. Если бы пункты оценки для Дружелюбия не были реверсивными, фактор был бы униполярный. «Надменный, затевающий ссоры, напряженный и угрюмый» человек, если не учитывать, что он знакомый, воспринимается как не самый привлекательный для отношений. Этот фактор можно интерпретировать как Межличностная привлекательность, т.е. воспринимаемый эмоциональный статус, способность другого притягивать или отталкивать окружающих, вызывать симпатию или антипатию.

Степень знакомства разбивает невротические и враждебные черты личности на два фактора в силу наблюдаемости и субъективной значимости данных черт. По мере углубления знакомства невротические черты становятся более доступными для наблюдения и лучше дифференцируются от Дружелюбия, как компоненты Межличностной привлекательности.

В целом, полученная эмпирическая структура поддерживает теоретическую модель форм метаиндивидуальной репрезентации личности другого [4]. Если считать «энергичность, настойчивость, напористость и уверенность в себе» (т.е. пункты Экстраверсии), оценками межличностной власти, а фактор Наблюдаемой академической успешности – аналогом референтности, то возможны следующие параллели с трехфакторной моделью «значимого другого» А. В. Петровского: Власть – Наблюдаемая Экстраверсия, Референтность – Наблюдаемая академическая успешность, Аттракция – Межличностная привлекательность.

Экспертные оценки Экстраверсии и Добросовестности наиболее согласованы с соответствующими самоотчетными и имплицитными измерениями. Связь имплицитной и экспертной Экстраверсии не достигает уровня значимости.

Согласованность самоотчетных и наблюдаемых признаков черт Пятифакторной модели поддерживает ранее полученные другими авторами результаты относительно Экстраверсии, Дружелюбия и Нейротизма. Тем не менее, отсутствие согласованности эксплицитных измерений Добросовестности и Открытости опыту противоречит опубликованным данным [14].

Вслед за [12] укажем две стратегии интерпретации взаимосвязей наблюдаемых и сообщаемых измерений Большой пятерки. Первая стратегия исходит из рассмотрения измеряемых черт в качестве ортогональных, но предполагает, что межметодные и внутриметодные корреляции различных черт отражают наличие факторов более высокого порядка. Альтернативная трактовка исходит из того, что взаимосвязи между различными чертами Большой Пятерки являются артефактами, порождаемыми особенностями метода измерения. Например, такие неконтролируемые переменные как степень знакомства, социальная желательность, тенденции к положительным или отрицательным ответам, наивные теории личности и т.д., могут приводить к объединению черт Большой пятерки в факторы более высокого порядка, несмотря на их ортогональность. Наш результат может быть обусловлен как различием имплицитной и эксплицитной структуры черт Большой пятерки (наличием латентных факторов более высокого порядка), так и вкладом неконтролируемых в данном исследовании переменных в дисперсию измеряемых признаков (факторов метода). Возможно, полученные результаты обусловлены особенностями экспертных оценок субъектов, знакомых друг с другом благодаря учебной деятельности (фактор специфики выборки).

 Имплицитная Добросовестность опосредует взаимосвязь экспертных и самоотчетных признаков данной черты. Этот факт объясним как в рамках «модели реалистичной точности» (Realistic Accuracy Model – RAM) [19], так и в рамках согласованной с ней «модели двойных линз» (Dual Lens Model – DLS) [29]. Имплицитный параметр репрезентирует наблюдаемые как автоматические, так и относительно контролируемые поведенческие маркеры (напр., внешний вид, выражение лица, поза, интонация, речевое поведение), опосредующие точность процесса оценки наблюдаемой черты. Самоотчетный параметр репрезентирует контролируемое релевантное оцениваемой черте поведение. Экспертный параметр репрезентирует способность к использованию (utilization) поведенческого маркера для оценки личности наблюдаемого (personaljudgment). Таким образом, связь самоотчетных признаков с имплицитными представляют первый этап процесса оценивания (демонстрация релевантного черте поведения) в рамках RAM и процесс валидизации поведенческого маркера (cue validity) в рамках DLM. Связь экспертно оцениваемых признаков с имплицитными представляют четвертый этап процесса оценивания (утилизация замеченного поведенческого маркера в оценку личности) в рамках RAM и DLM. Соответственно, имплицитный признак может быть интерпретирован как показатель силы ассоциаций между поведенческих маркерами и категоризацией их вербальных предъявлений. Проще говоря, он опосредует самоидентификацию черты и идентификацию черты экспертом, т.к. наиболее близок к многообразию автоматических и контролируемых поведенческих проявлений черты личности.

Экстраверсия и Добросовестность − самые наблюдаемые черты личности (в отличие от Нейротизма и Открытости опыту), наименее зависимые от субъективной значимости (в отличие от Дружелюбия) [14]. Поэтому их оценки наиболее согласуются между имплицитными и эксплицитными способами измерения. Полученная модель медиации подтверждает, что Добросовестность наиболее наблюдаемая черта, т.к. связь между экспертной и самоотчетной оценкой данной черты полностью объясняется более интуитивными и спонтанными (менее зависящими от сознательного контроля, т.е. более «объективными») реакциями, измеренными имплицитным тестом. Относительно высокие межметодные корреляции для Экстраверсии также поддерживают тезис о высокой наблюдаемости данной черты личности. Отсутствие пригодной модели имплицитной медиации экспертных и самотчетных признаков Экстраверсии может быть обусловлено ошибкой метода, а также спецификой выборки.

 

Выводы

 

1. Эксперты склонны давать более высокие оценки Экстраверсии и Добросовестности относительно соответствующих самоотчетных показателей; оценка Открытости опыту, напротив, – занижена.

2. Степень знакомства эксперта положительно связана с Экстраверсией, Добросовестностью и Открытостью опыту и не связана с Дружелюбием и Нейротизмом наблюдаемого субъекта.

3. Факторная структура экспертных оценок черт личности включает четыре фактора: Экстраверсию, Дружелюбие, Нейротизм и Наблюдаемую академическую успешность (объединяющую Добросовестность и Открытость опыту) при включении Степени знакомства. При исключении Степени знакомства  из  матрицы факторизации, экспертные оценки образуют трехфакторную структуру, включающую Экстраверсию, Межличностную привлекательность (объединяющую Дружелюбие и Эмоциональную стабильность) и Наблюдаемую академическую успешность.

4. Экспертная оценка Экстраверсии согласована с самоотчетным показателем, но слабо (статистически не значимо) согласована с имплицитным показателем данной черты. Экспертная оценка Добросовестности согласована с имплицитным показателем, но слабо (статистически не значимо) согласована с самоотчетным показателем.

5. Имплицитный признак Добросовестности опосредует взаимосвязь экспертных и самоотчетных признаков данной черты.

 

Литература

 

  1. Борисова И.А.Особенности самооценки младших школьников с разными типами эмоциональной привязанности к матери: автореф. дис. канд. психол. наук. М., 2007. 28 с.
  2. Князев Г.Г., Митрофанова Л.Г., Бочаров В.А.Валидизация русскоязычной версии опросника Л. Голдберга «Маркеры факторов «Большой Пятерки» // Психологический журнал. 2010. Т. 31. № 5. С. 100-110.
  3. Осин Е.Н., Рассказова Е.И., Неяскина Ю.Ю., Дорфман Л.Я., Александрова Л.А.Операционализация пятифакторной модели личностных черт на российской выборке // Психологическая диагностика. 2013. В печати. 
  4. Петровский А.В.Трехфакторная модель «значимого другого» // Вопросы психологии. 1991. №1. С. 7-18.
  5. Русалов В.М.О надежности метода парных сравнений при имплицитной самоидентификации личностных свойств // в кн. Математическая психология: Школа В.Ю. Крылова / Под ред. А. Л. Журавлева, Т. Н. Савченко, Г. М. Головиной. М.: Институт психологии РАН. 2010. С. 482-489.
  6. Хромов А.Б. Пятифакторный опросник личности: Учебно-методическое пособие. Курган: Изд-во Курганского гос. университета, 2000. 23 с.
  7. Шляхтин Г.С., Давыдов С.В. Соотношение имплицитных и эксплицитных этнических стереотипов у русских и немцев // Вестник Нежегородского государственного университета. Серия Социальные науки. 2006. Т. 1. № 5. С. 125-138.
  8. Щебетенко С.А., Вайнштейн С.В. Об измерении черт личности посредством времени реакции (Часть II: результаты исследования) // Вестник Пермского университета: Философия. Психология. Социология. 2010. 4. С. 52-72.
  9. Щебетенко С.А., Вайнштейн С.В. Большая Пятерка черт личности: эксплицитно-имплицитный подход // Психология и психотехника. Рекомендовано к печати.
  10. Яньшин П.В., Варламова Е.И. Тест имплицитных ассоциаций: объективный метод косвенного измерения аттитюдов и социальных стереотипов // Системная психология и социология. 2013. №7. С. 106-115.
  11. CarlsonE.N., VazireS., FurrR. M.Meta-Insight: DoPeopleReallyKnowHowOthersSeeThem? // JournalofPersonality and Social Psychology. 2011. Vol. 101. No. 4. P. 831–846.
  12. Chang L., Connelly B. S., Geeza A. A. Separating Method Factors and Higher Order Traits of the Big Five: A Meta-Analytic Multitrait–Multimethod Approach // Journal of Personality and Social Psychology. 2012. Vol. 102. No. 2. P. 408–426.
  13. Cohrs J.C., Kämpfe-Hargrave N., Riemann R. Individual Differences in Ideological Attitudes and Prejudice: Evidence From Peer-Report Data // Journal of Personality and Social Psychology. 2012. Vol. 103. No. 2. P. 343–361.
  14. Connelly B. S., Ones D. S. An Other Perspective on Personality: Meta-Analytic Integration of Observers’ Accuracy and Predictive Validity // Psychological Bulletin. 2010. Vol. 136. No. 6. P. 1092–1122.
  15. Costa P. T., McCrae R. R. Four ways five factors are basic // Personality and Individual Differences. 2006. 13. P. 653–665.
  16. De Raad B.The Big Five Personality Factors: The psycholexical approach to personality. Ashland, OH, US: Hogrefe&Huber Publishers. 2000. 128 p.
  17. Fazio R. H., Olson M. A.Implicit measures in social cognition: Their meaning and use // Annual Review of Psychology. 2003. 54. P. 297-327.
  18. Funder D.C.Errors and Mistakes: Evaluating the Accuracy of Social Judgment // Psychological Bulletin. 1987. Vol. 101. No. 1. P. 75-90.
  19. Funder D.C.  On the Accuracy of Personality Judgment: A Realistic Approach// Psychological Review. 1995. Vol.102. No. 4. P. 652-670.
  20. Funder D.C., Kolar D.C., Blackman M. C. Agreement Among Judges of Personality: Interpersonal Relations, Similarity, and Acquaintanceship // Journal of Personality and Social Psychology. 1995. Vol. 69. No. 4. P. 656-672.
  21. Funder D. C.Accurate personality judgment // Current Directions in Psychological Science. 2012. 21. P. 177–182.
  22. Gawronski B., Bodenhausen G. V.Associative and Propositional Processes in Evaluation: An Integrative Review of Implicit and Explicit Attitude Change // Psychological Bulletin. 2006. Vol. 132. No. 5. P. 692–731.
  23. Goldberg L. R. The structure of phenotypic personality traits // American Psychologist. 1993. 48. P. 26–34.
  24. Greenwald A.G., Banaji M.R., Rudman L.A., Farnham S.D., Nosek B.A., Mellott D.S. A Unified Theory of Implicit Attitudes, Stereotypes, Self-Esteem, and Self-Concept // Psychological Review. 2002. Vol. 109. No. 1. P. 3–25.
  25. Greenwald A.G., McGhee D.E., Schwartz J.L.K.Measuring individual differences in implicit cognition: The Implicit Association Test // Journal of Personality and Social Psychology. 1998. 74. P. 1464–1480.
  26. Greenwald A.G., Nosek B.A., Banaji M.R.Understanding and using the Implicit Association Test: I. An improved scoring algorithm // Journal of Personality and Social Psychology. 2003. 85. P. 197-216.
  27. John O.P., Naumann L.P., Soto C.J.Paradigm shift to the integrative Big Five trait taxonomy: History, measurement, and conceptual issues // In O. P. John, R. W. Robins, L. A. Pervin (Eds.). Handbook of personality: Theory and research. NY: Guilford Press, 2008. P. 114-158.
  28. John O.P., Robins R.W. Determinants of Interjudge Agreement on Personality Traits: The Big Five Domains, Observability, Evaluativeness, and the Unique Perspective of the Self // Journal of Personality. 1993. Vol. 61. No. 4. P. 521–551.
  29. Hirschmüller S., Egloff B., Nestler S., Back M.D.The Dual Lens Model: A Comprehensive Framework for Understanding Self–Other Agreement of Personality Judgments at Zero Acquaintance // Journal of Personality and Social Psychology. 2013. Vol. 104. No. 2. P. 335–353.
  30. Kurtz J.E., Puher M.A., Cross N.A.Prospective prediction of college adjustment using self- and informant-rated personality traits // Journal of Personality Assessment. 2012. Vol. 94 (6). P. 630-637.
  31. Letzring T.D. The Good Judge of Personality: Characteristics, Behaviors, and Observer Accuracy // Journal of Research in Personality. 2008. Vol.42. No. 4. P. 914-932.
  32. McCrae R. R., Costa P.T.Different points of view: Self-reports and ratings in the assessment of personality // In J. P. Forgas, J. M. Innes (Eds.). Recent advances in social psychology: An international perspective. North-Holland, The Netherlands: Elsevier Science, 1989. P. 429-439.
  33. Schmukle S.C., Back M.D., Egloff B. Validity of the five factor model for the implicit self-concept of personality // European Journal of Psychological Assessment. 2008. 24. P. 263-272.
  34. Zimmerman R.D., Triana M.C., Barrick  M.R.Predictive Criterion-Related Validity of Observer Ratings of Personality and Job-Related Competencies Using Multiple Raters and Multiple Performance Criteria // Human Performance. 2010. Vol. 23. No. 4.P. 361–378.

 

References

 

  1. Borisova I.A. Features self-younger students with different types of emotional attachment to his mother: Author. dis. candidate. psychol. sciences. Moscow, 2007. 28 p.
  2. Knyazev G.G., Mitrofanov L.G., Bocharov V. A. The validation of the Russian version of the questionnaire L. Goldberg "Markers factors" Big Five "/ / Psychological Journal. 2010. T. 31. № 5. P. 100-110.
  3. Osin E.N., Rasskazova E.I. Neyaskina J.J., Dorfman L.J., Aleksandrova L.A. Operationalization of the five-factor model of personality traits on the Russian sample / / Psychological diagnostics. 2013. It is pressing.
  4. Petrovsky A. V. Three-factor model "significant other" / / Questions of psychology. 1991. № 1. P. 7-18.
  5.  Rusalov V.M. On the reliability of the method of paired comparisons with implicit self-identification of personality traits / / Proc. Mathematical Psychology: School V.Y. Krylova / Ed. A.L. Zhuravlev, T.N. Savchenko, G.M. Golovin. Moscow: Russian Academy of Sciences Institute of Psychology. 2010. P. 482-489.
  6. Hromov A.B. The five-factor personality questionnaire: Study guide. Kurgan: Publishing House of Kurgan State. University Press, 2000. 23 p.
  7. Shlyakhtin G.S., Davydov S. V.  Ratio of implicit and explicit ethnic stereotypes in Russian and German / / Herald Nezhegorodskogo State University. Series Social Sciences. 2006. T. 1. № 5. P. 125-138.
  8. Schebetenko S.A., Weinstein S. V. On the measurement of personality traits by the reaction time (Part II: the results of the study) / / Bulletin of the University of Perm Philosophy. Psychology. Sociology. 2010. 4. P. 52-72.
  9. Schebetenko S.A., Weinstein S.V. Big Five personality traits: explicit-implicit approach // Psychology and psycho. Recommended for printing.
  10. Yanjshin P.V., Varlamova E.I. Implicit Associations Test (IAT): an objective method for indirect attitudes and stereotypes measurement // System psychology and sociology.2013. №7. P. 106-115.
  11. Carlson E.N., Vazire S., Furr R. M.Meta-Insight: Do People Really Know How Others See Them? // Journal of Personality and Social Psychology. 2011. Vol. 101. No. 4. P. 831–846.
  12. Chang L., Connelly B. S., Geeza A. A. Separating Method Factors and Higher Order Traits of the Big Five: A Meta-Analytic Multitrait–Multimethod Approach // Journal of Personality and Social Psychology. 2012. Vol. 102. No. 2. P. 408–426.
  13. Cohrs J.C., Kämpfe-Hargrave N., Riemann R. Individual Differences in Ideological Attitudes and Prejudice: Evidence From Peer-Report Data // Journal of Personality and Social Psychology. 2012. Vol. 103. No. 2. P. 343–361.
  14. Connelly B. S., Ones D. S. An Other Perspective on Personality: Meta-Analytic Integration of Observers’ Accuracy and Predictive Validity // Psychological Bulletin. 2010. Vol. 136. No. 6. P. 1092–1122.
  15. Costa P. T., McCrae R. R. Four ways five factors are basic // Personality and Individual Differences. 2006. 13. P. 653–665.
  16. De Raad B.The Big Five Personality Factors: The psycholexical approach to personality. Ashland, OH, US: Hogrefe&Huber Publishers. 2000. 128 p.
  17. Fazio R. H., Olson M. A.Implicit measures in social cognition: Their meaning and use // Annual Review of Psychology. 2003. 54. P. 297-327.
  18. Funder D.C.Errors and Mistakes: Evaluating the Accuracy of Social Judgment // Psychological Bulletin. 1987. Vol. 101. No. 1. P. 75-90.
  19. Funder D.C.  On the Accuracy of Personality Judgment: A Realistic Approach// Psychological Review. 1995. Vol.102. No. 4. P. 652-670.
  20. Funder D.C., Kolar D.C., Blackman M. C. Agreement Among Judges of Personality: Interpersonal Relations, Similarity, and Acquaintanceship // Journal of Personality and Social Psychology. 1995. Vol. 69. No. 4. P. 656-672.
  21. Funder D. C.Accurate personality judgment // Current Directions in Psychological Science. 2012. 21. P. 177–182.
  22. Gawronski B., Bodenhausen G. V.Associative and Propositional Processes in Evaluation: An Integrative Review of Implicit and Explicit Attitude Change // Psychological Bulletin. 2006. Vol. 132. No. 5. P. 692–731.
  23. Goldberg L. R. The structure of phenotypic personality traits // American Psychologist. 1993. 48. P. 26–34.
  24. Greenwald A.G., Banaji M.R., Rudman L.A., Farnham S.D., Nosek B.A., Mellott D.S. A Unified Theory of Implicit Attitudes, Stereotypes, Self-Esteem, and Self-Concept // Psychological Review. 2002. Vol. 109. No. 1. P. 3–25.
  25. Greenwald A.G., McGhee D.E., Schwartz J.L.K.Measuring individual differences in implicit cognition: The Implicit Association Test // Journal of Personality and Social Psychology. 1998. 74. P. 1464–1480.
  26. Greenwald A.G., Nosek B.A., Banaji M.R.Understanding and using the Implicit Association Test: I. An improved scoring algorithm // Journal of Personality and Social Psychology. 2003. 85. P. 197-216.
  27. John O.P., Naumann L.P., Soto C.J.Paradigm shift to the integrative Big Five trait taxonomy: History, measurement, and conceptual issues // In O. P. John, R. W. Robins, L. A. Pervin (Eds.). Handbook of personality: Theory and research. NY: Guilford Press, 2008. P. 114-158.
  28. John O.P., Robins R.W. Determinants of Interjudge Agreement on Personality Traits: The Big Five Domains, Observability, Evaluativeness, and the Unique Perspective of the Self // Journal of Personality. 1993. Vol. 61. No. 4. P. 521–551.
  29. Hirschmüller S., Egloff B., Nestler S., Back M.D.The Dual Lens Model: A Comprehensive Framework for Understanding Self–Other Agreement of Personality Judgments at Zero Acquaintance // Journal of Personality and Social Psychology. 2013. Vol. 104. No. 2. P. 335–353.
  30. Kurtz J.E., Puher M.A., Cross N.A.Prospective prediction of college adjustment using self- and informant-rated personality traits // Journal of Personality Assessment. 2012. Vol. 94 (6). P. 630-637.
  31. Letzring T.D. The Good Judge of Personality: Characteristics, Behaviors, and Observer Accuracy // Journal of Research in Personality. 2008. Vol.42. No. 4. P. 914-932.
  32. McCrae R. R., Costa P.T.Different points of view: Self-reports and ratings in the assessment of personality // In J. P. Forgas, J. M. Innes (Eds.). Recent advances in social psychology: An international perspective. North-Holland, The Netherlands: Elsevier Science, 1989. P. 429-439.
  33. Schmukle S.C., Back M.D., Egloff B. Validity of the five factor model for the implicit self-concept of personality // European Journal of Psychological Assessment. 2008. 24. P. 263-272.
  34. Zimmerman R.D., Triana M.C., Barrick  M.R.Predictive Criterion-Related Validity of Observer Ratings of Personality and Job-Related Competencies Using Multiple Raters and Multiple Performance Criteria // Human Performance. 2010. Vol. 23. No. 4.P. 361–378.

 

 




* Работа выполнена при финансовой поддержке Министерства образования и науки Российской Федерации в рамках тематического плана формирования государственных заданий высшим учебным заведениям, № 6.5120.2011.