PDF-версия
Б.Н. Рыжов - Системная психология
Б.Н. Рыжов - История псих-ой мысли
Содержание №30 2019

Психологические исследования

Коган Б. М., Дроздов А. З. Системная взаимосвязь механизмов психологической защиты и личностных характеристик девушек с несуицидальным самоповреждающим поведением
Арзуманов Ю. Л., Коротина О. В., Абакумова А. А. Личностные особенности людей с зависимостью от синтетического психоактивного вещества
Валявко С. М. О возможности формализации рисуночных методик в специальной психологии: проблемы и перспективы
Захарова Л. Н., Саралиева З. Х.-М., Леонова И. С., Заладина А. С. Усталость как показатель социально-психологического возраста персонала

История психологии и психология истории

Романова Е. С., Рыжов Б. Н. Борис Федорович Ломов — ученый, ставший воплощением своего времени
Ryzhov B. N. Psychological Age of Civilization (перевод на английский язык Л.А. Машковой)

Социологические исследования

Добрина О. А. Социальные риски современности и угрозы идентичности: системный анализ концепции «культурной травмы» П. Штомпки
Ткаченко А. В. Системный подход в социологических концепциях Г. Лебона и З. Фрейда

Рецензии

Aleksander T. Review about Old Age and Disability (с переводом на русский язык)
Новлянская З. Н. Психология, литература и кино в диалоге о человеке

Информация

У Дмитрия Владимировича Гандера юбилей!
Сведения об авторах журнала «Системная психология и социология», 2019, № 2 (30)
Требования к оформлению статей
Наши партнеры

WWW.SYSTEMPSYCHOLOGY.RU

 

Шагиахметов М. Р. ОБЩАЯ ТЕОРИЯ СИСТЕМ И ЕДИНСТВО МИРА

Журнал » 2014 №10 : Шагиахметов М. Р. ОБЩАЯ ТЕОРИЯ СИСТЕМ И ЕДИНСТВО МИРА
    Просмотров: 4177

ОБЩАЯ ТЕОРИЯ СИСТЕМ И ЕДИНСТВО МИРА

 

Шагиахметов М. Р.

ФК «Уралсиб»,Челябинск

 

 

Данная статья является теоретическим исследованием, направленным на формирование общей теории систем, как основы системного подхода. Своеобразием примененного в данном исследовании подхода является то, что он опирается на обоснованный автором вывод о системном единстве человека и природы, субъекта и объекта, мышления и представлений. Рассматривая процесс формирования системного подхода и общей теории систем как часть процесса осмысления человеком единства мира, автор предлагает свой вариант общей теории системы природы в качестве его концептуального обоснования.

Ключевые слова: субъект, объект, системный подход, общая теория систем, системное единство, единство мира.

 

 

 SYSTEMS THEORY AND THE WORLD UNITY

 

Shagiahmetov M. R.

FC «Uralsib», Chelyabinsk

 

This article is a basic research, aimed at the formation of systems theory as a basis of system approach. The originality of this study uncovers in the applied approach. This approach is based on the author’s conclusion about the systemic unity between a man and nature, subject and object, thinking and views. Considering the process of formation of the system approach and systems theory as part of the process of a man’s comprehension of the world unity, the author proposes his systems theory of nature as its conceptual substantiation.

Keywords: subject, object, system approach, systems theory, systemic unity, the world unity.

 

 

 

Введение

 

Одной из причин незавершенности формирования общей теории систем и системного подхода в целом является фрагментарность применяемых подходов. Одно направление рассматривает системы, создаваемые человеком: квалификационные, организационные, кибернетические, математические и другие, фактически опираясь на представление о человеке как вне-природном Существе. Другое направление разрабатывает системы природы, не охватывая человека с его мышлением и сознанием. Это своеобразное преломление субстанционального подхода, сформировавшегося еще в эпоху Нового времени, который опирается на представление о двух независимых субстанциях: духовной и материальной, и связанным с этим представлением разделением и противопоставлением человека и природы, субъекта и объекта, разума и действительности.

Статус общей теории систем означает не только ее способность охватить все природные системы, она должна преодолеть противоречия субстанционального подхода, человека и природы, субъекта и объекта, разума и действительности, она должна быть способной обосновать единство мира. Поэтому в данной работе проблема формирования общей теории систем рассматривается как часть процесса развития мышления, связанного с осмыслением единства мира.

Осмысление процесса познания, который в соответствии с субстанциональным подходом представляется как отношение субъекта и объекта, закономерно привело к формированию двух направлений процесса познания, которые условно можно определить как объективизм и субъективизм. Объективизм, как направленность на постижение объективных законов природы, как тождественности и повторяемости, закономерно не может охватить субъективность, изменчивость и уникальность, которые также присущи природе и человеку. Направленность мышления на субъекта познания привела к осознанию необходимости методологии, адекватности используемых подходов. Но в крайнем выражении субъективизм со свойственным ему релятивизмом привел к кризису процесса познания в целом. Разделение и противопоставление элементов структуры познания закономерно приводит к фрагментарности или кризису процесса познания, условием которого является единство человека и природы, субъекта и объекта.

Своеобразием подхода, использованного в данном исследовании, является принцип единства, который кратко можно выразить следующим образом: нельзя осмыслить единство мира, используя фрагментарность подхода, и нельзя сформировать общую теорию систем, как основу системного подхода, опираясь на разорванность представлений о мире. Единство мира – это одновременно и цель и исходное представление данного исследования.

 

1 Обоснование методологии

 

Формирование системного подхода – закономерный этап развития мышления, содержанием которого является возрастающий характер его системности, связанный с осмыслением единства мира.

На уровне первобытного человека представления носят предметный характер, не отрываясь от конкретных предметов и явлений природы, но с развитием способности к абстракции формируются все более общие понятия и представления, объединяющие однородные явления, абстрагируясь от их изменчивости и отличий, т. е. формируя системы на основе общего и тождественного. И вполне закономерно, что все более абстрактные представления постепенно складываются в согласованную систему представлений – мифологическое мировоззрение. Формирование с ростом способности к абстракции систем на основе тождества связано с попытками обоснования единства мира на основе общего и тождественного: единого первоначала, понятия бога христианского монизма или категории бытия Аристотеля. С выработкой мышлением всеобъемлющего понятия бога, как абсолютной истины, охватывающей противоположности в единой иерархии: телесного, духовного и божественного, преодолевается циклический характер мышления, который приобретает характер линейного, понимающего развитие как однонаправленное движение от причины к следствию, как движение к истине.

С развитием рационального разума приходит осознание того, что мир состоит не только из тождественного, но и разнородного и противоположного. Линейный характер мышления, понимающий единство как тождество, закономерно приводит к формированию в эпоху Нового времени субстанционального подхода, опирающегося на представление о двух независимых противоположных субстанциях: духовной и материальной, к разделению и противопоставлению разума и действительности, субъекта и объекта, человека и природы. Понятие бога, совпадая с духовной субстанцией, закономерно утрачивает роль обоснования единства.

Шаг к единству субстанций сделали идеализм и материализм, пытавшиеся создать единое мировоззрение путем абсолютизации одной из субстанций. Идеализм вынес единство за рамки реальности в область «абсолютного духа», материализм обосновал единство мира на основе его материальности. Стремление к преодолению разорванности представлений закономерно привело к возникновению диалектики, которая на данном этапе применяется фрагментарно, Г.В.Ф.Гегель ограничил ее применение сферой духа, в которой обнаруживается единство тождества и отрицания в определениях рассудка. Марксизм применил ее шире, применив к реальной действительности, но ограничил ее действие сферой материального производства и естественных наук. При этом идеализм и материализм отношение субстанций выстроили вопреки диалектике, как иерархию: духа над природой или материи над сознанием, в которых «первичное» линейно и односторонне определяет «вторичное».

Однако значение диалектики выходит за рамки идеализма и материализма, позволяя осмыслить в единстве эти системы представлений, как взаимозависимые и взаимообусловленные, находящиеся на одном уровне линейно-иерархического характера мышления. Сама диалектика является проявлением возросшего системного характера мышления, которое от систем на основе тождества подходит к осмыслению единства нетождественного и разнородного, как системного единства или по выражению Н.О.Лосского – «систематического единства».[8]

Сама тенденция повышения системного характера мышления является проявлением системного единства мира, осмысление которого определяет закономерность развития мышления, которое приобретает все более системный характер. Это системное единство охватывает взаимодействие человека и природы, субъекта и объекта в процессе познания. Системное единство человека и природы, субъекта и объекта является условием возможности самого процесса познания, а его эффективность – доказательством его наличия.

Структура процесса познания включает в себя не только взаимодействие субъекта и объекта, в субъекте мы выделяем мышление, но и объект с первого же восприятия мы познаем, опираясь на представления о нем. Системное единство субъекта и объекта осуществляется в системном взаимодействии активности мышления и консервативности представлений. Мышление формирует и изменяет представления, но и опирается на них, представления закрепляют достигнутый мышлением уровень, их обратное влияние проявляется в определении характера мышления, его направленности и логики. К примеру, жизнеутверждающие представления стимулируют процесс познания, а жизнеотрицающие делают его бессмысленным и ненужным.

Понятие системного единства позволяет осмыслить единство человека и природы, как формирующейся системы, возникновение которой связано с формированием человека в качестве субъекта мышления, преобразующего окружающую действительность в объект осмысления, с возникающим при этом разрывом субъективного и объективного и возникновением сознания, как системы взаимодействия мышления и представлений, опосредующей взаимодействие человека и природы. Системное единство человека и природы существует объективно, охватывая состояние противоречий человека и природы, связанных с неадекватностью характера мышления и представлений, которыми человек руководствуется. Но системное единство создает условия для процесса познания, для преодоления разрыва субъективного и объективного, т.е. для преодоления противоречий и перехода к диалектическому взаимодействию человека и природы, как активного и консервативного. Системное единство человека и природы на этапе диалектического единства – это состояние адекватности характера мышления и представлений, которыми человек руководствуется, системному единству мира. В нынешнем состоянии гносеологии, характерном отсутствием подхода, направленного и способного на осмысление единства мира и кризисном состоянии онтологии, неспособной обосновать единство мира, также есть соответствие, указывающее на системное единство мышления и представлений. Но это единство дуалистического характера мышления, порождающего противоречия, и разорванности представлений о мире. Вполне закономерен вывод о том, что решение проблемы единства мира связано с единством элементов структуры процесса познания: характера мышления и представлений и их адекватности единству мира.

С учетом тенденции развития системного характера мышления вполне закономерным является формирование системного подхода на протяжении всего XX века. Другой закономерностью является то, что этот процесс происходил при взаимодействии с уровнем мышления, которое носило линейно – иерархический характер, опирающийся на представление об абсолютной истине, направленный на выявление причины, «сущности», «первичного».

Этот характер мышления проявляется в представлениях Н.О. Лосского, который, придя к выводу о «систематическом единстве мира», пытается свести его к единому «субстанциональному деятелю» - Богу.[8,c104] Этот же характер мышления проявляется в своеобразном редукционизме А.А.Богданова, который пытается свести природные и общественные процессы к одному понятию – «организационности».[4] Этот же характер мышления проявляется во фрагментарности многочисленных частных теорий систем: параметрической А.И.Уемова,[15] кибернетической Н.Винера,[5] математической М.Месаровича и Я. Такахара [11] и других. Этот же характер мышления проявился при попытках создания общей теории систем: в попытке Л. Берталанфи свести систему природы к одной автономной целостной системе, как единству разнородных элементов, подчиненных интересам целого,[3] а также в противоположной попытке Ю.А. Урманцева взять за основу систему объектов одного рода.[16] Мышление, опирающееся на представление об истине, направленное на выявление «сущности», причины, «первичного» закономерно проявляется в неспособности охватить реальность в единстве, либо в стремлении свести систему природы к одной, как «первичной» и определяющей. Тем не менее, системный подход даже в незавершенном виде получил значительное распространение, особенно в психологии. К примеру, А. Г. Асмолов считает, что «системный подход – общенаучная методология изучения человека», при этом отводя ему место в качестве «связующего звена между философской методологией и методологией специальных наук». [2, c 6] Даже в таком качестве, как частная методология, системный подход еще более остро выявляет отсутствие обоснования единства. В этом плане характерна работа Е.С. Романовой и Б.Н. Рыжова, в которой отмечается отрыв «теоретического и эмпирического знания», связанный с ним «теоретический кризис в психологии», высказывается предположение, что выйти из него можно, «опираясь на представление об общих системных закономерностях развития живой природы».[13]

Однако, сам процесс формирования системного подхода, несмотря на его незавершенность на данном этапе, является проявлением процесса преодоления дуалистических форм мышления, приобретения им все более системного характера.

Рассмотрение человека и природы в системном единстве позволяет понять следующий этап развития, как достижение состояния диалектического единства на основе адекватности характера мышления, мировоззренческих представлений системному единству мира. Для этого недостаточно введения в оборот понятия системного единства, необходим соответствующий уровень системности мышления. Системное единство мышления и представлений проявляется в стремлении к адекватности: мышление должно быть направлено на осмысление мира в системном единстве, т.е. должно носить онтологический характер, а представление о системном единстве мира должно опираться на системный подход, способный это единство концептуально обосновать.

Задача концептуального обоснования единства мира – это задача формирования общей теории системы природы. Общая теория систем как обоснование адекватного единству мира системного подхода решает задачу достижения единства характера мышления, которое приобретает характер онтологического, и представлений о системном единстве мира.

 

2 Общая теория системы природы

 

Подход, опирающийся на представление о системном единстве, позволяет выявить не только закономерность возникновения и развития системного подхода, но и недостатки предпринятых попыток формирования общей теории систем.

В созданной им общей теории систем Л. фон Берталанфи берет за основу единичную целостную систему, как единство разнородных элементов, взаимодействие которых в живой природе приводит к возникновению нового уровня качества, росту автономии и неравновестности по отношению к окружающей среде. Действительно, целостные, автономные единичные открытые системы являются всеобщей формой существования природы. Каждый атом, каждая клетка, каждое растение или организм – это единичная, автономная система, которая является единством разнородных элементов. Этот принцип автономии носит всеобщий характер.  

Другим видом систем, существование которых носит бесспорный характер, является «система объектов данного рода», которую выделяет Ю.А.Урманцев. В природе нет видов веществ, организмов, растений или животных, которые существовали бы в единичных экземплярах, они обязательно входят в множественную систему одного рода или вида. Этот принцип ассоциации в природе имеет такой же всеобщий характер, как и принцип автономии.

Господствующий характер мышления, направленный на выделение причины, «сущности», «первичного», проявился в стремлении к выявлению лишь одного основного вида систем, который Л.фон Берталанфи и Ю.А.Урманцевым брался за основу создаваемой ими общей теории. Но, опираясь на один вид систем, создаваемая общая теория не охватывала другой. Это закономерно приводило к неполноте и фрагментарности.

Фрагментарность системного подхода проявлялась в возникающих противоречиях. Л. фон Берталанфи указывал на целостность единичной автономной системы, как результат иерархического взаимодействия целого и его частей. Об этом характере взаимодействия С.А. Титов пишет: «В живых образованиях понятие целостности приобретает особое, первостепенное значение», [14,с 71] указывая, что «элементы вне системы не обладают постоянными свойствами».[14,c.87] На иерархическую структуру организации живой природы указывал В.И.Кремянский.[7]

С другой стороны, Ю.А.Урманцев справедливо указал на горизонтальное взаимодействие в системах объектов одного рода. Называя этот вид систем «дискретными» или «корпускулярными», А.А. Малиновский характеризует взаимодействие элементов следующим образом: «Это - сочетание в основном однотипных элементов, не связанных между собой, как правило, прямой связью, но объединенных только общим отношением к окружающей среде».[9]К этому можно добавить, что в таких системах не целое определяет состояние элементов, напротив, состояние и уровень развития элементов определяет состояние и уровень развития целого – системы вида. Определение системы как «дискретной», которое представляется весьма удачным, подчеркивает это.

Сам подход к созданию общей теории систем на основе одной общей для всех входил в противоречие с противоположностью наблюдаемых в природе систем. Редукционизм линейного характера мышления и связанный с ним недостаток системного подхода стал препятствием для понимания системы природы, как совмещающей противоположные системы.

Путь к преодолению этой неполноты подсказывает А.А.Малиновский, который в 1960 году подчеркивал необходимость структурного подхода при изучении систем, особенно, биологических, при этом под структурой он понимал тип взаимосвязей между элементами. В качестве примера он привел две разновидности биологических структур: «жестко построенных, в которых имеются жесткие (не в физическом, а в функциональном смысле) связи элементов, когда изменение одного элемента влечет за собой изменения в остальных частях системы. Таким системам можно противопоставить системы дискретные, корпускулярные, где отдельные элементы связаны между собой не прямо, а через посредство их отношения к среде».[10, с 14] Указав на два вида систем, наблюдаемых в живой природе, А.А.Малиновский указал на порядок их взаимодействия: «В биологических системах мы наблюдаем по мере перехода от более элементарных на более высокие уровни закономерное чередование этих двух типов систем: жестких и дискретных». [10,c16] Автор не вышел на более высокий уровень обобщения, не создавал общей теории, этому помешала фрагментарность предложенного структурного подхода, которая сейчас бросается в глаза. С учетом того, что каждая природная система является элементом более широкой системы, а каждый элемент системы сам является системой, ограничение структурного подхода лишь взаимодействием элементов совершенно неоправданно. С другой стороны, применение структурного подхода к самим системам позволяет снять противоречия подходов к созданию общей теории систем. Этот подход позволяет понять, что основу системной организации природы составляет не один вид систем, а структура из двух противоположных видов систем.

В стремлении свести системную организацию природы к одной единственной системе проявляется не только линейный характер мышления со свойственным ему редукционизмом, но и недостаток и непоследовательность системного подхода. Аксиомой системного подхода является рассмотрение любого объекта в качестве системы или «объект-системы» (по выражению Ю.А.Урманцева). Если быть последовательным в применении системного подхода, то основа системной организации природы – это также система. Исходя из уже утвердившегося в естественных науках определения природы, как единства многообразия, основа единства природы - это единство разнородного и противоположного: единичной целостной системы и системы объектов одного рода. Основу системы природы составляет система взаимодействия двух противоположных систем, образующих структуру, в которой иерархическое взаимодействие элементов в единичной системе, сочетается с горизонтальным взаимодействием элементов в дискретной системе объектов одного рода.

Система объектов одного рода уже по определению противоположна единичным системам. Единичная целостная система – единство элементов разнородных по качеству, система объектов одного рода – единство однородных по качеству элементов. Единство целостной единичной системы разнородных элементов основано на взаимодополнении или взаимозависимости; единство системы объектов одного рода - на однородности составляющих ее элементов, на общем отношении к окружающей среде. Характерной чертой единичной системы является ее целостность, как проявление более жесткого характера взаимосвязи между ее элементами и системой в целом. Система объектов одного рода – это множество автономных открытых систем со свободным характером взаимосвязей.

Указанные виды систем не являются новостью, необходимо лишь понять, что эти виды систем сами существуют в системе. И это не умозрительная связь, между этими системами связь неразрывна. Каждая целостная, единичная система разнородных элементов входит в дискретную систему объектов одного и того же рода, каждая особь входит в какую-либо популяцию. Но дискретная система объектов одного рода в подобную систему однородных по качеству элементов не входит, напротив, она составляет композицию с другими элементами, образуя целостное единство в единичной системе следующего уровня. Так единичная система – живая клетка, является частью дискретной системы однородных клеток, которые образуют орган, который принадлежит единичной системе следующего уровня - организму. Организм как особь животного входит в систему объектов одного рода – популяцию животных данного вида. Популяция образует композицию с другими видами животных и растений, являясь частью единой экосистемы или биогеоценоза. То, что биогеоценоз – единая целостная система также давно известно: «Для биогеоценозов характерно правило системной природы и упорядоченности его внутренних отношений».[6] Циклическая повторяемость систем бросается в глаза:

- целостная, единичная система разнородных элементов входит в дискретную систему объектов одного рода;

- дискретная система объектов одного рода в качестве элемента входит в целостную, единичную систему разнородных элементов следующего уровня.

Эта циклически повторяющаяся структура: «единичная система – множественная система – единичная система», имеет смешанный, горизонтально – вертикальный характер. Вертикальный, иерархический характер ей придает единичная целостная система, в которой единство разнородных элементов приводит к появлению нового уровня качества, а каждая дискретная, множественная система сохраняет это качество и накапливает его количественные изменения, подготавливая новый уровень качества, который осуществляется в единичной системе следующего уровня.

Выявленная структура системы природы является обоснованием системного единства внутреннего и внешнего. Каждая система – это не только внутреннее взаимодействие составляющих ее элементов, это и внешнее взаимодействие в рамках более широкой системы, элементом которой она является. Требование, которое единичная целостная система предъявляет к уровню качества собственных элементов - дискретных систем, для них является и целью и результатом, о необходимости которых как «систематизирующем факторе» писал П.К. Анохин.[1]

В эту структуру полностью вписывается выявленный Ч.Дарвиным механизм естественного отбора, дополняя выявленную структуру системы природы существенной деталью: единством изменчивости и тождественности (у Ч.Дарвина – наследственности) в каждой из выявленных систем. В выявленной структуре системы природы взаимодействие тождественности и изменчивости в целостной единичной системе делает ее носителем преобразования. Вследствие этого, отношения в системе объектов одного рода приобретают характер взаимодействия единичного, как носителя изменчивости, и множественного, как носителя тождественности, в процессе которого происходит отбор эволюционных преобразований. Направление этого отбора диктует единичная система более высокого уровня. Механизм естественного отбора внутренне присущ выявленной структуре системы природы.

Взаимодействие тождественности и изменчивости проявляется уже в элементарных частицах, в соответствии с одним из положений квантовой теории поля: «Каждому преобразованию симметрии соответствует некая сохраняющаяся величина».[6,c.274]

Единство тождественности и изменчивости в квантовом поле свидетельствует о том, что структура природы присутствует уже в элементарных частицах, на атомарном уровне структура проявляется уже достаточно четко: атомы – это уже целостные единичные системы, единство разнородных элементов: протонов и электронов. При этом положительно заряженные, более инертные протоны являются консервативным элементом системы, а электроны – активным и изменчивым элементом: масса электрона в 2000 раз меньше массы протона, согласно принципу Паули не может быть двух электронов с одинаковыми квантовыми числами. Отношения единства – композиция. Каждый атом принадлежит системе однородного – конкретного химического элемента, - изменчивость опирается на тождественность. И в этой структуре уже заложен механизм последующего развития при взаимодействии тождественности и изменчивости.

Взаимодействие внутреннего и внешнего – это проявление системного единства качества и отношений. Виды систем, образующих структуру системы природы, определяют наличие отношений двух видов:

- в дискретной системе объектов одного рода - это отношения на основе однородности в силу тождественности единичных систем и плюс отношения на основе различия в силу их изменчивости, что проявляется во взаимодействии единичного и множественного как изменчивости и наследственности, активности и консервативности;

- в единичной, целостной системе – это жесткая функциональная взаимодополняемость и взаимозависимость разнородных элементов, это продиктованная интересами целостной системы необходимость и отвечающая ей функциональная готовность элемента.

Отношения единства – это также система взаимодействия двух видов: взаимодополняемости или взаимозависимости разнородных элементов в рамках единичной системы, где интересы целого диктуют необходимый уровень части, и относительно свободного характера связи на основе одного уровня взаимодействия с окружающей средой в рамках дискретной системы, где части определяют состояние целого, т.е. это система необходимости и свободы.

Оба вида отношений в структуре системы природы направлены на достижение качества целостной единичной системы. Достижению этого качества подчинено взаимодействие разнородных внутренних элементов единичной системы и взаимодействие единичного и множественного в рамках дискретной системы. Но уровень качества оказывает обратное влияние на уровень отношений, как требование к собственным элементам в рамках единичной системы и как меняющийся уровень взаимодействия с другими элементами в рамках дискретной системы. Качество и отношения взаимодействуют как взаимосвязанные и взаимозависимые элементы, находящиеся в системном единстве. Каждое преобразование внутреннего качества единичной системы приводит к изменению ее отношений как внешнее проявление. Изменение отношений в рамках дискретной системы – проявление механизма отбора, преобразует эволюционное изменение одной системы в свойство вида, вследствие чего меняется отношение дискретной системы с другими элементами в рамках единичной системы следующего уровня. Справедлива и обратная связь: иерархические отношения в рамках единичной системы определяют необходимый уровень требований к качеству собственного элемента - дискретной системы, стимулируя ее развитие; исходя из этого уровня, в рамках дискретной системы производится отбор преобразований качества единичных систем. В этом иерархическом взаимодействии целостной системы с собственными элементами отношения определяют качество. Эта схема взаимодействия качества и отношений определяет действие механизма отбора, а значит, играет ключевую роль в развитии.

Взаимодействие изменчивости и тождественности в структуре двух противоположных систем закономерно приводит к иерархии ступеней развития, которую мы наблюдаем в природе. Но происходит эволюция не только качества единичных систем, происходит эволюция отношений единства. В рамках дискретной системы объектов одного рода отношения единства – это также система. В этой системе тождественность единичных систем определяет доминирование отношений на основе однородности, а наличие изменчивости, индивидуальности обуславливает наличие отношений композиции, взаимодополняемости и взаимозависимости. Система отношений единичных систем меняется с повышением уровня их качества. При сохранении доминирующего положения отношений единства на основе однородности возрастает доля единства на основе композиции, взаимодополняемости и даже взаимозависимости.

Структура первичной системы природы является системой развития, в процессе которого происходит постоянное совершенствование целостной единичной системы за счет повышения ее качества и дискретной системы за счет совершенствования отношений, т.е. взаимообусловленное развитие автономии и ассоциации.

Примером может служить человек, как целостная единичная система – это высший уровень эволюции живой природы, его неповторимая индивидуальность - высший уровень развития автономии по отношению к окружающей среде, а человеческое общество, как дискретная система – высший уровень ассоциации, отличающийся сложностью внутренней структуры. Системный подход, формируемый на основе общей теории системы природы, снимает дихотомию личности и общества, их противопоставление и антагонизм, обуславливает необходимость рассмотрения личности и общества в системном единстве.

Описанная система взаимодействия тождественности и изменчивости, которая благодаря структуре первичной системы природы приводит к взаимообусловленному развитию качества и отношений, автономии и ассоциации, подтверждает фундаментальную роль естественного отбора, на которую указывал и Ю.А. Урманцев, однако в этой системе принцип естественного отбора является свойством, вытекающим из самой структуры системы природы и характера составляющих ее систем, а не внешним по отношению к ней законом.

Взаимодействие элементов структуры системы природы и проявляемые при этом закономерности полностью охватывают свойства сложных неравновесных систем, описанные И. Пригожиным и И. Стенгерс, которые отмечают, что «за­мечательная особенность рассматриваемых нами процес­сов заключается в том, что при переходе от равновес­ных условий к сильно неравновесным мы переходим от повторяющегося и общего к уникальному и специфич­ному. (…) Что же касается поведения материи вблизи состояния равновесия, то ему свойственна «повторяемость».[12]

Описанные И.Пригожиным и И.Стенгерс процессы полностью вписываются в закономерности взаимодействия качества и отношений в структуре первичной системы природы в аспекте взаимодействия единичной, целостной системы с собственным элементом – дискретной системой однородных элементов. Единичная целостная система предъявляет уровень требований, стимулируя отбор уровня качества в дискретной системе. Если уровень качества дискретной системы соответствует предъявляемым требованиям (состояние «равновесия»), то стимулируется отбор тождественных преобразований (у И.Пригожина и И.Стенгерс – «повторяемость»). При повышении уровня требований создается «неравновесное» состояние, которое стимулирует отбор в дискретной системе элементов более высокого уровня качества. Это состояние «неравновесности», которое по отношению к элементарным частицам создается потоком энергии или вещества, И.Пригожин и И.Стенгерс описывают следующим образом: «Вдали от равновесия на­блюдаются также процессы самоорганизации, приводя­щие к образованию неоднородных структур — неравно­весных кристаллов».[12,c.53]

В мире элементарных частиц, на атомарном и молекулярном уровне также как в мире живой природы состояние «вдали от равновесия» приводит к совершенствованию организации «неоднородных структур» - целостных единичных систем. Но в отличие от И. Пригожина и И. Стенгерс, считающих, «что неравновесность — поток вещества или энергии — может быть источником порядка»,[12,c.35] в системе развития, определяемой структурой системы природы, «неравновесность», как требование единичной системы к собственному элементу, стимулирующее отбор преобразований качества, - это лишь внешний фактор развития, как продиктованная необходимость. Внутренним источником является взаимодействие тождественности (у Пригожина и Стенгерса – «повторяемости») и изменчивости («уникальности, специфичности») в рамках дискретной системы и в составляющих ее единичных системах.

Результаты

 

Подтверждением адекватности предложенного варианта общей теории системы природы является ее способность дать содержательную интерпретацию системного единства мира и человека. Выявленная структура системы природы является системой развития, она не просто способна к совершенствованию качества и отношений, эволюция – это способ ее существования и выявление процессов эволюции во всех сферах живой и неживой природы является подтверждением выявленной структуры. Иерархии ступеней качества и отношений, автономии и ассоциации, к которой приводит выявленная структура системы природы, соответствует иерархия видов живых организмов, сохраняющих определенное родство. Выявленный механизм развития является подтверждением эволюционного взгляда на природу и человека, в том числе. Однако процесс эволюции уже не представляется линейным процессом, а осуществляется в результате взаимодействия разнородных элементов, а направление и скорость эволюции определяется соотношением элементов и степенью равновесия в структуре системы природы.

При сопоставлении неорганического мира природы и органического, выявляется изменение структуры системы природы. Низкая доля изменчивости в неорганическом мире проявляется в постоянстве связей и отношений. Связанный с этим низкий уровень взаимодействия изменчивости и тождественности проявляется в низком уровне автономии каждой целостной единичной системы и в господстве горизонтальных отношений равновесия и стремлении к нему с максимальной энтропией. Степень единства единичных целостных систем – это взаимодополняемость разнородных элементов, образующих новое вещество, но сравнительно легко распадающихся на элементы под влиянием внешних условий.

Качественное отличие систем в живой природе связано с увеличением доли изменчивости и, соответственно, усилением взаимодействия изменчивости и тождественности в двух противоположных системах. Усиление взаимодействия связано с повышением степени единства в целостной единичной системе, которое становится взаимозависимостью, при которой элементы уже не могут существовать без целого, однако их единство создает более высокий уровень автономии от окружающей среды и состояние неравновесности с нею. Более высокий уровень изменчивости единичных систем приводит к усилению взаимодействия изменчивости и тождественности в дискретной системе объектов одного рода. Более высокий уровень единства единичной целостной системы означает и усиление иерархического взаимодействия различных уровней качества, которое проявляется в усилении давления в рамках единичной системы и борьбе за выживание единичных систем в рамках дискретной системы. Происшедшая интенсификация механизма отбора ускоряет развитие. Качественное изменение структуры живой природы связано с усилением горизонтального и иерархического взаимодействия элементов противоположных систем, а также внутреннего и внешнего, что приводит к совершенствованию качества систем и их отношений.

Следующее качественное изменение структуры системы природы происходит с появлением человека, который выходит из строгой иерархии структуры системы природы, усложняя ее. Это связано с дальнейшим усилением доли изменчивости, которая проявилась в появлении разума в системе индивида. С появлением разума человек достигает состояния равновесия с требованиями локальной системы биогеоценоза, давление которой определяло направление эволюции его предков. Достигнув состояния равновесия с системой биогеоценоза не только в месте своего происхождения, но и всюду, где нашлись пригодные для существования условия, человек вышел на более свободный уровень взаимосвязей, вступив во взаимодействие с природой планеты в целом, начав формирование новой природной системы «человек и природа». Выход человека на уровень взаимодействия с природой планеты в целом связан с появлением дополнительного звена, опосредующего взаимодействие человека и природы – его разума, как системы взаимодействия мышления и представлений.

Выявленная структура: единичной системы, входящей в систему объектов одного рода, являющейся элементом единичной системы следующего уровня, в природе представлена как развивающаяся в направлении все более тесного взаимодействия изменчивости и тождественности с увеличением доли изменчивости и связанного с этим усиления взаимодействия по мере восхождения по ступеням эволюции природы.

Формирование системы «человек и природа» проходит в четыре этапа, содержание которых достаточно известно:

1. единство первобытного человека и природы, связанное с тем, что человек еще не сформировался как автономный элемент взаимодействия с природой;

2. зависимость человека от природы, характерно тем, что человек формируется в качестве субъекта мышления, преобразуя природу в ее объект, что проявляется в появлении мифологического мировоззрения. Характер представлений о божествах, олицетворяющих природные силы, затем мировых силах, затем – о всеобъемлющем боге христианского монизма свидетельствует об иерархии природы над человеком;

3. господство над природой, связан с формированием человека как активного субъекта познания и преобразующей деятельности, природа становится объектом нещадной эксплуатации;

4. переживаемый в настоящий момент переход к этапу диалектического осознанного единства с природой.

При этом указанные этапы взаимодействия с природой полностью совпадают с системной закономерностью изменения взаимодействия двух элементов при ускоренном развитии одного из них, образуя цикл формирования системы. Каждый этап является проявлением меняющегося внутреннего качества человека, проявляемого в отношении к окружающей действительности. Внутреннее качество человека определяется изменением соотношения развивающегося разума с телесной организацией в системе индивида, который становится носителем преобразования представлений, отбор которых производится в системе общества, формируя и развивая господствующую систему представлений, которая является активным элементом взаимодействия с общественной практикой.

 

 

Заключение

 

Обоснованный в начале статьи подход, опирающийся на принцип единства, позволил выявить недостатки в предпринятых ранее попытках формирования общей теории систем и сформулировать ее новый вариант. Предложенный вариант не претендует на абсолютный характер, сам системный подход отрицает возможность чего-либо абсолютного. Но то, что предлагаемая структура системы природы охватывает существующие в природе противоположные системы, преодолевает ряд противоречий, согласуется с теорией эволюции и целым рядом выявленных наукой закономерностей, свидетельствует о том, что предлагаемое усовершенствование является шагом к повышению адекватности наших представлений, к диалектическому системному единству человека и природы. Адекватность предложенного варианта общей теории системы природы подтверждается его способностью охватить различные уровни организации природы и человека, дать интерпретацию системного единства человека и природы, выстроить процесс исторического развития человека в единстве его разума и телесной организации, личности и общества, человека и природы, дать подробную картину которого не позволяют рамки статьи.[17]

Выявленная структура системы природы, охватывая неорганический, органический миры природы и человека, соответствуя общепризнанному принципу всеобщего характера взаимосвязей в природе, является концептуальным обоснованием системного единства этого мира.

 

Литература

 

  1. Анохин П.К. Принципиальные вопросы общей теории функциональных систем.// Принципы системы организации функции. М.: Наука, 1973. С. 5-61.
  2. Асмолов А.Г. Системный подход – общенаучная методология изучения человека. // Методологические основы системного подхода в психологии:Хрестоматия/Сост. И.В.Герасимова. Владивосток: ДВГМА, 1999.  159 с.
  3. Берталанфи Л. Общая теория систем – критический обзор. // Исследования по общей теории систем. М.: Прогресс, 1969. 519 с.
  4. Богданов А. А. Тектология: всеобщая организационная наука. В 2-х книгах. М.: Экономика, 1989. Книга 1.С  31 .
  5. Винер Н. Кибернетика, или Управление и связь в животном и машине. 2-е изд. М.: Советское радио, 1968. 328 с.
  6. Канке В.А. Концепции современного естествознания.  М.: Логос, 2003.  368с.
  7. Кремянский В. И. Структурные уровни живой материи. Теоретические и методологические проблемы. М.: 1969. 295 c.
  8. Лосский Н.О. Мир как органическое целое.//Вопросы философии и психологии.  М., 1915.
  9. Малиновский А.А. Значение общей теории систем в биологических науках. // Системные исследования. М.: 1984.
  10. Малиновский А.А. Теория структур и ее место в системном подходе. // Системные исследования. 1970. С.10-31.
  11. Месарович М., Такахара Я. Общая теория систем: математические основы. М.: Мир, 1978. 308 c.
  12. Пригожин И., Стенгерс И. Порядок из хаоса: Новый диалог человека с при­родой: Пер. с англ./ Общ. ред. В. И. Аршинова, Ю. Л. Климонтовича и Ю. В. Сачкова. М.: Прогресс, 1986. 432 с. 
  13. Романова Е.С., Рыжов Б.Н. История психологии с системных позиций. // Системная психология и социология.  2014. №9. С 3-16.
  14. Титов С.А. Взаимоотношения целого и частей в живых системах//Системные исследования. 1991. С.71-90.
  15. Уемов А.И. Системный подход и общая теория систем. М.: Мысль, 1978. 272 с.
  16. Урманцев Ю.А. Общая теория систем: состояние, приложение и перспективы развития // Система. Симметрия. Гармония. М., 1988. С.38-124.
  17. Шагиахметов М.Р. Основы системного мировоззрения. Системно–онтологическое обоснование. М.: КМК. 2009. 263с.

 

 

References

 

  1. Anokhin P.K. Fundamental questions of the general theory of functional systems. / / Principles of the organization functions. Moscow: Science, 1973. P. 5-61.
  2. Asmolov A.G. System approach – general scientific methodology of studying of the person. // Methodological bases of system approach in psychology: Anthology / Sost. I.V.Gerasimova. Vladivostok: DVGMA, 1999. 159 p.
  3. Bertalanffy L. General theory of systems - a critical review.//Studies in general theory of system. Moscow: Progress Publishers, 1969. 519 p.
  4. Bogdanov A.A. Tectology: universal organizational science. In two books. Moscow: Economics, 1989. Thirst Book. P.31.
  5. Wiener N. Cybernetics, or Control and Communication in the Animal and the Machine. 2nd ed . Moscow: Soviet Radio, 1968 . 328 p.
  6. Kanke V.A. Concepts of modern science. Moscow: Logos,  2003. 368p.
  7. Kremyansky V.I. Structural levels of living matter. Theoretical and methodological problems. Moscow, 1969. 295 p.
  8. Lossky N.O. The world as an organic whole. // Problems of Philosophy and Psychology. Moscow, 1915.
  9.  Malinovsky A. A. Meaning of general theory of systems in the biological sciences. // System research. Moscow, 1984.
  10. Malinovsky A.A. Lattice theory and its place in the system approach. //System research. 1970. P.10-31.
  11. Mesarovich M., Takahara Y. General theory of systems: the mathematical foundations New York: Wiley, 1978. 308 p.
  12. Prigogine I., Stengers I. Order out of Chaos: Man's new dialogue with nature. Per. with Engl. / con. Ed. V.I. Arshinova, L. Klimontovich and Y.V. Sachkova. Moscow: Progress Publishers, 1986. 432 p.
  13. Romanova E. S., Ryzhov B. N. The history of psychology from the system point of view.//System psychology and sociology. 2014. №1(9). P.5-15.
  14. Titov S.A. The relationship of the whole and parts in living systems //System research. 1991. P.7-90.
  15. Uyomov A.I. System approach and general theory of systems. Moscow: Mysl, 1978. 272 ​​p.
  16. Urmantsev Y.A. General theory of systems: state and development prospects of the application. // System. Symmetry. Harmony. Moscow: 1988. P.38-124.
  17. Shagiakhmetov M.R. Essential System worldview. System- ontological foundation. Moscow: KMK . 2009. 263 p .