PDF-версия
Б.Н. Рыжов - Системная психология
Б.Н. Рыжов - История псих-ой мысли
Содержание №23 2017

Теория и метод системной психологии

Рыжов Б. Н. Системная структура личности
Зобков А. В. Системно-структурная организация саморегуляции субъектом учебной деятельности

Психологические исследования

Романова Е. С., Макшанцева Л. В. К постановке проблемы психологической экспертизы негативного влияния информационной продукции на подростков: теоретический аспект
Шейнов В. П. Связь типа мышления преподавателей и студентов с их личностными характеристиками
Шилова Т. А., Костерева Л. И. Система социального взаимодействия и самооценка старшеклассников при надомном обучении
Романова Е. С., Шубин С. Б. Особенности использования видеоигр и социальных сетей молодыми людьми
Шарова С. С., Машкова Л. А. Особенности креативности учащихся с мануальной асимметрией и нарушением слуха

История психологии и психология истории

Иванов Д. В. Психологическая мысль в России в 30-х годах XIX века. И. Д. Якушкин
Бершедова Л. И., Набатникова Л. П. Семья, супружество и творчество в биографии Е. Замятина

Социологические исследования

Ананишнев В. М., Югай С. В., Овсов А. П. Перспективы включения российских педагогических вузов в глобальный оценочный рейтинг
Рычихина Э. Н. Роль школьных служб примирения в конфликтологическом просвещении

Информация

Юбилей академика РАН, профессора Ирины Петровны Анохиной!
Сведения об авторах журнала «Системная психология и социология», 2017, № 3 (23)
Наши партнеры

WWW.SYSTEMPSYCHOLOGY.RU

 

Пищик В.И. ОРГАНИЗАЦИЯ СИСТЕМЫ МЕНТАЛЬНОСТИ

Журнал » 2014 №11 : Пищик В.И. ОРГАНИЗАЦИЯ СИСТЕМЫ МЕНТАЛЬНОСТИ
    Просмотров: 3801

ОРГАНИЗАЦИЯ СИСТЕМЫ  МЕНТАЛЬНОСТИ

 

Пищик В. И.

Институт управления,

 бизнеса и права, Ростов-на-Дону

 

В статье изложено представление о ментальности как системе. Проанализированы целостные интегративные свойства ментальности и выявлены ее различные связи и структуры. Ментальность представлена атрибутом коллективного субъекта. Организация ментальности описана на уровне надсистем, подсистем, ядра и периферии. Структуры ментальности описаны в их единстве на основе ее интегративного качества совмещенности. Организационным, интегративным механизмом системы ментальности рассмотрен механизм согласования и рассогласования ее основных элементов и контекстов.

Ключевые слова: ментальность, система, организация, структура, коллективный субъект.

 

MENTALITY SYSTEM ORGANIZATION

Pishchik V.I.
Institute of Management,

Business and Law, Rostov-on-Don

 

The article presents an idea of ​​the mentality as a system. The main emphasis in the study on the analysis of holistic integrative properties mentality and identified its various connections and structures. Mentality represented attribute collective subject. Organization mentality described at supersystems, subsystems, core and periphery. Structure mentality described based on a combination of its integrative quality. Organizational, integrative mechanism of mentality appears negotiation mechanism and the mismatch of its basic elements and contexts.

Keywords: mentality, system, organization, structure, a collective entity.

 

 

Введение

 

 Проблема конструирования организации, структуры ментальности остается нерешенной, поскольку в недостаточной мере разработан сам конструкт и инструментарий, позволяющий это сделать с достаточной степенью точности. Структура ментальности является внутренней стороной ее организации. Богатейшая феноменология проявления ментальности коллективных субъектов приоткрывает его сложную структуру и в поведенческом, и в когнитивном, и в эмоциональном аспектах. Большинство авторов считают главными составляющими ментальности когнитивные структуры [8,13, 14, 23]. Также авторы сходятся в том, что в ее системе можно выделить ценностно-смысловое ядро [1, 3, 14]. Встречаются представления о том, что нельзя в ментальности выделить структуру [27]. Целью статьи является отражение авторского, социально-психологического подхода к описанию организации ментальности.

Результаты

 

Содержание понятия «ментальность», как это вытекает из этимологии слова, заключается в когнитивной сфере и определяется, прежде всего, специфичным складом мысли, теми знаниями и представлениями, которыми владеет изучаемая группа. Научный подход к проблеме ментальности обозначился в начале ХХ в. школой «Анналов», изучавших историю людей, учитывая их ментальность. Л. Февр определил «ментальный инструментарий» как систему представлений, используемых людьми определенной исторической эпохи [26]. Ж.Л. Гофф выделил три направления в изучении ментальности школы «Анналов»: изучение социальных навыков мышления, история «коллективных автоматизмов в ментальной сфере» и история ценностных ориентаций [7]. Все эти феномены и составляли содержание ментальности. Относительно недавно особая методология изучения ментальности сложилась в исторической психологии в России [27], соединившей психологию и историю. Используя неэкспериментальные методы исследования, психологическую интерпретацию текстов прошлого, психологи реконструируют психологический склад отдельных исторических эпох. Переход от исторической психологии к психологии сознания осуществлен самарской школой. Г.В. Акопов, Т.В. Семенова понимают ментальное как приобретенное социальное, основанное на определенном этническом, становящееся общественным сознанием в конкретный исторический период и в определенном культурном пространстве [2].

С позиции социальных психологов, ментальность выступает характеристикой большой социальной группы [3], отражающей ее культурную специфичность в восприятии мира и поведении в нем. В.Е. Семенов определяет ментальность как исторически сложившееся групповое долговременное единство (сплав) сознательных и неосознанных ценностей, норм, установок в их когнитивном, эмоциональном и поведенческом выражении определенных слоев населения [23]. В этнопсихологии часто отождествляются ментальность и национальные черты характера. Однако, обратившись к структуре национальной психологии [17], нами было выявлено, что ментальность занимает в ней параллельное место наряду с национальным характером, чувствами, самосознанием и другими составляющими.

Большинство современных авторов [1, 2, 8, 14, 10, 23] объединяют ментальность и сознание. В сознании отдельного человека, по мнению А.В. Петровского, М.Г. Ярошевского, менталитет представлен в степени, которая зависит от активной или пассивной позиции в общественной жизни [16, с. 254]. Войдя в структуру индивидуального сознания, ментальность с большим трудом оказывается доступна рефлексии. Авторы считают, что это связано с действием механизма установки: человек не осознает свою зависимость от установки, действующей на бессознательном уровне, он верит в то, что сам сформулировал свои убеждения и взгляды. К.А. Абульханова-Славская показывает, что дифференцирующими характеристиками менталитета являются типы сознания, психологии, социального мышления, которые свойственны разным личностям одной этнической группы [1, с. 17]. Б.Г. Мещеряков, В.П. Зинченко пишут, что «ментальность предшествует мировоззрению, а затем интегрируется в единую систему сознания. В ментальности ведущая роль принадлежит переживанию, а в мировоззрении – знанию» [10, с. 357].

Е.В. Улыбина обнаруживает близость понятий «обыденное сознание» и «ментальность», но иллюстрирует свои теоретические выводы исследованием именно составляющих ментальности. Отталкиваясь от идеи Е.В. Улыбиной [25], можно полагать, что форм репрезентации обыденного сознания может быть несколько, однако главными являются три: значения, смыслы и ценности, поскольку всякое сознание в первую очередь опирается на значения. Современные исследования в школе экспериментальной семантики отражают изменения в семантическом пространстве значений различных социальных групп [14]. Следующее звено между значениями и ценностями в обыденном сознании занимают смыслы. Личности обретает смысл в сообществе. Система ценностей, представленных в обыденном сознании, связанная со значениями, играет направляющую и консолидирующую роль в жизни субъекта. Ментальность включает в себя ценности. В определенных социальных и исторических ситуациях культивируется специфическая система ценностей. Между тем ценности носят специфический и универсальный характер. Таким образом, ментальность представляет определенный слой обыденного сознания, репрезентирующийся в конкретных значениях, смыслах и ценностях коллективного субъекта.

Понимая ментальность как психическое образование, мы опирались на взгляды С.Л. Рубинштейна, понимающего психическое как «многокачественное» и «многомодальное». «В разных системах связи с другими явлениями (системами) психическое выступает в разном качестве… В одном качестве психическое связано с общественным бытием людей, их отношениями…» [20, c. 13]. Основу коллективного субъекта носителя ментальности составляет «МЫ», репрезентируемого в определенном образе мира и реализуемого в образе жизни. Предполагаем, что положение системы ментальности пограничное между мифическим, национальным и социальным сознанием, которые являются ее надсистемами. Ментальность выступает надсистемой образа мира и образа жизни коллективного субъекта.

На основании анализа разноплановых определений ментальности  [1,2, 8, 14, 16, 23,27] выдвигаем рабочее определение. Ментальность – это психическое образование, которое интегрируется религиозной, этнической и социальной системами общества. Основу ментальности составляет согласованность доминирующих, нормативно закрепленных систем значений, смыслов и ценностей образа мира коллективного субъекта и ее социально-психологических характеристик, проявляющихся в его образе жизни.

 

Ментальность как система 

 

Укрепившийся со второй половины ХХ в. системный подход признает, что любой объект научного исследования может быть рассмотрен как особая система. Поскольку ментальность является конструктом, а к описанию сложных объектов ученые применяют системный анализ, то и для описания организации ментальности мы будем использовать системный анализ. В.Н. Садовский считает, что для любой исследуемой системы минимально требуются три разных уровня ее описания: с точки зрения ее внешних целостных свойств, с точки зрения ее внутреннего строения и вклада ее компонентов в формирование целостных свойств системы, с точки зрения понимания данной системы как подсистемы более широкой системы [21, с. 105].

Определим понятие «система» ментальности. Наиболее большое распространение получило представление о системе как множестве взаимосвязанных элементов, которое выступает как определенное целое. Включая в систему ментальности различное неограниченное число элементов: установки, стереотипы, ценности и др., теряем специфику феномена. В этом случае невозможно определить конечное число элементов, входящих в систему ментальности и размывается основополагающий принцип, который будет объединять систему как целое образование.

Однако можно выделить преимущества определения системы ментальности как множества, которое учитывает каждый элемент системы, определяет его место в целом. Так, система архетипов как одна из составляющих ментальности определена на глубинных уровнях и выполняет базовую, стабилизирующую и сохраняющую функции культурной памяти социокультурной группы, коллективного субъекта. Еще одним, важным преимуществом данного аспекта рассмотрения системы ментальности является то, что ее свойства как целого определяются не столько свойствами входящих в него элементов, сколько свойствами его организации, интегративными связями. Следовательно, между составляющими элементами системы ментальности существуют связи, особенные виды взаимодействия. Например, образ мира ее системы задает определенные ценностные ориентации группы и наоборот, ценности корректируют входящую информацию в ходе построения образа мира коллективным субъектом.

Существуют взгляды, в основе которых понимание системы ментальности как неделимой, не имеющей частей целостности [27]. В данном случае система ментальности действует как один единое образование, взаимодействуя само с собой и окружающим миром. Подобный взгляд затрудняет понимание связей системы ментальности с другими психическими явлениями, затрудняет возможности анализа изменений структурных элементов системы ментальности, поскольку ее нет.

Отметим специфику системы ментальности. Очевидно, поддержание определенной специфичности в проявлениях, понимании и видении мира человеком и коллективным субъектом. Данная специфичность может быть обеспечена определенным согласованием между структурами ее системы. Ментальность включает следующие структуры: архетипы, стили коммуникации, стили мышления, стереотипы поведения, образ мира, образ жизни. Поиск соответствия может стать одной из тех технологий, которая реализует систему. Условия существования ментальности – это реальность мира, которую способна выделить группа в реализации проекта своей жизни и превратить в действительность, встроившись в него. Условием порождения системы ментальности является «коллективная субъектность». Коллективный субъект, проявляя и направляя свою субъектность, в процессе взаимодействия с другими субъектами и миром, может порождать ментальность. В этом интегральная сила ментальности. Таким образом, ментальность – это интегральная система.

Ментальность является продуктом коллективного субъекта и проявляется в различных сферах бытия человека и его групп, из чего может следовать, что ментальность – сложная система. По классификации систем М.С. Кагана, ментальность можно отнести к «сверхсложным системам – антропо-социо-культурным» [11, с. 218–219]. Они являются гетерогенными и в них биологическое, природное неотделимо от социокультурного.

Область проявления системы ментальности достаточно обширна, начиная от бессознательных составляющих психики отдельного человека, до сложных процессов коллективного субъекта. Субстанцией ментальности является часть общественного сознания. Пространство сознания В.А. Ганзен, Л.А. Гостев разделяют на следующие субстраты: супраментальное, отвечающее за многообразие проявлений глобального сознания; ментальное, отвечающее за процессы познания мира, осмысления и вербализации; физическое, отвечающее за функционирование организма; витальное, отвечающее за чувственное и эмоциональное. Исходя из данной схемы описания сознания [6], ментальность относится к актуальному, ментальному сознанию, представленому ментальным субстратом. Атрибутом ментального является мировидение. Носителем ментальности оказывается индивидуальный и коллективный субъект. Ментальность погружено в пространство ментальности. Пространство ментальности находится между физическим, витальным и супраментальным пространствами. Эти пространства проникают друг в друга.

Областью проявления данных пространств является жизнь общности, группы. К значимым институтам для формирования ментальности относятся религиозные институты. Они представляют собой самую первую форму разделения людей по религиозным основаниям. Именно они породили деление людей на кланы, касты и в итоге на этносы. Этнос – еще один институт, объединяющий людей по этническим признакам, которые выражаются в ментальности. Другие социальные объединения, которые мы обобщили понятием социум, также являются институтом ментальности. Объединенные в данных институтах субъекты проявляют в общении, деятельности и жизнедеятельности характерные религиозные, национально-психологические и социально-психологические особенности, которые оказывается закрепленными, доминирующими в различных социальных группах.

Субъектами ментальности выступают устоявшиеся большие социальные группы. Временные объединения не порождают ментальности, поскольку у них нет сильного социального ядра, они временны. И представляют собой промежуточное звено между небольшими и большими социальными группами.

Система ментальности соотносится с понятием «мифологическое поле», «этническое поле индивида» (Л.Н. Гумилев) и «социальное поле» (К. Левин). Мифологическое поле объединяет домыслы, мифы различных народов (А.М. Лобок). Этническое поле, по Л.Н. Гумилеву, – это поле активности и поведения членов этнической группы. Социальное поле, по К. Левину, содержит события прошлого, настоящего и будущего. Э.В. Сайко определяет социальное как «Субстанция–Субъект–Социум в качестве носителя социальной эволюции» [22, с. 40]. То есть культурные константы накладываются на социальные нормы, совмещаются.

Таким образом, в организации системы ментальности мы выделяем: надсистемы (религия, этнос и социум), подсистемы (образ мира и жизни) и собственно структуру ментальности (компоненты, конструкты, элементы и контексты). Основываясь на источниках, описывающих разнообразные характеристики и свойства систем, можно назвать следующие свойства ментальности: целостность, протяженность, закрытость, синкретизм. Целостность системы ментальности заключается в том, что все ее компоненты, конструкты, элементы, надсистемы, подсистемы совмещены в целостную организацию. Составляющие подчинены общему принципу взаимодействия – менталесообразности, основанной на согласованности ее составляющих, в соответствии с ее системой архетипов. Целостность такой сложной организации системы связана с протяженностью (описанной еще Анналами). По всей видимости, протяженность системы ментальности заключена в возможностях ее пространственно-временной представленности в мире. Синкретизм как свойство соединения в системе ментальности разнородных образований и их устойчивости, что отражается в закрытости ее системы.

Исходя из теории психологических систем [5], определяем ведущей закономерностью становления системы ментальности – соответствие ее составляющих. В результате ментальность находит соответствие между своей организацией и внешним миром. Соответствие выражается в совмещении ее подсистем.

«Чтобы совокупность стала системой, у нее должно возникнуть интегративное свойство» [9, c. 83]. Исходя из феноменологии ментальности, можно предположить, что интегративным свойством системы ментальности является совмещение внешней информации и культурного образа мира и образа жизни. На входе ее системы находится образ мира человека, на выходе – образ жизни, все культурные артефакты социальной группы, объединяющей коллективного субъекта.

В современном толковом словаре русского языка слово «совместить» означает достичь совпадения во всех точках при наложении. От этого слова и происходит однокоренное слово «совмещенный». В психологическом понимании совмещение не бывает полным в силу того, что объекты, субъекты не могут быть полностью идентичными друг другу, иначе тогда стираются все грани различий взаимодействия.

«Общая психологическая ситуация представляет собой совмещение ценностных, смысловых, предметных содержаний общего участка реальности и действительности, являющегося актуальным совмещенным сектором жизненного мира участников» [4, с. 97] совместной деятельности. Такое представление совмещенности мы берем за основу. Однако попытаемся его расширить. Совмещенность ментальности может выступать и как ее свойство, и как процесс, и как состояние.Совмещенность возникает в системе в ситуации, когда организуется совместный процесс коллективного субъекта с кем-либо. Совмещенность можно определить и на уровне организации системы ментальности, в совокупности с ее надсистемами и подсистемами. Совмещенность присуща и структуре ментальности, когда совмещаются ее компоненты, конструкты и элементы. В данном случае совмещенность является свойством ментальности. Но при этом хотим отметить, что такое совмещение не строго фиксирует положение совмещающихся элементов. Допуская совмещенную организацию ментальности, предполагаем, что надсистемы, подсистемы, компоненты, конструкты и элементы данной системы могут соединяться на разных уровнях в различных сочетаниях, нарушая какие бы то ни было субординационные связи. Когда речь идет о процессе совмещения, то понятно, что человек не сразу входит в состояние совмещения, он проходит, проживает определенные этапы. Совмещенность как состояние переживается субъектами как чувство единения, общности мыслей и чувств. Когда человек, принадлежащий какой-либо группе, чувствует привязанность к ней, может быть, даже преданность, его переполняет чувство единения с группой, то в этом случае мы говорим о совмещенности как о состоянии.

Таким образом, совмещенность представляет собой системное единство составляющих ментальности, а именно организационную, структурную и функциональную их согласованность в определенных временных, пространственных и ситуативных рамках.

 

Ядерные составляющие ментальности

 

Опираясь на идею о совмещенном бытии, мы полагаем, что именно значения, смыслы и ценности и будут выступать совмещающим началом в ментальности, то есть являются ядерными составляющими ментальности. Именно объединение людей на основе близких значений, смыслов и ценностей позволит нам выделять у данного коллективного субъекта ментальность как совмещенную систему. Причем объединение значений, смыслов, ценностей не будет никогда полным.

Как известно, смысловые поля никогда полностью не совпадают у партнеров по общению. То же можно сказать и о ценностях и значениях. Иначе мы нивелировали бы индивидуальность людей. Однако многое у представителей одной ментальности совпадает. Для доказательства данного положения о совмещенности в ментальности коллективного субъекта значений, смыслов и ценностей будем опираться на работы классических и современных исследований. Представители школы «Анналов» выделяли особенности языка у различных представителей исторических эпох и носителей ментальности. М. Блок постигал склад ума людей прошлого через особенности их языка [27]. В.П. Зинченко [10], отмечает, что все виды значений связаны друг с другом. Наиболее ранние – операциональные значения, которые связаны с биодинамической тканью движений, действий. Предметные значения появились позже и связаны с чувственной тканью образов. Самые поздние образования – это вербальные значения.

В монографии О.А. Корнилова показано, что все вербальные значения хранятся в виде матриц языка в национальных языковых картинах мира. Языковая картина мира «всегда субъективна, …фиксирует восприятие, осмысление и понимание мира конкретным этносом не на современном этапе его развития, а на этапе формирования языка» [12, с. 15].

В языковых значениях отражаются различные отношения, принятые в национальной группе. Различные группы, коллективные субъекты имеют специфический набор вербальных значений.

Вербальные значения связаны со смыслами [10]. «Смысл по своей природе комплементарен: он всегда смысл чего-то: образа, действия, значения, жизни … Из них он извлекается или в них вкладывается» [10, с. 24]. Именно благодаря значениям и смыслам сознание индивидуальное приобщено к общественному сознанию, к культуре. В.П. Зинченко отмечает, что существует избыточное поле значений и избыточное поле смыслов. «Именно в месте встречи процессов означения смыслов и осмысления значений рождаются со-значения (термин Г.Г. Шпета)» [там же, с. 23]. А из этого следует, что в акте общения происходит рождение близких по значению смыслов и близких по смыслу значений, которые и есть совмещенное пространство ментальности. В действиях, образах, значениях культура встречается с коллективным субъектом, который придает им смысл в контекстах транскоммуникации.  «Мир человеческих ценностей, переживаний, эмоций, аффектов соотносим со смыслом как следующей образующей рефлексивного слоя» [там же, с. 28]. Действительно объединяющим, совмещающим элементом ментальности являются ценности коллективного субъекта. Они выступают сначала как индивидуальные ценности, но, постепенно совмещаясь, образуют «ценностно-ориентационное единство» [16]. Однако заметим, что такое единство ценностей, которое основано на совпадении оценок, позиций и ценностей, А.В. Петровский описывал для коллектива. Мы можем переносить данный феномен на коллективный субъект менталитета. На наш взгляд, это возможно, поскольку в большой группе выделяются микрогруппы, которые определяют данное ценностное единство и несут его остальным членам большой группы. Таков путь трансляции ценностей в культуре.

Все значения, смыслы и ценности обязательно имеют свою временную и пространственную определенность. Таким образом, в системе ментальности как совмещенной системе можно выделить зоны совмещения времени, пространства, значений, смыслов и ценностей. В силу того, что пространство проявления ментальности неоднородно, так как представлено различными ментальностями, будут выделяться области пресечений и не пересечений пространства, времени, значений, смыслов и ценностей ее различных представителей. Также в самих системах ценностей, смыслов и значений будут актуализированы области, востребованные коллективным субъектом и не востребованные.

 

Структура системы ментальности

 

 «Структура – это статическое представление процесса» [28, с. 27]. В школе «Анналов» были предприняты попытки выделения структуры ментальности. Ж. Дюби выделял глубинные биологические уровни структуры ментальности. Следующий уровень составляют базовые представления и формы поведения, характерные для определенных исторических эпох и неизменяемые от поколения к поколению. Поверхностный уровень ментальности составляет процессы, изменяющиеся от поколения к поколению [27, с. 20]. Можно констатировать, что в структуре ментальности выделяли уровни по степени их изменяемости, представленности в них биологического и социального, глубины и поверхностности расположения структур.

И.В. Мостовая, А.П. Скорик системообразующим фактором системы ментальности считают архетипы. В структуре ментальности они выделяют четыре уровня: 1) партикулярная структура, нерефлексируемое массовое бессознательное; 2) духовная самость общественных групп, рефлексируемая; 3) социальный отклик на политику, власть, государство; 4) этнокультурная ориентация, национальная идея [13]. Каждый из этих уровней задает совокупность архетипов социальной общности. Вряд ли бессознательные образы архетипов могут являться системообразующим фактором ментальности, скорее они выступаю единицами, далее не расчленяемыми. Р.А. Додонов определяет несколько уровней структуры этнического менталитета: 1) низший – психоэнергетический (поле), здесь фиксируется количество психоэмоциональной, умственной энергии, которая необходима для решения текущих задач; 2) бессознательный, состоящий из нескольких уровней: архетипного (образы), этнического, расового, общечеловеческого; 3) высший – мыслительный, логический (понятия). По мнению автора, представленные уровни объединены механизмом «ретрансляции» информации поколениям о наиболее оптимальных приемах решения стандартных задач в жизни [8]. Следовательно, системообразующим элементом данной структуры являются приемы мышления этноса. В исследовании нами были обнаружены различные приемы мышления у представителей национальных групп, однако соотношение этих приемов было различно.

Приведенные взгляды демонстрируют, что можно определить различные классификационные признаки построения структуры, модели ментальности: статика–динамика, бессознательное–осознаваемое, внешнее–внутреннее, социальное–психическое и т. п. Мы в основу критериев выделения структуры ментальности полагаем аспекты жизни коллективного субъекта. В структуре ментальности мы выделяем следующие элементы:

Компоненты системы: базовый компонент – система архетипов; инициирующий компонент – образ мира и способы мышления коллективного субъекта (параметры – информационное содержание, временная перспектива, центр – периферия); совмещающий компонент – оценки, взгляды, нормы, умонастроения, эмоции, чувства (параметры: направленность, интенсивность); реализующий компонент – программы поведения (параметры: активность/пассивность, объективность, ситуативность). В предыдущих исследованиях мы понимали более широко структурные основания ментальности, сегодня обозначили наиболее представленные, вероятные. Каждый из компонентов связан с образом мира и образом жизни коллективного субъекта. Образ мира и образ жизни коллективного субъекта представляют собой подсистемы ментальности.

Рассмотрим каждый компонент ментальности отдельно. Компонент системы, по мнению Д.М. Жилина [9], это один из объектов системы, осуществляющий некие преобразования входов в выходы. Базовый компонент представлен системой архетипов, у которых на входе вся бессознательная информация, а на выходе направленность жизнедеятельности коллективного субъекта. Совмещающий компонент на входе имеет информацию о простейших эмоциях в данной ситуации, на выходе придает культурноспецифическую оценку ситуации. Инициирующий компонент на входе сличает входящую информацию с представлениями в культурной картине мира, а на выходе интерпретирует информацию, исходя из культурных категорий. Реализующий компонент принимает команды от высших центров и стереотипизирует поведенческие программы, полагаясь на культурные нормы. Таким образом, каждый компонент выполняет свою специфическую функцию, которая позволяет интегрировать все компоненты ментальности в единую систему.

Конструкты системы ментальности: 1) этический (мера зла, мера добра, мера справедливости); 2) временной (прошлое, настоящее, будущее); 3) пространственный (обширное, сжатое, нулевое); 4) рисковости (активная стратегия, пассивная стратегия, уход); 5) коммуникативный (установка на себя, установка на людей, установка от людей); 6) интеллектуальный (иррациональность, контекстность, рациональность); 7) гедонистический (физиологическое удовольствие, духовное удовольствие, материальное удовольствие); 8) определенности (социальный порядок, социальный хаос, промежуточное звено); 9) достижения (успех, боязнь неудачи, неуспех). Кострукты составляют специфические конфигурации, присущие определенным коллективным субъектам.

Элементы системыпространство, время,значения, смыслы, ценности. Элемент обычно - это неделимый компонент системы. Исходя из концепции В.Е. Клочко, полагаем, что значения, смыслы, ценности, пространство и время являются измерениями образа мира человека. «Они характеризуют предметы, включенные в мир человека, и являются качествами самих предметов» [5, с. 79]. По мнению автора, по мере развития человека объективная реальность превращается в предметный мир, затем переходит в реальность, наполненную смыслами, а затем в действительность, опирающуюся на ценностные координаты. В этом, по словам В.Е. Клочко, заключается психологическая онтология [5, с. 69]. Ценности, смыслы и значения находятся в системном, функциональном и структурном согласовании.

Компонентами структуры системы ментальности являются – его составные части, выполняющие функцию операторов в образе мира и образе жизни коллективного субъекта, задающие направление движения системы. Конструкты ментальности – это указатели для компонентов, система критериев оценки  и определения, интерпретации поступающей информации в систему. Элементы – это узловые составные части, которые как «азбука» помогают комбинировать конструкты и выдвигать компоненты. Таким образом, компоненты, конструкты и элементы задают функциональную схему структуры системы ментальности.

Контексты структуры системы ментальности – это тематики, находящиеся в актуальном пространстве образа мира определенного коллективного субъекта и могут быть неактуальными для других коллективных субъектов.

Мы наложили функциональную схему структурных составляющих системы на структуру контекстов системы ментальности. Полученная схема имеет вид матрицы (решетки), состоящей из клеток. В соответствии с линейной структурой (по вертикали) строится распределение по функциям. По горизонтали организуется управление контекстами. Матричную структуру ментальности мы можно представить в виде.

Матричная структура данной системы построена на основе принципа двойного совмещения. С одной стороны, совмещаются компоненты, конструкты и элементы, а с другой – они совмещаются с контекстами взаимодействия коллективного субъекта.

Предполагаем, что именно элементы ментальности являются системообразующими в становлении ее системы. Именно они определяют сочетание, совмещение конструктов и компонентов ментальности с контекстами и другими составляющими ее организации.

Центральной составляющей системы ментальности выступает образ мира коллективного субъекта. Образ мира и является компонентой ее системы, и объединяет его конструкты, и объединяет его элементы, и соотносит слои структуры ментальности. Образ мира – это область, в которой заключены все начала ментальности. Код матричной структуры ментальности скрыт в образе мира.

 

Периферические структуры системы ментальности

 

Ядерные составляющие системы ментальности опосредованно связаны с окружающим миром через социально-психологические характеристики. Социально-психологические характеристики – это репрезентанты ментальности. Значения связаны с представлениями и дискурсами образа мира. Ценности как основные жизненные принципы связаны с ценностными ориентациями коллективного субъекта. Смыслы связаны с особенностями взаимодействия и отношениями.

Опираясь на социально-психологические, кросс-культурные исследования, мы выделили следующие социально-психологические характеристики ментальности поколений: ценностные ориентации (с направленностью индивидуализм/коллективизм), содержание категоризации образа мира, социальные представления, социальные установки, формы дискурса, направленность отношений и взаимодействий с социальной группой (доминирование конформизма/нонконформизма, уступчивость/самоутверждение), Я-концепция.

 

Механизм функционирования организации ментальности

 

Ментальность как совмещенная система находится между тремя внешними системами: религии, этничности и социума, совмещая их. То есть она лежит на пересечении этих трех систем, полностью не встраиваясь ни в одну, ни в другую. Но объединившись, ментальность, религия, этничность и социум также составляют систему более высокого порядка. А.И. Уемов [24] полагает, что одни и те же вещи могут образовывать систему при одних отношениях и свойствах и не образовывать ее при других. Данное свойство системы получило название – относительность системы. А отсюда можно сформулировать следующую гипотезу: мы предполагаем, что в различные пространственно-временные перспективы развития коллективного субъекта в проявлениях ментальности превалирует то внешняя система религии, то внешняя система этноса, то внешняя социальная система. В силу этого в системе ментальности по-особому совмещаются ценности, смыслы и значения и определяются состояния подсистем образа мира и образа жизни коллективного субъекта. Иначе говоря, каждый раз ментальность поворачивается, то одной, то другой гранью в развитии коллективного субъекта.

Внутреннее совмещение ментальности коллективного субъекта заключено в приведении в соответствие подсистем его образа мира, образа жизни и его религиозных, социальных, этнических надсистем.Системообразующим фактором всей организации ментальности является ценностно-смысловое совмещение ее составляющих.

Образ жизни имеет следующие показатели: условия социальной жизнедеятельности людей, социально-психологические характеристики жизнедеятельности, отношения субъектов образа жизни к условиям и характеру своей жизнедеятельности. Образ мира включает в себя образы ценностно-смысловых структур коллективного субъекта, представления о себе, мире, о других, а также образы ситуаций и особенностей поведения в них. Условия социальной жизнедеятельности людей в нетрансформированной ментальности совмещаются с образами ситуаций периферии образа мира. Социально-психологические характеристики жизнедеятельности сочетаются с представлениями образа жизни. Отношения субъектов образа жизни к его составляющим соединяются с ценностно-смысловыми составляющими образа мира, влияющими на оценки и интерпретации человека. Нарушение данных совмещений, соответствий ведет к трансформации ментальности.

Исходя из положения о том, что системообразующим фактором ментальности является основная функция системы, выполняемая в ее надсистемах, можно говорить о проявлении трех функций. В системе религии порождаются объяснительные модели мира, задается ценностная направленность коллективного субъекта. Со стороны системы этноса – это функция сохранения его целостности, а именно, этнозащитная (защита ценностей). Со стороны социума – это функции самоподачи в социальный мир (социальная активность, презентация своих ценностей), конформность с группой (с групповыми ценностями). Следовательно, системообразующий фактор ментальности определяется в рамках интерпретационно-направляющей функции, этнозащитной функции и функции социальной активности, а также конформности. В соответствии с этим намечаются три вектора функционирования ментальности: направленность, активность и связность. Таким образом, системообразующей функцией системы ментальности в процессе его становления является функция приведения в соответствие с ней значений, ценностно-смысловых и пространственно-временных составляющих религиозной, этнической или социальной ее надсистем.

Происходит это посредством компонентов, конструктов, элементов и контекстов структуры ментальности. Они, как структуры ментальности, особым образом выстраиваются. Конструкты и компоненты ментальности находятся в определенном совмещении, которое может менять свою конфигурацию, что приводит в движение ценности, смыслы и значения в ее системе.

Эти структурные совмещения ментальности задаются, прежде всего, совмещением людей в процессе взаимодействия. Люди, образующие коллективный субъект, взаимодействуют как партнеры, как участники равноправного диалога. Роль этого взаимодействия, диалога заключается в формировании общности коллективного субъекта, некоего единства, которое имеет основную функцию – развивающую. Общность есть то, «что развивается и развивает» (В.И. Слободчиков). Результатом этого единения, общности коллективного субъекта, строящейся во взаимодействии людей, является «организованное и дифференцированное целое» (Б.Ф. Ломов), «общий фонд ценностей» (Л.И. Анцыферова), «производство индивидами их общего» (А.В. Петровский), «превращение состояний в их общее достояние» (М.С. Каган), «идеальный продукт взаимных усилий» (К.А. Абульханова-Славская).

Это дает нам возможность предполагать, что результатом взаимодействия является «новая реальность, новая онтология совместного бытия двух противоположных начал в едином» [5, с. 141], своеобразная реальность, которая выступает неким общим пространством для взаимодействующих сторон. Принимая совмещенность за системообразующий фактор ментальности коллективного субъекта полагаем, что она представляет трехэтапный процесс: 1) предъявление, «обналичивание», презентация значений, ценностно-смысловых составляющих системы ментальности коллективным субъектом в определенном культурном пространстве и времени; 2) согласованность значений, ценностно-смысловых и пространственно-временных составляющих жизненных миров коллективного субъекта; 3) интеграция значений, ценностно-смысловых и пространственно-временных составляющих системы ментальности коллективным субъектом.

В процессе взаимодействия члены общности обнаруживают свои ценностно-смысловые составляющие в поступках, целях, мотивах деятельности, оценках, интерпретациях и др. Для объединения людей в единую общность с единой ментальностью необходимо единение значений, смыслов, ценностей и общих деятельностей. То есть их согласованность и интеграция.

В качестве механизма согласования ценностно-смысловых составляющих жизненных миров членов общины, определяющего становление общей системы значений, смыслов и ценностей, следует рассматривать встречно протекающие между людьми процессы: персонализации как процесс трансляции ценностно-смысловых характеристик того, что составляет пространство собственно жизненного мира, и персонификации как процесс порождения личностных ценностей за счет проникновения к смыслам и ценностям другого человека. При этом происходит процесс рассогласования/согласования структурных, функциональных и организационных связей периферии и ядерных структур ментальности. Следствием данного процесса могут являться: изменение организации ментальности, замещение традиционных значений, смыслов на инновационные, переструктурирование системы ценностей и изменение субъектности ее носителя.

 

Выводы

 

Ментальность понимается нами как сложноорганизованная система, объединяющая людей в коллективный субъект, группу на основании схожих ценностно-смысловых оснований, порождающая схожий репертуар поведенческих программ.

Организация ментальности включает надсистемы (религия, этнос и социум), подсистемы (образа мира и жизни) и ядерные структуры (значения, смыслы и ценности), периферические структуры (социально-психологические характеристики – ценностные ориентации, социальные установки, Я-концепция, социальные представления, форма дискурса, особенности взаимодействия и отношений).

В структуре ментальности определены компоненты, конструкты, элементы, контексты.

Системообразующим фактором ментальности является ценностно-смысловая совмещенность ее составляющих, обусловленная доминированием религиозной, этнической, социальной системы общества. Системообразующая функция ментальности состоит в том, что приводит в соответствие ее надсистемы, ядерные и периферические составляющие и подсистемы.

Механизмом функционирования системы ментальности является механизм соответствия/несоответствия ее составляющих и внешних систем.

 

Заключение

 

Обобщая вышеизложенное, можно заключить, что на сегодня отсутствуют четкие методологические основания для системного построения организации сложных психологических явлений, например, ментальности. В статье организация ментальности конструируется гипотетически. Анализируются многочисленные публикации по проблеме ментальности, раскрывающие отдельные аспекты и описания системы ментальности. Ментальность описана на уровне надсистем, подсистем, выделены системообразующий фактор, интегративные качества. Авторский подход отличается обширностью и социокультурной направленностью в описании ментальности.  Эмпирическая модель ментальности может быть представлена в последующей публикации.

Литература

 

  1. Абульханова К.А. Психология и сознание личности: избранные психологические труды. М.: МПСИ; Воронеж: НПО МОДЭК, 1999.
  2. Акопов Г.В., Иванова Т.В. Феномен ментальности как проблема сознания // Психологический журнал. 2003.Том 24. № 1. С. 47-55.
  3. Андреева Г.М. Социальная психология. М.: Аспект Пресс, 1996.
  4. Белоусова А.К. Активная и потенциально активная области психологической ситуации в сознании человека // Ментальность россиян провинции. Сборник материалов IV –ой Всероссийской конференции по исторической психологии российского сознания. 1–2 июля 2004 г. Самара: Изд-во СГПУ, 2005. С. 45–49.
  5. Галажинский Э.В., Клочко В.Е. Самореализация личности: системный анализ. Томск: Изд.-во Томского университета, 1999.
  6. Ганзен В.А., Гостев А.А. Системное описание индивидуального сознания // Гостев А.А. Эволюция сознания в решении глобальных конфликтов (Очерки по конфликтологии). М.: Институт психологии РАН, 1993. C. 110–120.
  7. Гофф Л.Ж. История и память / Пер. с фр. К.З. Акопяна. – М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2013. – 303 с.
  8. Додонов Р.А. Этническая ментальность: опыт социально-философского исследования. Запорожье: РА «Тандем-У», 1998.
  9. Жилин Д.М. Теория систем: опыт построения курса. М.: Едиториал УРСС, 2003
  10. Зинченко В.П. Миры сознания и структура сознания // Вопросы психологии. 1991. № 2. С. 15–34.
  11. Каган М.С. Формирование личности как синергетичекий процесс // Синергетическая парадигма. Человек и общество в условиях нестабильности. М.: Прогресс–Традиция, 2003. С.213–227.
  12. Корнилов О.А. Языковые картины мира как производные национальных менталитетов. М.: ЧеРо, 2003.
  13. Мостовая И.В., Скорик А.П. Архетипы и ориентиры российской ментальности // Полис. – 1995. – № 4. – С. 69–76.
  14. Петренко В.Ф. Основы психосемантики. СПб.: Питер, 2005. С. 480.
  15. Петров И.Г. Субъект и его характеристики в научной парадигме и аксиологии // Человек как субъект культуры / Отв. Ред. Э.В. Сайко. М.: Наука, 2002. С. 112–130.
  16. Петровский А. В., Ярошевский М. Г. Основы теоретической психологии. М.: ИНФРА-М, 1998, С. 289–261.
  17. Пищик В. И. Ментальность поколений: психологические исследования: монография. Ростов н/Д.: Изд-во РО ИПК и ПРО, 2010.
  18. Пищик В. И. Основы этнопсихологии. Ростов–н/Д.: Изд.-во СКНЦ, 2003.
  19. Психологический словарь / Под ред. В.П. Зинченко, Б. Г Мещерякова. - 2-е изд., перераб. и доп. - М.: Педагогика-Пресс, 1999.
  20. Рубинштейн С.Л. Бытие и сознание. Человек и мир. Спб.: Питер, 2003.
  21. Садовский В.Н. Основания общей теории систем. М.: Наука, 1974.
  22. Сайко Э.В. Субъект и субъектная составляющая в становлении и культурно–историческом выполнении пространственно–временного континуума социума // Человек как субъект культуры / Отв. Ред. Э.В. Сайко. М.: Наука, 2002. С.13–42.
  23. Семенов В.Е. Российская полиментальность социально-психологическая динамика на перепутье эпох: Избранные научные работы (1971-2007 гг.). СПб.: Изд-во С.-Петерб. Ун-та, 2008.
  24. Уемов А.И. Системы и системные исследования // Проблемы методологии системного исследования. М.: Мысль, 1970. С.41–86.
  25. Улыбина Е.В. Психология обыденного сознания. М.: Смысл, 2001.
  26. Февр Л. Бои за историю. М.: Наука, 1991.
  27. Шкуратов В.А. Искусство экономной смерти. Сотворение видеомира. Ростов-н/Д.: Наррадигма, 2006.
  28. Щедровицский Г.П. Философия Наука Методология. М: Изд-во Шк. культур. политики, 1997.

 

 

References

  1. Abulhanova K.A. Psychology and consciousness of personality: selected psychological works. M: MPSI; Voronezh: NGO MODAK, 1999.
  2. Akopov, G.V., Ivanov T. the Phenomenon of mentality as the problem of consciousness // Psychological journal. To 24. No. 1. S. 47-55.
  3. Andreeva G.M. Social psychology. M.: Aspect Press, 1996.
  4. Belousova A.K. Active and potentially active region of the psychological situation in the human mind /Mentality of Russians province. The proceedings of the IV-th all-Russian conference on the social Sciences of the Russian consciousness. 1-2 July 2004 Samara: Publishing house of Samara state pedagogical University, 2005. C. 45-49.
  5. Galazhinsky EV, Klochko VE self-Actualization: a systematic analysis. Tomsk: Izd.-in Tomsk University, 1999.
  6. Hansen, VA, Gostev A. System description of individual consciousness // Gostev A.A. Evolution of consciousness in resolving global conflicts (essays on the conflict). M.: Institute of psychology of Russian Academy of Sciences, 1993. C. 110-120.
  7. Goff LJ History and memory / Lane. with FR. Short circuit Hakobyan. - M.: Russian political encyclopedia (ROSSPEN), 2013. - 303 S.
  8. Dodonov R.A. Ethnic mentality: the experience of social-philosophical studies. - Zaporozhye: RA "Tandem", 1998.
  9. Zhilin D.M. Systems theory: the experience of building a course. M: editorial URSS, 2003
  10. Zinchenko V.P. Worlds of consciousness and the structure of consciousness // Questions of psychology. 1991. No. 2. C. 15-34.
  11. Kagan M.S. formation of the personality as Energeticheskiy process // Synergetic paradigm. Man and society in conditions of instability. M.: Progress-Tradition, 2003. S-227.
  12. Kornilov O.A. Language picture of the world as a derivative of the national mentality. M: Caro, 2003.
  13. Bridge IV, Skorik A.P. Archetypes and landmarks of the Russian mentality // Polis. - 1995. No. 4. - S. 69-76.
  14. Petrenko V.F. Basis of psychosemantics. SPb.: Peter, 2005. C. 480.
  15. Petrov WAS the Subject and its characteristics in the scientific paradigm and axiology // Person as the subject of culture / Resp. Ed. EV Sayko. M.: Nauka, 2002. C. 112-130.
  16. Petrovsky A. C., Yaroshevsky M., foundations of theoretical psychology. M.: INFRA-M, 1998, S. 289-261.
  17. Pishchik Century. And. Mentality of generations: psychological research: monograph. Rostov n/D: Izd-vo RO IPK and ABOUT, 2010.
  18. Pishchik C. I. fundamentals of pedagogy. Rostov-n/A.: Ed.-in SCNT, 2003.
  19. Psychological dictionary / Ed. by V.P. Zinchenko, B. G. Meshcheryakov. - 2nd ed., Rev. and supplementary): Pedagogy-Press, 1999.
  20. Rubinstein S.L., Being and consciousness. Man and world. SPb.: Peter, 2003.
  21. The V.N. Sadovsky. The Foundation of the General theory of systems. M.: Nauka, 1974.
  22. Sayko EV Subject and the subject component in the development of cultural-historical and performing space-time continuum socium // Person as the subject of culture / Resp. Ed. EV Sayko. M.: Nauka, 2002. S-42.
  23. Semenov V.E. Russian paymentlist socio-psychological dynamics at the crossroads of epochs: Selected scientific works (1971-2007,). SPb.: Izd-vo S.-Petersburg Academy of Sciences. University, 2008.
  24. Uyomov A.I. And system research // Problems of the methodology of a systematic study. M: Idea, 1970. P.41-86.
  25. Ulybin E.V. Psychology of consciousness. M: Meaning, 2001.
  26. Febr L. the Battle for history. M.: Nauka, 1991.
  27. Shkuratov, VA the Art of economical death. The creation of videomore. Rostov-n/A.:
  28. Servinski G.P. Philosophy of Science Methodology. M: Publishing house in Franklin. cultures. policy, 1997.