PDF-версия
Б.Н. Рыжов - Системная психология
Б.Н. Рыжов - История псих-ой мысли
Содержание №34 2020

Теория и метод системной психологии

Рыжов Б. Н. Я-реальное, Я-идеальное и Я-скрытое (с переводом на английский язык Л. А. Машковой)

Психологические исследования

Романова Е. С. Саморефлексия и взаимодействие человека и общества в творчестве Ф. М. Достоевского
Перевозкин С. Б., Тишкова А. С. Темпоральная специфика ролевой структуры социально-психологической адаптации кадетов
Эксакусто Т. В., Кибальченко И. А. Факторные структуры интеллектуально- личностного ресурса молодых людей
Ледовская Т. В., Солынин Н. Э. Психологическая структура коммуникативных способностей студентов педагогического вуза
Урунтаева Г. А., Гошева Е. Н. Профессионально-педагогическая деятельность воспитателя: концептуальные основы познания дошкольника
Валявко С. М., Шулекина Ю. А., Чибискова О. В. Роль словесной памяти в становлении текстовой компетенции дошкольников
Любимов М. Л., Соловьёва И. Л., Захарова М. О., Мокс А. А. Создание комфортной среды обучения для детей с ОВЗ посредством использования технологии неформального образования

История психологии и психология истории

Иванов Д. В. Системные представления о человеке борющемся в отечественной психологической мысли конца XIX– начала XX века

Социологические исследования

Рябов В. В., Ананишнев В. М., Ткаченко А. В., Меркушин В. И., Машкова Л. А Инновационные технологии социализации учащихся в рамках единой системы университетского образовательного комплекса

Юбилей

Виктору Павловичу Шейнову — 80!

Информация

Сведения об авторах журнала «Системная психология и социология», 2020, № 2 (34)
Требования к оформлению статей
Наши партнеры

WWW.SYSTEMPSYCHOLOGY.RU

 

Ткаченко А.В. УЧЕТ НАЦИОНАЛЬНЫХ И КОНФЕССИОНАЛЬНЫХ УСЛОВИЙ В СОЦИАЛЬНОМ ПРОЕКТИРОВАНИИ ДОПОЛНИТЕЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ МОЛОДЕЖИ КРУПНОГО ГОРОДА

Журнал » 2013 №8 : Ткаченко А.В. УЧЕТ НАЦИОНАЛЬНЫХ И КОНФЕССИОНАЛЬНЫХ УСЛОВИЙ В СОЦИАЛЬНОМ ПРОЕКТИРОВАНИИ ДОПОЛНИТЕЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ МОЛОДЕЖИ КРУПНОГО ГОРОДА
    Просмотров: 3875

УЧЕТ НАЦИОНАЛЬНЫХ И КОНФЕССИОНАЛЬНЫХ УСЛОВИЙ В СОЦИАЛЬНОМ ПРОЕКТИРОВАНИИ ДОПОЛНИТЕЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ МОЛОДЕЖИ

КРУПНОГО ГОРОДА

Ткаченко А.В.
МГПУ, Москва

 

В статье описывается новая модель дополнительного образования молодежи, предложенная кафедрой общей и прикладной социологии ИПССО ГБОУ ВПО МГПУ. Особое внимание в модели отводится этноконфессиональным факторам нравственного состояния и религиозного сознания московской молодежи.
Ключевые слова: модель дополнительного образования, религия, молодежь, национальные и конфессиональные условия, национально-религиозные традиции, повышение духовно-нравственной культуры, моральный релятивизм.

 

THE NATIONAL AND CONFESSIONAL CONDITIONS SIGNIFICANCE IN THE SOCIAL DESIGNING OF SUPPLEMENTARY EDUCATION FOR YOUNG PEOPLE IN A CITY

 

Tkachenko A.V.
MCTTU, Moscow

 

A new supplementary education model for young people is presented in this article. It was offered by the Department of General and Applied Sociology of IPSSR MCTTU. Particular attention in this model is paid to ethnoconfessional facts of moral views and religious believes in young people.
Key words: supplementary education model, religion, young people, national and confessional conditions, national and religious traditions, spiritually-moral culture increase, moral relativism.

 

Введение

 

            Безучета национальных и конфессиональных условий невозможно оптимизировать дополнительное образование детей и молодежи современного крупного города. Дополнительное образование должно следовать определенной логике, и лучшим вариантом применения этой логики может стать модель поэтапного развития духовного просвещения в сочетании с комплексным подходом при реализации учебных программ, предназначенных для школьников, студентов и желающих повысить свою квалификацию молодых учителей [3].

Предложенная ниже модель дополнительного образования учитывает национально-религиозные особенности учащихся и членов их семей и ориентирует молодежь в духовном пространстве современного города, основываясь на традиционных для России культурных ценностях и учитывая перемены, происходящих в мире. Актуальность представленной модели определяется острой социальной необходимостью ликвидировать сложившийся в последние годы пробел в духовно-нравственном воспитании и культурно-историческом образовании подрастающего поколения. Без ликвидации духовно-нравственной безграмотности будущее российского общества видится оторванным от национальных корней, которые можно сохранить лишь благодаря бережному отношению к духовным традициям предков, включая национально-религиозные традиции. Ведь по данным ВЦИОМ, чаще всего именно «религия выступает для россиян в качестве национальной традиции, веры предков» [9].

Опрос, проведенный в конце 2012 года кафедрой общей и прикладной социологии ИПССО МГПУ среди 540 москвичей в возрасте от 14 до 30 лет, демонстрирует понимание многими молодыми людьми важности сохранения хотя бы некоторых традиций [13, с. 155]:

 

 

Таблица 1
Отношение молодежи к сохранению религиозных традиций в современном обществе

НУЖНЫ ЛИ СОВРЕМЕННОМУ ОБЩЕСТВУ РЕЛИГИОЗНЫЕ ТРАДИЦИИ?

Процентное соотношение ответов (%)

Нужны

48

Не нужны

14

Нужны только те, что проверены временем

38

          

Опрос 400 молодых людей, проведенный ИПССО в начале 2011 года, показал: «Менее 10 % респондентов считают, что никакой практической значимости религиозные традиции не имеют. 57 %, напротив, признают, что традиции и обычаи сплачивают общество и прививают молодому поколению нравственные ценности. И 33 % затруднились высказать свою позицию. Для тех, кто признаёт важность традиций, религиозные обряды – это «выражение себя», способ «приблизиться к Богу» или способ «почувствовать себя частью своего народа». Некоторые писали, что религиозные традиции укрепляют семьи, а иные ищут в религии успокоение» [15, с. 421].

В то же время, опрос, проведенный социологами ИПССО МГПУ в конце 2011 года среди москвичей 15-22 лет, свидетельствует о недостаточном внимании жителей современного города к национальным духовным традициям [16, с. 100]:

Таблица 2
Религиозные традиции в семьях школьников и студентов


СУЩЕСТВУЮТ ЛИ В ВАШЕЙ СЕМЬЕ КАКИЕ-ЛИБО РЕЛИГИОЗНЫЕ ТРАДИЦИИ?

Частота (чел.)

В процентах (%)

В семьях школьников

В семьях студентов

ВСЕГО

В семьях школь-ников

В семьях студентов

ВСЕГО

Есть

67

58

125

16,75

14,5

31,25

Есть, но им не придаётся значение

64

80

144

16

20

36

Отсутствуют

69

62

131

17,25

15,5

32,75

ИТОГО

200

200

400

50

50

100

            Кроме того, приходится констатировать, что угрозу для безопасности жителей крупного города создает моральный релятивизм значительной части подростков и молодежи, их потребительское отношение к жизни и распространение в их среде девиантного поведения. Терпимость молодежи в отношении аморальных поступков также подтверждается исследованием социологов ИПССО [16, с. 104-105]:

Таблица 3
Отношение школьников и студентов к лицам, совершающим безнравственные поступки

 

КАКОВО ВАШЕ ОТНОШЕНИЕ К ЛИЦАМ, ПОСТУПАЮЩИМ БЕЗНРАВСТВЕННО В ТЕХ СЛУЧАЯХ, КОГДА В ОТСТУПЛЕНИИ ОТ МОРАЛИ НЕ ВИДНО ВРЕДА ДЛЯ ОКРУЖАЮЩИХ?

Частота (чел.)

В процентах (%)

Школь-ники

Студенты

ВСЕГО

Школьники

Студенты

ВСЕГО

Терпимое
(с пониманием)

108

116

224

27

29

56

Безразличное

56

51

107

14

12,75

26,75

Резко отрицательное

38

31

69

9,5

7,75

17,25

ИТОГО

200

200

400

50

50

100

            Но все это следствия, а не причины социальных проблем, при том, что для профилактики любой проблемы требуется повлиять именно на причину, а причиной в данном случае является незнание многими детьми и родителями основ национально-религиозной этики. Помочь ликвидировать это незнание призвана учебная модель, разработанная кафедрой общей и прикладной социологии ИПССО МГПУ.

 

1 Характеристика новой модели дополнительного образования с учетом национальных и конфессиональных условий жизни большого города

 

         Цель организации дополнительного образования с учетом национальных и конфессиональных условий — повышение культурно-образовательного и нравственного уровня развития личности учащихся и работников городских школ и вузов. В виде предложенной модели общество получит учебный продукт, который можно легко внедрять в современную систему дополнительного образования Москвы и других крупных городов России. Поэтому модель отражает интересы не только верующих, но и всего общества, от духовно-нравственного состояния которого зависят смысл и уровень жизни народа.

    Для достижения поставленной цели в ходе реализации заложенной в модели программы должны быть решены следующие задачи:
а) историко-онтологическая – отобрать и представить педагогам и учащимся в системном виде самую необходимую информацию о возникновении, развитии и роли в современном обществе традиционных для России религиозно-нравственных учений и ценностей;
б) социально-культурная – помочь школьному преподавателю, родителям и ребенку сохранить традиционные связи между поколениями и преодолеть ценностное отчуждение между детьми и взрослыми, столь характерное для жителей крупных городов;
в) идеологическая – помочь учителю и ученику сформулировать критерии нравственного поведения в условиях общего идейного кризиса и создания в городах общества потребления;
г) мировоззренческая – опровержение утверждения о несовместимости педагогической и духовной мысли и предотвращение попыток введения религиозно-культурологического образования без учета мнения религиозных организаций, когда эти попытки влекут за собой искажение содержания преподаваемого материала;
д) организационная – организация духовно-нравственного воспитания на основании принципа системности;
е) психолого-педагогическая – устранение психологических преград для осуществления выбора мировоззренческих основ воспитания детей в семье и в образовательных учреждениях и преодоление сложившегося на практике разделения сфер образования и воспитания.

      Модель дополнительного образования в представленном ниже виде имеет инновационный характер. Ее инновационность определяется:
а) опорой на современные научно-эмпирические данные — на регулярно проводящиеся кафедрой общей и прикладной социологии ИПССО исследования религиозного сознания и нравственного состояния московских школьников и студентов [13, 14, 15, 16];
б) созданием в системе среднего и высшего образования педагогических технологий, позволяющих комплексно и в определенные сроки  решать проблему духовно-нравственной безграмотности московских юношей и девушек.
В основе модели лежит гипотеза о ее реалистичности. Уверенность в возможности реализации модели основана:
а) на результатах эмпирических исследований духовного мировосприятия и поведения молодежи;
б) на апробации предложенных в модели направлений работы с молодежью в ходе преподавания в ИПССО учебных дисциплин «Социология религии» и «История и теория религий».
Опрос социологов ИПССО МГПУ позволяет утверждать, что большая часть молодежи принимает идею о введении дополнительного учебного курса, знакомящего учащихся с основами религиозных верований и культур разных народов [16, с. 102]:

Таблица 4
Отношение школьников и студентов
к включению в учебную программу религиоведческого курса

ВНЕДРЕНИЕ РЕЛИГИОВЕДЧЕСКОЙ ДИСЦИПЛИНЫ

Частота (чел.)

В процентах (%)

Школь-ники

Студенты

ВСЕГО

Школь-ники

Студенты

ВСЕГО

Можно ввести лишь чисто ознакомительный курс вроде «Истории религий» или «Религиоведения»

73

69

142

18,25

17,25

35,5

Любую религиоведческую дисциплину можно преподавать лишь факультативно, по желанию учащихся

52

57

109

13

14,25

27,25

Нужно ввести обязательный предмет «Основы религиозного знания». Причём желательно, чтобы занятия вёл священнослужитель

44

37

81

11

9,25

20,25

У нас светское государство, и всякая пропаганда религии должна быть вынесена за пределы учебных заведений

31

37

68

7,75

9,25

17

ИТОГО

200

200

400

50

50

100

            Концепция модели развития духовно-нравственной культуры в рамках дополнительного образования включает в себя два компонента:
1) информационно-просветительский, или религиоведческо-культурологический — предоставление школьникам, студентам, а заодно и учителям необходимого минимума знаний о традиционных религиях России, их учении и традициях с доходчивым объяснением самых важных и сложных религиозных терминов, догм и обрядов;
2) культурно-мировоззренческий, или этический — предоставление школьникам и студентам актуальных для современного общества представлений о морали с попутным перечнем этических запретов и предписаний, которые есть в православии, протестантизме, исламе, иудаизме и в других распространенных в российских городах религиях, и объяснением значения этих заповедей.

      Адресатами программы повышения духовно-нравственной культуры должны стать те категории учащихся, на которые она направлена и у которых предполагается ликвидировать духовную неграмотность в рамках дополнительного образования: в первую очередь — это учащиеся 4-11-х классов средних школ, во вторую очередь — студенты высших учебных заведений и уже в третью очередь — школьные учителя, в силу недостаточной компетенции неготовые преподавать курсы вроде «Основ духовно-нравственной культуры народов России». Поэтому концепция учебной модели привязана к разработкам курсов, программ и учебников, отдельно предназначенных:
1) для городских школьников (подготовка факультативных и кружковых занятий и расширяющего дополнения и методического приложения к уже имеющимся учебникам для преподавания в школах предметов «Основы духовно-нравственной культуры народов России» и «Основы светской этики и религиозной культуры»);
2) для студентов (подготовка факультативной программы и программы дополнительной специализации по религиоведению);
3) для педагогов (подготовка учебника и привязанной к нему программы курса повышения квалификации молодых школьных учителей).
      Следовательно, концепция охватывает почти весь комплекс программ, которые можно подготовить для внедрения в систему дополнительного городского образования.


2 Методологические подходы и рекомендации по учету этноконфессиональных факторов
в новой модели дополнительного образования

 

            Концепция новой модели дополнительного образования учитывает связанные с современными социальными тенденциями и этноконфессиональными различиями методологические проблемы, возникающие в ходе преподавания гуманитарных предметов.

1) Пятилетние исследования кафедры общей и прикладной социологии ИПССО показали, что школьники имеют большую склонность к восприятию информации о религии, чем студенты, учителя и родители, которых были воспитаны в годы атеистической пропаганды. Поэтому в отношении школьников и взрослых в рамках дополнительного образования должны быть предусмотрены разные подходы. В работе со школьниками предполагается подача информации с сопутствующим разъяснением критериев социально одобряемого и аморального поведения и примерами, воздействующими на эмоции. В работе со взрослой аудиторией (студентами, учителями) усматривается необходимость сочетания новой информации с указанием на социальные причины возникновения религиозных предписаний и логической аргументацией, позволяющей противостоять скептическим суждениям.

2)Городские школьники до конца не социализированы и несамостоятельны, так как основные бытовые вопросы и связанные с ними проблемы за них решают родители. Большое информационное давление на формирующуюся личность подростка оказывают Интернет, кино и телевидение. И тот стиль поведения, который пропагандируют масс-медиа, нередко противоречит традиционному представлению о нравственности. Поэтому  модель дополнительного образования, основанная на желании ликвидировать духовно-нравственную безграмотность, должна отказаться от использования назидательного тона в ходе учебного процесса.

Методологически неверно пытаться заставить учащегося поменять свое мнение о морали, если он привык получать информацию, противоречащую словам учителя, из городских СМИ и от родителей, принадлежащих определенной национальности и религии. Вместо чтения нотаций предлагается войти в доверие к учащимся так, чтобы они поняли, что не школа, а телевидение или община ими манипулирует. Если дети испытывают ко взрослому доверие, они будут ему признательны. Но для этого нужно знать интересы, вкусовые пристрастия, моду и национальные обычаи подростков и, не запрещая то, что им нравится, советовать им посмотреть, прочитать или послушать полезные для нравственного воспитания произведения.

3) Последние исследования показывают, что, несмотря на разные этнические корни, большинство студентов склоняются к итсизму – внеконфессиональному представлению о том, что Бог есть, но это не тот вечно живой и разумный Бог, о котором говорят традиционные религии [13, 14]. По словам теолога И.В. Щербаковой, «к сожалению, люди часто рассуждают так: бездуховность и атеизм — это плохо, а какая угодно духовность, любая вера — это хорошо. Важно верить во что-то (курсив мой — А.Т.) светлое, возвышенное, а различия между религиями принципиального значения не имеют. Как эти нехитрые рассуждения далеки от той глубины, которая характерна для людей действительно верующих, воцерковленных и серьезно мыслящих» [17, с. 11].
Специальный онлайн-опрос, в ходе которого социологи ИПССО опросили 540 молодых людей в возрасте от 14 до 30 лет, выявил ту же тягу московской молодежи к итсизму [13, с. 153-154].

 

Таблица 5
Восприятие Бога московской молодежью


ВЕРИТЕ ЛИ ВЫ В ТО, ЧТО:

Процентное соотношение ответов (%)

Есть Бог, который создал человека
 по Своему образу и подобию

29

Есть что-то свыше, от чего мы все зависим

60

Ничего сверхъестественного не бывает

11

Таким образом, религиозные знания студентов поверхностны, их представления о Боге, религии и морали абстрактны, а сами они, как неопределившиеся с верой, являются прекрасным объектом для идейного влияния извне, потому что проще всего переубедить неопределившихся. Поэтому представленная модель дополнительного образования предлагает не идти на поводу у аудитории и вместо аморфного использовать гибкий стиль общения, сознательно направляя аудиторию от итсизма в сторону восприятия традиционных для российского общества ценностей.

4) Используя системный подход, концепция дополнительного образования предлагает рассматривать основную традиционную религию России православие как систему, границы которой итсизм размывает своей неопределенностью.
Социологи ИПССО попросили 400 респондентов от 15 до 22 лет указать степень своей религиозности по 10-балльной шкале, где 1 балл означал полное безверие, а 10 баллов — безукоснительное признание Бога [14, с. 117-118; 16, с. 99-100]. В итоге как абсолютно верующими, так и совершенно неверующими признали себя примерно по 12% от всех опрошенных. В целом, верующими и скорее верующими, чем неверующими, оказались 46,5%, то есть чуть меньше половины молодых москвичей. Соответственно, неверующих и скорее неверующих, чем верующих, выявлено 53,5%, из которых атеистами назвались лишь 15%. Самым популярным был ответ «5 баллов», то есть середина между верой и безверием (16%). От 7 до 11% пришлись на лиц, поставивших своей вере 2, 3, 4, 6, 7, 8 и 9 баллов. Можно было бы предположить, что речь идет об агностицизме московской молодежи — сомнениях в существовании Бога. Однако скорее всего,следует говорить об итсизме — аморфной вере «во что-то», поскольку абсолютное большинство — 76 % опрошенных — все же признали, что, пусть и сомневаясь в существовании Бога, они во что-то верят. Это те респонденты, которые оценили свои религиозные чувства от 2 до 9 баллов. Таким образом, исследователь может констатировать тот факт, что вера большинства респондентов размыта, но это никак не значит, что вера отсутствует. Просто она не совсем ясна самим школьникам и студентам. Для наглядности процентное соотношение всех 10 уровней религиозного чувства молодежи от 1 до 10 баллов показано на нижеследующем рис. 1.

Рисунок 1 - Соотношение уровней религиозного чувства молодежи


При размывании границ из внешней среды в систему проникают чужеродные для российской культуры элементы – сектанты, оккультисты и представители восточных культов. Поэтому для осуществления ликвидации духовной неграмотности не предполагается борьба с атеистами, которых как среди молодежи, так и среди взрослых всего около 15% и которые имеют сложившиеся убеждения. Не ставится целью переубедить атеистов и сделать их верующими. Вместо этого предлагается инновационный подход, основанный на информировании и убеждении инертного и неопределившегося большинства учащихся – итсистов. Концепция исходит из признания факта духовной безграмотности итсистов, которые могут изменить свою позицию при получении дополнительных знаний о религии и духовной культуре своего народа.

5) Среди подростков и молодежи распространяется моральный релятивизм – мысль о том, что вечных моральных ценностей не бывает, все нравственные постулаты относительны и если в какой-то момент это понадобится, то можно отказаться от следования морали. В целях борьбы с релятивизмом  целесообразно объяснение практически значимой стороны морали, раскрытие религиозного понятие греха и демонстрация примеров, приводящих людей от отрицания морали к деструктивным последствиям (войнам, самоубийствам, уголовным преступлениям, пьянству и наркомании). При этом учитывается, что по поводу межличностных отношений позиции верующих и неверующих могут совпадать, так как и те и другие в основном не одобряют делинквентное поведение. Примеры девиации должны быть яркими и убедительными и содержащими поучительные подробности, поскольку идея только тогда овладевает сознанием, когда рисует в нем яркий и запоминающийся образ.

6) Среди детей, молодежи и старшего поколения имеется растущий интерес к религии. Социологические опросы показывают, что верящих в Бога, рай и ад (просто верующих) становится все больше, и общество признает возможность влияния Церкви на обсуждение и решение важнейших социальных проблем через консультации. Доверие общества государственным институтам невелико, так как в России не разработаны до конца механизмы оказания помощи нуждающимся категориям граждан. Сами граждане не привыкли брать на себя ответственность за свои поступки. Поэтому многие люди психологически готовы искать объединяющую их идею и опору в религии. Дополнительное образование может использовать это настроение и предложить как объяснение ответственности личности за свой нравственный выбор, так и информирование о позиции религиозных общин по социально злободневным вопросам.

7) Против Церкви и христианства в целом ряде средств массовой информации фактически ведется пропагандистская кампания, которая рассчитана не на традиционно верующих и не на атеистов, а на неопределившееся большинство [7]. Нередко священнослужители, родители и педагоги сами дают повод для критики. Но невозможно учить нравственности, если учитель подает обратный пример. В отношении критики Церкви модель дополнительного образования должна включать в себя разные подходы для работы со взрослыми и детьми. Взрослым предлагается объяснение целей и средств антирелигиозной кампании, а детям — приведение исторических примеров людей, ведших достойный образ жизни, и упорной борьбы против общественной дискредитации морально-религиозных ценностей.

8) Среди учащихся учебных заведений крупных городов неизбежно встречаются представители разных национальностей и конфессий. Поэтому преподаватель, рассказывающий учащимся о религиозных ценностях и традициях отдельных народов, никогда не должен забывать о старых и современных межнациональных конфликтах. Если они актуальны для того города, где ведется преподавание, то педагогу заранее нужно подготовить ответы на простодушные ученические вопросы о существовании условно «хороших» и «плохих» народностей. Своими ответами, содержащими конкретные примеры и пояснения, учитель должен постараться убедить учеников в том, что нет «хороших» и «плохих» народов и традиционных религий. Для этого требуется тщательная подготовка педагогов учреждений дополнительного образования к каждому новому занятию, во время которой им необходимо отобрать учебную информацию, позволяющую указать на общие, объединяющие разные народы, культурные факты.

 

3 Направления реализации модели дополнительного образования
с учетом национальных и религиозных условий

 

      Для реализации модели дополнительного образования с учетом национальных и религиозных условий можно предложить ряд конкретных мер:
а) разработка учебных программ для работы с педагогами и учащимися средних школ и вузов крупного города;
б) разработка учебно-методических рекомендаций по внедрению составленных программ;
в) издание расширяющих дополнений к учебникам по школьным и вузовским обществоведческим дисциплинам;
г) введение факультативных курсов для школьников младших и старших классов;
д) введение курсов дополнительной специализации для студентов вузов;
е) введение курсов повышения квалификации молодых школьных учителей;
ж) подготовка инновационной литературы, предназначенной для учителей, школьников, студентов и аспирантов.

Введение в дополнительное образование предметов по изучению национально-религиозной культуры призвано консолидировать педагогическую и родительскую общественность, представителей конфессий и органов управления образованием в деле нравственного и патриотического воспитания детей и как результат – вернуть в систему образования воспитательную составляющую на основе традиционных религиозных ценностей. Задачи, стоящие перед современной системой образования, требуют создания «тематически-смыслового пространства совместной деятельности педагогов» и «родителей на каждом этапе школьного обучения» [11, с. 34].

Дополнительное образование в крупных городах должно предполагать школьное преподавание религиоведения по выбору семей учащихся и вузовское — по выбору студентов. Изучение религиозных культур и этики по выбору семьи (родителей или уполномоченных лиц) или самого учащегося – это оптимальная форма духовно-нравственного воспитания. Подобная организация процесса не способствует росту межрелигиозной или межэтнической напряженности, а содействует взаимопониманию представителей различных культур и народов, собранных в мегаполисах.

Способность учителя «применять знания, умения и опыт в профессиональной деятельности предполагает детальную расшифровку того, о каких знаниях, умениях и опыте идёт речь» [3, с. 24]. Поэтапная реализация программы повышения духовно-нравственной культуры учащихся в рамках системы дополнительного образования выстраивается по 4-м основным направлениям.

1) Развитие духовно-нравственной культуры учащихся младших и средних классов общеобразовательной школы.
В процессе взросления школьника «ценности умственного и нравственного развития» постепенно «начинают заслонять ценность его физического развития. … В ходе этого периода, … в зависимости от этнокультурных и отчасти индивидуальных особенностей, доминирующее значение приобретает познавательная мотивация» [12, с. 14]. Поэтому содержание нравственного воспитания и обучения на данном этапе включает в себя:

1.1. ознакомление школьников с доступными для их восприятия мультипликационными и художественными фильмами (например, «Доживем до понедельника») и произведениямиживописи (например, картинами Васнецова), имеющими нравственную основу и формирующими высокий эстетический вкус у ребенка и подростка;

1.2. прослушивание лучших образцов классической музыки (например, «Метели» Свиридова) и ознакомление с музыкой, песнями и танцами разных народов (русского, украинского, татарского, кавказских народов и т.д.);

1.3. приведение примеров честности и самопожертвования из отечественной истории (Александр Невский, Дмитрий Донской, Минин и Пожарский, герои Отечественной войны 1812 г., воины и труженики тыла в годы Великой Отечественной войны и т.д.). Особый акцент следует делать на примерах совместной борьбы и на совместных достижениях разных народов, проживающих на территории России;

1.4. чтение адаптированных фрагментов Библии (и иных священных текстов), где содержатся призывы к любви, терпению, воздержанности, трудолюбию, бескорыстию и состраданию (с перечислением всех христианских заповедей, примерами и комментариями);

1.5. показ репродукций произведений национального и религиозного искусства русского и иных народов с объяснением их значения и экскурсии с посещением самых известных храмов и иных памятников архитектуры родного города.

1.6. демонстрация примеров доброго отношения к людям и животным для развития чувства эмпатии (забота о больных, помощь родным и одноклассникам, гуманное обращение с домашними животными и т.д.).

2) Развитие духовно-нравственной культуры учащихся старших классов общеобразовательной школы и профтехучилищ.Содержание обучения на данном этапе включает в себя.

2.1. ссылки на кинофильмы (например, «Остров» П. Лунгина) и литературные произведения нравственной направленности (например, «Братья Карамазовы» Ф.М. Достоевского);

2.2. рекомендации к прослушиванию духовной музыки (например, М.И. Глинка, М.П. Мусоргский или П.И. Чайковский) и лучших образцов современной музыки разных народов;

2.3. примеры из истории народов России, раскрывающие духовность, жертвенность и созидание (Пересвет и Ослябя, патриарх Гермоген, адмирал Ушаков, Багратион, Александр Матросов, Сидор Ковпак и др.);

2.4. обсуждение доводов известных философов, писателей и богословов (разных конфессий), призывавших к добру, милосердию и нравственному самосовершенствованию и признававших связь морали с религией (Заратуштра, Конфуций, Платон, ветхозаветные пророки, христианские апостолы, Р. Декарт, Г. Лейбниц, М.Ломоносов, А. Пушкин, Н. Гоголь, Ф. Достоевский, Л. Толстой, Д. Менделеев, И. Павлов, А. Эйнштейн, А. Швейцер и др.);

2.5. обсуждение исторических и современных социальных (включая межнациональные и межконфессиональные) конфликтов с указанием их действительных причин и способов разрешения на основе объединяющего всех людей духовного мировосприятия;

2.6. ссылки на основы вероучений и культурные традиции народов России с изложением истории их развития и с демонстрацией положительных примеров нравственного, с религиозной и светской точек зрения, образа жизни. Показ взаимосвязи светской и религиозной этики.

При этом надо учитывать, что моральный релятивизм молодежи заставляет ее относиться к религиозной этике субъективно и избирательно. Об этом говорят данные онлайн-опроса, проведенного ИПССО среди 540 молодых респондентов [13, с. 155]:

 

Таблица 6
Отношение молодежи к религиозной этике

ЕСЛИ ВАМ СКАЖУТ, ЧТО ВАШ ПОСТУПОК НЕ ОДОБРЯЕТСЯ РЕЛИГИЕЙ, ЭТО ВАС НАСТОРОЖИТ?

Процентное соотношение ответов (%)

Да

15

Нет

27

Смотря, какой поступок

58

3) Развитие духовно-нравственной культуры студентов высшего учебного заведения.
Содержание обучения на данном этапе включает в себя.

3.1. ссылки на социальную статистику (о численности и причинах разводов, социального сиротства, наркомании, преступности, бытовой грубости, насилия и прочих примеров аморального поведения);

3.2. углубленное изучение догматических основ традиционных религиозных вероучений и связанных с ними линий социального поведения. Указание на практическую значимость соблюдения норм традиционной морали;

3.3. изучение истории гонений на духовенство разных конфессий в советский период; [6].

3.4. обсуждение социальных и психологических последствий вовлечения людей в тоталитарные секты и радикальные националистические группировки и предоставление информации о существующих в России сектах и культах и о проводившихся психологами и психиатрами исследованиях на эту тему [5, с. 75-85];

3.5. описание современной общественной деятельности Русской Православной Церкви и ведущих организаций иных конфессий, демонстрирующее примеры нравственного поведения духовенства и верующих мирян, в целях духовного просвещения учащихся. При этом надо учитывать более равнодушное отношение православных к вере своих предков, обрядам и духовенству: «Наиболее воцерковленными оказываются последователи неправославных христианских течений: в этой группе большинство помогает при храме (71%), читает духовную литературу и общается с духовником (по 57%). Для сравнения, среди православных эти проявления духовной жизни свойственны лишь 13-16%» [2];

3.6. критический разбор работ классиков философии и социологии религии (А. Сен-Симон, Э. Ланг, М. Вебер, Э. Дюркгейм, Б. Малиновский, Т. Парсонс, А. Мень, П. Бергер, Р. Белла и др.).

4) Повышение квалификации молодых школьных учителей.
Содержание дополнительного образования для учителей включает в себя.

4.1. ссылки на новейшие социологические исследования, в том числе проводимые ИПССО МГПУ, которые показывают реальное отношение москвичей и жителей крупных городов к религии, нравственности и людям разных национальностей;

4.2. анализ достижений современных православных исследователей (А. Кураев, А. Дворкин, А. Осипов, Д. Сысоев и др.) и зарубежных (М. Сингер, Дж. Лалич, К. Эванс, М. Лангоун) антикультовых исследователей религии;

4.3. критический анализ научной литературы (М. Монтень, Д. Дидро, О. Конт, Г. Спенсер, К. Маркс, Э. Тайлор, Э. Дюркгейм, З. Фрейд, Л. Штернберг, Дж. Фрэзер, С. Токарев, С. Московичи, А. Баркер и др.).

4.4. обсуждение основных проблем современного общества (и молодежи в первую очередь), которые можно решить, придерживаясь позиции религиозной нравственности и национальной терпимости;

4.5.изучение религиозного и полиэтнического культурно-исторического наследия города(храмов, иконописи, фресковой живописи, музеев, достопамятных мест) с указанием примеров возрождения религиозных организаций и восстановления храмов в наши дни;

4.6. повторение характерных особенностей догматики, культа, моральных предписаний, образа жизни и национальных   обычаев традиционных религий России и обнаружение в них отличных и, что особенно важно, сходных черт.


Заключение

 

  Таким образом, представленная модель дополнительного образования опирается на существующие запросы общества и предусматривает постепенное повышение духовно-нравственной культуры молодежи, усложняя и дополняя информационный материал по мере физического, психологического и духовного взросления обучаемой аудитории.

Поскольку около 75% жителей России по традиции идентифицируют себя с православием [1, 10], наибольший объем учебной информации, предоставляемой на всех 4-х уровнях реализации данной модели, касается русской истории, христианской культуры и роли православия в развитии Российского государства и общества. Вместе с тем, учащимся будут даны необходимые сведения о светской этике и науке, а также об истории, религиозных обычаях и культуре других народов России и Ближнего зарубежья. Ознакомление молодежи с христианскими, исламскими и прочими конфессиональными духовно-нравственными ценностями, равно как и само духовно-нравственное воспитание, подразумевающее раскрытие смысла религиозных традиций, планируется проводить вне обучения непосредственно религиозной практике и вне участия молодежи в религиозных богослужениях.

Ожидаемые результаты реализации предлагаемой модели:

а) создание образовательной базы для преодоления кризиса духовно-нравственного состояния урбанистического общества;

б) активизация ранее не востребованных воспитательных механизмов укрепления социального института семьи;

в) укрепление межрелигиозного и межэтнического взаимопонимания, так как, хотя «основная часть населения, 55%, не склонна делать вывод о росте в стране межнациональной нетерпимости и агрессивности» [8], проблема религиозно-этнических конфликтов стоит в российских городах очень остро;

г) возрождение лучших традиций патриотического и духовно-нравственного воспитания подрастающего поколения;

д) снижение уровня делинквентного поведения городских подростков и молодежи.

Имеющая инновационный характер модель дополнительного образования молодежи подготовлена не только с учетом существующих национальных и конфессиональных условий, но и с опорой на данные социологических исследований, проведенных сотрудниками кафедры общей и прикладной социологии ИПССО МГПУ. Предложенная модель спроектирована на основе теоретико-прикладных научных разработок, базируется на объективных показателях и может быть внедрена в систему школьного и высшего образования как в Москве, так и в любом другом крупном городе России.

 

Литература

  1. Верим ли мы в Бога? / Пресс-выпуск ВЦИОМ № 1461. // http://wciom.ru/index.php?id=459&uid=13365
  2. Верующих в России много, воцерковленных — значительно меньше. / Пресс-выпуск ВЦИОМ № 1465. // http://wciom.ru/index.php?id=459&uid=13385
  3. Геворкян Е.Н., Романова Е.С., Абушкин Б.М. Проект профессионального стандарта на должность «Учитель».  // Системная психология и социология. М.: МГПУ, 2012.  № 6.  С. 21-47.
  4. Гостев А.Н. Социальное проектирование дополнительного образования молодежи в г. Москве: Монография. М.: СГА, 2013. 200 с.
  5. Дворкин А.Л. Сектоведение: Тоталитарные секты. Опыт систематического исследования. — Н. Новгород: Христианская библиотека, 2008.  С. 75-83.
  6. Емельянов Н.Е. Оценка статистики гонений на Русскую Православную Церковь (1917–1952 годы). // Golden Time. //  http://www.goldentime.ru/nbk_31.htm
  7. Кто стоит «PUSSY RIOT»? / Пресс-выпуск ВЦИОМ № 2151. // http://wciom.ru/index.php?id=459&uid=113273
  8. Национальная и религиозная нетерпимость: тенденция к росту? / Пресс-выпуск ВЦИОМ № 390. // http://wciom.ru/index.php?id=459&uid=2274
  9. Религия в жизни россиян. / Пресс-выпуск ВЦИОМ № 1116. // http://wciom.ru/index.php?id=459&uid=11099
  10. Религия в нашей жизни. / Пресс-выпуск ВЦИОМ № 789. // http://wciom.ru/index.php?id=459&uid=8954
  11. Романова Е.С., Бершедова Л.И., Макшанцева Л.В. Основные аспекты психолого-педагогического сопровождения ФГОС в системе среднего и высшего образования. // Системная психология и социология. М.: МГПУ, 2013.  № 7.  С. 26-34.
  12. Рыжов Б.Н. Системная периодизация развития. // Системная психология и социология. М.: МГПУ, 2012. № 5.  С. 5-24.
  13. Ткаченко А.В. Духовные представления современной московской молодежи. // Фундаментальная наука и технологии — перспективные разработки: Материалы международной научно-практической конференции 22-23 мая 2013 г.  North Charleston, USA: CreateSpace Independent Publishing Platform, 2013. Т.1. С. 149-157.
  14. Ткаченко А.В. Итсизм как основная форма религиозной веры современной молодежи. // Системная психология и социология. М.: МГПУ, 2012.  № 6.  С. 112-120.
  15. Ткаченко А.В. Отношение молодых москвичей к религиозным традициям. // Психология нравственности и религия: XXI век: Сборник статей. МО, Щёлково: Издатель Мархотин П.Ю., 2011. С. 418-424.
  16.  Ткаченко А.В. Отношение московской молодежи к религии и нравственности. // Системная психология и социология. М.: МГПУ, 2012. № 5.  С. 97-107.
  17.  Щербакова И.В. Религиозный плюрализм в современной России. // Плод духовный: Материалы научно-практической конференции «Основы духовной безопасности общества в XXI веке». Сергиев Посад: АГиОН, НГИСУ, 2013.  № 1.  С. 9-11.