PDF-версия
Б.Н. Рыжов - Системная психология
Б.Н. Рыжов - История псих-ой мысли
Содержание №30 2019

Психологические исследования

Коган Б. М., Дроздов А. З. Системная взаимосвязь механизмов психологической защиты и личностных характеристик девушек с несуицидальным самоповреждающим поведением
Арзуманов Ю. Л., Коротина О. В., Абакумова А. А. Личностные особенности людей с зависимостью от синтетического психоактивного вещества
Валявко С. М. О возможности формализации рисуночных методик в специальной психологии: проблемы и перспективы
Захарова Л. Н., Саралиева З. Х.-М., Леонова И. С., Заладина А. С. Усталость как показатель социально-психологического возраста персонала

История психологии и психология истории

Романова Е. С., Рыжов Б. Н. Борис Федорович Ломов — ученый, ставший воплощением своего времени
Ryzhov B. N. Psychological Age of Civilization (перевод на английский язык Л.А. Машковой)

Социологические исследования

Добрина О. А. Социальные риски современности и угрозы идентичности: системный анализ концепции «культурной травмы» П. Штомпки
Ткаченко А. В. Системный подход в социологических концепциях Г. Лебона и З. Фрейда

Рецензии

Aleksander T. Review about Old Age and Disability (с переводом на русский язык)
Новлянская З. Н. Психология, литература и кино в диалоге о человеке

Информация

У Дмитрия Владимировича Гандера юбилей!
Сведения об авторах журнала «Системная психология и социология», 2019, № 2 (30)
Требования к оформлению статей
Наши партнеры

WWW.SYSTEMPSYCHOLOGY.RU

 

Рыжов Б.Н., СИСТЕМНАЯ ПЕРИОДИЗАЦИЯ РАЗВИТИЯ

Журнал » 2012 №5 : Рыжов Б.Н., СИСТЕМНАЯ ПЕРИОДИЗАЦИЯ РАЗВИТИЯ
    Просмотров: 17658

Теория и метод системной психологии

 

СИСТЕМНАЯ ПЕРИОДИЗАЦИЯ РАЗВИТИЯ



Рыжов Б.Н.,
МГПУ, Москва

 

В статье предложена новая периодизация развития человека, основанная на использовании принципов системной психологии и системной теории мотивации.  Приводится описание и обоснование выделения восьми 12-и летних эпох жизни человека, каждая из которых соответствует актуализации одного из восьми выделяемых в системной психологии видов мотивации.
Ключевые слова: система, структура, возраст, развитие, эра жизни, экзистенциальная эпоха, доминирующая мотивация, периодизация, самореализация, самосохранение, репродуктивная мотивация, нравственная мотивация, альтруизм. 



SYSTEMS PERIODIZATION OF THE DEVELOPMENT
                         

                     
Ryzhov B.N.,
MCTTU, Moscow

 

In this article the new periodization of the human’s development is offered, which is based on the principles of systems psychology and the system theory of motivation. The description and justification of the allocation of eight twelve-years cycles of human life is provided, each of which corresponds to updating of one of the eight types of motivation allocated in systems psychology.
Key words: system, structure, age, development, an era of life, the existential era, dominating motivation, periodization, self-realization, self-preservation, reproductive motivation, moral motivation, altruism.


Введение

 

     Проблема разделения жизни человека на различные периоды традиционно стояла перед любой цивилизацией. Ее значимость обусловлена множеством культурных, юридических и иных аспектов, требующих знания возможностей и меры ответственности человека на том или ином участке жизненного пути. Однако до нашего времени не создано общепринятой классификации возрастных периодов развития и, хотя имеется множество попыток создать такую классификацию, проблема периодизации продолжает сохранять свою актуальность. В настоящей работе предложено обоснование системно-психологического подхода к проблеме периодизации развития и приводятся результаты многолетних исследований возрастной динамики мотивационных тенденций, положенных в основу новой, системной классификации возрастных периодов.


1. Современные классификации возрастных периодов

 

Первые примеры подобных классификаций относятся ко временам античности. Одну из них, возможно древнейшую, приписывают Пифагору, относя ее к VI веку до н.э. Согласно традиции он выделял в жизни человека четыре сменяющих друг друга двадцатилетних периода: весну жизни, лето, осень и зиму. Столетие спустя, Гиппократ предложил разделять жизнь на десять семилетних периодов. По мнению жившего в VI - VII веках н.э., энциклопедиста Исидора Севильского, следует выделять возраст детства - до 7 лет, подростковый - до 14 лет, отрочества - до 28 лет, молодости - продолжающейся до 50 лет, следующей за ней зрелости и затем старости [1]. Умозрительный характер этих классификаций очевиден, но столь же очевиден и неослабевающий интерес к проблеме периодизации человеческой жизни, заставляющей обращаться к ней и античного мудреца и средневекового епископа.

Попытки создать возрастную периодизацию, имеющую научное обоснование, относятся только к началу XX века. Среди них можно назвать основанную на биогенетическом "законе рекапитуляции" классификацию С.Холла и классификацию З.Фрейда, положившего в ее основу психосексуальное развитие ребенка. Однако эти классификации, как и возникшие позже периодизации Л.С.Выготского, Ж.Пиаже, Д.Б.Эльконина и ряд других, несмотря на различие принятых в них критериев, делают предметом своих интересов лишь ранний период жизни человека, чаще всего ограничивая себя подростковым и, реже, юношеским возрастом.

Интерес к периодизации всей жизни человека вновь обнаруживает себя в 1930-е годы, в известной мере, благодаря быстро завоевавшим популярность исследованиям Шарлотты Бюлер [12]. Главной движущей силой развития Ш.Бюлер считает потребность в самоосуществлении, которая понимается ею как процесс, принимающий разные формы в различные периоды жизни: стремление к хорошему самочувствию - в возрасте до полутора лет; переживание завершения детства - в 12-18 лет; самореализацию - в зрелости и исполненность - в старости.  Принимая во внимание последовательность встающих перед человеком жизненных задач, Ш.Бюлер выделяет особые возрастные периоды и соответствующее им психологическое содержание:
- от рождения до 16-20 лет - отсутствие семьи, профессионального и жизненного пути;
- от 16-20 до 25-30 лет - предварительное самоопределение, создание семьи;
- от 25-30 до 45-50 лет - Зрелость: собственная семья, призвание, постановка конкретных жизненных целей и самореализация;
- от 45-50 до 65-70 лет - старение: душевный кризис, исчезновение самоопределения;
- после 65-70 лет - старость: отсутствие социальных связей, потеря целей.
     В отличие от этого, в одной из наиболее известных периодизаций середины XX века, созданной Э.Эриксоном в русле психоаналитической концепции [11], главной движущей силой развития признается созидательная сила "Эго". Она направлена на приспособление к окружающей среде и стремится найти творческое решение для каждой вновь возникающей проблемы. Эриксон считает, что развитие "Эго" проходит через запланированные стадии в форме кризисов, которые необходимо принять и преодолеть. При этом он выделяет восемь стадий развития и соответствующих им задач и главных качеств личности:
I. раннее младенчество, от рождения до одного года - задача: развитие доверия из недоверия - возникающее качество: Энергия и Надежда;
II. позднее младенчество, 1–3 года - развитие автономии из стыда и сомнения - Самоконтроль и Сила воли;
III. раннее детство, 3–5 лет - появление инициативы из чувства вины - Направление и Целеустремленность;
IV. среднее детство, 5—11 лет - развитие трудолюбия из чувства неполноценности - Система и Компетентность;
V. подростковость и юность, 11–20 лет - формирование идентичности из смешения ролей - Посвящение и Верность;
VI. ранняя взрослость, 20—45 лет - развитие интимности из изоляции - Аффилиация и Любовь;
VII. средняя взрослость, 45 – 60 лет - развитие продуктивности из инертности - Производство и Забота;
VIII. поздняя взрослость или зрелость, свыше 60 лет - развитие целостности из отчаяния - Самоотречение и Мудрость.
     К началу XXI столетия число предложенных периодизаций уже исчислялось десятками. Среди них можно найти как возрастные классификации, построенные, подобно классификации Д.Сьюпера [14], на основе исследования жизненного пути человека, исходя из того, какое место работа занимает в нашей жизни на том или ином ее отрезке, так и нормативные международные классификации. Примером последних может служить возрастная периодизация, принятая Международным симпозиумом по возрастной периодизации (1965 г.), включающая периоды:
- новорожденности: 1-10 дней;
- грудной возраст: от 10 дней до 1 года;
- раннее детство: 1-2 года;
- первый период детства: 3-7 лет;
- второй период детства: 8-12 лет для мальчиков; 8-11 лет для девочек;
- подростковый возраст: 13-16 лет для мальчиков; 12-15 лет для девочек;
- юношеский возраст: 17-21 для юношей (мужчин); 16-20 для девушек;
- средний (зрелый) возраст: первый период — 22-35 лет для мужчин; 21-35 лет для женщин; второй период — 36-60 лет для мужчин; 36-55 лет для женщин;
- пожилой возраст: 61-74 для мужчин; 56-74 для женщин;
- старческий возраст: 75-90 для мужчин и женщин;
- долгожители: старше 90 лет.
     В работах современных авторов, как, например, в фундаментальной монографии Г.Крайга и Д.Бокума [2] или столь же фундаментальном учебнике "Психология человека от рождения до смерти", под ред. А.А.Реана [5], преобладает комплексный подход, с позиции которого развитие предстает как взаимовлияние многих факторов: биологических, социокультурных, собственно психологических. Авторы этих работ выделяют семь основных этапов развития:
1. младенческий возраст — от рождения до 2 лет,
2. раннее детство — от 2 до 6 лет,
3. среднее детство — от 6 до 12 лет,
4. подростковый и юношеский возраст— от 12 до 19 лет,
5. ранняя взрослость — от 20 до 40 лет,
6. средняя взрослость — от 40 до 60 лет,
7. поздняя взрослость — от 60 лет и далее.
При этом на каждой из выделенных стадий описываются особенности мотивации, физического, когнитивного и эмоционального развития, а также социализации человека. 

Несомненно, что всем этим периодизациям присущи многие общие черты. Но, в то же время, свойственная большинству современных работ методологическая эклектика, отсутствие единого теоретического базиса неизбежно разрыхляет получаемые результаты, затрудняет обнаружение в них главного и второстепенных факторов. По сути дела, это признают и сами авторы упомянутых работ, в  одной из которых приводятся слова А.С.Асмолова об отсутствии "единого логического стержня, который бы позволил рассматривать психологию... как целостную систему знаний" [5]. 
В связи с этим, использование системного анализа психологических явлений открывает ряд новых возможностей. Во-первых, системный анализ позволяет применить к задачам возрастной периодизации общий для всех систем принцип фазовой смены типов системодинамики, переходящих от фазы образования и интенсивного развития системы до ее диссипации и распада. Этот принцип может быть положен в основу системного понимания общего направления развития и выделения для каждой фазы системодинамики соответствующей ей эры жизни живой системы.

Во-вторых, использование системной классификации типов мотивации открывает возможность наполнить теоретическую модель развития конкретным психологическим содержанием. При этом динамика мотивационных тенденций выступает в качестве важнейшего показателя жизненной трансформации личности и ее диспозиции в окружающем мире. На исключительно важную роль мотивации для понимания структуры личности указывал А.Н.Леонтьев в книге "Деятельность. Сознание. Личность". Он, в частности,  отмечал, что структура личности представляет собой относительно устойчивую конфигурацию главных, внутри себя иерархизированных, мотивационных линий, а внутренние соотношения главных мотивационных линий в деятельностей человека образуют общий "психологический профиль" личности [3].

Учитывая высказанные соображения, целью настоящей работы стало построение системной классификации этапов развития, основываясь на эмпирических данных об абсолютном и относительном преобладании отдельных видов мотивации в том или ином возрасте.

           

2. Результаты популяционного исследования системного профиля мотивации


 Популяционное исследование мотивационных тенденций в современной России было проведено в 2006 – 2011 гг. в 4-х регионах (Москва, Ростовская обл., Ярославская обл., Ставропольский край) на массовой выборке из 1100 обследуемых в возрастных группах от 15 лет до 91 года. 

Для определения индивидуального мотивационного профиля обследуемого применялся Тест системного профиля мотивации (СПМ) [7]. Тест основан на поэтапном ранжировании обследуемым 32 потребностей и ценностей, соотнесенных с выделенными в соответствии с принципами системной психологии системными видами мотивации (подробное изложение этих принципов см. в [7,8]). На основании выставленных обследуемым рангов рассчитывался усредненный индекс каждого из 8-и системных видов мотивации и строился индивидуальный профиль доминирующей мотивации. 

На рис. 1 приведены  усредненные по всей выборке значения индексов системных видов мотивации с соответствующими стандартными отклонениями, образующие популяционный профиль мотивации . Этот профиль отражает основные особенности мотивационных предпочтений в России начала XXI века. Он может быть использован в качестве опорного материала при первичной интерпретации получаемых групповых и индивидуальных данных. При этом усредненные по всей выборке индексы системных видов мотивации указывают на несколько важных обстоятельств. 

Прежде всего, обращает на себя внимание доминирующее положение мотивации сохранения по отношению к мотивации развития. К числу наиболее значимых видов мотивации принадлежат самосохранение, защита Я и альтруистическая мотивация. Все они в системной психологии относятся к мотивации сохранения порядка. В то же время среди различных видов мотивации развития только репродуктивная мотивация относится к числу доминирующих, чей усредненный индекс превышает среднее значение индексов мотивации, равное 4.5.

Наряду с этим, в качестве общей тенденции следует отметить весьма низкий уровень нравственной мотивации, входящей вместе с витальной мотивацией и мотивацией самореализации в число наиболее депрессивных видов мотивации, чей усредненный индекс лежит ниже среднего значения индексов мотивации. Несомненно, такой результат представляет собой отражение затянувшегося на слишком долгий срок духовного кризиса российского общества. Можно предположить, что в истории России бывали продолжительные периоды, когда нравственная мотивация занимала значительно более высокое положение, выходя, быть может, в число наиболее значимых ее видов.

Вместе с тем проведенное исследование выявило ряд частных тенденций, связанных с возрастной динамикой изменения мотивационных предпочтений обследуемых. На рис. 2 приведены графики динамики мотивации развития, а на рис. 3 - мотивации сохранения. Из этих данных видно, что витальная мотивация, будучи, в целом, депрессивным видом, имеет наиболее высокие средние показатели в возрастной группе 15-24 года. При этом значимость этого вида мотивации монотонно снижается в период с 15-16 до 27-28 лет, выходит на плато после 30 лет и входит в фазу нового подъема и неустойчивых колебаний после 62 лет. Тест СПМ не предназначен для использования для детского и младшего подросткового возраста, но можно предположить, что длительный, монотонно ниспадающий тренд индекса витальной мотивации в возрасте 15-24 года имеет своей предысторией более высокие значения в предшествующую возрастную эпоху. По-видимому, в этой, самой младшей возрастной группе, витальная мотивация не только достигает своего самого высокого уровня, но и приобретает там доминирующее значение.

Рыжов Б.Н., СИСТЕМНАЯ ПЕРИОДИЗАЦИЯ РАЗВИТИЯ


Р и с. 1 Популяционный профиль мотивации (усредненные по выборке значения индексов системных типов мотивации со стандартными отклонениями), пунктирная линия - среднее значение индексов мотивации.

 

      Весьма схожие тенденции можно обнаружить и в динамике познавательной мотивации. Здесь также заметен ниспадающий тренд индекса от юности, для которой характерен наиболее высокий средний уровень этого вида мотивации, до 57-60 лет, после которых индекс вновь повышается, достигая нормативного уровня - среднего значения индексов мотивации. Очевидно, что исходя из такой динамики здесь также возможно предположение о продолжении линии тренда индекса познавательной мотивации в предшествующую возрастную эпоху, где, как и в начальных точках графика этой функции (период 15-20 лет, выделенный пунктирным кругом на рис. 2), познавательная мотивация занимает доминирующее положение.

 


            . 

 

Р и с. 2
Возрастная динамика мотивации развития
Римскими цифрами обозначены экзистенциональные эпохи; арабскими цифрами - средние значения индексов каждого типа мотивации за эпоху; кругами обведены максимумы этих индексов

 

 

  Р и с. 3

Возрастная динамика мотивации сохранения

Римскими цифрами обозначены экзистенциональные эпохи; арабскими цифрами - средние значения индексов каждого типа мотивации за эпоху; кругами обведены максимумы этих индексов.            
          


     Содержательная интерпретация отмеченных тенденций указывает на присутствие в них различных закономерностей. Часть из них имеет историческую обусловленность. Другая - может быть отнесена к собственно возрастным особенностям жизни человека. Так, высокая значимость познавательной и витальной мотивации в молодом возрасте, когда идет формирование организма и личности человека, является общей закономерностью, свойственной разным культурам. То же, нередко, относится и к повышению значимости этих видов мотивации после 60-и летнего рубежа, когда у тех, кто оставил профессиональную деятельность в связи с достижением пенсионного возраста, появляются дополнительные резервы времени.

Но, возможно, не меньшую роль здесь играет исторически ситуативный фактор. В России начала XXI века люди после 60-и лет в своем значительном большинстве представляют поколение выросшее и достигшее вершины своей профессиональной реализации до распада Советского Союза. Последовавший за тем крах политической и экономической системы стал одновременно их личным кризисом, вынудив многих не только изменить профессию и образ жизни, но и поставив под угрозу важнейшие жизненные потребности их самих и их близких. В то же время, это поколение людей, привыкших читать, интересующихся и часто имеющих вполне обоснованное мнение об общественной жизни в своей стране и за рубежом. Их интересы в силу полученного воспитания и образования нередко оказываются шире, а знания глубже, чем у поколений, выросших в кризисную эпоху. Все это обусловливает их относительно более высокий познавательный потенциал.

Переходя далее к репродуктивной мотивации и мотивации самореализации можно отметить их иную динамику, во многом противоположную витальной и познавательной. Для репродуктивной мотивации характерно монотонное нарастание значимости только в период от 15 до 28 лет, когда индекс этого вида мотивации достигает экстремального значения. В последующем наблюдается его ниспадающий тренд, идущий, несмотря на существенные колебания, фактически до конца человеческой жизни. При этом первый заметный спад репродуктивной активности наступает в 43-48 лет. Затем, после некоторого подъема, новый и более резкий спад имеет место после 60-и лет. Однако все это время репродуктивная мотивация продолжает оставаться доминирующим видом, занимая лидирующее положение среди других мотивационных групп. Только после 72 лет ее индекс резко дрейфует вниз и она из разряда доминирующих переходит в группу депрессивных видов мотивации.

В отличие от биологически обусловленных репродуктивных тенденций, обусловленная социальными условиями жизни мотивация самореализации изначально относится к числу наиболее депрессивных видов, оставаясь таковым даже при своих экстремальных значениях. Динамика индекса мотивации самореализации долгое время (от 15-16 до 39-40 лет) изменяется незначительно. Лишь после этого периода индекс испытывает некоторый подъем, достигая максимального значения в 45-46 лет. Затем, также, как и у репродуктивной мотивации, хотя и менее выражено, начинается ниспадающий тренд, продолжающийся с колебаниями до конца жизни. При этом особенно резкое падение мотивации самореализации наблюдается в 65-70 лет, в том поколении, чья профессиональная карьера в наибольшей мере оказалась сломленной кризисом 1990-х годов.

Таким образом, в приведенных на рис. 2 графиках динамики мотивации развития видна общая закономерность  смещения зон экстремальных значений отображаемых функций, в направлении от витальной мотивации, дающей самый ранний возрастной экстремум, через познавательную и репродуктивную мотивацию к мотивации самореализации, чей экстремум приходится на 45-48 летний рубеж. При этом, учитывая, что значимость витальной мотивации, как было отмечено, может достигать максимального уровня в детском возрасте, смещение зон экстремальных значений отображаемых функций происходит приблизительно через каждые 10-12 лет жизни человека.

Первым таким периодом будет детство и младший подростковый возраст до 12 лет. Вторым - отрочество и юность, когда экстремальных значений достигает познавательная мотивация. Этот период соответствует возрастному диапазону от 13-14 до 23-24 лет. Третий период, в современной отечественной возрастной психологии [6], соответствует ранней взрослости и приблизительно продолжается от 25-26 до 35-36 лет. На протяжении этого периода доминирующего значения достигает репродуктивная мотивация. Наконец, в четвертом периоде, длящимся от 37-38 до 47-48 лет, наблюдаются экстремальные значения мотивации самореализации. Этот период соотносится началом средней взрослости.

Продолжение полученной закономерности можно увидеть и в приведенной на рис. 3 динамике показателей мотивации сохранения. Как видно на графике динамики нравственной мотивации, экстремум этой функции приходится на период 57-60 лет, указывая на существование следующего, пятого, 12-и летнего цикла - периода приоритета нравственной мотивации, завершающего период средней взрослости. В это время нравственность впервые, хотя и на недолгий срок входит в число доминирующих видов мотивации. Предшествует этому длительное нарастание индекса, начинается в 15-16 летнем возрасте с крайне низких показателей, едва превышающих 3 единицы. После прохождения точки экстремума, начиная от 61-62 лет и старше наблюдается падение, а затем колебание показателей нравственной мотивации при их, в целом, более высоком уровне, чем в первой половине жизни. В самом старшем возрасте эта мотивация вновь испытывает подъем, вплотную приближаясь к нормативному уровню.

Для альтруистической мотивации, остающейся неизменно доминирующей на протяжении всей жизни человека, достижение точки экстремума функции сдвинуто еще дальше в сторону старших возрастных групп. Почти непрерывное нарастание индекса альтруистической мотивации продолжается до 71-72 летнего возраста, когда ее значимость достигает своего высшего уровня, вновь явно обнаруживая 12-и летний цикл. В упомянутой коллективной монографии "Психология человека от рождения до смерти" под ред. А.А.Реана [5] этот, шестой, период называется поздней взрослостью. В следующих за ним более старших возрастных группах, индекс альтруистической мотивации, также как и нравственной, испытывает значительные колебания. Но его среднее значение все же превышает данные, полученные в группах до 60-и летнего возраста.

Мотивация защиты Я - единственная, в динамике которой 10-12-и летняя смена экстремальных периодов прослеживается не столь отчетливо. Индекс этого вида мотивации оставаясь в доминирующей зоне, лишь немного подрастает от юности до 51-52 лет, и резко падает в последующее десятилетие, утрачивая даже положение доминирующей мотивации. Несомненно, здесь также присутствует исторически ситуативный фактор и причиной этого феномена также служит кардинальное преобразование российского общества в начале 1990-х годов [6]. Те, кому к началу перемен еще не исполнилось 30 лет, в своем большинстве адаптировались к новым условиям и новому образу жизни, главной чертой которого стал приоритет личного успеха, а не интересов общества. Тем более естественно воспринимает эту точку зрения тот, кто начал свою профессиональную карьеру после перелома 1990-х и те, кто еще только собирается вступать во взрослую жизнь. Для этих поколений, ценности сохранения личного благополучия, защиты Я, имеют высший приоритет.

Среди них наибольшего социального успеха добились те, кто встретил реформы 1990-х в начале своей карьеры, в возрасте от 25-26 до 31-32 лет. Представители этой возрастной группы спустя двадцать лет после начала реформ чаще всего занимает лидирующее положение в российских экономических и властных структурах. Этим и объясняется первый максимум мотивации защиты Я в возрастной группах 47-48 и 51-52 года.

В более старшем возрасте люди в значительно большей мере остаются приверженными привычным им ценностям прежней, дореформенной эпохи. Отсюда начинающийся после 53-54 лет нарастающий спад значимости мотивации защиты Я, идущий одновременно с увеличением значимости нравственной мотивации. Пик той и другой тенденции приходится на 59-60 лет. После чего наблюдается продолжительное, растянувшееся почти на 15 лет возрастание значимости мотивации защиты Я. К 75-76 годам эта значимость достигает нового максимума, уже гораздо меньше связанного с исторической конъюнктурой, а затем, после 80-и летнего рубежа, вновь спускается до депрессивного уровня.

Таким образом, и здесь, хотя и в искаженном исторической ситуацией виде, заметны контуры следующего седьмого цикла, начинающегося в 73-74 года и продолжающегося до 81-82 лет. В этом, пожилом, возрасте доминантой становится мотивация защиты Я.

 Завершает последовательность рассмотренных видов мотивации - тенденция самосохранения. По абсолютным значениям индекса ей принадлежит первое место среди доминирующих видов мотивации в современном российском обществе и тренд ее значимости стремится вверх от юности до глубокой старости, достигая абсолютного максимума после 81-82 лет. Это позволяет определить возраст 83-84 лет началом восьмого, не имеющего верхней границы, сенильного периода, когда в силу естественных процессов старения организма доминирующее значение приобретает мотивация самосохранения. 

 

 3. Системная периодизация возрастного развития


     Итак, в процессе жизни человек проходит через ряд возрастных этапов, в ходе которых преобладающее значение приобретает тот или иной вид мотивации. При этом абсолютные значения индексов мотивации отражают, в основном, общебиологические закономерности и особенности культурно-исторической ситуации. В связи с этим, как это видно из табл. 1, в юности и молодом возрасте, продолжающемся от 15-16 до 35-36 лет, доминирующее значение принадлежит репродуктивной мотивации; во взрослом и среднем возрасте, соотносимом с периодом от 37-38  до 59-60 лет, репродуктивная мотивация уступает свои позиции мотивации самосохранения, преобладание которой после 60-и лет становится подавляющим. 

 

Таблица 1
Абсолютные значения индексов
доминирующих видов мотивации

 

Возраст
(лет)

15-24

24-36

37-48

49-60

61-72

73-84

85-91

репродуктивная
мотивация
(индекс)

 

5.22

 

5,58

 

5,32

 

5,36

 

5,0

 

4,0

 

       4,59

мотивация
самосохранения
(индекс)

 

5,17

 

5,43

 

 5,4

 

5,39

 

5,5

 

5,6

 

6,7

альтруистическая
мотивация
(индекс)

 

4,81

 

4,84

 

5,1

 

5,19

 

5,4

 

5,22

 

5,4

Обозначения: темным цветом выделены индексы, превалирующие в данном возрастном периоде;

серым цветом - индексы, занимающие   2-е место в этом периоде

 

В то же время периодическая смена относительных максимумов или зон актуальности, которых достигают в течение жизни отдельные виды мотивации, позволяет выделить восемь особых экзистенциальных эпох. Они отражают наиболее общие свойственные человеку возрастные изменения психологических приоритетов, и гораздо более зависят от индивидуальных особенностей, таких как гендерные характеристики и полученное образование, чем от тех или иных исторических факторов.

Системная интерпретация последовательно сменяющих друг друга восьми экзистенциальных эпох позволяет соотнести их с наиболее важными фазами системодинамики (подробное описание общих для всех живых систем фаз развития, или фаз системодинамики см. в [7, 8]), выделив соответствующие этим фазам четыре эры жизни человека, каждая из которых включает в себя две экзистенциальных эпохи. Соотношение всех этих градаций, позволяющее установить особую, системную периодизацию развития,   приведено в табл. 2.

   

Таблица 2
Системно-возрастная периодизация


Эра жизни
(фаза
системной
динамики)

Эпоха жизни

Актуальная
мотивация

Годы
жизни

Эра
становления
(Интенсивное
развитие)

I.       детство

витальная

0 -12

II.     юность

познавательная

13 - 24

Эра расцвета
(Экстенсивное
развитие)

III.    молодость

репродуктивная

25 - 36

IV.    взрослость

самореализации

37 - 48

Эра
сохранения
(диссипации)

V.     средний   возраст

нравственная

49 - 60

VI.   зрелый возраст

альтруистическая

61 - 72

Эра
возврата 
(распад)

VII.   пожилой  возраст

защиты Я

73 - 84

VIII. преклонный   возраст

самосохранения

85 и старше

 

 

     Установленная в соответствии с этой периодизацией  первая эра жизни - эра становления, продолжается от рождения до 23-24 лет. Она соответствует фазе интенсивного развития системы, когда система возрастает в объеме и становится более организованной и структурированной, способной быстро и адекватно отвечать на внешние воздействия. Учитывая двойственную, биологическую и социальную форму жизни человека, эта фаза включает в себя два этапа. Первый из них преимущественно связан с развитием человека как биологического индивида, второй - с развитием его личности. Разумеется, оба вида развития наслаиваются и взаимно стимулируют друг на друга, но, тем не менее, идут они не равномерно: биологическое развитие опережает духовное. Таким образом, в эре становления выделяется эпоха биологического роста (от рождения до 12 лет), когда превалирующее значение приобретает витальная мотивация, и следующая за ней - эпоха познания (от 13-14 до 23-24 лет), на фоне которой своего высшего уровня достигает познавательная мотивация. Рассмотрим эти эпохи в их естественной последовательности.
             

Эпоха I.   (1 - 12 лет)
Детство - эпоха биологического роста
(актуальная мотивация развития индивида)


       Первым в онтогенезе доминирующем видом мотивации, становится витальная мотивация, связанная с ростом и развитием организма ребенка. Забота о физическом здоровье и развитии ребенка в это время является превалирующей для общества. Она заслоняет на большей части этого периода другие, связанные с ребенком ценности. Нарушение в области детского здравоохранения рассматриваются обществом как более тяжкий проступок (или даже преступление), чем нарушение тех или иных требований школьной программы обучения или, тем более, воспитательного процесса в дошкольном учреждении. Родители без колебаний оставляют дома младшего школьника, которому нездоровится, несмотря на очевидный ущерб для усвоения знаний, связанный с пропуском занятий. 

В психологии к эпохе детства всегда было приковано самое пристальное внимание. Пользуясь различными критериями, в ней выделяют множество малых и сверхмалых в сравнении со всей жизнью человека периодов, которые характеризуются особой ведущей деятельностью, связаны с определенными психологическими новообразованиями и перемежаются встающими между ними кризисами развития. Однако столь подробная детализация не входит в задачи настоящего исследования, посвященного общим принципам возрастной периодизации и выделению основных эпох человеческой жизни. В связи с этим, из множества относящихся к этому периоду явлений здесь необходимо отметить только завершающий эпоху кризис подросткового возраста, в основе которого лежат не только биологические изменения, происходящие в пубертатном периоде, но и резкое повышение социальной активности. Первым проявлением этой активности становится осознанное стремление к развитию своей личности и определения ее статуса в минисоциуме подростковой среды.  

            

Эпоха II. (13 - 24 года)
Юность - эпоха познания
(актуальная мотивация развития личности)

 

На рубеже 13-14 лет ценности умственного и нравственного развития подростка начинают заслонять ценность его физического развития. Это связано с началом нового периода, когда значимость развития индивида уступает первенство развитию личности. В ходе этого периода, также продолжающегося 10 – 12 лет в зависимости от этнокультурных и отчасти индивидуальных особенностей, доминирующее значение приобретает познавательная мотивация. Обучение и социализация подростка, а затем молодого человека являются наиболее приоритетными для современного общества. В отличие от ученика младших классов старший школьник с скорее всего не станет пропускать важную контрольную работу даже в случае физического недомогания. Обучение и приобретение профессии молодым человеком становится главной ценностью для него самого и одной из ведущих задач для общества, выделяющего значительные средства на образовательные цели и постоянно контролирующего образовательный процесс. 

Общество настойчиво придерживается этой позиции даже в ущерб, казалось бы, очевидной в условиях растущей среди большинства европейских наций депопуляции, необходимости самовоспроизведения. Еще в середине эпохи познания, в 16-18 лет, организм человека созревает для биологической репродукции . Репродуктивная мотивация с этого времени более чем на двадцать лет прочно занимает доминирующее положение среди других видов мотивации. Однако современное общество скептически настроено по отношению к раннему браку и деторождению, дающему некоторые надежды на сокращение депопуляции. Сегодня общественное мнение развитых стран предпочитает поощрять фактически узаконенные формы внебрачного сожительства молодежи с тем, чтобы преждевременное образование семьи и рождения потомства не затормозило процесс приобретения знаний и профессиональную карьеру.

Местом реализации импульсов, продиктованных доминирующей в эту эпоху репродуктивной и актуальной (достигающей пикового уровня) познавательной мотивацией, а также другими видами мотивации, включая мотивацию самореализации, которая лишь немногим уступает в этом возрасте своему пиковому значению в эпоху взрослости, становится группа сверстников. Она обеспечивает обмен необходимой информацией и дает определенную защиту и минисоциальный статус, столь необходимый при отсутствии иного, сколько-нибудь весомого, социального статуса. Таким образом, группа становится важнейшим источником психологического комфорта для юноши и подростка. Принадлежность к ней модифицирует круг его интересов и пристрастий, обращая одних к аддиктивному и делинквентному поведению, других - к участию в молодежных движениях или политической деятельности. Но, главное, группа предоставляет возможность для общения с противоположным полом, и это последнее обстоятельство приобретает с годами все большую значимость.

Завершает эпоху кризис 25 лет, упоминание о котором отсутствует в известных возрастных периодизациях. Тем не менее, в последнее время появляется все больше публикаций, посвященных несомненным кризисным явлениям, проявляющимся в этом возрасте (см., например, [10,13]). В основе кризиса лежат, с одной стороны, переживания уходящей юности и связанных с ней воспоминаний о беззаботных годах надежд, а с другой - впервые ставшие реальностью, проблемы профессиональной реализации и личной жизни.   

В период от 20 до 24 лет человек, как правило, заканчивает приобретение основного образования и получает первый опыт в избранной профессии. В тех случаях, когда есть основания считать, что профессиональная карьера и личная жизнь складываются удачно, кризис остается малозаметным, хотя и здесь он обнаруживает себя в участившихся размышлениях о цели и смысле своей жизни.

С системных позиций этот кризис знаменует завершение эры интенсивного развития человека как самостоятельной системы, и переход к главной, смыслообразующей для него эре расцвета, связанной с воспроизводством новых элементов биологической и социальной макросистем - репродукцией и самореализацией. Эра расцвета, соответствующая фазе экстенсивного развития системы начинается в 25-26 лет и продолжается до 47-48 лет. Это время самовоспроизводства системы в своем биологическом и социальном (духовном) потомстве. Отчуждения от производящей системы ее продуктов, начинающих самостоятельное существование в биологическом и социальном мире. При этом исходная  система по-прежнему развивается, прирастая элементами и связями, но начинает постепенно утрачивать свою упорядоченность. 

Эра расцвета или экстенсивного развития, как и предыдущая, содержит две одновременно идущие линии развития - биологического и социального. При этом также, как и на предшествующем этапе она включает две следующие друг за другом фазы: продолжающуюся от 25-26 лет до 35-36 лет эпоху молодости, когда доминирующее значение приобретает репродуктивная мотивация, и длящуюся от 37-38 лет до 47-48 лет эпоху взрослости, когда своего высшего уровня достигает значимость мотивации самореализации.


Эпоха III. (25 - 36 года)
Молодость - эпоха репродукции
(актуальная мотивация развития вида)

 

В современном обществе именно в возрасте 25-26 лет человек чаще всего окончательно выбирает профессиональный путь, которым идет многие последующие годы, иногда и всю жизнь. Для большинства молодых людей этот период совпадает с выбором брачного партнера, созданием семьи и рождением потомства. При этом для многих репродуктивные ценности занимают главенствующее место, временно отодвигая ценности профессиональной самореализации на второй план.

Особенно это характерно для женщин в возрасте от 25-26 до 35-36 лет. Желание завести семью, выйти замуж, еще недавно диффузное, недостаточно определенное становится ясным и понятным. Оно становится той призмой, через которую видятся и люди и события, условия жизни и многое другое. Реализацию этого желания, создание семьи и рождение ребенка большая часть общества воспринимает как одну из самых главных вершин жизни женщины, а отсутствие семьи после этого возраста - как ее трагедию.  

В этот период репродуктивная мотивация занимает доминирующее положение и у мужчин, хотя они в меньшей степени привержены институту брака и более озабочены профессиональными достижениями и своим положением в обществе. Однако для многих из них активная работа в этом возрасте, прежде всего, имеет смысл обеспечения жизни молодой семьи, даже в случае отсутствия зарегистрированного брака. 

Исходом эпохи можно видеть своеобразный кризис 37 лет, иногда определяемый как кризис среднего возраста, но по сути представляющий вполне самостоятельный психологический феномен. В его основе лежит переживание безвозвратно уходящей молодости и первых признаков старения организма. Кризис 37 лет, когда человек впервые явно ощущает "сворачивание горизонтов", ставшую очевидной невозможность того, что недавно еще казалось в принципе возможным, "если очень захотеть". Этот кризис одинаково чувствителен и для мужчин и для женщин, в том числе вполне успешных в профессиональной и личной жизни. У многих из них возникает смутное ощущение, что семья, бывшая главной жизненной доминантой в уходящую эпоху, свою главную функцию уже выполнила. Дети рождены и уже не нуждаются в постоянной опеке, супружеские отношения стали привычными. В этих условиях возникает ностальгия по романтике прежних лет. Кажется, что вернуть ускользающую молодость сможет новая любовь и те надежды, что она в себе таит. Изредка так оно и происходит; чаще оборачивается разочарованием и разрушенным семейным очагом, еще чаще - так и остается вызывающими грусть переживаниями.

 Но, по-видимому, тяжелее всего кризис 37 лет переживается творческими, поэтическими натурами, для которых, часто, молодость - не только лучшая пора жизни, но и основа их мироощущения, важная часть того образа в котором они предстают современникам и потомкам. Лирическая поэзия наиболее полно в сравнении с другими творческими жанрами отражает личные переживания автора. Поэтому личность поэта и его внешний облик значат для нас намного больше чем внешность и личные пристрастия писателя или художника.

Достоинства и недостатки того и другого живут для нас отдельно от их произведений. Мы легко прощаем их несовершенство внешности и характера, если созданные работы были хороши. Лев Толстой запомнился нам упрямым стариком в крестьянском обличье, Антон Чехов - утонченным интеллигентом, в неизменном пенсне. Амедео Модильяни - полунищим красавцем, погибшем от кокаина и туберкулеза, Анри Тулуз-Лотрек - аристократом с искалеченным болезнью телом. Разные люди и судьбы. Но разве это влияет на восприятие их творений? 

С поэзией - иное дело. Александр Блок замечал, что не удобно, указывая свою профессию, говорить "поэт". Это то же самое, что говорить "хороший человек". Поэт не только автор своих произведений, но он их герой. Как Блок в своей "Незнакомке", Есенин - в "Письме к матери", Байрон - в "Чайльд Гарольде". Облик поэта невольно присутствует в восприятии его творчества.  Если этот облик изменится, потускнеет, произойдет трагедия - неизбежно потускнеют созданные поэтом шедевры .

Возможно, в этом разгадка давно подмеченной фатальности 37-и летнего возраста для многих великих поэтов - Пушкин, Бернс, Байрон, Аполлинер, Рембо, Маяковский. Если к ним добавить тех кто ушел немногим раньше или позже - Есенин, Шелли, Блок, Высоцкий - то окажется что кризис молодости стал роковой чертой для большей части лирических поэтов. Все они подойдя к кризисной черте, если не  уничтожали себя прямо или косвенно, то вверяли жизнь слепому случаю или стихии.

Уход молодости грозным призраком встает перед поэтом задолго до того, как это станет реальностью. В цветущем 26-и летнем возрасте Есенин уже с грустью смотрит в будущее:

Ты теперь не так уж будешь биться,
Сердце, тронутое холодком,
И страна березового ситца,
Не заманит шляться босиком .
     Но поэт также предчувствует и большее - возможность утраты ореола восхищения, окружающего его лучшие творения, в результате утраты им самим красоты и обаяния молодости. Отсюда его желание остановить время, прежде чем оно погубит его поэзию. Невыносимость для поэта всего, что несет с собой старость, беспощадно передал Высоцкий:
Когда постарею,
Пойду к палачу,
Пусть вздернет на рею,
А я заплачу .


Эпоха IV. (37 - 48 лет)
Взрослость - эпоха самореализации
(актуальная мотивация развития социума)


           

Тем не менее, для абсолютного большинства людей новая эпоха жизни, начинающаяся в 37 лет, становится временем наивысших профессиональных достижений и карьерного роста. Актуальной мотивацией этого периода становится самореализация, благодаря чему вся эпоха взрослости, простирающаяся от 37-38 до 47-48 лет, может быть названа эпохой самореализации. При этом, однако, необходимо иметь в виду,  что мотивация самореализации, даже в момент своей наибольшей выраженности, в 45-46 лет, остается для большинства людей депрессивным видом, ее индекс так и не поднимается выше нормативного значения. Поэтому ее роль всегда оказывается скорректированной другими, доминирующими видами мотивации, прежде всего, мотивацией самосохранения, а также, хотя и пошедшей на спад, но все еще сохраняющей свое первостепенное влияние, репродуктивной мотивацией.

Таким образом, стремление к самореализации для большинства становится своеобразным фоном, на котором развивается их деятельность, имеющая свои самостоятельные, независимые цели. Лишь совсем немногие, как это отмечал А.Маслоу [4], стремятся к самореализации, как таковой, ставя творчество или получение общественного признания во главу своих интересов.

Тем не менее, даже то дополнительное значение, которое приобретает стремление к самореализации в эпоху взрослости, нельзя переоценить. Мужчины в течение этого периода испытают наибольший интеллектуальный и творческий расцвет - акме, как его называли в античности. Его внешним показателем  может служить увеличившийся уровень доходов, который, часто, в этот период достигает высшего в профессиональной карьере уровня. Материальное благополучие, дом, дача, приобретение собственности, создание бытовых удобств для многих в это время превращается из средства в одну из главных целей существования.

Характерно, что и сравнительно недавно возникший феномен «деловой женщины», чьи интересы сосредоточены в профессиональной области, также связан, главным образом, с периодом от 37-38 до 47-48 лет. В этом возрасте женщина, достигая, как и мужчина, пика своих интеллектуальных возможностей, способна сохранять свойственную предыдущему периоду внешнюю привлекательность. В то же время занимавшая ранее доминирующее положение репродуктивная мотивация начинает уступать свои позиции, позади остаются и естественные трудности, связанные с рождением и воспитанием детей. Все это открывает путь для эффективной самореализации. Удачное сочетание возможностей создает в этом возрасте определенное преимущество для женщины, позволяя отчасти компенсировать упущенный ранее из-за рождения детей темп достижений в профессиональной сфере.

Итак, самореализация завершает собой восходящий этап жизни человека. Чередование пройденных на этом пути ступеней находит своеобразное выражение в известной бытовой мудрости, показывающей смену актуальности жизненных приоритетов в описываемой здесь последовательности: познание - репродукция - самореализация:

в двадцать лет ума нет – и не будет,
в тридцать лет жены нет – и не будет,
в сорок лет денег нет – и не будет.

Финал эпохи приносит с собой знаменитый кризис середины жизни . Большинство современных авторов датируют его наступление немногим более ранним периодом, приблизительно в 40-45 лет. Однако полученные данные явно свидетельствуют о кризисных явлениях, происходящих именно в возрасте 47-48 лет. Хорошо заметный на рис. 4.3 - 4.3 резкий спад всех высших видов мотивации: репродуктивной, самореализации, нравственной и альтруистической при пиковых значениях мотивации защиты Я, несомненно является признаком сопровождающей кризис психологической дезадаптации.

Традиционное объяснение причин кризиса связано с наступающей переоценкой всего, что было достигнуто в жизни к этому времени и острым переживанием своей несостоятельности. Критической точкой, по мнению Э. Фромма [9], является потеря смысла жизни, определяемого им как преданное посвящение себя чему-то или кому-то. Приходит осознание того, что собственная жизнь проходит, ее вершин уже никогда не удастся покорить. Отсюда вновь повышается склонность совершать неожиданные поступки, психологический смысл которых - использовать последний, предоставляемый жизнью шанс. Эту склонность породила сентенцию «седина в бороду – бес в ребро».

В то же время практически никто из исследователей не замечает главной системной причины происходящего кризиса - завершение длительного, охватывающего всю самую активную часть жизни, периода системного развития человека, включающего две эры. Сначала эру становления, интенсивного развития, как биологического индивида и как личности. И далее, эру расцвета, экстенсивного развития, как воспроизводящего себя в своем потомстве элемента вида и, наконец, как элемента социума, создающего новые элементы информационной структуры общества и воспроизводящего себя в духовных последователях.

Здесь, в высшей точке восхождения, природа делает перевал, за которым начинается продолжительный спуск. Его главным системным смыслом становится распад системы. В подобных обществу больших самоорганизующихся системах фаза распада приводит к быстрой потере устойчивости системы, а затем к ее диссипации и коллапсу. В следствие прохождения всех фаз системодинамики открывается возможность возрождения распавшейся системы на основе новой структуры связей. Но для человека фаза распада имеет иное значение. Прожив жизнь, человек не может подобно виду или социуму возродиться в новом качестве. Но во все годы своего существования он остается элементом социальной и биологической сверхсистем. Потому, после завершения периода развития, новой смыслообразующей для человека функцией становится сохранение порядка в этих системах. Именно это определяет обостренное внимание к справедливости и основанной на ней нравственности в послекризисную эпоху. Ведь справедливость - отраженная в нашем сознании мера порядка в обществе.

Таким образом, следующей после эры расцвета становится эра сохранения, соответствующая фазе диссипации системы, когда на первый план выходят не процессы создания новых элементов вида и общества, а процессы "рассеивания энергии" индивида и личности, направленные на сохранение вида и общества. Чередование ступеней, спускающихся с перевала жизни будет зеркальным отражением ступеней подъема. Сначала это будет сохранение порядка в социуме, время актуализации тенденций нравственного порядка - эпоха среднего возраста, продолжающая от 49-50 лет до 59-60 лет. За ней следует ступень сохранения порядка вида - эпоха зрелости, время актуализации мотивации альтруизма, продолжающаяся от 61-62 лет до 71-72 года.

Но, психологически, переход через перевал жизни неизбежно становится переломным моментом, требующем смены стратегии дальнейшего движения. С одной стороны, это высшая точка развития, акме, с которой лучше и яснее всего виден окружающий ландшафт. С другой - это начало спада, нарастающего снижения физических и творческих потенций. Осознания человеком того, что теперь с каждым прожитым днем возможности развития всех значимых для него систем от собственного организма до социума не увеличиваются как прежде, а, напротив, уменьшаются.

Принципиальный характер наступающего перелома делает кризис середины жизни наиболее масштабным в сравнении с другими жизненными кризисами. Возможно, он - единственный, чьи симптомы в той или иной мере замечают в себе большинство людей, что и делает его столь часто героем художественных произведений.

  

Эпоха V.  (49 - 60 лет)
Средний возраст - эпоха нравственности
(актуальная мотивация сохранения порядка социума)

 

Стратегий дальнейшего движения на перевале жизни может быть несколько. Безусловно худшим выходом будет паника и бегство вспять от развернувшейся впереди перспективы. Отчаянное желание возвратить себе чувства и интересы давно прошедшего молодого возраста - найти партнера на 20-30 лет моложе себя, сменить профессию, место или даже страну проживания. К сожалению, повторить на этом пути судьбу мудрого Фауста удается очень немногим. Значительно чаще все заканчивается плохой пародией на Дориана Грея. 

Значительно лучшей стратегией будет остановка на перевале. Это удается, прежде всего тем, для кого в предшествующем периоде самореализация стала абсолютной ценностью, приобрела доминирующий характер. Чаще всего ими становятся люди творческих профессий, исследователи, предприниматели, политические деятели, а также школьные учителя и преподаватели университетов. 

Для многих из них средний возраст становится временем вершины успеха. Мало того, нередки случаи, когда люди этих профессий продолжают создавать новое и добиваться успеха и в более старшем возрасте. Уинстон Черчилль оставался на посту премьер-министра Великобритании в возрасте 80 лет, после перенесенного инсульта. Годом раньше ему была присуждена Нобелевская премия по литературе за книгу "Вторая мировая война". Первый том этого труда увидел свет, когда автору уже было 74 года . Среди тех, чья творческая активность продолжалась далеко после 80 лет можно назвать многих выдающихся психологов - Ф.Гальтона, В.Вундта, И.П.Павлова, З.Фрейда, художников и артистов

Особенно следует отметить феномен учительского долголетия. Хороший педагог не просто транслирует свои знания ученикам, но воздействует и отпечатывается в них как личность. Вольно или невольно, свою жизнь он посвящают самореализации, воспроизводя духовное потомство в своих слушателях. Благодаря этому хороший педагог сохраняет интересы и ценностные ориентации, свойственные эпохе взрослости, даже тогда, когда этот возраст оказывается далеко позади. Это же позволяет ему лучше противостоять естественной инволюции когнитивных функций.

Но, очевидно, наиболее естественной жизненной стратегией в среднем возрасте будет продолжение ранее избранного пути, отчетливо видя при этом и внутренне принимая смысл этого движения. Теперь следует не столько стремиться к новому, сколько закреплять достигнутые позиции. Фиксировать сложившееся положение дел и противодействовать попыткам его новых трансформаций. Уместно вспомнить известное выражение Талейрана: "Если в 18 лет ты не радикал, то ты подлец, а если после 40 не консерватор — ты глупец."

Действительно, человек среднего возраста впервые четко занимает консервативную позицию в наиболее значимых для него вопросах. И поскольку впервые сдвиг акцентов на охранительную мотивацию происходит на пике развития личности, консервативные тенденции распространяются первоначально на систему высшего уровня – социум. В связи с этим в период  49 - 60 лет достигает максимума нравственный потенциал личности.
   В этом возрасте наиболее известные законодатели создавали своды законов. Например, заложившая основание правовых отношений в средневековой Европе, империя Карла Великого, была провозглашена в 800 году, когда императору было 58 лет. «Русская правда» Ярослава Мудрого создается около 1030 года, когда князю Ярославу было 50 лет. Первая Конституция СССР была подготовлена на основе указаний В.И.Ленина, которому в тот период было 52 года. Конституция США была принята в 1787 году, когда одному из ее главных создателей Дж. Вашингтону было 55 лет.

Та же закономерность прослеживается и при создании знаменитого свода гражданского законодательства Франции - «Кодекса Наполеона». Часто его автором не вполне оправдано называют самого Наполеона Бонапарта. Будущему императору действительно принадлежали инициатива подготовки этого выдающегося труда и ряд заложенных в нем идей. Однако его главным автором и редактором стал известный юрист Жан Порталис, которому при завершении работы в 1804 году было 58 лет

В этом возрасте многие религиозные и идейные лидеры кодефицировали принципы, ставшие нормой общественной морали их последователей. Мирадж - вознесение на небеса пророка Мухаммеда, одно из самых значимых событий его жизни, состоялось в год его 50-летия. Мартин Лютер создает Катехизис в преддверии среднего возраста - в 48 лет. Ж.-Ж.Руссо публикует «Новую Элоизу» и «Общественный договор», когда ему было 49 лет. Карл Маркс публикует свой «Капитал» в 49 лет.

Но и для далеких от законотворческой деятельности, обычных людей это также время высшего нравственного подъема. Возрождается интерес к общественной жизни. И если в юности участие в каких-либо общественных акциях в немалой степени было связано с групповой солидарностью, то теперь главным двигателем становится чувство общественной справедливости и своей личной причастности к общественным интересам

Ключевая для этого возраста необходимость идентификации себя с социумом приводит многих к обращению или возвращению к религии. Человек, вполне религиозно равнодушный в более молодом возрасте, достигнув среднего возраста, начинает регулярно посещать церковь или мечеть, читать религиозную литературу и соблюдать посты.

Вместе с тем нарастающее значение альтруистической мотивации заставляет многих вспомнить о своих национальных и культурных корнях. Несмотря на то, что своего пика альтруистическая мотивация достигнет только в следующую эпоху, уже сейчас кто-то становится активным членом национальных землячеств, другой - составляет родословное древо и разыскивает отдаленных родственников по всей планете.

Завершает эпоху очередной кризис, который часто называют кризисом 60 лет или кризисом пенсионного возраста, хотя уже начиная с кризиса 37 лет и далее временные границы кризисов все сильнее размываются, сдвигаясь в ту или иную сторону в зависимости от индивидуальных особенностей и условий жизни человека. Тем не менее, действительно, для многих это время завершения своей профессиональной деятельности, выхода на пенсию и связанного с этим переживания утраты немаловажной части дохода и многих социальных позиций, ставших привычными на значительно отрезке жизненного пути.

В то же время значительная часть людей продолжает работать еще достаточно долгое время и достижение пенсионного возраста в материальном плане для них, напротив, означает дополнительный доход и приобретение ряда льгот. Однако переживание кризисной черты не обходит их стороной. Часть причин хорошо понятны. Теперь они тоже пенсионеры. Молодые вправе рассчитывать на то, что в недалеком будущем они займут их место и появляющиеся проблемы со здоровьем свидетельствуют о том же.

Но есть и более глубокие противоречия, связанные с мотивационной спецификой этого возраста. Индекс нравственной мотивации, неуклонно повышаясь последние десять лет, к 60-и годам достигает своего высшего значения, впервые прочно входя в группу доминирующих видов мотивации. Динамика индекса ясно говорит о все возрастающей роли общественных интересов для человека, но, именно в это время общество выдает ему пенсионное свидетельство, признавая тем самым, что он уже в основном выработал свой ресурс. Это противоречие между обострившейся субъективной потребностью быть нужным обществу и объективным сокращением ряда своих социальных функций составляет существенную сторону переживаемого кризиса.
           

Эпоха VI.  (61 - 72 года)
Зрелый возраст - эпоха альтруизма
(актуальная мотивация сохранения порядка вида)

 

Следующий за тем двенадцатилетний период протекает на фоне уже явно обозначившегося спада физических возможностей организма. В этом возрасте абсолютное большинство людей оставляют профессиональную деятельность. Разумеется, и здесь сказывается различие жизненных стратегий. Для тех, у кого мотивация самореализации продолжает оставаться актуальным жизненным стимулом, кажется, что меняется только темп деятельности. Цели же ее и результаты остаются неизменными. Художник продолжает творить, учитель – учить.

Тем не менее, общим эффектом зрелого возраста становится снижение социальной активности человека. Мотивация сохранения порядка социума постепенно утрачивает актуальность, уступая место мотивации альтруизма, которая достигает пикового значения на исходе эпохи в 7 – 72 года. Стабильный рост испытывает и мотивация самосохранения. Благодаря этим изменениям, постепенно проблемы здравоохранения и социальной защиты начинают волновать больше чем международное положение, мода или искусство. Мир человека несколько суживается. На этом фоне семейно-родственные интересы приобретают доминирующее значение. Для многих это время, когда одной из главных ценностей становится общение с внуками. Социальную и психологическую ценность такого общения нельзя переоценить, ведь именно здесь происходит необходимая для сохранения общества передача молодежи опыта старших поколений. Само же старшее поколение получает естественную возможность сохранить себя в своих потомках и вновь благодаря сопереживанию их интересов испытать ощущения свойственные эре развития.

Еще одной особенностью зрелого возраста становится заметный подъем познавательной и витальной мотивации, превышающих в период 65-68 лет среднее значение индексов мотивации. Несомненную роль в этом играет появление у человека избытка свободного времени в связи с выходом на пенсию, позволяющего реализовать ранее отложенные интересы. Для одного наступает время погрузиться в изучение давно его волнующей проблемы и работать над нею в читальном зале библиотеки или дома с интернет источниками с не меньшей самоотдачей, чем прежде в профессиональной деятельности. Для другого - отправиться в путешествие, о котором мечтал с молодых лет. Для иного - продолжить свое образование на специальных курсах или в университете.

Но для многих более привлекательным кажется возвращение к здоровому образу жизни на своем дачном участке, компенсируя сократившиеся поле выхода на пенсию доходы производством экологически чистой, домашней продукции. Теперь для них открывается возможность проводить за городом все теплое время года и уже в начале зимы начинать готовиться к новому сезону.

Время наступления следующего кризиса очень индивидуально и он сам лишь с определенной условностью может быть соотнесен с возрастным рубежом 72-73 лет, получив название кризиса пожилого возраста. Его экзистенциальный смысл связан с завершением жизненной эры сохранения, соответствующей фазе диссипации системы. В ней система, частично утрачивая свои элементы, в целом сохраняла свой внутренний порядок и стремилась поддерживать порядок биологической и социальной сверхсистем. Теперь, из-за ухудшения физического здоровья и снижения интеллектуальных возможностей, свойственная зрелому возрасту ориентация на семейные ценности сменяется преимущественной заботой о своем благополучии. Кризис проявляет себя в участившихся конфликтах с родственниками, которые часто оказываются склонными к осуждению проявляющихся новых особенностей поведения представителей старшего поколения, объясняя их внезапно обострившемся эгоизмом. Те же, в свою очередь, еще более остро переживают обиду из-за, как им кажется, невнимательного и пренебрежительного отношения молодых.

 

Эпоха VII.  (73 - 84 года)
Пожилой возраст - эпоха защиты Я
(актуальная мотивация сохранения порядка личности)

 

Следующей эрой жизни человека становится эра возврата - возвращения к себе (соответствует стадии распада системы в классификации стадий системодинамики), продолжающаяся от 73-74 лет до конца человеческой жизни. Она также включает две фазы, первая из которых - эпоха пожилого возраста, связана с актуализацией мотивации защиты Я. После продолжительного спада, наметившегося уже в среднем возрасте и достигшем наибольшей глубины в эпоху зрелости, в 73-74 года мотивация защиты Я вновь занимает доминирующее положение, а в 75-76 лет достигает своей новой пиковой величины. Альтруистическая мотивация, напротив, на этом жизненном отрезке снижается до минимального за последние 20 лет уровня.

На сей раз смена актуальной мотивации происходит на фоне необратимых изменений внешнего облика, здоровья и когнитивных возможностей человека. В результате кризис пожилого возраста нередко приобретает затяжной характер, сопровождаясь отчетливым желанием сохранить самоуважение и статус своей личности в глазах окружающих, даже путем полного прерывания отношений с ними.

Негативный исход кризиса связан с продолжительным конфликтом с близкими и неизбежным отдалением от них. В таком случае люди часто находят опору в соседях близкого им возраста, готовых понять их интересы и обиды и поделиться своими собственными.

Позитивным исходом кризиса может быть обретение человеком новой роли, наделяющей его жизненной мудростью, которая не только гасит очаги возможных конфликтов, но и делает его естественным арбитром при решении разного рода бытовых споров и недоразумений. Такое положение приносит пожилому человеку заслуженное уважение окружающих, давая тем самым реальную опору и для его самоуважения. Родственники гордятся им, а общение с внуками и правнуками возвращает переживания лучших лет жизни.

Завершающий эпоху кризис преклонного возраста явно обнаруживает себя при дальнейшем, значительном ухудшении состояния здоровья. Причина кризиса кроется в вызванной физическими недугами очередной смене актуальной мотивации. Мотивация защиты Я уступает свое место мотивации самосохранения. Внешним проявлением кризиса становится частичная утрата внимания к своему внешнему облику, безразличие к оценке себя окружающими и поглощенность переживанием своего физического состояния.  В то же время при относительной сохранности здоровья в пределах возрастной нормы кризис преклонного возраста остается не выраженным и далеко не всегда заметен.   

  

Эпоха VIII.  (85 лет и старше)
Преклонный возраст - эпоха самосохранения
(актуальная мотивация сохранения порядка индивида)

  

В эту, наиболее позднюю, пору жизни человека большинство видов мотивации уходит в депрессивную или субдепрессивную зону. Среди доминирующих видов остаются только альтруизм и мотивация самосохранения. Причем последняя, с индексом 6,7, достигает высшей среди всех видов мотивации величины для всех прожитых эпох. Забота о преодолении недугов становится неизменным спутником жизни.  Иногда может показаться, что теперь каждый прожитый день уже сам по себе является достижением. Но в действительности это далеко не всегда так. Именно в преклонном возрасте средний индекс мотивации альтруизма вновь достигает уровня, который он имел только в эпоху зрелости, хотя и без пиковых значений тех лет. Благодаря этому, отягощавшие предшествующую эпоху, обиды и конфликты нередко забываются, а благожелательная мысль о родных, внуках и правнуках, желание остаться полезным для них, напротив, обретают свою новую актуальность. 

Еще более важный результат дает динамика мотивации нравственности. В преклонном возрасте текущие значения ее индекса также не поднимаются до пиковых отметок прежних лет, зато ее средний индекс достигает высшего уровня для всего жизненного пути. Это позволяет говорить об особом нравственном эффекте преклонного возраста, когда взгляд на прожитую жизнь заставляет опять обратиться к ее подлинному смыслу. Но теперь, благодаря прожитым годам, вне зависимости от веры и убеждений человека ему становится гораздо более понятно, что его жизнь не ограничивается и не заканчивается его физическим существованием. Все сделанное им, и хорошее и плохое, остается.

Для одних, прежде всего - в ином мире, существование которого для них несомненно. В той беспристрастной оценке, которая будет дана в том мире человеку. Для других все остается здесь, на Земле. Остается в его потомках, в том, что человек успел построить, создать и передать другим, остается в памяти грядущих поколений. Все остается людям .

 

***


     Итак, в целом, системная периодизация возрастов может быть представлена в виде своеобразного круга жизни, изображенного на рис. 4. Он заключает в себе последовательную смену четырех главных жизненных этапов:
- эры становления человека как индивида и как личности;
- эры его расцвета, достижения акмэ;
- эры сохранения, смысл которой в  обращении человека к нравственным ценностям и заботе о близких;
 и, наконец,
- эры возвращения к себе - мудрости и обретения покоя.
     Каждая эра при этом включает в себя две двенадцатилетних эпохи, выделенных на основе эмпирически полученных данных об актуальном для каждой эпохи виде мотивации. Они сменяют друг друга в последовательности: детство - юность, в течение которых витальная мотивация уступает свою актуальность мотивации познания; затем молодость - взрослость, когда пика актуальности достигают репродуктивная мотивация и затем мотивация самореализации.  

Рыжов Б.Н., СИСТЕМНАЯ ПЕРИОДИЗАЦИЯ РАЗВИТИЯ

Р и с. 4
Системная периодизация возрастов
Расположение данных:
- внутренний круг - эры жизни и соответствующие им типы системодинамики;
- серый лимб - эпохи жизни и характерная для них актуальная мотивация;
- лимб с делениями - годы жизни человека;
- внешний лимб - римскими цифрами обозначены кризисы жизни.

     

Далее средний возраст - зрелость, когда актуальная нравственная мотивация сменяется мотивацией альтруизма; и завершает цикл развития пожилой возраст, переходящий в преклонный - для которых характерна актуализация мотивации защиты Я, уступающая свое место на последнем этапе жизненного пути  мотивации самосохранения.

Между эпохами пролегают кризисные периоды, острота которых возрастает при совпадении конца эпохи и эры жизни. При этом особое значение получает кризис середины жизни, знаменующий не только окончание эры расцвета, но и завершение системной суперфазы развития и начала системной суперфазы распада.

Разумеется, представленный в таком виде круг жизни представляет собой абстрактную схему. Время наступления и продолжительность представленных в ней эпох будут в значительной мере варьировать под воздействием культурных, образовательных, гендерных различий, здоровья человека и его социального положения. Кроме того, эти различия могут накапливаться с переходом к следующей эпохе, идти нарастающим итогом, и потому быть менее ощутимыми в юности, чем в более старших возрастах. Те же замечания относятся и к кризисным периодам, которые будучи хорошо заметны у одних, оказываются малоразличимы у других. Тем не менее, общая закономерность последовательно сменяющих друг друга эпох остается и становится особенно заметной при увеличении объема изучаемой выборки.


Заключение


Современная психология переживает глубокий теоретический спад. В отличие от прежних теоретических кризисов конца XIX и середины XX веков, всегда заканчивавшихся расцветом новых школ и направлений, сегодняшний кризис имеет гораздо больший масштаб. Многих он уже привел к разочарованию в самой возможности построения в обозримом будущем адекватной психологической теории, способной в принципе объяснить всю известную психологическую проблематику и, в то же время, не впадающую в спекулятивные крайности, свойственные некоторым прежним школам. Такое положение дел породило методологическую эклектику, ставшую, по сути, нормой для большинства современных исследований.

Выходом из возникшего теоретического тупика может стать обращение к общим принципам системного исследования, подводящим единый фундамент под стоящие до сих пор особняком здания гуманитарных и естественнонаучных дисциплин. Применение общесистемных принципов анализа самых различных явлений рождает системную парадигму современной науки. Ее отражением служит появление множества новых научных направлений, пытающихся с близких теоретических позиций объяснить весьма разные явления. К ним относятся: общая системология, системная физиология, системная социология, системная лингвистика и др. Особым, быстро развивающимся  направлением стала системная психология. Ее частному применению было посвящено настоящее исследование, основным содержанием которого стала попытка, опираясь на общие принципы системного анализа и используя эмпирические результаты системной диагностики мотивации, с новых позиций подойти к традиционному вопросу возрастной периодизации жизни человека.

 

Литература


  1. Арьес Ф. Ребенок и семейная жизнь при Старом порядке. Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та, 1999, с. 26-43.
  2. Крайг Г., Бокум Д. Психология развития. - СПб, Питер, 2005.
  3. Леонтьев А.Н.  Деятельность. Сознание. Личность. М.: Политиздат, 1975.
  4. Маслоу А. Мотивация и деятельность. - М. 1975.
  5. Психология человека от рождения до смерти. Психологический атлас человека/под ред. А.А.Реана. -  СПб.:Прайм-ЕВРОЗНАК, 2007. – С. 21.
  6. Романова Е.С., Гребенников Л.Р. Механизмы психологической защиты: гензис, функционирование, диагностика. - Мытищи, Изд. «Талант», 1996.
  7. Рыжов Б.Н. Основы системной психологии. // Системная психология и социология 2010,  № 1.- 6 - 43.
  8. Рыжов Б.Н. Системная психология. - М., изд. МГПУ, 1999.
  9. Фромм Э. Бегство от свободы. Пер. с англ. А. Лактионова. — М.: АСТ: АСТ МОСКВА, 2009.
  10. Хухлаева О.В. Психология развития: молодость, зрелость, старость. - М.: Изд. ц. «Академия», 2002.
  11. Эриксон Э. Детство и общество / Пер. [с англ.] и науч. ред. А. А. Алексеев. — СПб.: Летний сад, 2000.
  12. Bühler C. Der menschliche Lebenslauf als psychologisches Problem. - Hirzel, 1933
  13. Robbins A., Wilner A. Quarterlife Crisis: The Unique Challenges of Life in Your Twenties.: Tarcher, 2001
  14. Super D. The Psychology of Careers. - Harper & Row, 1957 

   

 

 1. В сборе и обработке материала принимали участие сотрудники, аспиранты и выпускники Института психологии, социологии и социальных отношений Московского городского педагогического университета: Чибискова О.В., Филатова О.А., Покачалова Т.А.

2. С этим связан кризис 17 лет, когда вчерашний подросток впервые оказывается перед лицом взрослой жизни и необходимости принимать ответственное решение о продолжении образования.

3. Невозможно представить себе состарившегося и обрюзгшего Сергея Есенина, задремавшего на заседании Союза советских писателей в 1960-е годы. Произойди это, мы могли бы потерять большее, чем то, что он так и не написал.

4. С.Есенин "Не жалею, не зову, не плачу...", 1921.

5. В.Высоцкий "Песня о судьбе", 1976.

6. Этому кризису, хорошо усвоенному в обыденном сознании, посвящен целый ряд художественных произведений, начиная  от чеховского "Дяди Вани" до "Утиной охоты" А. Вампилова или фильма Р.Балаяна (1982) "Полеты во сне и наяву", в котором главную роль человека, подводящего в свои 45 лет итоги прошлого и ни в чем не находящего удовлетворения, блестяще исполнил О.Янковский.

7. Примечательно, что на рассмотрение Нобелевского комитета в тот год были представлены две кандидатуры - Уинстон Черчилль и Эрнест Хемингуэй. Предпочтение было отдано британскому политику.

8. Почти невероятный пример творческого долголетия дает народный артист СССР, Владимир Михайлович Зельдин, продолжающий выступать на сцене театра в роли Дон Кихота накануне своего 100 летнего юбилея.

9. Начавший свою политическую карьеру в революционной Франции, продолживший ее при Наполеоне и умудрившийся сохранить пост министра при реставрации Бурбонов, князь Талейран-Перигор, несомненно, использовал в этом афоризме не только хорошее знание человеческой натуры, но и свой собственный опыт.

10. Показательно, что когда Наполеон сам уже достиг эпохи среднего возраста, он оценивал названный его именем Кодекс выше всех своих побед. Некоторым подтверждением его слов является то, что с рядом дополнений этот Кодекс действует во Франции до настоящего времени.

11. Своеобразным подтверждением таких тенденций является статистика незначительных повреждений автомобилей, неправильно запаркованных в жилой зоне и мешающих передвижению пешеходов. Значительную их часть наносят лица среднего возраста, возмущенные бестактностью автовладельцев.

12. Образ человека, приходящего к этому выводу в конце своего пути блестяще показал выдающийся советский актер Николай Черкасов в фильме с тем же названием (Все остается людям, СССР,1964).