PDF-версия
Б.Н. Рыжов - Системная психология
Б.Н. Рыжов - История псих-ой мысли
Содержание №30 2019

Психологические исследования

Коган Б. М., Дроздов А. З. Системная взаимосвязь механизмов психологической защиты и личностных характеристик девушек с несуицидальным самоповреждающим поведением
Арзуманов Ю. Л., Коротина О. В., Абакумова А. А. Личностные особенности людей с зависимостью от синтетического психоактивного вещества
Валявко С. М. О возможности формализации рисуночных методик в специальной психологии: проблемы и перспективы
Захарова Л. Н., Саралиева З. Х.-М., Леонова И. С., Заладина А. С. Усталость как показатель социально-психологического возраста персонала

История психологии и психология истории

Романова Е. С., Рыжов Б. Н. Борис Федорович Ломов — ученый, ставший воплощением своего времени
Ryzhov B. N. Psychological Age of Civilization (перевод на английский язык Л.А. Машковой)

Социологические исследования

Добрина О. А. Социальные риски современности и угрозы идентичности: системный анализ концепции «культурной травмы» П. Штомпки
Ткаченко А. В. Системный подход в социологических концепциях Г. Лебона и З. Фрейда

Рецензии

Aleksander T. Review about Old Age and Disability (с переводом на русский язык)
Новлянская З. Н. Психология, литература и кино в диалоге о человеке

Информация

У Дмитрия Владимировича Гандера юбилей!
Сведения об авторах журнала «Системная психология и социология», 2019, № 2 (30)
Требования к оформлению статей
Наши партнеры

WWW.SYSTEMPSYCHOLOGY.RU

 

Корнилова О.А., ОСОБЕННОСТИ ЭКСТРЕМИСТСКИХ НАСТРОЕНИЙ И ПОВЕДЕНЧЕСКИХ ПРАКТИК В МОЛОДЕЖНОЙ СРЕДЕ МАРГИНАЛОВ И СОЦИАЛЬНО-АДАПТИРОВАННЫХ СТУДЕНТОВ

Журнал » 2011 №4 : Корнилова О.А., ОСОБЕННОСТИ ЭКСТРЕМИСТСКИХ НАСТРОЕНИЙ И ПОВЕДЕНЧЕСКИХ ПРАКТИК В МОЛОДЕЖНОЙ СРЕДЕ МАРГИНАЛОВ И СОЦИАЛЬНО-АДАПТИРОВАННЫХ СТУДЕНТОВ
    Просмотров: 5589


ОСОБЕННОСТИ ЭКСТРЕМИСТСКИХ НАСТРОЕНИЙ И ПОВЕДЕНЧЕСКИХ ПРАКТИК В МОЛОДЕЖНОЙ СРЕДЕ МАРГИНАЛОВ И СОЦИАЛЬНО-АДАПТИРОВАННЫХ СТУДЕНТОВ


Корнилова О.А.,
Самарский институт –  высшая школа
приватизации и предпринимательства, Самара

 


В статье представлены результаты комплексного социально-психологического исследования, направленного на изучение ценностей молодежных субкультур среди студентов-маргиналов и социально-адаптированных студентов с целью выявления экстремистских настроений и поведенческих практик у данных представителей студенческой молодежи, обусловленных их личностными особенностями.
Ключевые слова: экстремизм, молодежная субкультура, маргинальность, девиация, внутриличностный конфликт.

 


FEATURES OF EXTREMISM AND BEHAVIORAL PRACTICES AMONG YOUNG FRINGES AND SOCIALLY-ADAPTED STUDENTS

 


Kornilova O.A.,
Samara Institute –  a higher school
of Privatizations and Businesses,
Samara

 


This article presents the results of comprehensive socio-psychological study focused on values of youth subcultures of fringe and socially-adapted students to identify students with extremist attitudes and behavioral practices that they have due to their intrapersonal conflict.
Keywords: extremism, youth subculture, marginality, deviancy, intrapersonal conflict.


     Шкала преступлений, совершаемых экстремистскими молодежными группами в России, продолжает неукоснительно ползти вверх. Ежегодно совершаются несколько сотен нападений и десятки убийств на почве этнической ненависти, резко возрос уровень радикального национализма в обществе.
    Актуальность проблемы экстремизма в молодежной среде определяется не только его опасностью для общественного порядка, но и тем, что данное преступное явление имеет свойство перерастать в более серьезные преступления, такие как терроризм, убийство, причинение тяжких телесных повреждений, массовые беспорядки.
    Экстремистское движение как тип девиации представляет собой сложный социально-политический феномен, имеющий тенденцию к саморазвитию. Появление его обусловлено наличием целого ряда социально-экономических и социокультурных факторов, тесно взаимодействующих между собой. В то же время отсутствие одного или нескольких из этих факторов значительно препятствует распространению экстремистских настроений и резко снижает воздействие экстремистской идеологии на этнонациональный менталитет и социокультурную деятельность. Проблема девиации в политической сфере, а также явлений социальной апатии и аномии в целом не нова. Она, во всех ее аспектах и формах взаимосвязи, традиционно являлась наиболее острой и злободневной для России. Стремление молодежи найти нетрадиционные формы выхода из кризисной ситуации рассматривается как глобальный социокультурный процесс коллективного решения сложных проблем, являющихся социальными последствиями модернизации.
    Основными источниками молодежного экстремизма в России являются прежде всего социально-политические факторы: кризис социально-политической и экономической системы; социокультурный дефицит и криминализация массовой культуры; распространение социальных проявлений «ухода из жизни»; отсутствие альтернативных форм проведения досуга; кризис школьного и семейного воспитания. Все это позволяет утверждать, что основной круг проблем, с которыми приходится иметь дело молодежи в России, лежит в сфере конфликтных отношений, прежде всего в семье и в отношениях со сверстниками. Большую роль также играют личностные факторы, такие, как деформация системы ценностей, «нездоровая» среда общения, преобладание досуговых ориентаций над социально полезными, неадекватное восприятие педагогических воздействий, отсутствие жизненных планов.
    Значимой с точки зрения изучения тенденций развития молодежного экстремизма выступает концепция «молодежной субкультуры». По мнению С.И. Левиковой, для любой молодежной субкультуры характерна оппозиция к обществу, поскольку на данном этапе их развития молодые люди не могут получить от общества желаемого 5.

Н.Б. Бааль полагает, что «проявления экстремизма в субкультурной активности молодежи обусловлены интергенерационными и интрагенерационными конфликтами конкурирующих поколений, представляющих спектр политических ориентаций лево – и правоэкстремистского толка, выступающих с интенсивными требованиями социальных изменений» 1.  

 Необходимость определения глубинных причин, лежащих в основе молодежного экстремизма, требует применения целостного подхода к пониманию его сущности, реализация которого возможна на базе фундаментальных исследований, позволяющих анализировать не только процессы, происходящие в молодежной среде, но и выявить обусловливающие их факторы и понять психологию данного феномена.
     Нами была выдвинута гипотеза, заключающаяся в том, что молодежный групповой экстремизм является следствием маргинальности молодежи и проявляется в экстремистских настроениях и поведенческих практиках. С целью подтверждения выдвинутой нами гипотезы была разработана программа комплексного социально-психологического исследования, направленного на изучение феномена молодежной маргинальности, отношения молодежи к экстремизму, выявление экстремистских настроений и поведенческих практик в молодежной среде, а также системы факторов, влияющих на усиление экстремизма. Реализация данной программы обеспечила проведение  исследований социально-психологических особенностей феномена маргинальности, экстремистских настроений и поведенческих практик в молодежной среде для выявления группы «риска экстремизма», а также системы факторов (личностных характеристик, состояния маргинальности и др.), влияющих на усиление молодежного экстремизма.
      Данное лонгитюдное исследование нами проводилось в 2008 – 2011гг. и представляет собой констатирующий эксперимент, включающий в себя три этапа. Выборка исследования представлена студенческой молодежью вузов и ссузов г.о. Самара в количестве 680 человек в возрасте от 18 до 20 лет, из которых 245 девушек и 435 юношей, как из числа постоянно проживающих в г.Самара, так и других регионов России, и выходцев из стран ближнего зарубежья [2;3;4].
     Основной задачей первого этапа экспериментального исследования явилось выделение групп студентов с различным уровнем социально - психологической адаптации.
     В рамках первого этапа было установлено, что на момент начала обучения нет статистических различий между основными показателями состояния маргинальности у студентов – самарцев и студентов – выходцев из других регионов России и стран ближнего зарубежья (далее – иногородние студенты). Следовательно, последние еще не осознают, что их собственная жизнь охвачена конфликтом ценностей, норм, моделей поведения и др. Однако уже во втором полугодии первого курса обучения результаты исследования показателей социально-психологической адаптации свидетельствуют, что средне - и высокоадаптированных студентов значительно больше среди самарцев, студентов с низким уровнем адаптации – среди иногородних студентов. Изучение особенностей состояния маргинальности иногородних студентов, переживающих актуальное состояние маргинальности, установило:
- у иногородних студентов интегральный показатель эмоциональной комфортности отражает тенденцию к большему переживанию дискомфорта;
- проявление эскапизма у иногородних студентов отмечается в 2,3 раза чаще, чем у студентов из г. Самара. У самарских студентов преобладает более активная позиция в отношении решения проблем, иногородние студенты избегают решения проблем;
- позитивное отношение к окружающим у самарцев выражено сильнее, чем у приезжих студентов;
- ощущение одиночества в большей степени свойственно иногородним студентам;
- последние также подвержены высокой степени дезинтеграции в мотивационно-личностной сфере.
     Анализ результатов исследования ценностей, по которым обнаружено наибольшее рассогласование между значимостью и доступностью, обнаружил наиболее выраженное рассогласование у студентов по параметру «материально-обеспеченная жизнь». Данная ценность для иногородних студентов является наиболее актуальной. Для данной категории студентов также характерна потребность в интересной работе и ощущение её недостижимости, кроме того, им присуща неудовлетворенность, выраженная в недостатке друзей, отрыве от близких и родных. По ценности «активная деятельностная жизнь» у иногородних студентов наблюдается внутренний вакуум, что можно объяснить потерей прежних социальных позиций и отсутствием ориентиров проявления своей активности. В свободе нуждаются больше студенты-самарчане, страдающие от контроля и опеки родителей.
     Установлены различия между самарскими студентами и иногородними студентами через полгода обучения, через полтора и через два с половиной года. У студентов, постоянно проживающих в г. Самара, ниже, чем у иногородних студентов, показатели эмоционального дискомфорта, дезадаптации, эскапизма и одиночества.
   Во внутриличностном конфликте установлены различия по следующим ценностям: активная деятельностная жизнь, интересная работа, наличие хороших друзей. Уровень дезинтеграции в мотивационно-личностной сфере у иногородних студентов выше, чем у студентов, проживающих постоянно в г.Самара. Показатель ценности свободы у самарских студентов выше, чем у иногородних студентов.
     Анализ полученных результатов позволил установить, что спустя полгода с начала обучения в вузах и ссузах у иногородних студентов отмечается общая негативная тенденция в динамике показателей всех составляющих состояния маргинальности: снижение адаптивности, снижение показателей эскапизма, эмоционального комфорта, положительная динамика по показателям неприятия других в группе, ощущение чувства одиночества, рост показателя внутреннего конфликта, что можно объяснить отрывом от семьи, отсутствием постоянной эмоциональной поддержки близких и друзей, утратой чувства принадлежности к определенной социальной группе.
     Во втором этапе исследования принимали участие те же 680 человек. Задачей второго этапа явилось выделение групп студентов, переживающих актуальное выраженное состояние маргинальности и описание содержательных составляющих этого состояния.
     Обнаружены достоверно значимые различия в уровнях значений составляющих состояния маргинальности через полгода обучения, через полтора и через два с половиной года: адаптивности, дезадаптивности, эмоциональной комфортности и дискомфортности, эскапизма, одиночества, уровня дезинтеграции в мотивационно-личностной сфере, что свидетельствует о социально-психологической адаптации и позитивных изменениях в основных характеристиках состояния маргинальности у иногородних студентов. Данным позитивным изменениям способствовало обучение в образовательном учреждении и социальная среда, позволившая студенту восполнить утрату чувства принадлежности к местному сообществу. Исследования позволили выявить 272 студента, имеющих трудности в социально-психологической адаптации, у которых состояние маргинальности остается стабильным. Установлено, что данным студентам присущи:
    преобладание экстернального локуса контроля над интернальным;
    преобладание низких и средних показателей самоуважения и самопринятия;
    выраженная конформность;
    чувство неполноценности, ощущение беспомощности и невозможности достичь поставленных целей;
    преобладание средних и низких показателей приверженности ценностям;
    преобладание средней степени пластичности и средних и высоких показателей ригидности;
    преобладание студентов с высокой степенью сензитивности;
    преобладание низких и средних показателей импульсивности;
    неспособность к целостному восприятию мира;
    отсутствие способности устанавливать глубокие и тесные связи с окружающими, необщительность;
    преобладание средних и низких показателей в стремлении к познанию;
    слабый и средний творческий потенциал;
    высокий уровень субъективного ощущения одиночества.
     В третьем этапе исследования принимали участие 272 человека из общей выборки, выделенные в результате второго этапа. Это студенты, переживающие высокий уровень субъективного одиночества, имеющие трудности в социально-психологической адаптации, характеризующие актуальное состояние маргинальности, а также 300 студентов, социально-психологически адаптированных Задачей данного этапа было выявление экстремистских настроений и поведенческих практик в молодежной среде маргиналов и студентов, социально-психологически адаптированных.
     Данный этап позволил установить следующее:
1.     Ценности молодежных субкультур, наиболее популярные среди студентов: а) студентов-маргиналов: реперы – 24,2%; скинхеды – 19.5%; футбольные фанаты – 15,0%; рокеры – 9,4%; панки – 8,5%; металлисты – 7,8%; эмо – 5,4%; готы – 4,3%; других неформальных групп – 5,9%, для которых характерны экстремистские настроения;
б) студентов-немаргиналов: паркурщики – 19%; реперы – 15%; толкиенисты – 12%; стритрейсеры – 7,6%; скейтеры – 7%; гламур – 4,5%; зеленые – 4%.
Т.е. для студентов-маргиналов характерны ценности молодежных субкультур, склонных к проявлению экстремистских настроений, а студенты-немаргиналы разделяют ценности молодежных субкультур, связанных со спортом, здоровым образом жизни, личностным развитием и самоактуализацией.
2.    Проведенное исследование показало, что студенты обеих групп хорошо информированы о пространстве современных молодежных субкультур. Большая часть из них разделяет ценности различных молодежных субкультур, хотя практически для четверти опрошенных характерна проблематизация субкультурных групп, и как следствие, противопоставление себя субкультурному движению. Оценка пространства досуга современной молодежи с точки зрения формирования в нем экстремистских настроений позволяет сделать вывод о том, что каждый пятый опрошенный студент-маргинал разделяет ценности молодежных субкультур, культивирующих агрессию и насилие, в то время как среди социально-адаптированных студентов данный показатель ниже и составляет лишь 8%.
3.    Экстремистские настроения исследуемых групп студентов проявляются:
а) у студентов-маргиналов в неприязненном отношении к мигрантам с юга (народы Кавказа, народы Средней Азии – 81,6%; одобрении деятельности различных националистических объединений – 17% (у 7,5% отмечен высокий уровень экстремистских настроений); 33,5 респондентов признались, что проявляют агрессию к людям другой национальности время от времени, 5,5% достаточно часто бывают агрессивными по отношению к представителям другой национальности, а 43,2% считают, что негативные качества человека связаны с его национальной принадлежностью;
б) у студентов-немаргиналов: в неприязненном отношении к мигрантам с юга (народы Кавказа, народы Средней Азии – 55,6%; одобрении деятельности различных националистических объединений – 7% (высокий уровень экстремистских настроений не выявлен); 15,5% респондентов проявляют агрессию к людям другой национальности время от времени, 12% считают, что негативные качества человека связаны с его национальной принадлежностью.
4.     Экстремистские настроения проявляются в гипертрофированном представлении о собственной роли в обществе:
а) так считают 63% опрошенных студентов-маргиналов; из них о собственном превосходстве над другими заявили 49,8%; о необходимости изменить мир – 25,0%;
б) студенты-немаргиналы: о своей особой «миссии» заявили – 52%; о своем превосходстве над другими – 25%, о необходимости изменить мир – 18%.
5.    В качестве причин, затрудняющих взаимопонимание при общении с представителями других национальностей, назвали:
а) студенты-маргиналы – поведение, затрудняющее взаимопонимание – 42,5%; языковые сложности – 28,9%; чувства неприязни к ним – 14 %;
б) студенты-немаргиналы – поведение, затрудняющее взаимопонимание – 29%; языковые сложности – 22%; незнание культуры представителей данных национальностей – 25%.
6.    В вопросах выбора жизненных стратегий экстремальные варианты выбора сделали:
а) 38,0% студентов-маргиналов. Экстремальность, граничащая с фанатизмом в личностном самоопределении исследуемой выборки, присуща 15% опрошенных;
б) 28,0% студентов-немаргиналов. Экстремальность, граничащая с фанатизмом в личностном самоопределении исследуемой выборки, присуща 12% опрошенных.
     В результате проведенного комплексного исследования получены данные, подтверждающие динамику развития личностных характеристик иногородних студентов (выходцев из других регионов России и стран ближнего зарубежья) за годы обучения в образовательном учреждении, а также личностные характеристики студентов с устойчивыми характеристиками  маргинальности, не позволяющими им успешно адаптироваться в социуме, способствующими формированию экстремистских настроений и поведенческих практик. Кроме того выявлены существенные различия в ценностях молодежных субкультур, экстремистских настроениях, выборе жизненных стратегий у представителей маргинальной и немаргинальной студенческой молодежи.
     Практические результаты проведенных исследований могут стать основой разработки комплекса мер по противодействию роста молодежных экстремистских настроений в образовательной среде.


Литература


1.    Бааль Н.Б. Молодежные экстремистские организации в постсоветской России // История государства и права. – 2007. -
2.    Корнилова О.А. Экстремистские настроения в молодежной среде и маргинальные группы как пространство формирования экстремизма// Вестник Самарского муниципального института управления.- 2011.-№2(17).

3. Корнилова О.А. Исследование экстремистских настроений в молодежной среде маргиналов// Социально-гуманитарные технологии личностного развития.- Материалы Всероссийской научно-практической конференции с международным участием. Спб-Самара.2011.
4.    Корнилова О.А. Сравнительное исследование особенностей экстремистских настроений и поведенческих практик в молодежной среде.//Научный журнал «Известия Самарского научного центра РАН». 2011.-Т.13(44), №6.

5. Левикова С.И. О готах, готике и больном российском обществе // Общественные науки и современность. 2009. № 2. С. 16