PDF-версия
Б.Н. Рыжов - Системная психология
Б.Н. Рыжов - История псих-ой мысли
Содержание №30 2019

Психологические исследования

Коган Б. М., Дроздов А. З. Системная взаимосвязь механизмов психологической защиты и личностных характеристик девушек с несуицидальным самоповреждающим поведением
Арзуманов Ю. Л., Коротина О. В., Абакумова А. А. Личностные особенности людей с зависимостью от синтетического психоактивного вещества
Валявко С. М. О возможности формализации рисуночных методик в специальной психологии: проблемы и перспективы
Захарова Л. Н., Саралиева З. Х.-М., Леонова И. С., Заладина А. С. Усталость как показатель социально-психологического возраста персонала

История психологии и психология истории

Романова Е. С., Рыжов Б. Н. Борис Федорович Ломов — ученый, ставший воплощением своего времени
Ryzhov B. N. Psychological Age of Civilization (перевод на английский язык Л.А. Машковой)

Социологические исследования

Добрина О. А. Социальные риски современности и угрозы идентичности: системный анализ концепции «культурной травмы» П. Штомпки
Ткаченко А. В. Системный подход в социологических концепциях Г. Лебона и З. Фрейда

Рецензии

Aleksander T. Review about Old Age and Disability (с переводом на русский язык)
Новлянская З. Н. Психология, литература и кино в диалоге о человеке

Информация

У Дмитрия Владимировича Гандера юбилей!
Сведения об авторах журнала «Системная психология и социология», 2019, № 2 (30)
Требования к оформлению статей
Наши партнеры

WWW.SYSTEMPSYCHOLOGY.RU

 

Машилов К.В., Жигарева Е.Б. Коган Б.М. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ПОДРОСТКОВ, СТРАДАЮЩИХ ЭПИЛЕПСИЕЙ

Журнал » 2011 №4 : Машилов К.В., Жигарева Е.Б. Коган Б.М. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ПОДРОСТКОВ, СТРАДАЮЩИХ ЭПИЛЕПСИЕЙ
    Просмотров: 6226

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ПОДРОСТКОВ, СТРАДАЮЩИХ ЭПИЛЕПСИЕЙ


Машилов К.В., Жигарева Е.Б.
Коган Б.М.
МГПУ, Москва

 


Представленная статья посвящена результатам исследования уровня личностной и ситуативной тревожности, агрессивности и депрессивности у подростков, больных идиопатической эпилепсией без изменений личности с установленной локализацией эпилептического очага в разных участках коры головного мозга.
В ходе экспериментального исследования установлено, что уровень тревожности, депрессивности, агрессивности и враждебности выше у подростков, больных эпилепсией, чем у их здоровых сверстников. При этом у подростков с локализацией очага эпилептического процесса в височно-теменных отделах мозга выраженность изменений изученных показателей значительно больше.
Ключевые слова: тревожность, личностная тревожность, ситуативная тревожность, эпилепсия, агрессивность, депрессия, подросток.



PSYCHOLOGICAL FEATURES OF ADOLESCENTS SUFFERING FROM THE EPILEPSY

 


Mashylov K.V., Zhygareva E.B.,
Kogan B.M.
MCPU, Moscow

 


The presented article is devoted to the results of the research of the level of personal and situational anxiety, aggression and depression of the adolescents suffering from an idiopathic epilepsy without changes of the personality with established localization of the epileptic center in the different parts of a cerebral cortex.
During the experimental research it was established that the level of anxiety, depression, aggression and the hostility of the adolescents  suffering from the epilepsy is much higher in comparison with the healthy adolescents. The adolescents with the localization center of the epileptic process in the temporal-parietal parts of the brain have more marked changes of the studied indicators.
Key words: anxiety, personal anxiety, situational anxiety, epilepsy, aggression, depression, adolescent.

 

 

     На современном этапе развития медицины эпилепсия чаще определяется как хроническое заболевание головного мозга, характеризующееся повторными непровоцируемыми приступами нарушений двигательных, чувствительных, вегетативных, мыслительных или психических функций, возникающих вследствие чрезмерных нейронных разрядов 10.Ряд авторов считают, что одним из ключевых признаков при этом является наличие повторных приступов 2; 13. По мнению других исследователей, сущность заболевания не отражается только фактом наличия повторных приступов, поскольку наряду с пароксизмальными состояниями большое место в этом заболевании занимают психические нарушения. Также идет дискуссия о возможности и таких форм эпилепсии, которые могут развиваться без приступов  [5]. Часто эпилептические припадки являются единственным проявлением заболевания, которое продолжается всю жизнь и требует постоянного лечения. В других случаях припадки осложняют течение неврологического или соматического заболевания либо травмы головного мозга  [3].
     В популяции эпилепсия встречается у 0,3-1,2% людей и имеет тенденцию к увеличению  [4]. Причем, эпилепсия – одно из частых заболеваний нервной системы у детей и подростков, занимает третье место в структуре неврологических страданий, в 70% случаев дебютирует в детском возрасте, преимущественно до 10 лет. Частота заболевания в популяции среди детского населения соответствует 1%  [9]. Частота начала эпилепсии в детском возрасте объясняется тем, что незрелый головной мозг отличается повышенной судорожной готовностью.
      Разделяют три вида предрасположенности: наследственную, врожденную и приобретенную:
    Наследственная предрасположенность связана, по всей видимости, с полигенным типом наследования, при этом наследуется не сама болезнь, а определенные особенности метаболизма – отклонения в водно-солевом балансе, кислотно-щелочном равновесии, углеводном и жировом обмене, системе белковых фракций крови и т.д.
     Врожденной предрасположенностью обозначаются разнообразные патологические воздействия на плод в период беременности и при родах. Они могут привести к грубым очаговым либо диффузным поражениям головного мозга, которые клинически проявляются тяжелыми формами эпилепсии в младенческом и раннем детском возрасте. Эти очаги повышают возбудимость окружающих нервных клеток. При хирургическом удалении подобных очагов эпилепсия иногда полностью ликвидируется или ее течение улучшается [6]. Пренатальные, перинатальные, постнатальные повреждения являются наиболее частой причиной эпилепсии у новорожденных и маленьких детей.
    Приобретенная предрасположенность, как правило, является следствием предшествующих заболеваний головного мозга, после которых образуется эпилептогенный очаг. Тем не менее, сам эпилептогенный очаг является лишь предрасполагающим фактором, поскольку у многих больных подобные очаговые изменения не приводят к эпилепсии. Непосредственной причиной эпилептических проявлений является высокая возбудимость нервных клеток, как в мозговой коре, так и в глубоких областях мозга. При этом появляется наклонность к генерализации возбуждения, в которое вовлекаются большие поля нервных клеток, находящихся как вблизи, так и на значительном расстоянии от пораженных. Возникает суммация возбуждения, представляющая собой эпилептические разряды. Эпилептический припадок нередко сравнивают с действием молнии. Во время припадка в пораженных нервных клетках регистрируется электрический потенциал, в несколько раз превышающий нормальный. Таким образом, имеются основания считать, что эпилепсия возникает в большинстве случаев в результате совместного влияния генетических факторов и местных изменений в соответствующих отделах головного мозга. Вместе с тем, очевиден факт, что у большой части больных всех возрастных групп нельзя выявить или даже предположить какую-либо причину эпилепсии.
     Патогенез эпилепсии также до сих пор полностью не раскрыт. Установленные патогенетические механизмы эпилепсии можно разделить на две основные группы: имеющие отношение к собственно церебральным процессам и связанные с общесоматическими изменениями в организме. Накопленные знания о различных патогенетических механизмах эпилепсии пытались объединить. Г. Б. Абрамович [1] предложил гипотезу «цепного патогенеза эпилепсии», в соответствии с которой в развитии эпилепсии участвуют наследственно обусловленная судорожная предрасположенность («пароксизмальная реактивность»), экзогенное повреждающее воздействие и внешний пусковой («провокационный») фактор. Взаимодействие этих факторов сложное, последовательное.
     Общесоматическим изменениям, имеющим отношение к патогенетическим механизмам эпилепсии, присуща малая нозологическая специфичность. У больных эпилепсией выявлены различные нарушения метаболизма: расстройство белково-азотистого обмена с накоплением в организме аммонийных оснований, нарушение водно-солевого обмена в связи со сдвигом в соотношении альбуминов и глобулинов в сыворотке крови, изменения углеводного обмена и т. п.  Установлены также изменения мозгового метаболизма: нарушения обмена биогенных аминов со снижением содержания норадреналина, серотонина, гамма-аминомасляной кислоты и других веществ при частых припадках; повышение содержания ацетилхолина в эпилептическом очаге перед припадком и т. д. Обнаружены существенные сдвиги в деятельности желез внутренней секреции, в частности нарушения функции коры надпочечников в предсудорожном периоде. Взаимоотношения между церебральными и общесоматическими патогенетическими механизмами эпилепсии остаются неясными. Одни авторы считают метаболические сдвиги в организме первичными для эпилепсии, другие рассматривают их как вторичные изменения вследствие эпилептических припадков  [10].
     Наиболее типичным проявлением эпилепсии является судорожный, или генерализованный, припадок. Он начинается внезапно и всегда сопровождается полной потерей сознания. Примерно у половины больных эпилепсией перед припадком наступает аура («aura» по-гречески означает дуновение). Аура бывает различной. Могут возникать различные ощущения в органах чувств – сенсорная аура. Например, при зрительной ауре возникают вспышки света или предметы становятся необычайно ярко окрашенными. При слуховой ауре больные слышат звуки, которых на самом деле нет. При обонятельной ауре больные ощущают странные запахи – дыма, разлагающихся отбросов. Может быть и такая аура, когда у больного возникают неприятные ощущения в животе, тошнота, рвота, сердцебиение. При психической ауре возможны переживания чего-то страшного, ужасного. Но бывают и приятные переживания. Обычно у одного и того же больного аура бывает постоянной. Больные не помнят самого припадка, но помнят ауру.
     Исходя из теоретического анализа литературных источников по проблеме исследования, нами была сформулирована следующая гипотеза: уровень агрессивности, депрессивности и тревожности у подростков, страдающих эпилепсией, зависит от локализации эпилептического процесса. Для подтверждения или опровержения данной гипотезы нами было проведено экспериментальное исследование, целью которого явилось выявление зависимости агрессивности, депрессивности и тревожности у подростков от локализации эпилептического процесса. Исследование проходило в Российской детской клинической больнице (РДКБ), в отделении психоневрологии. Нами было обследовано 40 мальчиков-подростков в возрасте 12 лет, из них 20 подростков – с наличием в клинической картине эпилепсии (МКБ-10, G-40) (экспериментальная группа) и 20 здоровых подростков (контрольная группа). Сбор эмпирического материала и математическую обработку полученных результатов проводила студентка 5-го курса Института психологии, социологии и социальных отношений МГПУ Э.А.Шишкина. Для исследования испытуемые экспериментальной группы были условно разделены нами на две подгруппы. В первую подгруппу (группа «А») вошли больные идиопатической эпилепсией без изменений личности с установленной локализацией эпилептического очага (по ЭЭГ и характеру припадков) в лобных долях мозга. Вторую подгруппу (группа «Б») составили больные идиопатической эпилепсией без изменений личности, у которых эпилептический очаг локализован в височных и теменно-затылочных отделах.
    Подростковый возраст для исследования был выбран нами не случайно: это критический переходный период, для которого характерно значительное расширение диапазона общения, изменение характера взаимоотношений с окружающими людьми, разработка социальных навыков, выбор профессии. Иными словами, это время, когда целый комплекс факторов обеспечивает социальную интеграцию человека в общество и его карьеру. При этом эпилепсия является одним из самых распространенных неврологических заболеваний в детском и подростковом возрасте, занимая третье место в структуре болезней нервной системы. В подавляющем большинстве случаев эпилепсия у подростков является продолжением детской эпилепсии, однако наблюдается рост числа дебютов эпилепсии в подростковом возрасте [5].  На возраст примерно 15-16 лет приходится один из первых трех возрастных кризов, в которых учащается выявление эпилепсии  [7]. Эмоциональные факторы, ограничения в социальной сфере, зависимость от факторов внешней среды, сопровождающие ребенка, больного эпилепсией, с первых лет жизни, могут оказаться для него и его родителей важнее самих симптомов болезни.
     Результаты проведенного исследования демонстрируют, что у подростков, страдающих эпилепсией, имеется существенное отличие в показателях уровня агрессивности, депрессивности и тревожности от их здоровых сверстников в зависимости от локализации эпилептического очага. Так, показано, что уровень тревожности, как личностной, так и ситуативной, определенные по тесту Спилбергера-Ханина, у подростков экспериментальной подгруппы «Б» с эпилептически очагом, локализованным в височных и теменно-затылочных отделах, статистически достоверно (U-критерий Манна-Уитни) выше, чем у подростков экспериментальной подгруппы «А» с локализацией эпилептического очага в лобных долях мозга. Исследование агрессивности методикой Басса-Дарки демонстрирует , что  в подгруппе «А» экспериментальной группы преобладают испытуемые с нормальным уровнем агрессивности и враждебности, то у подавляющего большинства испытуемых подгруппы «Б» уровень агрессивности и индекс враждебности статистически значимо выше нормы. При этом у них наиболее выражена склонность к вербальной и физической агрессии.  По результатам диагностики уровня депрессии (Шкала депрессии Бека) у подростков экспериментальной подгруппы «А» с локализацией очага в лобных долях мозга выявлено либо отсутствие депрессивной симптоматики, либо умеренная депрессия, а у большинства подростков экспериментальной подгруппы «Б» с локализаций очага в височных и теменно-затылочных отделах преобладает умеренная депрессия и депрессия средней тяжести.
    Данные результаты позволили нам сделать вывод о связи между нарушениями в уровне тревожности, агрессивности и депрессивности у подростков, больных эпилепсией и расположением очага повышенной судорожной готовности, выявляемым при электроэнцефалографическом обследовании.  Полученные данные о том, что при локализации очага в височных и теменно-затылочных отделах у подростков фиксировался повышенный уровень тревожности подтверждают исследования Л. А. Троицкой [11] о том, что страх и тревожность в межприступном периоде присущи детям и подросткам с парциальными формами эпилепсии с локализацией эпилептогенного очага в лимбической области, а также больным с первично-генерализованной формой эпилепсии.
    Сведения о проявлениях агрессивного поведения среди больных эпилепсией крайне противоречивы. Агрессия в межприступный период чаще встречается у подростков с локусом эпиактивности в височных отделах головного мозга.     В нашем исследовании агрессивное поведение чаще демонстрировали испытуемые, у которых эпилептический очаг был локализован в височных и теменно-затылочных отделах. Л. А. Троицкая [11] сообщала о том, что у 8% пациентов агрессивное поведение наблюдалось уже в раннем детстве до дебюта приступов и было обусловлено органическим повреждением мозга, когнитивными нарушениями и терапией барбитуратами. В продромальном периоде у детей отмечалась раздражительность или вербальная агрессия. Во время приступа агрессия наблюдалась крайне редко. При динамическом наблюдении за детьми с эпилепсией отмечались индивидуальные особенности характера, развившиеся вследствие болезни и обусловленные своеобразием нервно-психической деятельности.
    Необходимо отметить, что эмоциональные расстройства и особенности формирования личности детей с эпилепсией связаны не только с основным заболеванием. На развитие ребенка оказывают влияние наследственные и социальные (воспитание, образования, семья) факторы. Учет особенностей эмоционального развития детей с эпилепсией, вариабельности  эмоциональных состояний на разных этапах течения заболевания, понимание роли локализации очага эпилептической готовности в их проявлениях имеет большое значение  при планировании и проведении коррекционных мероприятий, направленных на нормализацию психологических особенностей подростков, страдающих эпилепсией.

 


Литература

 


1.Абрамович Г. Б. О значимости различных патогенных факторов в происхождении эпилепсии у детей подростков / Г. Б. Абрамович, И. Л. Тачанов // Журнал невропатологии и психиатрии. – 1969. - № 4. – С. 553-556.
2.Бадалян Л. О. Детская неврология / Л. О. Бадалян. – М.: Медицина, 1984. – 576 с.
3.Виктор М. Руководство по неврологии по Адамсу и Виктору / М. Виктор, Алан Х. Роппер. – М.: ООО «Медицинское информационное агентство», 2006. – 680 с.
4.Гогберашвили Т. Ю. Синдромы нарушения высших психических функций у детей с парциальными формами эпилепсии: автореф. дисс. … канд. психол. наук / Т. Ю. Гогберашвили. – М., 2009. – 32 с.
5.Карлов В. А. Эпилепсия у подростков / В. А. Карлов, А. С. Петрухин // Неврология и психиатрия. – 2002. - № 9. – С. 9-13.
6.Ложкин А. И. Психология поведения девиантной личности: Учебно-методическое пособие (Практическое руководство)  – Екатеринбург: Изд-во Уральского юридического института МВД России, 2002. – 110 с.
7.Меликян Э. Г. Особенности оценки качества жизни у больных эпилепсией детского и подросткового возраста // Эпилепсия и пароксизмальные состояния. – 2010. - № 2. – С.32-38.
8.Мухин К. Ю. Диагностика и лечение парциальных форм эпилепсии / К. Ю. Мухин, А. С. Петрухин, А. А. Алиханов, Э. Г. Меликян. – М.: РГМУ, 2002. – 56 с.
9.Прусаков В. Ф. Клинико-эпидемиологическая характеристика детской эпилепсии в г. Казани // Казанский медицинский журнал. – 2006. – Т. 87. - № 2. – С. 111-114.
10.Тиганов А. С. Руководство по психиатрии: В 2-х т. – Т.2. – М.: Медицина, 1999. – 784 с.
11.Троицкая Л. А. Нарушения познавательной деятельности у детей с эпилепсией и их коррекция: автореф. дисс. … д-ра психол. наук.  – М., 2007. – 44 с.
12.Троицкая Л. А. Особенности эмоциональной сферы у детей с эпилепсией // Известия российского государственного педагогического университета. – 2008. - № 57. – С. 127-131.
13.Яковлева Ю. А. Клинико-возрастные особенности дисфорических состояний у детей и подростков, страдающих эпилепсией // Вопросы психического здоровья детей и подростков. – 2006. - № 2. – С. 32-43.