PDF-версия
Б.Н. Рыжов - Системная психология
Б.Н. Рыжов - История псих-ой мысли
Содержание №30 2019

Психологические исследования

Коган Б. М., Дроздов А. З. Системная взаимосвязь механизмов психологической защиты и личностных характеристик девушек с несуицидальным самоповреждающим поведением
Арзуманов Ю. Л., Коротина О. В., Абакумова А. А. Личностные особенности людей с зависимостью от синтетического психоактивного вещества
Валявко С. М. О возможности формализации рисуночных методик в специальной психологии: проблемы и перспективы
Захарова Л. Н., Саралиева З. Х.-М., Леонова И. С., Заладина А. С. Усталость как показатель социально-психологического возраста персонала

История психологии и психология истории

Романова Е. С., Рыжов Б. Н. Борис Федорович Ломов — ученый, ставший воплощением своего времени
Ryzhov B. N. Psychological Age of Civilization (перевод на английский язык Л.А. Машковой)

Социологические исследования

Добрина О. А. Социальные риски современности и угрозы идентичности: системный анализ концепции «культурной травмы» П. Штомпки
Ткаченко А. В. Системный подход в социологических концепциях Г. Лебона и З. Фрейда

Рецензии

Aleksander T. Review about Old Age and Disability (с переводом на русский язык)
Новлянская З. Н. Психология, литература и кино в диалоге о человеке

Информация

У Дмитрия Владимировича Гандера юбилей!
Сведения об авторах журнала «Системная психология и социология», 2019, № 2 (30)
Требования к оформлению статей
Наши партнеры

WWW.SYSTEMPSYCHOLOGY.RU

 

Чамкин А.С. Системно-социологический взгляд на коммуникационную деятельность: структура процесса и барьеры

Журнал » 2011 №3 : Чамкин А.С. Системно-социологический взгляд на коммуникационную деятельность: структура процесса и барьеры
    Просмотров: 9536

 

4.Системная социология

 

СИСТЕМНО - СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ ВЗГЛЯД НА КОММУНИКАЦИОННУЮ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ: СТРУКТУРА ПРОЦЕССА И БАРЬЕРЫ

 

                                                                                                 Чамкин А.С.,

МГПУ, Москва

 

В статье автором содержательно раскрывается теоретическое обоснование структуры коммуникационного процесса. Особое внимание уделено вопросу классификации коммуникативных барьеров.

Ключевые слова: система, системный подход, структура и элементы коммуникационного процесса, коммуникативные барьеры.

 

SYSTEM-SOCIOLOGICAL APPROACH TO THE COMMUNICATION ACTIVITY: STRUCTURE OF THE PROCESS AND BARRIERS 

                                                                                             Chamkin A.S.,

MCPU, Moscow

 

 In this article the author suggests the theoretical study of the structure of the communication process. The special attention draws to the problem of the classification of the communication barriers.

Key words: system, systems approach, structure and elements of the communication process, communication barriers.

 

1. Структуры и элементы в изучении коммуникационного процесса

  

     В изучении сложных объектов, особенно тех, которые связаны с человеком и человеческой деятельностью, в частности, типа коммуникации, наши возможности невелики, так как много непознанного. В таких исследованиях, как подчеркивал Т. Парсонс,  мы не можем руководствоваться суждением в постижении научной истины «все или ничего», здесь следует двигаться путем последовательного приближения.

     Главными вопросами в изучении коммуникации становятся структура коммуникационного процесса и ее компоненты, как сказываются эти компоненты на структуре, усложняют ли они этот процесс и как в целом это отражается на процессе и результате коммуникационной деятельности? Эти вопросы очень важны в деле понимания коммуникационных процессов. Наша задача – их рассмотреть.

     Несмотря на то, что в ряде случаев в нашем  концептуальном знании присутствует значительное научное несовершенство, мы можем обладать возможностью получения достоверных и важных данных. В данном случае эту задачу может выполнить общая теория систем и системные знания об изучаемых объектах. Большое внимание структурному анализу и основным приемам работы с ним были разработаны в рамках структурно-функционального анализа. Здесь можно выделить работы Т.Парсонса «О структуре социального действия» (1937) и Р.Мертона «Социальная теория и социальная структура» (1949). Но надо представлять себе, что идеи и методы системного анализа внесли существенные изменения в концепции этих теоретиков социологии.

     При  описании объектов с системных позиций важную роль играют их свойства. В предыдущей главе мы выделили следующие свойства:1) наличие элементов, 2) структуры, 3) организация и 4) эмерджентность (несводимость характеристик элементов к характеристике системы). Нужно иметь в виду, что эти свойства так тесно переплета­ются, что 1) набор аналитических элементов никогда не существует 2) без концептуальной структуры конкретной системы, к ко­торым этот набор применим, 3) без соответствующей  организации как системы координат, и 4) без описания соответствующих характеристик желаемого результата системы в целом. Но исследования системных объектов могут отличаться разной степенью внимания, ко­торое они уделяют этим четырем свойствам. Данное ис­следование, подобно любому другому, должно включать их все, но основной интерес будет сосредоточен на двух из них — на понятии элемента и структуры. Нас, прежде всего, будут интересовать единицы и их структур­ные взаимосвязи, из которых складываются коммуникативные системы. Эти конкретные системы элементов и структур суть все яв­ления, которые могут быть описаны в терминах организации коммуникативного действия. Аналитические элементы могут быть рассмотрены в различных структурных связях, но в каждом конкретном случае нужно предпринимать разработку определений и взаимосвязей элементов в структуры, соответствующих системным объектам.

Рассмотрение элементов системы предполагает, естественно, два этапа. Первый -  определение и клас­сификация элементов и их единиц. Второй - определение соответ­ствующих отношений этих элементов  в виде структур. Последние  в системных исследованиях могут быть обозначены как структурные отношения. Тогда основным каркасом системного подхода может считаться структурный срез изучаемого объекта, который можно  рассматривать в виде  его «анатомии». Все структуры должны рассматриваться сквозь призму возможности анализа как можно большего количества элементов, следовательно, анализ элементов и анализ структур должны быть тесно взаимосвязаны.  Отсюда не сле­дует, что только один набор элементов годен при анали­зе данной конкретной структуры, только потому, что она описана адек­ватно. Относительно многих системных объектов является установленным фактом, что при анализе возможны различные наборы элементов. Например, если взять такие коммуникативные системы как вербальные и невербальные или межличностные и массовые коммуникации, то окажется, что многие из них имеют разные наборы элементов, составляющие эти коммуникации. Парсонс относительно таких случаев замечает, что имеющаяся возможность анализа при помощи различных элементов должна предостерегать исследователя от не­желательной попытки перескочить, минуя структурный анализ системы, к описанию и аналитическому исследованию элементов системы. Его предостережения и советы вполне обоснованы, так как, анализируя работы Парето, Дюркгейма, Вебера, которые, по сути, занимались общим для них исследуемым объектом, Парсонс столкнулся с проблемой терминологической идентификации. Он писал, что в работах по исследованию общества как системы у различных авторов способы описания этой системы так «широко варьируются, что оказывается невозможным без длительного и трудо­емкого анализа свести их аналитические элементы к терминам единой системы»[5, с.37].

     Остановимся на задаче структур с позиций современных представлений о системах. Структура осуществляет перевод неструктурированной системности объекта в структурированную. Например, из случайного набора слов за счет их структурирования можно создать осмысленное предложение.  Образование структур позволяет из стремящихся к распаду элементов создать определенный порядок. В социальных системах при прекращении действия элементы выпадают из сложившихся структур, но, по мнению Лумана, у них есть готовность для дальнейшей репродукции и они сохраняют возможность возникать заново и включаться в структуры [3, с.371-372]. Это хорошо видно на примере любого языка. С одной стороны,  без структурной связи функции элементов не реализуются, с другой, через структуры уточняется временная соотнесенность элементов. Так в коммуникативном акте последовательно включаются вначале одни элементы в систему действия или взаимодействия, затем другие. Таким образом, только исходя из отношений между элементами и их структурных связей, мы можем вполне обоснованно описать характеристики и квалифицировать элементы системы,  а в случае социальных систем описать и квалифицировать смысл их действий. Мы можем дать характеристику человеку только после того, как он вступит в коммуникацию, до этого мы ничего сказать о нем не можем.

     Здесь нужно обратить внимание на одно очень важное требование  к структурам, они носят абстрактный характер в отличие от конкретного статуса элементов. Но абстрактность не предполагает, что любая структура может быть создана из любых элементов, но должна означать, отмечает Луман, что «структуры могут продолжать существовать и реактуализироваться и при замене элементов» [3, с.372]. Он утверждает о том, что  конкретные изменения элементов или частей структур могут не влиять на характер структур. Это приводит к мысли о переоценке распространенной точки зрения в  определении структуры как отношения между элементами. Согласно этой позиции исчезновение элемента ведет к распаду связей в структуре. Современные представления об автопоэзисных системах свидетельствуют о том, что отношения между элементами становятся   структурно значимыми лишь потому, что каждая конкретная связь есть выбор из множества комбинаций, каждая из них несет в себе определенные преимущества или риски. В языковом общении мы можем выразить одну и ту же мысль различными как языковыми, так и неязыковыми средствами. Это дает возможность взглянуть иначе на характеристику структуры, суть которой связана с ограничением связей между элементами, допускаемых саморазвитием системы [3, с.372]. Постоянной величиной в таких структурах должна оставаться возможность выбора связей при смене элементов.        

     Наличие единиц и структур в коммуникационных системах предполагает их взаимодействие в виде определенного процесса. Наиболее удобное описание этого процесса было сделано К.Шенноном и У.Уивером.  Коммуникацию они представили как последовательный технологический процесс с выделением ключевых элементов. Предложенная ими схема с определенными дополнениями и изменениями используется во многих работах в качестве инструмента анализа коммуникации. Рассмотрим характеристики и функции следующих элементов коммуникационного процесса: источник (отправитель) сообщения, кодирование и декодирование,  сообщение,  канал коммуникации,  получатель,  обратная связь. Эта схема не исключает разорванности или прерывности процесса, то есть отсутствия одновременности действий в коммуникации отправителем и получателем, а может предполагать потребление информации получателем по истечении некоторого времени. Такая ситуация характерна для работы средств массовой информации (СМИ - газеты, радио, телевидение) и Интернет со своими потребителями. 

 

1.1  Источник (отправитель) сообщения

  

     Инициатором коммуникативного действия выступает создатель или отправитель сообщения. Источником сообщения могут быть отдельные индивиды, группы людей, обществен­ные институты (государственные учреждения, политические партии, общественные организации, фирмы и т.п.), СМИ и Интернет. В этой роли выступают как отдельные индивиды, так и обезличенные или институализированные члены общества. Коммуникативный процесс начинается только тогда, когда  у отправителя возникает желание создать и отправить сообщение, конечно, адресат для него уже известен. Это не обязательно должна быть конкретная личность, ею может быть и безличная аудитория. Этот импульс закладывает первый этап в коммуникации.

     Одним из первых на роль и значение отправителя сообщения обратил внимание Гаральд Лассуэлл (1902-1978). Объектом его исследований были средства массовой информации (СМИ). Только в процессе подготовки информационного материала к выпуску он проходит три стадии: работа репортера на месте событий, затем подгонка материала под требования данного СМИ редактором и выпуск материала комментатором. Рассматривая процедуру подготовки сообщения, особо он выделяет группу специалистов, работа которых влияет на содержание информации: редакторов, цензоров, ньюсмейкеров. Эта группа манипуляторов или гейткиперов (Gatekeeper— букв, привратник, страж ворот). В начале 40-х гг. ХХ века термин «привратник» впервые использовал в своих работах психолог Курт Левин (1890 – 1947).

     Нужно отметить, что Лассуэлл очень точно при­менил этот термин по отношению к редакторам и прочим специалистам, отбирающим сообщения для своей газеты или радиопередачи. Эта профессиональная группа ответственна за принимаемые решения о том, ка­кая информация должна быть представлена публике, причем при принятии решения она ориентируется на собственные политические пристрастия и свои представления, что интересно читателям или слушателям.

Если практика работы СМИ показывает, что реально используется только 10% новостной информации, по­ступающей от репортеров и телеграфных агентств, а с учетом сетевого трафика еще меньше, то роль «при­вратника» трудно переоценить. Все те, кто стоит у истоков подготовки сообщения, в той или иной форме причастны к контролированию по­токов информации. Это означа­ет не только фильтрацию, но и  серьезную коррекцию информации в процессе ее сбора и предварительной обработки. Таким образом, вполне резонно возникает вопрос о полноте и объективности сообщений, передаваемых СМИ.

     Впоследствии в работах по проблемам гейткипинга (gatekeeping) дается иная ин­терпретация этого процесса, который у Лассуэла был излишне субъективным. О современной ситуации А.Черных пишет,  что американская исследовательница этой проблемы П.Шумейкер, основываясь на материалах отбора локаль­ных телевизионных новостей, подчер­кивает коллективный характер процесса принятия решений по формированию информационных сообщений. Появились новые «агенты влияния». В этой группе значительную роль в принятии решений играют рекламодатели, специалисты по связям с общественностью, группы давления, «новостные менед­жеры».  Происходит появление новых приоритетов, в коллективном гейткипинге учитываются  не только факторы массового сознания и ожидания аудитории, как они представляются работникам СМИ, но и ценностный характер сообщений с учетом культурных и идеологических критериев, а также вопросы стоимости информации [11, с.200].

     В межличностной коммуникации роль источника сообщения, в отличие от массовой коммуникации, формулируется во многом под влиянием структурно-функционального подхода. Дело в том, что Т.Парсонс как идеолог этого подхода, сделал основным понятием и единицей социологического анализа  «социальное действие», наравне с ним рассматривалось также и понятие «взаимодействие». Социальное действие осуществляется индивидом – «актором», которое предполагает наличие смысла или намерений. Социальное действие и этим отличается от импульсивного или рефлекторного поступка, лежащего в основе бихевиористских теорий. Причем именно бихевиористские концепции использовал Лассуэлл при описании структуры влияния средств массовой информации.  

     В современных условиях мы видим возросшие требования к этому элементу коммуникационного процесса. Информационные сообщения как объект целенаправленного создания, определяются  исходной коммуникативной установкой отправителя или источника сообщения. Г. Почепцов выделяет три типа такой установки, различающей разные виды моделирования действительности:

- эквивалентность, когда имеется четкий физический объект, например, новость, которая отражает происходящие со­бытия;

- подобие, где не имеется четкого соответствующего типа физического объекта, например, использование синонимов в разговоре или мыльная опера;

- отклонение, когда четкий физический объект не рассма­тривается в качестве главной основы для сравнения, например, поэтическая метафора или музыка. [7, с.21]

     Говоря об источнике сообщения, нужно выделить его две возможные роли. Одна роль связана с создателем сообщения. Другая роль относится к коммуникатору, который непосредственно занимается передачей сообщения. В межличностной коммуникации они совпадают в одном лице.  В СМИ эти роли разведены. Например, в журнале публикуемая реклама делается специальными рекламными агентствами, которые выполняют волю заказчика, то есть они являются создателями сообщения. Журнал как коммуникатор предоставляет свои страницы и своих читателей. От источника зависит структурирование и характеристика информационного сообщения. Важную работу по созданию правил коммуникации провел П. Грайс. Среди его правил выделяются та­кие, в рамках которых формулируются следующие требования:

- количества информации;

- качества информации;

- отношения в коммуникации;

- стиль поведения в коммуникации [цит. по 7, с.22].

     В области количества информации требуется, чтобы участие в коммуника­ции было настолько информативным, насколько это требуется, од­новременно оно не может быть более информативным, чем требу­ется. Здесь очень важно соблюсти меру избыточности информации. В случае качества коммуникации речь идет о таких двух требованиях, 1) не говорить  того, что считается ложью; 2)  не давать той информации, если нет доказательств для ее подтверждения.

     От отправителя зависит характер коммуникационных отношений, которые реализуются в требованиях релевантности. Он должен заранее определить, какого рода впечатление сложится у получателя от переданного сообщения, как оно будет воспринято и интерпретиро­вано получателем. При этом нельзя быть уверенным, что информация будет усвоена так, как хотел бы отправитель. В этом случае важную роль играют такие характеристики источника, как его статус, надежность и квалификация. Высокий статус, квалификация во многом влияют на аудиторию и определяют степень доверия к информации.

     Стиль  поведения в коммуникации  требует от отправителя соблюдения ряда условий. Так, например, содержание сообщения должно быть изложено понятным языком, в нем нужно избегать неоднозначности, оно должно быть кратким, но ясным, и в нем должны быть соблюдены основные методические правила. Отправитель просто обязан учитывать общую ситуацию, от которой во многом зависит процесс коммуникации и сила воздействия сообщения на аудиторию. Например, ситуация может быть  благоприятной, неблагоприятной или нейтральной. Соответственно этому формулируется тема сообщения, определяется время его обнародования, а также способ представления (кодирования) сообщения [7, с.22-23]. И если мы можем сказать, что информационный объект формируется коммуникацией, то говоря об информационном субъекте, нужно учитывать его психологические характеристики: он может быть активным или пассивным; может быстро реагировать на ситуацию, а может медленно; может ориентироваться на группу, а может быть индивидуалистом и т.п.

 

1.2 Кодирование и декодирование

 

     В модели Шеннона следующим элементом коммуникационного процесса является кодирование. Под кодированием понимается преобразование, с помощью которого сообщения могут быть переведены из одной системы знаков в другую. Типичными примерами здесь могут служить, например, перевод текста на другой язык, использование для передачи сообщений азбуки Морзе, семафорного кода, жестов глухонемых и других кодов. Человеческая речь при таком понимании также представляет собой один из кодов. Сообщения могут быть закодированы после того, как они уже выражены посредством знаков (например, букв русского алфавита). Это означает, что в результате кодирования сообщение превращается в последовательность произносимых  слов.

     На этапе кодирования главной задачей становится необходимость доведение замысла отправителя до получателя. В процессе коммуникации за счет определенных средств нужно обеспечить такую ин­терпретацию сообщения получателем, которая адекватна замыслу отправителя. Для этого используются системы кодов в виде различных символов и знаков, одинаково понимаемых участниками коммуникации. Примером набора знаков являются шахматы или колода игральных карт, а правила игры обеспечивают общение и упорядоченное поведение игроков. Каждый водитель в России, как и в любой стране, обязан знать правила уличного движения, причем предполагается, что следование дорожным знакам по этим правилам приведет к согласованному и упорядоченному поведению водителей на дорогах страны. Проблеме кодов в коммуникациях большое внимание уделил итальянский культуролог, семантик Умберто Эко (1932) в работе «Отсутствующая структура. Введение в семиологию» (1980), на русском языке вышла в 2006 г. На простой коммуникационной модели в виде информационного регулирования уровнем воды в водохранилище он рассматривает задачи кодирования. Рассмотрим этот пример. Чтобы известить адресата/дежурного о том, что вода достигла нулевой отметки и создает опасность затопления населенных пунктов, нужно послать ему сообщение. Таким сообщением может быть загорающаяся в нужный момент лампочка, включенная в электрическую цепь, которая через систему индикаторов контролирует уровень воды в водохранилище. Кодом  является состояние лампочки: она горит, значит, вода у края отметки; не горит, вода не поднимается. Задача кода в данном случае определять соответствие между лампочкой (горит или нет) и уровнем воды (есть нулевой уровень или нет) [12, с.35]. Но задачи кода это не только информирование.   В коммуникациях всегда имеется нужда в упорядочивании действий. Что дает в этом случае использование кода? Вода в водохранилище из-за погоды все время опускается или поднимается на миллиметры, сантиметры, что является информационной характеристикой уровня воды. Этих состояний, причем каждое еще можно обозначить символом, может быть множество, и если все время информировать о них адресата, то это приведет к большому удорожанию коммуникации и потере качества информации.

     Выручают коды, они обо всех этих состояниях не информируют адресата.   Таким способом, ограничиваются возможности задействованных элементов и число самих элементов. Например, можно учесть еще две-три позиции перед нулевым уровнем воды, скажем, уровень 2 и 1, соответственно нужно будет включить еще две-три лампочки. Помимо уровней 2 и 1 все прочие для нас несущественны, мы их не принимаем во внимание. Таким образом, формируется код, например АВС, т.е. из многочислен­ных возможных комбинаций символов выделяют­ся некоторые в качестве наиболее вероятных [12, с.44]. За счет кодов резко сокращаются информационные возможности источника, но в то же время действенность и экономия при передаче сообщений резко возрастает.

     Все сказанное, отмечает У.Эко, относится к техническим системам, когда: 1) имеется источник информации и имеется отдельное передающее устройство, в котором, согласно заложенному коду, осуществляется идентификация смыслоразличительных признаков и отсеивание всего того, что не предусмотрено кодом; 2) машина — как передающее, так и принимающее устройство — не в состоянии «усомниться» в правильности кода. Но нас более интересуют социальные коммуникации, когда: 1) адресатом сообщений оказывается человек, а ис­точником является машина; 2) источником информации становится человек; 3) предполагается, что возможны случаи, когда либо отправитель, либо адресат могут усомниться в правильности кода. В этих случаях коммуникация должна строиться не на сигналах, а на смыслах [12, с.46]. Предположим, что адресат сообщения, информирующего об уровне воды в водохранилище, не механизм, а человек. Зная код, он отдает себе отчет в том, что последовательность ABC означает нулевую отметку, это человека может обеспокоить. Это беспокойство связано с содержанием сообщения, которое сообщает не только то, что предусмотрено кодом (вода достигла нулевой отметки), но и сигнализирует об опасности. С машиной такого не бывает: соответствующим образом настроенный механизм, получив сообще­ние ABC, реагирует согласно заложенной программе, ему доступна информация, но значение и его смысл ему недоступно. В связи с этим У.Эко дает определение кода как системы, которая устанав­ливает: 1) репертуар противопоставленных друг другу символов; 2) правила их сочетания; 3) исключительно для данного контекста однозначное соот­ветствие каждого символа какому-то одному означаемому [12, с.44].

     В прикладных вариантах теории коммуникации переработку исходной идеи сообщения, с целью ее доведения до адресата, зачастую рассматривают как процедуру  кодирования. Особенно часто это практикуется в политической или маркетинговой коммуникации. Например, маркетинговая программа компании может иметь в своем арсенале разнообразные средства достижения целей: рекла­му, пиар, стимулирование сбыта, рекламу в местах продажи, использование мероприятий спортивного и увеселительного характе­ра, персональные продажи. Для каждого из перечисленных случаев характерна особая форма представления информации, использования языка и других коммуникативных средств доведения сообщения до адресата. Исходная идея перерабатывается каждым конкретным кодировщиком (топ-менеджером, маркетологом, специалистами по рекламе и пиару, продавцами и др.), каждый из них привносит свое субъективное видение, желая повысить эффективность коммуникации. 

     Элемент декодирования в коммуникативном процессе связан с принимающей стороной, его задача - обеспечить обратный перевод закодированного сообщения на язык, понятный получателю. Декодирование - операция, обратная кодированию, она нужна для  восстановления информации по полученной последовательности кодов. Операции кодирования и декодирования называются обратимыми, если их последовательное применение обеспечивает возврат к исходной информации без каких-либо ее потерь, например, так работает телеграф. Примером кодирования необратимого может служить перевод с одного естественного языка на другой, например, с английского на русский, если мы используем обратный перевод, то, вообще говоря, не сможем полностью восстановить исходный текст.

     В связи с этими уточнениями понятие «декодирование» в социальной коммуникации используется в более широком плане. Оно может быть рассмотрено, во-первых, как процесс придания определенного смысла полученным сигналам, во-вторых, как процесс выявления исходной идеи отправителя и понимания смысла его сообщения. Главным становится адекватность реакции получателя на сообщение отправителя на основе использования идентичных кодов.

 В процедуре декодирования большую роль играют психологические особенности личности, расшифровка сообщения во многом зависит от восприятия человеком как содержания информации, так и личности отправителя. Именно этим обусловлены предвзятые мнения, субъективные оценки и различия в усвоении одной и той же информации..

 

1.3 Сообщение

 

     Под сообщением  будем понимать осмысленную и закодированную с помощью языка или других знаковых систем информацию [5, с.143].  Когда мы имеем дело с техническими системами по передаче информации, мы не выходим за рамки кибер­нетики, принципы работы которой построены на передаче и приеме только сигналов.  Но если в комму­никации участвует человек, то мы должны говорить не о сигналах, а анализировать передачу и усвоение смыслов. С этого момента речь должна идти уже о процессе осмысливания, ведь в этом случае сигнал, знак, код — это не просто ряд дискрет­ных единиц, рассчитываемых в битах информации, но, скорее, знача­щая форма, которую адресат-человек должен наполнить значением.

      Если коммуникацию мы рассматриваем как механизм общения и  процесс взаимодействия участников, то сообщение есть содержательная сторона или информация, передаваемая в процессе коммуникации. Все имеющиеся коммуникационные каналы: межличностные, выступления перед публикой, использование телефона, телеграфа, прессы, радио, телевидения, Интернет, - предназначены для передачи сообщений. Содержание сообщений составля­ют все формы человеческого знания, к ним мы можем отнести какие-либо сведения, факты, аргументы, доводы, идеи, мнения, размышления, эмоции и т.д. Сообщения могут быть не только вербальными, передаваемыми в письменном или устном виде, но и невербальными  в виде изображений, таких как рисунок, схема, фотография и др., или предметов, таких как скульптура, архитектурное сооружение и др.

     Эффективность коммуникационного процесса во многом определяется степенью понимания сообщения. Особо остро это проявляется во время речевой коммуникации. Здесь можно выделить четыре уровня понимания речевого сообщения. К первому уровню относят семантику, на котором основными единицами которой являются слова и словосочетания, грамматика. Сообщения на этом уровне понимаются непосредственным образом, для этого достаточно фонового знания языка, который используется в коммуникации. (Фоновые языковые знания – это знание каких - либо реалий говорящим и слушающим, которые подразумеваются, но явно не проговариваются в диалоге, и которые являются основой языкового общения).

     Второй уровень можно определить как этносемантический, так как каждое слово и словосочетания отражают культуру народа, который говорит на этом языке. На этом уровне понимание строится с учетом знаний социокультурных факторов и оценочных аспектов среды. Хорошо известно, что в разных культурах существуют свои стереотипы,  так за отдельными понятиями могут скрываться совершенно разные ассоциации. Например, белый цвет для русских людей – цвет чистоты, радости, больничного халата, а для народов востока это цвет траура.

      На третьем уровне речевое общение включает в себя многие формы невербальной коммуникации: позу, мимику, жесты и др. Психологи подсчитали, что в процессе коммуникации люди используют 60-80% невербальных средств и лишь 20-40% являются вербальными средствами. Использование позы, мимики, жестов, дистанции говорит о многом. Эти средства играют большую роль в речевом общении, так как далеко не все может быть выражено словами.

     Четвертый уровень можно назвать дискурсивным, так как здесь основной единицей выступает модель дискурса, характерная для той или иной социальной группы или применяемая для той или иной ситуации. В процессе речевого сообщения мы часто полагаем, что противоположная сторона видит, слышит и думает также как мы, соответственно, хорошо понимает наши истинные побуждения и намерения. Но практика показывает, что это далеко не так. Дискурсы политиков и врачей, учителей и военных выглядят совершенно по-разному. На дискурсивном уровне информация проходит через своеобразный социокультурный фильтр, который определяется сложными историческими, культурными особенностями поведения, традиций, религий, уклада и уровня жизни. Умение видеть эти особенности приводит к успешному и эффективному речевому сообщению [13, с.500-502].

      Проблема сообщения, его оценка и восприятие  принимают совершенно иной вид и иное значение при использовании средств массовой коммуникации. Она очень подробно рассматривалась французским философом Жаном Бодрийяром (1929-1997). Остановимся на идее Бодрийяра о кодах и симулякрах. Согласно Бодрийяру мы живем в эпоху общества изобилия. В этом обществе человеком руководят не его потребности, а возможности приобретения товаров, значимость которых зависит от их престижности и знаковой сущности. Именно этим объясняется в современном обще­стве роль рекламы как сообщения, или «дискурса о вещи». Реклама стремится управлять потреблением, создавая легенду и вовлекая в нее: «не «веря»» в этот товар, я верю рекламе, которая пытается заставить меня в него поверить» [1, с.180]. Это логика ве­рования, но не желания обеспечивает реальную дей­ственность рекламного сообщения. От знаков она переходит к кодам.

     Коды в обществе выполняют две задачи.  Одна из них позволяет расширять  производство до невероятных мас­штабов. На основании кодов можно воспроизводить множество товаров и услуг. С другой задачей кодов связано то, что реальные объекты трудно выделить, потому что многие из них моделируются и воспроизводятся искусственно на основе программ и кодов. Объекты и сложные системы возникают из компью­терных моделей, голограммы замещают предметы, растения и живые существа кло­нируются. Коды позволяют не обращаться к реальности и порождают виртуальный мир. Возникает феномен обратимости из реального мира в виртуальный и из виртуального в реальный. Это эпоха симуляции и симулякров (от лат. simulation — видимость, притворство, имитация). Симулякр обозначает модель (физическую, математическую, компьютерную или иного рода).

     Подмена сообщений о мире реальном языком симулякров меняет представления человека об обществе. Человеческая жизнь из многомерной становится одномерной,  так как разные представления сглаживаются или  исчезают. Например, в политике с появлением идеологий никак не связанных с оценкой социальных явлений и процессов теряется различие между пра­вым и левым движением. Сообщения или сигналы об их идеологических представлениях столь запутанны, что они сами не знают о своем месте в политической жизни. В сообщениях масс-медиа общество перестает различать истинное и ложное, для общественного мне­ния  это становится не значимым. Главный смысл составляет лишь сенсация, ведущая к ее обсуждению до следующей сенсации. Происходит трансформация и исчезновение различий между понятиями красивое и безобразное в жизни, полезные и бесполезные вещи,  что определяло ранее жизнь человека. Все это приводит к исчезновению различий меж­ду реальным и воображаемым [11, с.270]. Если в мире гиперреальности все равнозначно, то сообщения как элемент коммуникации только отражают это, они не несут в себе возможности критического анализа. Нельзя не отметить, что Бодрийяр преувеличивает роль симулякров в обществе, но и не замечать их в нашей жизни не стоит, так как они дают превратное толкование многих процессов и явлений.

 

1.4 Канал коммуникации

 

     Такое чисто техническое понятие как «канал» появилось и закрепилось в теории коммуникации благодаря работе К.Шеннона по исследованиям таких технических средств связи, как телефон, телеграф, радио. В некоторых работах под каналом коммуникации понимаются определенные средства, позволяющие передавать сообщение от источника к получателю. С учетом этого подхода каналы разделяют на средства массовой и межличностной коммуникации. В массовой коммуникации используются технологические средства передачи информации, в межличностной средства социально-психологического взаимодействия участников. В этом случае мы видим совпадение понятий «канала» и «средства» коммуникации.

     В других работах авторы стоят на более строгих научных позициях, они разделяют эти понятия. Под средствами коммуникации в данном случае понимаются как способы кодирования (буквы, звуки, слова, жесты и т.п.), так и технические средства кодирования (телепередатчик и телеприемник, телефонный аппарат, компьютер и т.д.). Канал коммуникации представляет собой линию связи или маршрут для передачи сообщения [5, с. 144-145]. Это позволяет разделить каналы на: естественные, возникающие на основе взаимодействия человека с другими людьми и с внешним миром при участии разных органов чувств (зрения, слуха, кожно-тактильных ощущений и пр.), и искусственные (технические) - линии телефонной, телевизионной, радиосвязи, сети Интернет и пр.

     Во второй половине ХХ века М.Маклюэном были предложены новые взгляды на  понимание роли каналов и значение в эффективности сообщений в коммуникации. Он видел свою задачу в изучении разных форм культуры как средства общения, где коммуникации играют системообразую­щую роль, формируя психологию индивида и условия его повседневной жизни. Каждое новое средство сообщения  (речь, письменность, печать, электронные средства), воздействуя на человека, радикально изменяют работу его органов чувств в воспри­ятии действительности. Все это приводит к возникновению нового уклада  жизни, ценностям и социальным формам [11, с.240-241].

     Средства электронной коммуникации способствуют появлению нового типа общества, которое Маклюэн называет «электронным обществом». В этом обществе вновь возрождается устная коммуникация, так как созданные на основе электричества глобальные ком­муникационные сети позволяют индивиду ощущать не только последствия каждого своего действия, но — и это главное — действий других людей. Современные электронные СМИ на новом уровне возрождают ту эмоциональную форму восприятия мира, которая была свойственна первобытной устной культуре общения и затем вытеснена печатными средствами коммуникации. Форма передачи и восприятия сообщения становятся более личностными. Это стало возможным за счет стремительного сжатия пространства, времени и информации, когда находящийся в одном месте индивид может одновременно «переживать» состояние отда­ленных объектов. Тем самым происходит снятие различий между «цен­тром» и «периферией» и возникает «глобальная деревня» (земной шар под сетью электронных технологий оказывается не больше деревни) [4, с.103-104]. Особенностью этого нового типа общественного уст­ройства оказывается возможность «максимального разногласия по всем вопросам» в силу наличия бесчисленных индивидуаль­ных точек зрения (возможности, которые ныне демонстрирует Ин­тернет). Другая важная интрига развернулась вокруг его известного выражения «средство сообщения есть (само) сообщение». Сам автор объясняет свою идею следующим: во-первых, технические возможности ка­нала передачи выражают уровень технологического развития об­щества и характер вытекающих из этого социальных изменений; во-вторых, содержание сообщения становится интересным для людей только в связи с тем, что о нем сообщили по ком­муникационному каналу[4, с.9-11]. Таким образом, не столько важно само содержание сообщения, сколько то, где и каким образом осуществляется передача сообщения и, главное,  какие средства для этого используются.

      В центре внимания при анализе электронных средств у Маклюэна было телевидение (ТВ).  На его примере он подчеркивал, что по ТВ как каналу  невозможно «перегонять все, что угодно». Любая передача сообщения по ТВ, принимает на себя часть его природы и отражает его свойства, оно становится телеподобным и телегенным. [11, с.244].  ТВ очень специфично в процессе восприятия сообщения, оно перестраивает психологию воспринимающего и характеризуется большей вовлеченностью зрителя, чем, например, радио или кино. Он пишет: «Телевидение не подходит для создания фона. Оно захватывает вас. Вы должны быть вместе с ним»[4, с.103-104].  По словам Маклюэна, телевизор позволяет «смотреть вперед через зеркало заднего вида», то есть человек оценивает реальность на основе понятий из своего прошлого, с учетом личного опыта и понимания.

 

1.5  Получатель

 

     В предлагаемой схеме коммуникационного процесса получатель выступает ключевым элементом, ради него осуществляется коммуникация и именно ему адресовано сообщение. В роли получателя может выступать отдельный человек, группа, организация, общество. В теории коммуникации используется понятие аудитория, обозначающая массовых получателей информации.   Аудитория может быть массовой или специализированной. Критерием их разделения выступает характер получения информации в коммуникационном процессе. С учетом этого критерия к массовой аудитории относятся все потребители информации,  распространяемой по каналам СМИ (читатели газет, журналов, книг, радиослушате­ли, телезрители, покупатели аудио- и видеопродукции, участники сети Интернет и т.д.). Ее главной характеристикой выступает массовость. Иногда к массовой  аудитории относят случайные объеди­нения людей, не имеющих общих признаков и ин­тересов (толпа зевак, собравшихся послушать уличного оратора или музыкантов и пр.). Этот случай нас интересовать не будет.

      Несколько иную характеристику имеет специализированная аудитория. Она включает множество индивидов с общими целями, ценностями, стилем жизни, а также с общими профессиональными, культурными, социальными и иными признаками. Совокупность этих факторов делает эту аудиторию достаточно устойчивым объединением. Как о специализированной можно говорить об аудитории определенного вида массовой коммуникации (только о радиослушателях либо только о телезрителях, читателях газет и т.д.); об аудитории отдельных видов сообщений (рубрик) — спор­тивных, криминальных, новостных, культурных и пр.; об аудитории конкретного канала массовой коммуникации.

     Первые исследования относительно изучения роли получателя в процессе коммуникации были проведены Г.Лассуэллом и  относились к аудитории средств массовой коммуникации. Лассуэлл поддерживал взгляды социологов той поры на роль СМИ, которая сводилась в период активной миграции и перемещений населения к компенсации недостающих или разрушенных социальных связей. Аудитория СМИ, представляющая пассивную массу из отдельных индивидов, способна лишь реагировать на внешние воздействия.  В силу бихевиористких убеждений о возможности регулирования поведения человека на основе схемы «стимул-реакция» он формулирует концепцию безоговорочного влияния СМИ на аудиторию, используя при этом метафоры «подкожного впрыскивания» и «магической пули». По его мнению,  СМИ действуют на человека как «инъекция» или как «золотая пуля», образ из американских вестернов,  поэтому они всесильны и могут делать с ним все, что угодно. Человек в этой ситуации не в состоянии противостоять пропаганде и влиянию СМИ, он лишь реагирует определенным и ожидаемым образом на предлагаемые стимулы.  Как правило, такими стимулами были пропагандируемый СМИ набор жизненных стандартов, характерных для американского общества той поры.

     В целом отношения между средствами массовой коммуникации и их потребителями, согласно взглядам Г.Лассуэлла, можно охарактеризовать следующим образом:

-со стороны СМИ воздействия на инди­вида безграничны;

-со стороны индивида он  открыт и не защищен перед манипу­ляциями СМИ;

-технологически СМИ воздействует на изолированного индивида по принципу «инъекции» [11, с.205].

    Эти теоретические представления о роли получателя информации были в корне пересмотрены в результате социологических исследований аудитории СМИ. Австрийский социолог Пол Лазарсфельд (1901-1976) эмигрировал в США в 1935 году и оказался вовлечен в исследования средств массовой коммуникации. Нужно отметить, что концептуально его вполне устраивали идеи Лассуэлла. Но дело в том, что Лазарсфельд привнес в социологию очень высокие требования к исследованию, прежде всего к использованию количественных методов. Он ввел в практику панельные или повторные исследования одних и тех же людей для изучения эффектов воздействия СМИ. 

     В исследовании 1940 года о роли СМИ в пропагандисткой компании по выбору президента США он обратил внимание, что результаты этого исследования не укладываются в рамки требований Лассуэлла. Поэтому он вынужден был их пересмотреть и выдвинул новые рабочие гипотезы относительно воздействия СМИ на индивида. Проверка гипотез полностью перевернула прежние представления и показала, что:

-СМИ не являются основным источником информирования индивида;

-на индивида СМИ не воздействуют прямо и непосредственно;

-информация усваивается индивидом не напрямую из СМИ, а через со­циальное окружение [11, с.213].

     Это и последующие исследования П.Лазарсфельда, Б.Берельсона и других членов группы выявили ряд закономерностей относительно повышения роли первичной группы, усиление эффекта усвоения информации из СМИ после некоторого времени, значение межличностного общения и другие. В данном контексте нас больше будет интересовать межличностная коммуникация. С распространением идей структурно-функционального подхода понимание поведения человека как осмысленного и рационального, в отличие от рефлекторного или бихевиорального понимания, становится ключевым в исследованиях. В межличностном общении основное место занимают цели и смыслы, а не рефлексы или инстинкты. 

Стало очевидным, что в вопросе влияния массовой и межличностной коммуникации на получателя информации преимуществами обладает  последняя в силу ряда факторов. Во-первых, несмотря на то, что межличностная коммуникация менее целенаправленна, ее эффективность выше. На человека оказывает воздействие даже пассивное участие в общении, он корректирует свое восприятие и оценку информации. Более того, в межличностной коммуникации участник, помимо достижения цели общения, сразу получает эмоциональное одобрение или похвалу за участие в коммуникации, что значительно усиливает ее результативность.

     Во-вторых, только в процессе межличностного общения можно использовать широкий набор инструментов влияния на получателя, что позволяет сделать эту коммуникацию гибкой и успешной. Личное влияние на участника коммуникации дает возможность моментально реагировать на сопротивление убеждению. Под воздействием личного влияния человек иногда действует даже не будучи уверенным в правильности своих поступков. Хорошо известны факты, когда человека при личных контактах просят сделать что-либо, не меняя его убеждений, например, участвовать в благотворительности без обсуждения его оценок этого действия.

     В-третьих, личное влияние в межличностной коммуникация построено на принципе обратной связи, поэтому чаще всего получение отрицательного результата, возникающего неожиданно,  исключается. Этому способствует наличие доверия в ближайшем социальном окружении на основе совпадения оценок. В то время как в массовой коммуникации ситуация отрицательного восприятия информации возникает довольно часто. Мнение человека из своей микрогруппы более значимо или релевантно, чем мнение анонимного редактора газеты или ведущего на радио, которого люди не знают.

     Эффективность коммуникации во многом зависит от личностных характеристик получателя, причем в той же степени как она обусловле­на характеристиками источника коммуникации (его статусом, надежностью и компетентностью). Так как коммуникация – двусторонний процесс, то важным условием является способность получателя воспринимать и декодировать посланное ему сообщение, т.е. распознавать и интерпретировать его смысл. Он должен в той же степени, как и отправитель, знать эти коды, например, знать этот язык. Полноценная коммуникация определя­ется таким социальным набором получателя как компетентность, жизненный опыт, групповая принадлежность, ценностные ориентации, общая культу­ра. Не менее важны те социокультурные  рамки для участников коммуникации, в которых осуществляется комму­никативный процесс. Результативность конкретной коммуникации можно определить по реакции получателя. 

     Чаще всего об эффективности коммуникационной деятельности  судят по степени ее влияния на получателя, на его установки как относительно устойчивые представления, привычки, стереотипы и т.д. В процессе коммуникации достаточно сложно изменить поведение индивида, особенно если ставится задача переориентация личности на противоположный вектор развития. Педагогическая практика показывает, что чаще всего результатом коммуникации оказывается упрочнение имеющихся знаний и усиление тех стереотипов сознания и поведения, которые сформировались ранее. В массовой коммуникации известно, что люди, знако­мясь с новой информацией, в первую очередь ищут в ней подтверждение уже выработанным, ранее сложившимся взглядам. Мы и книги читаем таким же образом. Нам нравятся те книги, в которых автор излагает близкие нам идеи, ценности, поступки. Во многом это объясняется  спецификой человеческой психики. Она «действуют таким образом, что че­ловек отбирает именно ту информацию, которая соответствует era психологическим, идеологическим и прочим установкам, его склонностям и симпатиям, и отбраковывает ту, которая им не соответствует, причем первая лучше воспринимается, усваивается и запоминается, чем вторая» [5, с.146]. Помимо механизмов психики, большую роль  как в восприятии информации, так и в сопротивлении восприятию, играют групповые стереотипы, сложившиеся в ближайшем социальном окружении.

 

1.6 Обратная связь

 

     В теории коммуникации под обратной связью понимают ответную реакцию получателя на сообщение источника. Она обеспечивает возможность обеим сторонам корректировать свои цели и свое поведение относительно друг к друга. Обратной связью выступает всякая информация, прямая или косвенная, отсроченная или немедленная, которую человек получает от другого участника коммуникации. Специфика социальной коммуникации в том, что в отличие от автоматически управляемых систем, ответная реакция получателя достаточно непредсказуема. О достижении или не достижении результата мы узнаем благодаря обратной связи. Если получен желаемый результат, то обратная связь положительная, если нет, то отрицательная.

     Роль обратной связи в процессе межличностной и массовой коммуникаций существенно различается. Это вызвано спецификой коммуникативных процессов. В массовой коммуникации все действия по созданию инфор­мационного продукта осуществляются вне контекста восприятия — за пределами аудитории как потребителя этого продукта. Это означает разор­ванность коммуникации, что согласно классическим моделям выг­лядит как асимметрия обратной связи. Наблюдается взаимная скрытость произ­водства информационного продукта от аудитории и восприятия его аудиторией от СМИ, что  формирует главную особенность этого целостного, по сути, процесса. Каждый аспект имеет собственного «исполнителя», с одной стороны СМИ, с другой аудитория. Причем у каждой стороны имеются собственные, связан­ные с этой деятельностью, ожидания. Данная особенность приводит к большим сложностям, когда возникают непредвиденные последствия распространения информации, в частности искаженное восприятие информации или отказ от нее аудиторией.

     Сам процесс массовой коммуникации состоит из следующих взаимосвязанных сложных действий:

- создание информационного продукта в пространстве, недо­ступном для воспринимающей стороны;

- исполнение или трансляция произведения (передача по радио или телевидению, текст в печатных СМИ) в публичном пространстве;

- восприятие или потребление продукта в пространстве, недоступ­ном для производителей.

     Данная специфика приводит к тому, что возможно использовать только отложенную обратную связь. Она может быть представлена в трех вариантах: 1) выбор коммуникативного средства потребителем; 2) его открытая реакция на продукцию, проявляющаяся в письмах и звонках в СМИ; 3) социологические и маркетинговые исследования по изучению аудитории. Сюда же можно отнести и различные виды вторичной коммуникации: взаимодействия жур­налистов между собой, представителей аудитории друг с другом и т.п.[11, с.388-389].

     Осознание этих проблем потребовало пересмотра теоретических представлений о роли СМИ в обществе. Новый взгляд на взаимодействие СМИ и аудитории и систему восприятия медийной информации на основе обратной связи предложили авторы теории установления повестки дня Д.Шоу и М.Маккомс. Нужно указать на ее отличие в выборе предмета исследования от прежних теорий. Все прежние теории рассматривали роль СМИ в обществе и особенности восприятия аудиторией их сообщений, то есть исследовалось то, что происходит на стороне  получателя. Но не менее важные процессы для массовой коммуникации протекают и на стороне отправителя, там, где отбирается новостная информация и задаются рамки сообщений для аудитории. Именно на этом этапе решаются вопросы, что должно сообщаться публике. Этот отобранный материал становится повесткой дня.

     Авторы дают описание научного понятия «установление повестки дня». Оно характеризует связь между освещением проблемы в СМИ и представлением о ее важности и значимости аудиторией этого СМИ.  Причем исключалась идея влияния масс-медиа на то, что должны думать люди о проблеме и какие принимать решения. Но предполагалось возможность влияния масс-медиа  на то, о чем должны думать люди и какие проблемы для них важны. В основе теории лежали материалы исследования двух президентских компаний 1968 и 1972 гг. Шоу и Маккомс предметом изучения сделали уровни осведомления о проблемах политического характера и информирования об их содержа­нии. Для них было важно выяснить не что люди должны думать, а о чем они думают во время выборов. Для Шоу и Маккомса именно вопросы оценки и понимания ситуации людьми должны лежать в повестке дня СМИ, а СМИ на основе обратной связи создают картину политической, экономической и социальной жизни как она видится их аудиторией. Сформированная таким образом повестка дня СМИ должна способствовать конструированию социальной реальности для политически активного населения. Масс-медиа, таким образом, брали на себя задачу по созданию общей культуры и распространению общих ценностей, которые сплачивали население и ве­ли к единству общества. Это значит, что реальность в определенном смысле такова, какой ее изображают масс-медиа. Все это приводило к изменению роли СМИ в обществе.

     В исследовании авторы показали возможности СМИ в установлении такой повестки дня, которая учи­тывается как публикой, так и кандидатами в президенты. Но если «не только публика, но и кандидаты в президентских кампаниях подчиняются повестке дня, формируемой прессой, т.е. судят о событиях и воспринимают их как важные в той степени, в какой это предписано прессой, послед­няя оказывается действительно реальной властью, которой подчиня­ются даже политики общенационального масштаба» [11, с334]. В данном случае, говоря о власти, речь не идет о манипуляторах из СМИ, а подчеркивается значение СМИ за счет их всепроникающего влияния на разные слои аудитории. Данная теория формирования повест­ки дня выдвинула перед СМИ новую задачу по созданию общей по­литической культуры, состоящей в наборе общепринятых смыслов и значений, возникающих в процессе массовой и межличностной коммуникации. В межличностной коммуникации общение осуществляется в виде действия в зоне восприятия друг друга. Процесс коммуникации не прерывается и обратная связь обеспечивает симметричность действий участников. Участники могут сразу оценивать воспринимаемую информацию и выбирать адекватные формы обратного действия.

     Американский социолог и социолингвист Эрвин Гоффман (1922-1982), разрабатывая  драматургический подход в социологии, особое внимание уделял межличностной коммуникации, в том числе управлению впечатлениями, которое возможно только с учетом обратной связи. Именно этой теме посвящена одна из первых его работ «Представление себя окружающим в повседневной жизни» (1959). По мнению Гоффмана, наше поведение служит для окружающих людей источником информации. Зная об этом, люди, чтобы иметь реальную власть над ходом и итогом взаимодействия, сосредоточивают свое внимание не на достижении своей цели дозволенными и соответствующими для данной ситуации средствами. Они в большей степени обеспокоены вопросами формирования у партнеров по коммуникации желаемого ими впечатления того, что они действительно используют дозволенные средства для достижения намеченного[2] .

     На основе обратной связи всегда имеется возможность повлиять на то впечатление, которое создается у партнера по коммуникации. Люди, чтобы создать убедительное и последовательное впечатление о себе, неизбежно становятся «актерами», а их действия приобретают драматургическую окраску. «Правильно поставленная и исполненная сцена заставляет аудиторию приписывать какое-то Я представлен­ному характеру, но это приписывание, это Я, есть про­дукт состоявшейся сцены, а не причина ее» [2, с.300-301]. 

     Таким образом, в случае возможности обратной связи процесс коммуникации упрощается. Обратная связь – это проясняющий и очищающий от помех элемент коммуникации. Она выполняет следующие функции:

- обратная связь дает участнику сведения о том, как он воспринят в процессе общения другим, способствует обретению собственного «Я».

- на основе обратной связи в соответствии с внутренними установками формируется представление о собеседниках.

- обратная связь вызывает корректировку последующего поведения в общении, делая его более эффективным.

      В межличностной коммуникации под обратной связью понимается техника и приемы получения информации о партнере по общению, используемые собеседниками для коррекции собственного поведения в процессе общения. Обратная связь включает сознательный контроль и оценку реакций партнера, последующее изменение в соответствии с этим собственного поведения. Она предполагает умение видеть себя со стороны и правильно судить о том, как партнер воспринимает себя в общении.

     В деловом общении специалистов обратная связь отвечает потребностям всех партнеров и является важным и необходимым условием установления доверительных отношений. Это достигается в том случае, когда партнер уверен, что общающийся с ним человек разделяет его проблемы, переживания, способен помочь ему. Основные издержки неэффективной обратной связи связаны с двумя моментами: во-первых, обратная связь оказывается неинформативной, так как участник коммуникации не получает реальной информации о том, как его воспринимает за счет обратной связи другой участник, что может происходить из-за ошибок в передаче обратной связи; во-вторых, информация, поступающая от источника коммуникации, не воспринимается, а отторгается получателем  либо воспринимается искаженно, что может происходить вследствие  нарушений в системе получения обратной связи. Вполне возможны ситуации, сочетающие оба вышеназванных момента.

      Подобные издержки в цепи передачи—приема обратной связи могут быть обусловлены действием самых различных факторов. Например, источник коммуникации не располагает достаточными данными о получателе и потому его обратная связь не содержит реальной информации или получатель информации по каким-либо «техническим» причинам оказался не в состоянии принять отправленные полноценные сведения. Таким образом, различные нарушения в организации обратной связи являются, как правило, следствием некорректных форм ее подачи. В целом же неумение адекватно воспринимать возвращаемую информацию продуцирует коммуникационное общение, не удовлетворяющее его участников.

 

2. Коммуникативные  барьеры

 

     Очень часто мы бываем удивлены или расстроены тем, что наши очень простые слова мысли, идеи не доходят до окружающих. Складывается впечатление, что окружающие не только не могут нас понять, но и не хотят этого делать. На пути общения возникают определенные преграды. Рассмотрим их природу и пути преодоления.

 

2.1 Понятие коммуникативных барьеров

 

      Для того чтобы сформулировать понятие «коммуникативный барьер» не требуется обращения к теоретическим основаниям, это понятие не нужно выводить из других научных понятий. В данном случае нужно обратиться к самой сущности явления. Коммуникативным барьером является все то, что препятствует и не позволяет состояться эффективному коммуникативному действию. Здесь очень важно указать на эффективную или результативную составляющую коммуникации. Это действие может состояться, но оно может быть не совсем удачным в целом или для одного из участников, например, информация была не принята полностью или была искажена. Относительно межличностного общения суть барьеров будет иной. Мы уже подчеркивали, что цель процесса общения состоит не столько в передаче собственно информации от одного участника коммуникации к другому, сколько в передаче значения сообщения, то есть смысла информации. С учетом этого дополнения коммуникационными барьерами можно называть «препятствия на пути движения смысла от коммуниканта к реципиенту» [8, с.168]. Адекватность восприятия смыслов во многом зависит от наличия или отсутствия в процессе общения коммуникативных барьеров. В процессе коммуникации человек может быть источником, получателем и непосредственно средством связи. В то же время он, как канал коммуникации, наиболее  подвержен различным помехам. Тем не менее, процесс коммуникации чаще всего использует человека и его возможности в качестве средства связи,  что обусловливает определенные искажения в информационном процессе. Искажение информации, проходящей через одного человека, может быть незначительным. Но когда она проходит через несколько человек – ретрансляторов, искажение может быть существенным.

      Не менее значима роль человека как получателя информации. Он выступает в этой роли как сложный и чувствительный элемент процесса коммуникации со своими чувствами и желаниями, жизненным опытом. Полученная им информация может вызвать внутреннюю реакцию любого рода, которая, возможно, усилит, исказит или полностью блокирует посланную ему информацию. В основе возникновения барьеров могут лежать объективные и субъективные факторы. Например, к объективным можно отнести социально-культурные барьеры, так как принадлежность к разным этносам, культурам, религиям  приводит к разным интерпретациям понятий, или  барьеры технической среды, такие как помехи в телефонной сети. Иного плана субъективные барьеры, которые зависят от личностных характеристик, и возникают в процессе отношений участников коммуникации, такие как чувство неприязни, предвзятость и т.п.

     Таким образом, коммуникативные барьеры создают различные препятствия в процессе осуществления коммуникации и являются причиной неэффективности этой деятельности, но решающим фактором их возникновения становятся субъективные характеристики участников коммуникации.

     Выделим и психологические основания появления барьеров. Так как в процессе общения содержится и элемент воздействия на поведение, установки, мнения участника коммуникации, то противоположная сторона воздвигает коммуникативный барьер в форме психологической защиты от постороннего воздействия. Таким образом, коммуникативный барьер, с одной стороны, это препятствие, возникающее преднамеренно или непреднамеренно и зависящее от различных факторов, с другой, возводимое специально (сознательно или бессознательно) для собственной защиты от воздействия. На характеристику барьеров оказывает значение среда, в которой развертывается коммуникация. Это могут  быть общие экономические, политические, культурологические и другие виды человеческой деятельности, а также профессиональные типы разного рода выполнения работ, каждая из которых образует свои коммуникативные барьеры. Наличие и специфика барьеров зависит от использования разных видов и форм коммуникации: вербальная — невербальная, устная — письменная, межличностная — групповая — массовая и т.д. Все это еще определяется человеческими характеристиками, поэтому их количество невероятно велико.

 

2.2  Классификация коммуникативных барьеров

 

     В силу разных источников барьеров имеют место самые  разные  попытки  их систематизации в коммуникативистике, психологии, педагогике, менеджменте, языкознании и т.д. Используем в качестве оснований следующую классифи­кацию источников коммуникативных барьеров:

- среда или внешние условия коммуникации;

- технические средства коммуни­кации;

- люди как участники коммуникации;

- барьеры понимания.

     Барьеры внешней среды

     Внешняя среда способствует возникновению барьеров, которые создают дискомфортные условия передачи и восприятия информации. К ним относятся: акустические помехи - шум, стуки, звонки и т.д.; световые – блики, яркий свет, темнота и т.д.; погодные – ветер, снег, дождь и т.д. Любое из проявлений внешней среды может отразиться на коммуникативной деятельности, так как причиной возникновения этих барьеров является влияние факторов внешней среды на психофизиологические характеристики участников коммуникации.

     В ряде случаев эти барьеры можно устранить, если воздействовать на факторы внешней среды, например, прекратить стук, устранить яркий свет, укрыться от дождя, включить кондиционер и т.п.

    К внешним барьерам можно отнести неожиданно возникающие ситуации, прерывающие коммуникацию или мешающие восприятию информации, например, звонок телефона во время врачебной консультации или появление других людей во время переговоров. От большинства этих помех можно  себя оградить, если отключить телефон или повесить соответствующую записку.

    Барьером внешнего характера является ограничение коммуникации по времени. Процесс эффективной коммуникации требует определенных временных затрат, поэтому если жестко регламентировать время, то это отразится на результате коммуникации.  

 

     Технические барьеры

     В теории информации для их обо­значения чаще всего используется понятие «шумы», которое было введено в на­учный оборот К. Шенноном. Шумы означали возмущения, не являющиеся частью сооб­щения, передаваемого источником. В настоящее время его значение близко по смыслу к коммуникативному барьеру и означает все то, что искажает или прерывает передаваемый сигнал и в результате влияет на сообще­ние в целом.

     Эти барьеры имеют естественное и искусственное происхождение. К естественным барьерам можно отнести шумы, возникающие в электрической сети во время грозовых разрядов, и др., к искусственным перегруженность телефонных каналов и др. Главной задачей является здесь распознавание смысла в передаваемой информации, отделение его от шумов и помех.

      Особенно важным это становится в эпоху информационных технологий и использования глобальной сети - Интернета. В компьютерных системах является проблемой поиск и выделение нужной информации в глобальной компьютерной сети. Шумом можно считать громадное количество не нужной информации, собранной в Интернете, что становится барьером на пути ее систематизации и классификации. Все это приводит к трудностям поиска информации, соответствующей какой-либо теме, из-за слабо решенных технических проблем по реализации семантического поиска информации в информационно-поисковых системах. Поэтому иногда говорят об информационном кризисе, когда при обилии информации невозможно найти уже известные данные или сведения, имеющиеся в глобальной сети. Для реализации адекватного поиска информации нужно решать две задачи. Одна из них - это помещение вновь создаваемых документов в электронные базы данных, что требует, в свою очередь, кропотливой и трудоемкой работы по переводу имеющихся архивов в электронный вид. Другая задача связана с обеспечением безопасности работы компьютерных систем. К техническим помехам при компьютерно-опосредованной коммуникации можно отнести компьютерные вирусы, спам, сайты сомнительного содержания, которые засоряют информационное пространство и перегружают сети.

      Кроме того, к техническим барьерам Интернета необходимо отнести и фильтры – специальные средства, которые на основе программ оценивают важность той или иной поступающей к получателю информации. На основании этих оценок информация передается или отсеивается. Средства по защите электронной почты от так называемого «спама» в серверах являются примером такого фильтра. По статистике, представленной, например, на почтовом сервере Yandex.ru на 03.03.2008 отсеяно как спам 80,94% писем, удалено писем с вирусами 0,10 %. Разработанная в Яндексе программа фильтрации спама и массовых рассылок «Самооборона» отсеивает как спам от 50 до 85 % от числа всех пересылаемых писем. Несовершенство программ анализирующих корреспонденцию на спам приводит иногда к тому, что важные письма не доходят до конечного адресата, а спам-письма, использующие различные способы «ухода» от антиспамовых программ, приходят на электронные ящики пользователей Интернета. [10] 

     «Человеческие» барьеры коммуникации

    Человек как главное действующее лицо является причиной возникновения многих барьеров и они зависят от его психологических и социокультурных характеристик.

      На способность людей общаться, передавать и воспринимать информацию сильное влияние оказывают их психологические черты. Выделяют две функции психологических барьеров:

- функцию психологического препятствия, мешающего общению с другими людьми,  зависит от особенностей либо ситуации, либо сообщения, либо личност­ных характеристик участников коммуникации;

- функцию  психологической защиты,  которая способствует по­вышению уровня психологической защищенности личности и обеспечи­вает ей относительную независимость и индивидуальность. [5, с.155-156]

     Психологические барьеры условно можно разделить на два вида: барьеры отношения и барьеры навыков общения. Возникновение психологических барьеров отношения, прежде всего, связано с явлением перцепции (познания, восприятия коммуникантом и реципиентом друг друга). На положительно направленную перцепцию влияет много факторов (симпатия и антипатия, ситуация общения, уровень сформированности коммуникативных умений и др.).

     Здесь большое значение имеет проблема рефлексии и конструирования «образа Я» в процессе коммуникации. Дело в том, что в процессе осуществления коммуникативного акта в сознании источника образуются собственный образ  и образ получателя. В свою очередь в сознании получателя складываются собственный образ и образ источника. В реальной жизни эти образы не совпадают. Возникает психологический барьер, суть которого заключается в том, что обмен сообщениями от источника и от получателя направлен к разным образам. (8, 2002).

     В электронной коммуникации собственные образы источника и получателя можно распознать по некоторым косвенным признакам, например, анализируя так называемый ник (имя, псевдоним) и аватар (маленькая картинка, изображение, присвоенное себе самому, отражение «электронной души человека»), которые часто используются в межличностном компьютерно-опосредованном общении [10].

     Часто барьеры отношения — возникновение чувства неприязни, недоверия к коммуниканту, также распространяются и на передаваемую информацию. К барьерам отношения можно отнести барьеры, связанные с физическим и эмоциональным состоянием человека (болезненное состояние человека, состояние страдания или горя, состояние гнева, отвращение или брезгливость, презрение, страх, стыд и вина).

     Еще один вид психологических барьеров — барьеры навыков общения проявляются тогда, когда препятствием для общения является стремление одного из участников коммуникативного процесса, манипулируя информацией, достигать своих, иногда корыстных целей. При компьютерно-опосредованном общении всегда существует опасность, что вы общаетесь не с «реальным» человеком, а с его ролевой функцией или даже с «маской». Распознать такую «маску» достаточно сложно, так как мы не видим выражения лица собеседника, его мимики, жестов, не слышим интонации голоса.

Необходимо указать еще некоторые формы психологических барьеров, к ним  относятся: нервное напряжение, кото­рое может привести к эмоциональному срыву; скованность мысли и неспособность решить даже простые задачи; провалы в памяти; неадекватность восприятия и реагирования на действия других людей и т.п.

     К социально-культурным барьерам можно отнести социальные, политические, религиозные и профессиональные барьеры. Говоря о социально-культурных барьерах, можно сказать, что «социальный барьер возникает между людьми, говорящими на одном и том же естественном языке, но принадлежащими к различным социальным группам» (8, с.168), или к различным культурным слоям.

    Люди одновременно существуют в социальной и культурной среде. Люди различных этнических, социальных, профессиональных, религиозных и иных групп создают свою собственную культуру, собственные знаковые системы (языки), стереотипы мышления и стандарты поведения, которые становятся очевидны при столкновении с другими культу­рами. Многообразие мира возможно только за счет множества культур и субкультур. Но это создает серьезные коммуникативные барьеры, связанные с не­совпадением, а порой и конфликтом норм, ценностей, стереотипов сознания и поведения.

     Это несовпадение порождает культурные барьеры коммуни­кации. Наиболее очевидные среди них — лингвистические и семан­тические барьеры. Они возникают из-за языковых различий,  люди могут говорить на одном языке, но не понимать друг друга из-за различий лексиконов — бо­гатых у одних и ограниченных у других, из-за несовпадения тезауру­сов — лингвистического смыслового наполнения произносимых слов. Различаются языки не только народов, но и разных социаль­ных групп.

     Очевидно, что коммуникация возможна только в том случае, если участники коммуникации владеют общим кодом, то есть системой знаков, к ко­торой относится и язык. Однако общности знаков, в частности языка, порой недостаточно для адекватной коммуникации, если носители одного языка зачастую не понимают друг друга. Необходима еще и общность значений, придаваемых этим знакам коммуникантами, что создает процесс понимания друг друга.

     Барьеры понимания

     Этот блок барьеров можно охарактеризовать как чисто коммуникационный. Если предыдущие барьеры возникали по поводу разных элементов процесса коммуникации, то эти барьеры связаны непосредственно с процессом коммуникации. В первой главе, говоря о коммуникации как о сложном акте и ссылаясь на Лумана, мы выделяли три составные части: информацию, сообщение и понимание.   Понятие информации и сообщение мы уже рассматривали, в данном случае обратимся к пониманию.  Тогда нами подчеркивалось, что понимание возникает только в  том случае, если было что-то сказано. По этому поводу можно выделить барьеры следующего характера:

     1) Барьеры фонетические,  возникающие по поводу непонимания сообщения из-за  невыразительной речи, речи-скороговорки, использования звуков-паразитов, дефектов речи и т.д. Иногда при использовании плохих каналов связи, могут возникать технические препятствия, затрудняющие восприятие физических характеристик речи - тембра, качества дикции, произношения. Кроме того, на восприятие речи отправителя коммуникации большое влияние оказывают его индивидуальные особенности (возраст, образование, национальность).

     2) Семантические барьеры возникают из-за различия используемых значений слов или смыслов значений. Разница в системах значений зависит от возраста, профессии, образования участников коммуникативного акта, т. е. от неповторимого индивидуального жизненного опыта. Из-за разности вкладываемых смыслов в слова иногда в коммуникации используются понятия, имеющие разное значение для источника и получателя. При любых видах коммуникации  необходимо учитывать возможную смысловую разницу у собеседников. Для осуществления успешной коммуникации следует избегать употребления сленговых словечек, профессиональных терминов и проч., заменяя их синонимами, упрощая насколько возможно передаваемую информацию.

    3) Стилистические барьеры свидетельствуют о несоответствии стиля речи отправителя с ситуацией общения. Если рассматривать стиль как отношение формы передаваемой информации к ее содержанию, то для преодоления стилистических коммуникативных барьеров необходимо чтобы форма была адекватна содержанию, т. е. необходимо передавать реципиенту информацию грамотно оформленную и структурированную.

     4) Логические барьеры возникают тогда, когда логика передаваемой информации сложна либо противоречива. Здесь надо отметить наличие различных логик (детской, женской и проч.). При непосредственной межличностной коммуникации опасность представляют рассуждения, в которых некоторые посылки или следствия не формулируются в явном виде. В процессе объяснения необходимо прибегать к дополнительным комментариям, чтобы пояснить свою мысль, хотя это и замедляет процесс общения.

     В завершение нужно отметить, что умение общаться важно для всех людей, важно всем, чтобы их понимали, чтобы их слушали и слышали. Для людей, чьи профессии связаны с умением общаться, знание коммуникативных барьеров и навыки по их преодолению должны стать частью их профессии.  

 

      Заключение

 

     Вопросы изучения структуры и элементов коммуникационного не так просты, как кажутся. Это обусловлено большой сложностью коммуникационного процесса и взаимозависимостью его элементов. Во-первых, структура и элементный состав межличностной и массовой коммуникаций не совпадают, поэтому при их анализе требуется учитывать коммуникационную специфику. Во-вторых, каждый элемент коммуникационного процесса представляет собой сложное образование. По поводу роли этих элементов в коммуникации имеется большое количество теоретических концепций, причем некоторые из них не дополняют другие теории, а противоречат им. В целом это обусловлено большой сложностью коммуникационного процесса и взаимозависимостью его элементов. 

     Относительно барьеров коммуникации можно сказать, что главной трудностью является их описание. Возможность классификации ограничена тем, что на каждом участке социальной жизни может возникнуть тот или иной барьер, причем его преодоление требует иногда разных подходов, причем в каждом случае индивидуальный. В целом нужно отметить, что с усложнением социальной жизни будет увеличиваться количество барьеров и усложняться пути их преодоления.

 

Литература

  1. Бодрийяр Ж.  Система вещей.  - М.: Рудомино, 1999 .
  2. Гоффман И. Представление себя другим в повседневной жизни. –М.: Издательство  «КАНОН-пресс-Ц», 2000.
  3. Луман Н. Социальные системы. Очерк общей теории. – СПб.: Наука, 2007.
  4. Маклюэн М. Понимание медиа: Внешние расширения человека.  -  М., Жуковский: Канон-Пресс-Ц, Кучково Поле, 2003.
  5. Основы теории коммуникации/ под ред.М.А. Василика.-  М.: Гардарики. 2003.
  6. Парсонс Т. О структуре социального действия. - М.: Академический проект, 2000.
  7. Почепцов Г.Г. Медиа: теория массовых коммуникаций. Киев: Альтерпрес, 2008.
  8. Соколов А.В. Общая теория социальной коммуникации. СПб.: Изд-во Михайлова В.А. 2002.
  9. Фестингер Л. Теория когнитивного диссонанса.  –СПб.: Изд-во «Речь», 2000.
  10. Тищенко В.А. Барьеры общения в электронной коммуникации.      
  11. Черных А. Социология массовых коммуникаций. –М.: Издательский дом ГУ ВШЭ, 2008;
  12. Эко У. Отсутствующая структура. Введение в семиологию. — СПб.: Симпозиум, 2006.
  13. Эффективная коммуникация: история, теория , практика. // Словарь-справочник. –М.: ООО «Агентство КРПА Олимп», 2005.
  14. www.ifets.ieee.org/russian/depository/v11_i2/pdf/5.pdf (дата обращения: 15.08.2011).