PDF-версия
Б.Н. Рыжов - Системная психология
Б.Н. Рыжов - История псих-ой мысли
Содержание №30 2019

Психологические исследования

Коган Б. М., Дроздов А. З. Системная взаимосвязь механизмов психологической защиты и личностных характеристик девушек с несуицидальным самоповреждающим поведением
Арзуманов Ю. Л., Коротина О. В., Абакумова А. А. Личностные особенности людей с зависимостью от синтетического психоактивного вещества
Валявко С. М. О возможности формализации рисуночных методик в специальной психологии: проблемы и перспективы
Захарова Л. Н., Саралиева З. Х.-М., Леонова И. С., Заладина А. С. Усталость как показатель социально-психологического возраста персонала

История психологии и психология истории

Романова Е. С., Рыжов Б. Н. Борис Федорович Ломов — ученый, ставший воплощением своего времени
Ryzhov B. N. Psychological Age of Civilization (перевод на английский язык Л.А. Машковой)

Социологические исследования

Добрина О. А. Социальные риски современности и угрозы идентичности: системный анализ концепции «культурной травмы» П. Штомпки
Ткаченко А. В. Системный подход в социологических концепциях Г. Лебона и З. Фрейда

Рецензии

Aleksander T. Review about Old Age and Disability (с переводом на русский язык)
Новлянская З. Н. Психология, литература и кино в диалоге о человеке

Информация

У Дмитрия Владимировича Гандера юбилей!
Сведения об авторах журнала «Системная психология и социология», 2019, № 2 (30)
Требования к оформлению статей
Наши партнеры

WWW.SYSTEMPSYCHOLOGY.RU

 

Ирина-Коган В.Р., Сенкевич Л.В, Фаринович В. Системно-психологические особенности мотивационной и познавательной сферы психически больных

Журнал » 2011 №3 : Ирина-Коган В.Р., Сенкевич Л.В, Фаринович В. Системно-психологические особенности мотивационной и познавательной сферы психически больных
    Просмотров: 10088

СИСТЕМНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ МОТИВАЦИОННОЙ И ПОЗНАВАТЕЛЬНОЙ 

 СФЕРЫ ПСИХИЧЕСКИ БОЛЬНЫХ

 

Ирина-Коган В.Р.,

                                                                                                 Сенкевич Л.В.,

                                                                                                    Фаринович В.В.,

Государственная классическая

академия им. Маймонида,

Москва

 

В статье изложены основные результаты системной диагностики типов психической работоспособности и мотивационных профилей лиц с различными психическими расстройствами. Определены системно-психологические характеристики нарушений личности и мышления шизофренической и органической природы, типы доминирующей мотивации больных шизофренией, эпилепсией и маниакально-депрессивным психозом.

Ключевые слова: шизофрения, симптоматическая эпилепсия, эпилептическая болезнь, маниакально-депрессивный психоз, патопсихологическая диагностика, дефект личности и мышления шизофренической природы, интеллектуально-мнестическое снижение, психическая работоспособность, мотивация развития личности, мотивация развития социума.

 

SYSTEM-PSYCHOLOGICAL FEATURES OF THE MOTIVATIONAL AND COGNITIVE SPHERES OF MENTALLY DISEASED PERSONS

 

Irina – Kogan V.R.,

                                                                                                Senkevich L.V.,

                                                                                                 Farynovich V.V.,

State Classical Academy

 by Maimonides,

Moscow

 

In this article the main results of systems diagnostics of types of psychic work capacity and motivational profiles of persons with different psychic disorders are represented. System-psychological characteristics of personality disorders and thinking disorders of schizophrenic and organic nature, types of dominant motivations of schizophrenics, epileptics, and manic-depressive psychosis patients are determined.

Key words: schizophrenia, symptomatic epilepsy, epilepsy, manic-depressive psychosis, pathopsychological diagnostics, defect of personality and thinking of schizophrenic nature, intellectual-mnemonical lowering, psychic work capacity, motivation of personality development, motivation of society development.

 

Введение 

 

     Необходимость создания инфраструктуры психологической помощи психически больным стимулирует дальнейшие исследования по углублению понимания природы психических нарушений. Больные эпилепсией характеризуются снижением интеллектуально-мнестической деятельности по органическому типу, патологической инертностью психических процессов, вторичными и третичными личностными нарушениями. Вместе с тем, адекватно подобранные, учитывающие типы доминирующей мотивации пациентов методы психологической коррекции и психотерапии могут дать значительный эффект и нейтрализовать девиации личностной сферы данного контингента психически больных. Больные шизофренией характеризуются неадекватностью суждений и поступков, размытостью представлений об образе мира. Им свойственны неустойчивость и парадоксальность эмоциональных проявлений, рассогласование  поведенческой сферы. На фоне этих нарушений отмечается сохранность операционального звена мыслительного процесса, что позволяет говорить не о разрушении средств психической деятельности, а об их дезорганизации [2,9]. Лицам, страдающим биполярным аффективным расстройством (МДП)  при выраженных маниакальных состояниях свойственны некритичность и нецеленаправленность мышления, идеаторно-психическое возбуждение и гипертимия; в депрессивной фазе - общая замедленность психических процессов в сочетании с  немотивированной тоскливостью и двигательной заторможенностью. Вместе с тем, заболевание отличается относительно благоприятным течением, не сопровождается развитием слабоумия и нарастающим личностным дефектом: в интермиссиях психика и личностные свойства больного полностью восстанавливаются [5].

     Наличествующее противоречие между неуклонным ростом числа психических заболеваний, появлением смешанных форм, наиболее сложно поддающихся патопсихологической диагностике, и отсутствием методологических инноваций в области клинической психологии ставит  перед психологами проблему разработки и апробации на базе психиатрической клиники адекватных методов диагностики как познавательной, так и личностной сферы психически больных, а также новой теоретической интерпретации полученных данных. В этой связи, целью настоящего эмпирического исследования явилось изучение мотивационных профилей и типов психической работоспособности психически больных разных нозологий в рамках системного подхода.

 

Методика исследования

 

     Эмпирическое исследование системных особенностей познавательной и мотивационно-потребностной сферы психически больных было проведено на базе Психиатрической клинической больницы № 4 им. П.Б.Ганнушкина и Городской психиатрической больницы № 13 Департамента здравоохранения г. Москвы в 2009-2011 г.г. Всего было обследовано 132 больных, из них 56 пациентов с диагнозом «шизофрения» (экспериментальная группа 1), 36 пациентов с биполярными расстройствами (экспериментальная группа 2) и 40 больных с нарушениями психической деятельности органической природы (экспериментальная группа 3), 70 мужчин и 62 женщины, в возрасте от 21 до 52 лет, 76 человек – со средним образованием, 41 – с незаконченным высшим, 15 – с законченным высшим образованием. На момент исследования характерными чертами испытуемых экспериментальной группы было отсутствие психотической симптоматики (бреда, галлюцинаций).

     В контрольную группу вошли 98 здоровых испытуемых, в возрасте от 20 до 56 лет, 48 – со средним, 25 – с незаконченным высшим, 25 – с высшим образованием.

     Методологической базой исследования послужили отечественный патопсихологический подход к исследованию нарушений психической деятельности и личности при психических расстройствах [2,4]  и системно-психологическая концепция типологии интеллекта и мотиваций [7], а их методической реализацией: комплекс патопсихологических методик, направленных на изучение особенностей процесса обобщения, опосредованной памяти, нарушений умственной работоспособности, личностных изменений психически больных [6], а также системно-типологическая диагностика интеллекта и мотивационной структуры личности [8].

     Патопсихологический эксперимент включал в себя структурное клиническое интервью и классические патопсихологические методики: «Классификация», «Пиктограмма», «Исключение лишнего», «Определение понятий», «Сравнение понятий», «Соотношение пословиц, метафор и фраз» [6]. Системный подход был представлен тестом «Психическая работоспособность» (R-test) и Тестом системного профиля мотивации, разработанных Б.Н.Рыжовым [7,8].

     В задачи исследования входили:

    1. дифференциальная патопсихологическая диагностика познавательной и личностной сферы испытуемых;

    2. исследование параметров системообразования психической деятельности и выявление доминирующего типа когнитивных способностей психически больных;

    3. изучение системно-психологических особенностей мотивационных профилей обследуемых.

 

Результаты исследования

 

     Патопсихологический эксперимент выявил специфику нарушений умственной деятельности и личности больных всех трех экспериментальных выборок. Так, в группе больных шизофренией были выявлены нарушения мышления в операциональном и мотивационном звеньях познавательного процесса, уплощенность, выхолощенность личностно-эмоциональной сферы. Решение мыслительной задачи предполагает анализ условий, выделение существенных признаков предметов, объединение понятий по этим общим признакам. Все эти возможности: выделение общего признака, сопоставление, абстрагирование – остались у обследуемых экспериментальной группы 1, в целом, сохранными, но те признаки (критерии), на которые больные опирались при решении задач, не являлись существенными, значимыми. Обобщая, больные не опирались на общечеловеческий опыт, на практику.

     Методикой, хорошо выявляющей признаки искажения мыслительных процессов, является «Исключение лишнего». Обычно предлагаемый вариант  методики  представляет собой набор черно-белых карточек, на каждой из которых изображены 4 предмета. Такие карточки-задачи могут быть градуированы по трудности от самых легких до чрезвычайно сложных. Больному показывают карточки, заранее разложенные в порядке возрастающей трудности. Больной должен синтезировать обобщающее понятие для трех предметов из четырех, изображенных на картинке, и исключить один, не подходящий под это общее понятие. Например, на карточке изображены дерево, этажерка, метла и вилка. Один из больных шизофренией правильно исключил вилку, но объединил дерево, метлу и этажерку на неверном основании: не потому, что вилка металлическая, а  остальные предметы сделаны из дерева, а потому, что «вилка занимает горизонтальное положение, а все остальные предметы – вертикальное». Это – пример обобщения по латентному (несущественному) признаку. Другой больной исключил этажерку и объединил остальные предметы на основании того, что «вилка, метла и дерево имеют стержень, а этажерка стержня не имеет». Здесь также выбирается необычный, вычурный критерий обобщения, предмет исключается по несущественному признаку. Приведем еще один пример. На карточке изображены самолет, пчела, вентилятор, гвоздь. Больной исключил гвоздь на основании того, что «гвоздь - монолитный, а остальные предметы – немонолитные, состоят из частей». Операции абстрагирования и синтеза формально сохранны, общий признак найден, но несущественный, латентный. Второй больной исключил гвоздь на том основании, что «все остальные что-нибудь приносят: мед, продукты или прохладу». Вот в этом игнорировании стереотипов практики и проявился феномен искажения мыслительных операций.

     Искажение мыслительных процессов шизофренической природы также диагностируется с помощью методик «Сравнение понятий» и «Классификация». При использовании методики «Сравнение понятий» больным предлагалось найти сходство и отличие между предлагаемыми им парами понятий разной степени общности и вовсе несравнимыми. Сначала больной должен определить сходство и лишь потом различие. Например, экспериментатор просит сказать, чем похожи и чем отличаются понятия «снег» и «дождь», «слон» и «муха», «сани» и «телега», «ветер» и «соль», «луна» и «чернильница».  Больные шизофренией отвечали следующим образом. При сравнении понятий «воробей – соловей», пациенты указывали на сходство оперения, или говорили «цвет одинаковый», «оперение похоже», но не выделяли существенный критерий сходства: что это – птицы. Также больные не способны были выделить значимый признак различия: «отличаются тем, что соловей выше ценится», или «характер разный», или «воробьев чаще бьют» (но отнюдь не потому, что соловей – певчая птица, а воробей – нет). Решения подобного рода не зависели от трудности задачи: ошибки возникали и при выполнении самых простых заданий. Например, сравнивая «мышь» и «кошку», один из больных шизофренией  увидел сходство в том, что «обе поддаются дрессировке» другой - что «обе видят в темноте», третий - что «используются в научных целях» (но не в том, что это – животные).

     При выполнении методики «Классификация» один из пациентов, страдающих шизофренией, правильно сложил группы «Животные», «Средства передвижения», но затем начал объединять предметы по латентным признакам: кастрюля, чашка, слива, яблоко, часы объединялись, потому что «круглые», стакан, бутылка и чернильница – «стеклянные», жука и мухомор больной сложил вместе на том основании, что оба «гадкие». Другой больной на первом этапе методики «Классификация» составил следующие группы: 1) мебель; 2) посуда; 3) одежда («не цветная»); 4) «одежда цветная»; 5) инструменты (цветные изображения); 6) растения («цветные»); 7) «не цветные» растения; 8) овощи-фрукты (цветные изображения); 9) предметы учебы («цветные»); 10) люди «цветные»; 11) люди «не цветные».

     Таким образом, мыслительные операции, как таковые, осуществлялись, но признаки, которые использовали больные, были латентными, малозначимыми. Уплощенность личностно-эмоциональной сферы больных шизофренией выявил анализ ассоциативной продукции пациентов. Пиктограммы испытуемых экспериментальной группы 1 изобилуют псевдоабстрактными и стереотипными образами.

 

 

 

Ирина-Коган В.Р., Сенкевич Л.В, Фаринович В. Системно-психологические особенности  мотивационной и познавательной сферы психически больных

Рис. 1. Стереотипные (слева) и псевдоабстрактные (справа) образы в аасоциативной продукции больных шизофренией

 

     В экспериментальной группе 2 (больные маниакально-депрессивным психозом) были выявлены некритичность к своим суждениям, действиям и высказываниям, к оценке своей личности. Больные эпилепсией продемонстрировали нарушения динамической стороны мышления, вязкость, тугоподвижность психических процессов, низкую продуктивность воспроизведения в условиях опосредованного запоминания, снижение операционального уровня мыслительной деятельности. Больные не понимали переносного смысла пословиц (методика «Соотношение пословиц, метафор и фраз»). «Куй железо, пока горячо» - пояснение больного «Оно мягкое, пока горячее». Т.е., больной понял пословицу буквально, а переносный смысл от него ускользнул.

     Системно-психологическая диагностика типов психической работоспособности и мотивационных профилей психически больных показала следующее. Как видно из таблицы 1, значения параметра К (n) – показатель «широты» интеллекта или объема психической деятельности – ниже всего в выборках больных МДП (0,43) и шизофренией (0,58). Это свидетельствует о существенном ограничении болезненным состоянием объема перерабатываемой информации, снижении количества объединяемых в систему элементов. Эти больные погружены в свой внутренний мир, подчиненный принципу аутистического мышления, не способны выйти за пределы болезненных фантазий.

Таблица 1

Значения локальных коэффициентов темпа, сложности и объема психической деятельности испытуемых всех выборок.

Испытуемые

Параметр К (n)

Параметр К (с)

Параметр К (t)

Больные шизофренией

0,58

0,54

0,78

Больные эпилепсией

0,65

0,54

0,59

Биполярные расстройства

0,43

0,66

1,02

Контрольная группа

0,94

1,2

1,05

      Одинаково низкие значения коэффициента сложности системообразования выявлены у больных шизофренией, эпилептической болезнью и симптоматической эпилепсией. В случае больных шизофренией невозможность организации системных связей обусловлена искажениями мышления, нарушениями мыслительного процесса как в операциональном, так и в мотивационном звеньях. Затруднения этих больных в установлении системных связей даже между хорошо известными предметами было выявлено еще Б.В.Зейгарник (1980) и подтверждено данными нашего патопсихологического эксперимента. Больные эпилепсией, по-видимому, испытывают дефицит удельной сложности связей по причине снижения когнитивных процессов на конкретно-ситуационный уровень, спровоцированного локальным очагом мозгового поражения.

Значимые (на пятипроцентном уровне) различия в показателях темпа психической работоспособности выявлены у больных шизофренией, эпилепсией и здоровых испытуемых. По-видимому, фактором нетипичного для шизофренической нозологии замедления психических процессов явилась массированная психофармакотерапия.

     У больных МДП и обследуемых группы нормы значимых различий в показателях темпа психической деятельности не обнаружено. Преобладающим типом интеллекта во всех трех экспериментальных выборках является инерсивный (ограниченный). Число испытуемых с инерсивным типом психической работоспособности составляет  64,4% в выборке больных шизофренией, 55,5% в группе больных,страдающих МДП и 40% в выборке лиц, страдающих эпилептической болезнью и симптоматической эпилепсией. Собственно ограниченный или инерсивный тип интеллекта имеет самую слабую комбинацию системных способностей: недостаточная глубина интеллекта, ограниченность кругозора при низкотемповых характеристиках психических процессов.

     Безусловно, в экспериментальных выборках у большинства испытуемых наличествует массированный интеллектуальный дефект на фоне хронических прогредиентных психических заболеваний. Вместе с тем, надо иметь в виду, что, в случае больных шизофренией, мы, скорее, имеем дело с нарушениями мотивационной, нежели операциональной и динамической сторон мышления: столь низкие показатели широты, глубины и темповых характеристик интеллектуальной деятельности могут быть спровоцированы отсутствием мотива экспертизы.

Больные эпилепсией, страдающие в течение многих лет судорожными припадками, демонстрируют классическую картину интеллектуально-мнестического снижения эпилептической природы на фоне массированных органических поражений головного мозга.

     У больных МДП инерсивные показатели интеллекта могут быть вызваны массированной психофармакотерапией. В контрольной группе лиц с инерсивным типом интеллектуальной деятельности выявлено не было. Доминирующим когнитивным стилем в контрольной выборке является ингенитивный. Количество общеодаренных и версативных испытуемых составляет 28,5% и 23,3% соответственно [9].

     В выборках больных шизофренией и эпилепсией существенное место занимает «медленный ингенитивный» тип когнитивных процессов, встречаясь у 28,6% и 25% испытуемых соответственно. Этот тип характеризуется достаточно высокими показателями глубины интеллекта при низких значениях широты и темповых характеристик психической деятельности. Представители этого типа обнаруживают склонность к бесплодному мудрствованию, что свидетельствует о непродуктивности психической деятельности. Эти результаты подтверждаются данными патопсихологического исследования. В интеллектуальной продукции больных шизофренией часто встречались признаки резонерства со свойственной ему аффективной неадекватностью выбора предмета обсуждения. Самый незначительный повод вызывал у испытуемых псевдоабстрактные, чрезмерно обобщенные разглагольствования. Приведем несколько примеров. Больным шизофренией предлагалось задание «Определение понятий». Одного из пациентов просили дать определение понятию «часы». Больной: «Часы – импульс или пульс жизни всего человечества». – Экспериментатор: «А сейчас дайте, пожалуйста, определение понятию «шкаф» - Больной: «Шкаф – это элемент жизненных условий». – Экспериментатор: «Следующее понятие – лошадь». - Больной (с пафосной интонацией): «Лошадь – существо, приближенное и взаимодействующее с людьми». Другому больному предлагалось задание «Сравнение понятий». Экспериментатор: «Скажите пожалуйста, чем похожи и чем отличаются понятия «сани» и «телега». Больной: «Видоизменением видимости».

    Одним из компенсаторных приемов, с помощью которых больные с органической симптоматикой  предпринимали попытки выйти из затруднения, также являлось резонерство. Видимо, оно создавало для пациентов иллюзию разрешения мыслительных трудностей. Резонерство обследуемых, больных эпилепсией, несло в себе, помимо классических признаков – выраженной потребности в рассуждательстве, яркой эмоциональной окраске резонирующих суждений, - отчетливо звучащую нравоучительную ноту. Приведем пример. Больному предлагалось сравнить понятия «слон» и «муха». Больной начинает рассуждать: «Муха – это насекомое, причем, имейте в виду, вредное насекомое. Учтите, мухи бывают разные…».

     Структура интеллекта некоторых испытуемых, больных шизофренией, включает в себя следующие когнитивные стили. У 3,6% пациентов диагностирован ингенитивный тип психической работоспособности, у 3,4% - общеодаренный. Что показательно, эти типы интеллекта были выявлены у пациентов, чье пребывание в стационаре близилось к завершению. Это подтверждает предположение, что на темповые характеристики психической деятельности больных этой нозологии, находящихся в условиях психиатрической клиники,  решающее влияние оказывает психофармакотерапевтический фактор.

     Наличие в выборке больных шизофренией лиц с общеодаренным типом интеллекта подтверждает гипотезу Б.Н.Рыжова о возможности парадоксального развития способностей душевнобольных [7]. В пользу этой гипотезу говорит и доминирование ингенитивной составляющей когнитивных процессов у этих пациентов. Наиболее уязвимым звеном мыслительного процесса у больных шизофренией является как раз установление системных связей даже между хорошо известными предметами [2]. Логично было бы предположить, что самые низкие показатели у этих пациентов должны быть выявлены по параметру сложности образуемых системных связей. Однако, у 32,2% этих пациентов по субтесту «Прогрессивные матрицы Равена» теста «Психическая работоспособность»  обнаружились довольно высокие показатели качества выполнения сложной логической деятельности, что свидетельствует о способности больных шизофренией к нетривиальным суждениям, основанным на построении парадоксальных системных связей.

     Помимо инерсивного и медленного ингенитивного типа психической работоспособности, значительному числу больных симптоматической эпилепсией и эпилептической болезнью свойственен медленный версативный тип интеллекта. Он встречается у 35% испытуемых экспериментальной группы 3.

     Эти данные также подтверждают гипотезу Б.Н.Рыжова о парадоксальном развитии способностей психически больных. Согласно системной теории интеллекта, при симптоматической эпилепсии и эпилептической болезни в наибольшей степени страдает параметр широты интеллекта: на фоне интеллектуально-мнестического снижения органической природы у больных ограничивается объем перерабатываемой информации, количество объединяемых в систему элементов [7]. Однако, в отличие от больных шизофренией, у пациентов, страдающих эпилепсией, сохранно мотивационное звено мыслительного процесса и не нарушено мотивационно-потребностное ядро личности в целом. Поэтому в экспертной ситуации больные стараются показать наилучшие результаты, они высокомотивированы, и это компенсирует интеллектуальный дефект: показатели субтеста «Запоминание геометрических фигур» теста «Психическая работоспособность», предназначенного для оценки качества мнестической деятельности, направленной на запоминание большого числа элементов при ограниченном времени выполнения задания, у трети испытуемых экспериментальной группы 3 в пределах нормы. Сохранность мотивационно-потребностной сферы больных эпилепсией открывает перед клиническими психологами самые широкие возможности психотерапевтических воздействий на этот контингент пациентов психиатрической клиники.

     Вместе с тем, динамика нарушений личности и мышления по органическому типу проявляет себя в постепенном уменьшении удельной сложности когнитивной системы больных эпилепсией. Удержание в памяти и поле внимания достаточно большого числа элементов достигается путем перехода на конкретно-ситуационный уровень обобщений. Это подтверждается данными патопсихологического исследования. Пиктограммы больных эпилепсией чрезмерно конкретны, изобилуют множеством лишних деталей. Больные рисуют на каждое стимульное слово целую «картину» с мельчайшими подробностями, что не улучшает качества отсроченного воспроизведения.

     Снижение удельной сложности системы когниций больных эпилепсией также подтверждается результатами выполнения методики «Классификация»:  так, один больной объединяет посуду, стол и этажерку, так как посуда «стоит на столе и в шкафу» (конкретно-ситуационные связи), отдельно собирает группы диких и домашних животных, цветы «лесные» и «садовые» (излишняя детализация),

     Рассмотрев комбинации первичных и вторичных динамических характеристик эпилептического и шизофренического типов интеллекта в свете динамической теории систем [7,8], мы получим следующее: в первом случае уменьшается сложность при одновременном росте объема и энтропии когнитивной системы, во втором - увеличивается или сохраняется ее сложность при одновременном уменьшении объема и энтропии. Тип системодинамики эпилептического дефекта представляет собой деградацию, прогредиентность шизофренических нарушений личности и мышления приводит к динамической фазе «коллапс». Деградация как доминирующий тип системодинамики когнитивных процессов больных эпилепсией эквивалентна эпилептическому слабоумию. Коллапс как процессуальная фаза психической работоспособности больных шизофренией следует непосредственно за стадией распада психических процессов, что эквивалентно диссоциации психики при шизофрении.

     Распад как тип системодинамики когнитивных процессов больных шизофренией проявляется в утрате единства интеллекта и аффекта, переживаний и знаний, разрушении структуры мотивов и потребностей. Распад характеризуется уменьшением сложности и объема когнитивной системы при одновременном возрастании ее энтропии. Происходит искажение мыслительных операций больного. Понимание и желание не тождественны осознанию и действию по отношению к объекту.  Коллапс, сужая пространство сознания, делает возможным дальнейшее существование шизофреника за счет снижения энтропии системы когниций. Происходит соответствующая перестройка сферы потребностей и мотивов, ведущей становится мотивация поддержания порядка на индивидуальном и надындивидуальном уровне. Но это происходит на фоне снижения психической активности, нарастающей аутизации, утраты социальных контактов больных шизофренией.

     Соотношение типов психической работоспособности в выборке больных биполярным аффективным расстройством следующее. У 27,7% больных биполярными расстройствами диагностирован «инерсивный быстрый» тип психической работоспособности, что свидетельствует о поверхностности суждений, «скачке идей», разорванности мышления, непродуктивности интеллектуальной деятельности этих пациентов в фазе обострения заболевания. Эти выводы подтверждаются результатами анализа ассоциативной продукции больных МДП. Например, одна из больных в целях запоминания и воспроизведения стимульного слова «дружба» (методика «Пиктограмма») рисует собаку, человека, перчатку, меч, глаз, нос и дает следующий комментарий: «собака – друг человека … лаечного типа … хозяйка-женщина, и, возможно, это я … я болею … перчатка, нос, глаз, меч, лапа – если у меня были друзья они бы стали для меня моими руками … коготь, острый глаз – мне нужен острый нюх, чтобы кто-то за меня был моим носом, глазом … мечи – телохранители мои, это пять моих друзей». Другой больной на стимульное слово «отчаяние» изображает пузырек с лекарствами и комментирует: «Это я пытался покончить жизнь самоубийством… Для суицида я выбрал путь лидера «Нирваны» Курта Кобейна. Я проглотил столько снотворного, что меня еле откачали. И зря! Восемьдесят семь процентов суицидов повторяются, у меня это третья попытка. Я докажу своей девчонке, что я - человечище! Я ее люблю. Люблю музыку «Нирваны». Лекарство - нирвана, смерть - нирвана и группа «Нирвана». Всегда хотел стать музыкантом. Говорят, у меня талант». Эти высказывания свидетельствуют о нецеленаправленности, разноплановости мышления, а также патологии аффективной сферы пациентов с маниакально-депрессивным психозом.

     Системная диагностика мотивационно-потребностной сферы психически больных показала следующее. В мотивационном профиле больных эпилепсией доминируют мотивации самосохранения и альтруизма, связанные с обеспечением порядка на видовом и индивидуальном уровнях. Это свидетельствует о хорошо развитых механизмах социальной адаптации лиц. страдающих симптоматической эпилепсией и эпилептической болезнью: интеллектуальный дефект компенсируется действиями, направленными на достижение индивидуальной устойчивости во взаимоотношениях со средой, и охранительными тенденциями по отношению к значимым другим. Этот тип доминирующей мотивации носит название «биорд» (от греч. «жизнь» и лат. «порядок»).

     В структуре мотивационно-потребностной сферы больных шизофренией ведущими являются мотивации сохранения личности и социума. Доминирование тенденции сохранения информационной структуры личности, ее устойчивости при внешних взаимодействиях, представленной комплексом различных защитных механизмов, обусловлено тем, что среди эго-защит больных шизофренией, согласно психодинамической концепции О.Кернберга [3], преобладают защитные механизмы низкого уровня (изоляция, расщепление, примитивная проекция), не предохраняющие личность от распада. Мотивация сохранения социума, или нравственный потенциал личности, проявляющая себя в приверженности принципам морали, развитом чувстве справедливости, отражает потребность больных шизофренией в поддержании порядка в окружающем мире, воспринимаемом ими как хаотичный, непредсказуемый и потенциально опасный. Психологический прототип мотивационного профиля, проявляющий себя в доминировании мотивации защиты «я» и нравственности носит название «социорд» (от лат. «общество» и «порядок»). Типичные представители этого типа - религиозные и общественные деятели. Т.Г.Визель [1] полагала, что все великие пророки обладали шизоидной личностной акцентуацией, и единственный путь психологической поддержки больных шизофренией - религиозно-ориентированная психотерапия. Действительно, у значительной части больных шизофренией в беседах встречались бредовые конструкции религиозного содержания, и пациенты охотно развивали эту тематику в процессе структурного клинического интервью. Учитывая крайнюю неэффективность большинства психокоррекционных и психореабилитационных программ, применявшихся в психотерапевтических отделениях психиатрических клиник, апробация религиозно-ориентированных психотерапевтических методов на базе психиатрического стационара, безусловно, имеет право на рассмотрение.

     Большинство испытуемых экспериментальной группы 2, страдающих маниакально-депрессивным психозом, можно отнести  к психологическому типу «социотен», проявляющему себя в доминировании познавательной мотивации и самоактуализации, связанных с развитием личности и общества [8,9]. Больным МДП в период маниакальных фаз циркуляторного процесса свойственно ложное ощущение всемогущества. Патологическое ускорение мыслительных процессов обусловливает доминирование мотивационных тенденций увеличения числа элементов социальной системы, проявляющихся в стремлении к репродукции своего «Я» за счет прямого или косвенного воздействия на других членов социума, создание реальных или идеальных объектов, несущих отпечаток личности больного. Многие пациенты, страдающие МДП, находясь в стационаре, пишут стихи, ведут дневник, пытаются писать романы, повести и т. д. Анализ их интеллектуальной продукции представляет существенный интерес для патопсихологии творческой деятельности. Для успешной реабилитации этих больных могут использоваться различные арттерапевтические методы.

 

Заключение

 

     С позиций системно-психологического подхода к основным характеристикам психической работоспособности психически больных относятся увеличение или сохранение удельной сложности устанавливаемых связей при сокращении объема регулируемой системы. В случае патологии личности и мышления шизофренической природы у пациентов происходит сужение пространства сознания, реорганизация ранее несущественных связей в существенные по принципу оперирования латентными, неадекватными критериями.  Искажается процесс обобщения, которое теперь осуществляется по несущественным признакам предмета, реорганизовавшимся в представлении больных шизофренией в существенные. Сужение объема сознания, уплощение эмоциональной сферы влечет за собой перестройку иерархии мотивов: мотивация сохранения порядка в предельно упростившемся внешнем и внутреннем мире больного преобладает над мотивацией развития.

     Нарастающий дефект познавательной и личностной сферы эпилептической природы проявляет себя в интеллектуально-мнестическом снижении по органическому типу: у больных сокращаются объемы памяти, внимания, сужается кругозор, в мотивационном профиле доминируют мотивация самосохранения и охранительные тенденции по отношению к ближайшему социальному окружению.

     Нарушения познавательной сферы лиц, страдающих маниакально-депрессивным психозом, проявляются в патологическом ускорении темпа психической работоспособности. У больных снижается критичность, самооценка становится неадекватно-завышенной, что проявляется в доминировании мотивации развития социума и личности в период обострения заболевания на фоне непродуктивности мыслительных процессов. Вместе с тем, у значительной части душевнобольных происходит парадоксальное развитие способностей, существенно повышающее итоговую продуктивность психической деятельности.

     Системно-психологический подход к диагностике познавательной сферы психически больных дополняет и уточняет данные патопсихологической дифференциальной диагностики, что является крайнем важным для адекватной квалификации патопсихологических симптомов и синдромов. Изучение системных особенностей мотивационно-потребностной сферы пациентов психиатрических клиник вносит свой вклад в решение проблемы разработки адекватных и эффективных психокоррекционных и психореабилитационных программ.

 

Литература

  1. Визель Т.Г. Мозг и феномены человеческой психики. - М., 1995.
  2. Зейгарник Б.В. Психология личности: норма и патология. - М.: Воронеж, 1998.
  3. Кернберг О. Тяжелые личностные расстройства. - М.: Класс, 2002.
  4. Клиническая психология: в 4 т.: учебник для студентов высших учебных заведений / Под ред. А.Б.
  5. Холмогоровой. - Т. 1 Общая патопсихология / А.Б. Холмогорова. – М.: Издательский центр «Академия», 2010.
  6. Лукомский И.И. Маниакально-депрессивный психоз. - М.: Медицина, 1968.
  7. Рубинштейн С.Я. Экспериментальные методики патопсихологии. - М.: ЭКСМО-Пресс, 1999.
  8. Рыжов Б.Н. Системная психология (методология и методы психологического исследования). - М.: Изд-во МГПУ, 1999.
  9. Рыжов Б.Н. Системные основания психологии // Системная психология и социология. - № 1 (1). - М.: МГПУ, 2010. - С. 5-43; № 2 (1). - М.: МГПУ, 2010. - С. 5-25
  10. Сенкевич Л.В. Клиническая психология (учебное пособие): Электронный учебник / Л.В. Сенкевич, Т.Г. Визель Т.Г., Левченко И.Ю., Кулагина И.Ю.  – М.: МГППУ, 2008.