PDF-версия
Б.Н. Рыжов - Системная психология
Б.Н. Рыжов - История псих-ой мысли
Содержание №30 2019

Психологические исследования

Коган Б. М., Дроздов А. З. Системная взаимосвязь механизмов психологической защиты и личностных характеристик девушек с несуицидальным самоповреждающим поведением
Арзуманов Ю. Л., Коротина О. В., Абакумова А. А. Личностные особенности людей с зависимостью от синтетического психоактивного вещества
Валявко С. М. О возможности формализации рисуночных методик в специальной психологии: проблемы и перспективы
Захарова Л. Н., Саралиева З. Х.-М., Леонова И. С., Заладина А. С. Усталость как показатель социально-психологического возраста персонала

История психологии и психология истории

Романова Е. С., Рыжов Б. Н. Борис Федорович Ломов — ученый, ставший воплощением своего времени
Ryzhov B. N. Psychological Age of Civilization (перевод на английский язык Л.А. Машковой)

Социологические исследования

Добрина О. А. Социальные риски современности и угрозы идентичности: системный анализ концепции «культурной травмы» П. Штомпки
Ткаченко А. В. Системный подход в социологических концепциях Г. Лебона и З. Фрейда

Рецензии

Aleksander T. Review about Old Age and Disability (с переводом на русский язык)
Новлянская З. Н. Психология, литература и кино в диалоге о человеке

Информация

У Дмитрия Владимировича Гандера юбилей!
Сведения об авторах журнала «Системная психология и социология», 2019, № 2 (30)
Требования к оформлению статей
Наши партнеры

WWW.SYSTEMPSYCHOLOGY.RU

 

Урываев Ю.В. Цель, результат и гомеостазис в динамической системе организма

Журнал » 2011 №3 : Урываев Ю.В. Цель, результат и гомеостазис в динамической системе организма
    Просмотров: 4924

ЦЕЛЬ, РЕЗУЛЬТАТ И ГОМЕОСТАЗИС В ДИНАМИЧЕСКОЙ  СИСТЕМЕ ОРГАНИЗМА


Урываев Ю. В., 

МГПУ, Москва

 

 

 Междисциплинарный обзор предполагает, что особой целью систем живых организмов является способность стабилизировать свои процессы выживания. Живые клетки приобрели способность выживать путем адаптации, совершенствуя ее постепенно или скачками. Прокариоты, менее интегрированные и резистивные организмы, слабо адаптивны, по сравнению с более совершенными эукариотами,- сущностями с более продолжительной жизнью, обладающими лучшей адаптацией из-за централизованного ядра, интегрирующего метаболические процессы клетки. Многоклеточные организмы, вплоть до человека с  дифференцированными наружными и внутренними частями или органами (лат. «орудия»), стали жить намного дольше благодаря общебиологическому способу сочетанной метаболической  ауторегуляции. Млекопитающие с их развитым мозгом приобрели отчетливую способность раздельно регулировать поведение и внутреннюю среду. Отсюда простая «цель», как паттерн нервной систематизации для преодоления и избегания неблагоприятных отклонений состояния тела, преобразовалась в осознанную через запоминание специальных сигналов речевых органов. Совершенствуя мозговые механизмы селективных ассоциаций и воспоминаний, человек научился оперировать перспективными и близкими целями.

Ключевые слова: система биологическая, система   функциональная, системообразующий фактор, цель, сигнальность, адаптивность

 

THE GOAL, THE RESULT AND HOMEOSTASIS IN DYNAMICAL SYSTEM OF THE ORGANISM

                                                                                                              

      Urivaev Y.V.,

MCPU,Moscow

 

An interdisciplinary overview is suggested that the essential purpose of systems of living organisms is to stabilize processes for surviving. Living cells have gained the quality to survive by adaptation, improving one gradually and by metamorphoses in evolution. Procariots, less integrated, less resistive, restoring poorer and advanced eucariots, longer life span entities have manifested better adaptation owing to centralized nucleus, which integrates the whole metabolic processes of a cell. Multicellular organisms up to humans with differentiated own external and internal parts, or organs (lat. “tools”) have got life interval extremely longer by common biological mean - combined metabolic autoregulation. Mammals with developed brain have received visible ability to regulate separately behavior and autonomous milieu interior. Hence a simple “purpose” as the pattern of neuronal systematization to overcome and avoid unfavourable deviations of the body state has turned to be conscious by remembering special signals of speech organs. Perfecting brain mechanisms of associative selection and recalling learnt the human to operate with long- and short-term purposes. 

Key  words: biological system, functional system, purpose, surviving, condition signality, adaptation.

 

 

     Долгое время понятия "система" и "цель" рассматривались в научных работах как независимые. Понятие система родилось в античной философии и означало сочетание, организм, устройство, организация. На заре эпохи Нового времени Б.Спиноза (1632-1677) исходя из идеи о движении как "причины самой себя", сделал допущение, что существует особая живая субстанция с основными атрибутами - протяженностью и мышлением. Он полагал, что основная задача психики сохранять телесное здоровье («mens esse potest sine corpora»). Психика, таким образом, стала завуалированным выражением самосохранения, как и «конечной цели» жизни, а систематизация отношений мозга и тела - главным пунктом на пути объяснения взаимосвязи бессознательного и осознанног.

  Аналогичную систему монад с регулирующими категориями пространство - «проявление порядка возможных сосуществований» и время – «порядок неустойчивых возможностей» развивал Г.В.Лейбниц (16461716).  Он ввел категорию апперцепция (лат. ad - к и percepcio – восприятие) - актуализацию (осознания) опыта, «самосознание» неделимой единицы «монады».  Относительная самостоятельность цели и восприятия, по мнению И. Канта (1724-1804) описывается в двух видах  апперцепции: эмпирической (ощущаемой сейчас) и трансцендентальной (лат. transcendens, выходящей за пределы настоящего). А его последователь  И. Гербарт (1776-1841) указывал, что «апперцептивная масса» - объем представлений, удерживающих сознание в форме внимания и индивидуального опыта формируется в ходе воспитания.

     Живые организмы выживают, адаптируясь не только к текущей ситуации, но и предстоящей. Организмы, в особенности высшие вплоть до человека, побеждают в борьбе за существование благодаря подчинению текущей деятельности предстоящему результату. Существа отличаются от всех других систем именно целенаправленной систематизацией. Биологическая целенаправленность – результат эволюции форм жизни. Потенциальные возможности к «предвидению» в эволюции и онтогенезе преобразуются в цель. Доклеточные системы жизни являются метаболическими -  преобразуя асинхронные и разнообразные изменения в циклические через обратные связи, поддерживая устойчивость и длительность структуры. Клетки «формируют» наследственные специальные структуры будущего –  генетические. Клеточные циклы, т.е. частные системные процессы интерфазы и митоза, в конечном итоге приводят к простому самовоспроизведению. Условные - морфологические и физиологические классификации частей тела на ткани (соединительную, мышечную, нервную, железистую, возбудимые и невозбудимые), группы похожих клеток и их «встроенность» в органы объясняются как индивидуальная гармония интеграции для оптимального «функционирования» тела. Связь строения тела и свойств отражены в конституционных и формально-динамических классификация типов человека.    

        «Простейшим» способом выживания, приспособления к предстоящему, по нашему мнению, явилось выделение стабильной внутренней среды (фр. milieu intérieurК. Бернар, 1857 [13]). Изолированные жидкости тела, окружающие клетки, оставались относительно постоянными за счет выравнивания – перемещения, поступления и удаления. Этому предшествовал продолжавшийся более 2-х столетий период обоснований клеточной организации тела. На определенной стадии эволюции многоклеточных организмов происходит автономизация гомеостатической деятельности от поведенческой. «Усовершенствованный»  гомеостазис  объединяет «внутренности» тела и «висцеральный» мозг через автономную нервную систему (АНС). АНС и соматическая (регуляция скелетных мышц и кожно-проприоцептивной чувствительности) нервная системы интегрируют гуморальную, гормонально-ликворную среду.  Жизнедеятельность мозга включает обновление нейронов и реорганизацию их контактов, поддерживаемых адекватным кровотоком. Цель как интегральная оценка состояния тела и окружающей среды в ходе онтогенетического накопления опыта усложняется и приобретает относительную самостоятельность. Бессознательный и осознанный компоненты цели в разной степени взаимосвязаны с соматическими процессами. Предполагается, что смена текущей деятельности на скрытую аналогична переключению фокуса внимания бодрствующего мозга. Эволюция клеток рассматривается потому, в частности, что многоклеточный орган живет, обновляясь, заменяя «отмирающие» единицы «рождающимися». Принципиально сложность содержит в себе простоту. Эволюция стремления выжить, продлить жизнь особи создала нейроны и мозг – следующий этап специализации биологической «цели». Нейроны – особые клетки для координации разнообразных клеток - исполнителей - мышечных и секреторных многоклеточного организма. Наиболее совершенные клетки создали ядро с генетическим аппаратом для целенаправленного самовоспроизведения.

        Как оказывается, в нейронах геном еще и специализирован на кратковременное сохранение следа возбуждений и даже возможность сообщать об этом соседним нейронам. Большинство организмов эволюционировали от центральной симметрии к осевой асимметрии в виде длинного тела с увеличенным головным концом. Они достигли видовой цели адаптации, приспособившись к воздушной и наземной жизни. Расширение индивидуальной приспособляемости привело к удлинению продолжительности жизни. Мозг позволил организму не только контактировать со средой (поиск, нападение), но и скрываться от нее (пассивное замирание, В.Кеннон [6]). Мудрость тела рассматривалась прежде всего как саморегуляция. В этом же плане Л.Гендерсон описывает уравнение кислотно-щелочного баланса крови. Главный вывод, к которому он приходит, звучит вполне современно: «Свойства материи и явления космического развития... тесно связаны со строением живых организмов и с их приспособлениями; поэтому эти свойства являются более важными для биологии, чем предполагали ранее. Общий процесс развития, как космический, так и органический представляют единство, и биолог прав, что вселенная биоцентрична в самом своем существе» (цит. по [8], с. 19). Незамеченным оставалось важное обстоятельство. Регулируя двигательные эффекторы мозг научился  «игнорировать» «потребности» гомеостазиса – подавлять удовлетворение  (голода, спаривания, др.) и «ублажать» их. Решающий этап синтеза системных взглядов  и саморегуляции связан в первую очередь с именами А.А.Богданова, Н.Винера, и А. Л. Чижевского, занимавшихся изучением крови – основного предмета и модели внутренней среды. Все они внесли огромный вклад в становление системного мышления.

        Разъяснение применимости системного мышления к объектам любой природы дает Л.Гендерсон («Общая социология Парето в интерпретации физиолога»,1935). Ему хотя и не удалось ясно показать направленность эволюционного процесса на всех уровнях материи (задача является дискуссионной и сегодня), но удалось нащупать путь, как нам кажется, к современному синергетическому подходу. Он выделяет два фактора эволюции – «тенденция» и «время»: «Создается такое впечатление, как будто через весь процесс развития происходит влияние некоторой непрерывно действующей тенденции, хотя это обстоятельство имеет и мало значения для науки; необходимо только иметь ввиду, что такая тенденция, как и время, является вполне независимой переменной и что тенденция и время вместе создают некоторую неизменную среду процесса развития» [8, с. 46]. К этому времени относятся и системные взгляды П.К.Анохина. Опираясь на мысль о недостаточности периодической системы элементов Д.И.Менделеева, Л.Ж. Гендерсон приходит к выводу о независимом порядке свойств, необходимости учитывать фактор времени, динамики развития процессов и избирательности элементов. Причем, свойства элементов распределены между элементами неравномерно, так что «яркие, характерные признаки кажутся скорее сконцентрированными на некоторых специальных элементах… в первую очередь на водороде, кислороде и углероде …весьма важных для …космического и органического развития… Следствием этого является еще и то, что на этой поверхности существуют в высшей степени устойчивые, сложные и полные энергии системы» [8]. Принцип целостности, «холизм» (Я. Смэтс, 1926) возник в противовес аналитизму. Идея целостности, взаимосвязанности и взаимозависимости  частей целого затушевала «золотую середину» различие, особенности  частей целого. Структура целого, сложившаяся как дуга рефлекса, существенно изменилась после введения И.П.Павловым «рефлекса цели» (1924) и функциональной системы П.К.Анохина (1935-1974, [14]). 

     Развитие системного мышления и появление теории систем может способствовать распространению редукционизма с опасностью, с одной стороны, игнорирования прикладного значения философии и, с другой – отрицания ценности теорий – с другой. Однако философия всегда будет шире теории систем, поскольку шире ее предмет и методы, а конкретные науки всегда будут конкретными, что совсем не отрицает смену научных парадигм. А именно так и следует рассматривать системное мышление – как научную парадигму с присущей ей системой ценностей, правил и процедур. Как бы то ни было, но первая половина ХХ века – это эпоха становления системного мышления. Независимо от кибернетики и тектологии в 30-е годы австрийский биолог Людвиг фон Берталанфи разрабатывает общую теорию систем. В его теории главное понятие – «открытая система». Если у Винера главным образом исследуются технические системы и главный акцент сделан на внутренние обратные связи, то у Берталанфи особое внимание уделено механизмам обмена вещества-энергии-информации между живым организмом и окружающей средой и установлению внутреннего динамического равновесия – гомеостазиса. Также рассмотрен вопрос об усложнении живых систем, т.е. подготовлен подход к современной синергетике с биологической стороны.

    Системные представления начались с нервизма (И.М.Сеченов, И.П. Павлов) и преобразовались в систему центрально-периферических  отношений (П.К. Анохин, 1935, 1968, др.). Психологи нивелировали  сложность опережающих деятельность мозговых процессов, введя обилие противоречивых, якобы «уточняющих» терминов, хотя и вынуждены были перейти к психофизиологии и нейропсихологии последовательных отражении событий мира в мозге. Так, относительно законченное целеполагание (близкое к доминанте) выражено термином апперцепция - особой внутренней силой (комбинация осознания опыта и создание целого), исходящей из лобных долей мозга. Сила, заставляющая испытуемого концентрироваться на ритме одного метронома при воздействии другого. Такое целеполагание, которое даже соответствует не перцептивному, а апперцептивному уровню сознания, способному  адекватно "объединять элементы", способному к "творческому синтезу", такая систематизация трактовалась В.Вундтом как особый подбор психических элементов, составляющих ощущения, представления и чувства. Продолжение исследований в этой области привело к появлению гештальтпсихологии. В настоящее время апперцепция рассматривается более узко, как характеристика сенсорно-перцептивных процессов, зависящая от прошлого опыта.

    Психология отделилась от медицины и биологии в конце XIX столетия. Начало ХХ столетия знаменует выступление И.П.Павлова (1903), открывшее системы высшей нервной деятельности и «универсальных», единых исследований систем и целей  П.Жане [14]. П. Жане высказал предположение, что различные психические процессы представляют собой явления, подготавливающие действия. Чувства, мышление являются процессами, осуществляющими регуляцию действия и основой развития личности. Поведение человека рассматривается как «включающее не только извне наблюдаемую активность индивида, но и внутреннее психическое содержание (выделено автором), которое становится неотъемлемой частью поведения, его регулирующим звеном». Разрабатывая свою теорию “образа действия”, П.Жане (1929) выдвинул положение о “психологическом напряжении” как доминанте действия. Менее известна опубликованная чуть раньше идея функционально складывающегося центрально-периферического «рабочего органа» для выполнения цели, в котором «векториальная определенность движения и является результатом доминанты...» [17].  В усложнении уровня организации поведения человека отчетливо прослеживается возрастание целеполагающего компонента - от рефлекторных актов, отсроченных перцептивных (включая подготовку и завершение) действий, элементарных социальных («подражательных») и интеллектуальных актов, манипуляций с объектами и формирование интеллектуальных (символьных) объектов, до умственной деятельности, мышления и созидательного труда, основанного на  произвольном внимании и волевом усилии. «Оставалось» лишь понять развертывание во времени каждого уровня или комбинации  «уровней» при естественном поведении. Каждый уровень, вид поведения нацелен на достижение «перспективного» результата.

     Психологи-ассоцианисты сосредоточились на изучении «объективного» поведения. Игнорирование разума (интеллекта) сопровождалось стремлением понять физику и химию подлежащих процессов мозга. И через некоторое время зашли в тупик, названный психофизической проблемой. Так, первые исследования Ч.Шеррингтона (1906,1930,1934) по интеграции, координации движения, наиболее известные и отмеченные нобелевской премией, включали анализ последовательности изменения активности мышц антагонистов – прообраз цели (сигнальность, изученная И.П.Павловым). Например, сгибание в локте начинается с «микропредвидения» - расслабления трицепса и последующего сокращения бицепса. Глотание есть расслабление впереди пищевого комка и сокращение, «проталкивание» сзади пищевого комка. Поздние работы Ч.Шеррингтона менее известны, хотя почти противоположны начальным, ибо уходят в физиологический субъктивизм  [14]. Разнообразные модели исследования механизмов цели основаны на кратковременных – минуты -  часы и длительных  – месяцы-годы процессах, имеющих явно различные механизмы. К числу феноменов предвосхищения будущего может быть причислена установка, понимаемая как готовность действовать в некоторой ситуации определенным образом. Идею их различения высказал Б. Ф. Ломов, считая, что опережающее отражение выступает в двух основных формах: предвидение (прогнозирование, антиципация, экстраполяция) и целеполагание [3]. «Есть основания относиться к нашему физическому представлению о времени с некоторой подозрительностью - причем не только в отношении сознания, но и в отношении собственно физики (выделено автором – Ю.У.), когда в дело вступают квантовые нелокальность и контрфактуальность». К сожалению, фактор времени, ключевой в формировании живой системы, авторитетом автора общей теории систем Л. фон Берталанфи оттеснен на задний план. Этому способствовало понятие эквифинальности («равнозначности» «при достижении цели») биологических систем как открытых систем (публикации 1932-1942гг.).

     Пожалуй, впервые мысль о способности человека отражать время событий высказал  А. Бергсон. Его увлечение гипнотизмом вылились в диссертацию (L'essai sur les donnees immediates de la conscience) и последующие теории. В частности о том, что реальная человеческая жизнь  и ее периоды обладают длительностью, а интуиция направляет внимание на «первичную данность» — собственную психическую жизнь.  Этот период развития психологии - крайне важный этап реформирования и обновления психологии, введения понятий, «открытых» позднее, преобразовавшийся в особую науку, "систему с рефлексией". Причем, специфика рефлектирующих систем состоит в их способности к  "самосознанию", «т.е. описанию поведения системы с точки зрения ее самой» [10]. Существующая классификация систем на разнообразные группы – общие,  самоорганизации и др. не акцентирует уникальность, качественное отличие биологических систем. Принципиально иными свойствами обладают цели, которые ставит человек. Это идеальные цели системы жизнедеятельности, ориентированные на социальную среду микро- и макро групп. Естественно, что и они зависят от биологических оснований. Социальные системы, естественно, характеризуются «целенаправленностью»[8]. Раскрыть место и значение цели как системообразующего фактора, ключевого для био-психологических систем и последовательно отстаивать его значимость удалось П.К.Анохину [2]. «Вся история развития живой материи до ее самого высшего этапа – мыслящего человека подчиняется одному и тому же закону: приспособительное поведение организмов, сохраняющее им жизнь и ведущее к прогрессу возможно только потому, что внешний мир через разнообразнейшие параметры своего воздействия «входит» в организм в форме тончайших информационных процессов, весьма точно отражающих основные параметры этого объективно мира» [3]. В этом высказывании есть «системообразующий» фактор – предстоящий результат поведения в виде иерархии «целей», высшей - выживания и частных, конкретных субординированных результатов – позные и фазические движения, составляющие деятельность, в конечном итоге завершающуюся восстановлением гомеостазиса. Этот ключевой элемент  теории функциональной системы  П.К.Анохина - акцептор результата действия (АРД). АРД подготавливается - «мозговое отражение» предстоящего, которое  удерживается до завершения деятельности. Причем этот компонент в функциональной системе поведения обнаруживается не сразу, а на основе, после формирования предпусковой интеграции – афферентного синтеза и «отсечения» менее вероятных выборов, после принятия решения. Гедонический компонент сопровождает достижение цели. Внешние условия определяют «общую» цель деятельности, «временно» объединяющую  бесчисленное множество «частных» процессов разного уровня. Нередко глубоко упрятанные за пафосными фразами. «Люди привыкли объяснять свои действия из своего мышления, вместо того, чтобы объяснять их из своих потребностей (которые при этом, конечно, отражаются в голове, осознаются…)» [14].

     Информация в переводе с латинского «внутри формы» (лат. Informatio,  сообщения, сведения,  знания, осведомленность). Как бы многозначна она ни была, характеризуется параметрами информативности сведения, в биологическом значении новизной, т.е. «снятой неопределенностью» (К. Шеннон). Новизна не может не быть сравнительной -  циклами «обращения настоящего к прошлому и будущему». Это и есть временной параметр биологического объекта. Именно динамизм – характерная особенность функциональной системы: традиционная фотография превратилась в фильм. Его П.К.Анохин положил в основу функциональной (иначе говоря, повременной и временной) системы. Общая схема функциональной системы является поступательно-циклической. «Развертывание» схемы поэтапно – афферентный синтез → принятие решения → АРД как компонент действия. Свойства и «механизмы» цели и результатов соответственно гораздо более сложны, нежели простые модели поведения. Именно превращение индивида в человека появляется  регуляцией и саморегуляцией на основании предвидения. По существу, это и есть целенаправленность. Подчеркивая  значительное усложнение психических функций сравнительно с физиологическими, Л.С.Выготский замечает: «Когда нас упрекали в том, что мы усложняем некоторые чрезвычайно простые проблемы, мы всегда на это отвечали, что нас надо упрекнуть скорее в другом: мы чрезвычайно упрощенно объясняем проблему исключительной сложности.». Вот пример понимания термина система. «… восприятие становится в новые отношения с другими функциями, вступает в сложные сочетания с новыми функциями и начинает действовать с ними в единстве как некоторая новая система…». «Свой доклад я назвал докладом о психологических системах, имея в виду те сложные связи, которые возникают между отдельными функциями в процессе развития и которые распадаются или претерпевают патологические изменения в процессе распада». «Мозговым субстратом психических процессов являются не изолированные участки, а сложные системы всего мозгового аппарата. Но вопрос заключается в следующем: если эта система заранее дана в самой структуре мозга, т. е. исчерпывается теми связями, которые существуют в мозгу между отдельными его частями, мы должны предположить, что в структуре мозга заранее даны те связи, из которых возникает понятие. Если же мы допустим, что здесь возможны более сложные и не данные заранее связи, мы сразу перенесем этот вопрос в другой план.» [4, с.128].

    Приведем лишь два из многих примеров психопатологии, описанных Л.С.Выготским. «Паркинсоник не может сделать шаг; когда же вы говорите ему: «Сделайте шаг» или кладете на полу бумажку, он этот шаг делает. Все знают, как хорошо паркинсоники ходят по лестнице и плохо - по ровному полу». И аналогичный, с разъяснением «…паркинсоник хочет поднять руку, когда вы ему говорите, но этого импульса недостаточно; когда вы связываете просьбу с еще одним (зрительным) импульсом, он поднимает. Добавочный импульс действует вместе с основным. Можно представить картину и по-другому. Та система, которая позволяет ему поднять руку, сейчас нарушена. Но он может связать один пункт мозга с другим через внешний знак.» [4,с.129]. Наконец, Л.С.Выготский подытоживает: «Повторяю, не только память изменяется, когда она вступает, если можно сказать, в брак с мышлением, но мышление, изменяя свои функции, не является тем мышлением, которое мы знаем тогда, когда изучаем логические операции; здесь изменяются все структурные связи, все отношения, и перед нами в этом процессе замещения функций образование новой  системы, о которой я говорил прежде».  Видимо, несмотря на успехи психологии, и сейчас уместно высказывание   «Психология как познание внутреннего мира человека до сих пор ищет свои истинные методы»[4, с.115]. Основанием для такого заключения могли быть данные В. М. Бехтерева (1907), обнаружившего, что животные без лобных долей «не оценивают нужным образом результаты своих действий, не устанавливают определенного соотношения между отпечатками новых внешних впечатлений и результатом прошлого опыта и ... не направляют движения и действия сообразно личной пользе (выделено автором)». Подобная «утрата последовательных следов и недостаток оценки этих впечатлений» и приводят, по мнению В. М. Бехтерева, к тому нарушению «психорегуляторной деятельности», которая выражается в «правильной оценке внешних впечатлений и целесообразном, направленном выборе движений, сообразно с упомянутой оценкой», что он и считает основной функцией переднелобных отделов мозга [9, с.116].

     Сигнальность как форма целенаправленности крайне динамично  проявляется в движениях (условно-рефлекторных «активных» и «пассивных», Ю. М. Конорский, С. M. Mиллeр, 1936). Эту сторону условного рефлекса подчеркнул П.К.Анохин (1949). Поведение человека несомненно сложно, нередко парадоксально как выражение «язык дан человеку для того, чтобы скрывать свои мысли». Поэтому обратимся к классическим приемам выявления «цели». Оригинальной методикой А.Р. Лурия, предложенной для выявления расстройств «психических процессов, не поддающихся непосредственному наблюдению», является   «методика двойной стимуляции», или «моторной сопряженной или отраженной методикой». Обосновывая эту методику, А.Р. Лурия убеждал: «Единственная возможность изучить механику внутренних, «скрытых» процессов, - сводится к тому, чтобы соединить эти скрытые процессы с каким-нибудь одновременно протекающим рядом доступных для непосредственного наблюдения процессов поведения, в которых внутренние закономерности и соотношения находили бы себе отражение. Изучая эти внешние, доступные отражению корреляты, мы имели бы возможность тем самым изучать недоступные нам непосредственно «внутренние механизмы и соотношения» [7, с.57]. Методика становится особенно значима, если учесть, что она предлагалась для выявления причастности человека к совершенному преступлению.

      Системообразующий фактор как цель и результат подчеркивают ряд авторов. Одни уточняют основную мысль системообразующего фактора,  призывая при рассмотрении психологических систем  дифференцировать процесс и результат психической жизни, другие привносят детали и «умозрительные» процессы в формирование цели или результата, третьи объясняет праксические состояния в терминах "осознание цели", "достаточность средств" и "очевидность результатов", хотя без серьезных доказательств. Более основательный аспект «биологических» основ целенаправленности живой системы – термодинамический. Считается, что биологические системы - открытые динамические организации, обменивающиеся с внешней средой веществами, энергией и информацией. Биофизика подчеркивает энергетически-информационный аспект системы, неизбежно определяемый жизнедеятельностью организма [12].

     Л. Больцман показал, что для физического мира энтропия системы определяется количеством возможных «микросостояний». Но  живые существа борются не за вещество и энергию, а за увеличение энтропии в окружающей среде. Термодинамика живой природы, стремящейся к упорядоченности, должна основываться на другом начале, принципе.  Мера динамической системы делать полезную работу ставится в зависимость от повышения организованности живой системы (эктропия, Ф. Ауэрбах). Утверждается неприменимость принципа Карно к биосфере с постепенно уменьшающейся энтропией (В. Вернадский,1934).  "Жизнь - это упорядоченное и закономерное поведение материи, основанное не только на одной тенденции переходить от упорядоченности к неупорядоченности"  [12]. Однако внутренняя среда сложных организмов структурирована: лишь поверхностные клетки обмениваются с внешней средой, внутренние упрятаны внутрь тела как жизненноважные.  Метаболизм последних, имеющих запас необходимых для жизни компонентов – воды, кислорода и питательных веществ -  характеризуется не энтропией, а негэнтропией.  Не только известным гомеостазисом, но особой сердцевинной важности для всего тела. Если вспомнить описанную выше автономизацию внутренней среды живых организмов, то второе начало термодинамики утверждающее невозможность перехода тепла от более холодного тела к более нагретому, не всегда справедливо для  живых организмов. Негэнтропия внутренних  органов, с более высокой температурой и более стабильной «регулируется» сильными отрицательными обратными связями и потому более инертна.          

     Важнейшую роль в регуляции негэнтропии играет мозг. Известно, как высоко И П. Павлов оценивал ту роль, которую играют лобные доли мозга в «синтезе направленного на известную цель движения». Сейчас окончательно доказано, что зародившийся  индивидуальный «двигатель жизни» - метаболизм - в любой момент онтогенеза есть целенаправленная работа выживания. Мозг в этом отношении является частью живой структуры, живущей «для себя» и всего тела. Благодаря этому «выживает» весь многоклеточный организм даже в случае гибели (естественной, апоптоз) одной или нескольких из них. Происходящее обновление (очередное деление других клеток) поддерживает свойства целого. Эстафета «цели» как бы передается на иной уровень. Естественно-научные теории и гипотезы объясняют координацию, интеграцию живых процессов организма, называя это системой. Частные и более крупные цели остаются разобщенными, что противоестественно – всякое событие жизни организма оставляет след, «запоминается» и в конечном итоге понижает силу жизнедеятельности, если не используется в дальнейшем. Конечно, даже осознанные цели деятельности, особенно социальные, трудно предсказуемые, оказываются не  всегда оправданными.

       Аналогия афферентного аппарата мозга, объясняющего «целесообразность» ответа на раздражение простейших и эволюционно преобразующегося в нервно-психический образ человека организации текущей деятельности, выдвинута давно [14].  Начальный, «целевой» этап системной активности мозга связан с деятельностью лобной коры, что было выявлено в ходе экспериментального исследования: обнаружена дезинтеграция поведения собак после лобэктомии и развившейся бесцельности поведения. Выявлены ЭЭГ признаки распада системы ассоциативной деятельности вследствие «потери» цели у больных шизофренией [12]. Существование конкретной цели в виде «внутреннего представления движения» красиво смоделировано у человека [5]. Обнаружено учащение ритма сердца, предшествующее критическому ходу у шахматистов [14].

      Признаком фазного завершения и коррекции, похоже, являются системные психические процессы: фазное взаимосодействие (медленных) тела и (быстрых) мозга при целенаправленной деятельности.   Используя звуковое отслеживание своих сердцебиений одновременно с записью ЭЭГ у здоровых подростков было обнаружено два феномена. Первый – сохранение нового паттерна ЭЭГ («картирование») после предъявления инструкции (рис. 1).

 

 

 

Рис. 1. Паттерн ЭЭГ  до (слева) и после предъявления инструкции (справа)

 

 

   Особенно интересный материал дает естественный эксперимент природы – патология мозга.   Шизофрения проявляется в виде дезорганизации поведения – невозможностью определить цель поведения или формированием устойчивых бесплодных или антисоциальных целей, снижением мотивации, др.

       Для выяснения нейропсихологических механизмов цели специальный интерес представляют неврологическая категория ауры. Аура - относительно самостоятельный предвестник предстоящих событий («ветерок перед бурей»).    Аура – естественная модель акцептора результатов действия в функциональной системе деятельности, детально известное предзнаменование события.  В клинической практике термин «аура» применяется для обозначения предвестников последующих событий («более важных»). В континууме событий жизни аура либо провоцируется какими то стимулами (прерывистый свет, звуки, в том числе классическая музыка), либо возникает спонтанно (вследствие неустановленного фактора).  Целесообразно различать  2 группы сигнализаций – предвестников. Первая - «вызванные» возбуждением периферических рецепторов (зуд, показывания, онемения, скотомы  [14], зрительные иллюзии, головокружения, т.д. Вторая - рецепторные сигнализации, возникающие при локальном изменении кровотока, микрообъема мозга, др. Последние могут провоцироваться изменениями свертывания крови (в частности фактором Виллебранда), активацией рецепторов NO-оксидаз в мембранах эпителиоцитов сосудов мозга [17].  Описаны обмороки (абсансы), предшествующие эпилептическому приступу. Установлены участки расположения усиленной нейронной активности или кровотока в участках коры мозга, соответствующих модальности периферической сигнализации. С другой стороны, эпилептические припадки развиваются вследствие поражения («склероз», дегенерация) палеокортикальных (височная кора, миндалевидный комплекс, передний гиппокамп, островок) образований. Пока можно лишь предполагать,  являются ли такие поражения мозга отражением специального механизма сличения цели и обратной сигнализации или избыточной активацией (включая изменение кровотока мозга), способствующей быстрой генерализации активности и развития припадка.    

     Автоматизмы конечностей, мышцы рта, жевания и глотания, висцеральные – другое проявление дезинтеграции функциональной системы, сопровождающееся нарушением регулирующей функции лобных отделов и  расстройством оценки обратных связей, оттого повторяющихся стереотипно  [14].  Условно можно назвать «мозговыми» первые два этапа и «телесными» последующие. «Мозговые» этапы более скоры, многочисленны («корково-подкорковые»), вариативны с одной стороны (онтогенетически новые структуры коры, левое полушарие, «ближайшая подкорка») и устойчивы с другой (первичные и вторичные поля коры, левое полушарие, лимбический мозг, ствол мозга). Гипотетичность высказывания обусловлена «абстрактностью», обобщенностью понятия «поведения» - которое может иметь разную сложность /простоту, «протяженность»/ «краткость», значимость / второстепенность и т.д. Однако аспект осознанности / неосознанности цели и результата требует специального анализа.  

 

*  *  *

     Итак, результат и формирующаяся на его основе новая цель представляют собой ключевые факторы системной жизнедеятельности. Без понимания причины систематизации эта категория теряет смысл в объяснении процессов жизнедеятельности.  Самовоспроизведение и адаптивная самоорганизация клеток, тканей и органов тела, в том числе мозга, «нацелены» на выживание. Жизнедеятельность мозга включает обновление нейронов и реорганизацию их контактов, поддерживаемых адекватным кровотоком. Цель как интегральная оценка возможностей тела и параметров окружающей среды в ходе онтогенетического накопления опыта усложняется и приобретает относительную самостоятельность. Бессознательный и осознанный компоненты цели в разной степени взаимосвязаны с соматическими процессами. Система жизнедеятельности как динамическое, подчиненное цели образование включает различную  вероятность участия компонентов и конечную «качественную» детерминированность результатов. Предполагается, что уровни субординированных функциональных систем мозга меняются по степени участия в текущей, «перспективной» деятельности при кратковременном отвлечении на другую.  Системы, текущая и перспективная, различаются тем, что ближайшая цель доминирует, предстоящая же скрыта, «подавлена».

 

 

Литература

 

 

1. Анохин К.В., Судаков К.В. Молекулярно – генетические механизмы системной организации поведения// Журн. неврологии и психиатрии. -2001. -№ 10.- С. 53.

2. Анохин П.К. Кибернетика и интегративная деятельность мозга  // Вопросы психологии,- 1966.-№ 3.- С. 10.

3. Вундт В.Основания физиологической психологии, Спб.: 1880-81.-Т.1-2.-С.16.

4.Выготский Л.С. О психологических системах //Выготский Л.С. Собр. Соч. в 6-ти т. -Т.1.  Вопросы теории и истории психологии.- М.: Педагогика, 1982. - C.109-131.

5. Гурфинкель В.С., Левик Ю.С. Система внутреннего представления и управление движениями // Вестник РАН, 1995. -Т. 65. - № 1. - С. 29.

6.Кеннон У. Мудрость тела, СПб.: Ленаго, ACT, 1993, сс. 3-4, 27 Ломов Б.Ф., Сурков Е.Н. Антиципация в структуре деятельности. – М.: Наука, 1980. – 278 с.

7. Лурия А.Р. [Диагностика следов аффекта]//  Проблемы современной психологии.- М., 1928.-Т.3.- С.46

8. Мейер К., Дэвис С. Живая организация.- М., 2003, С.25-39.

9.Павлов И.П. Экспериментальная психология и психопатология на животных //Полн. собр. соч.- М-Л.: Изд=во АН СССР, 1951.- Т.3.- Кн.1. -С. 39.

10.Розов М.А. Рефлектирующие системы, ценности и цели. //Идеал, утопия и критическая рефлексия (ред.В.А.Лекторский). -М., 1996. – С.188-242.

11.Рыжов Б.Н. Системная психология.- М:Изд-во МГПУ, 1999.-  С.115-116.

12.Самойлов В.О. Медицинская биофизика.- СПб, СпецЛит, 2004.-С.12-14,466-475

13.Смотрицкий Е.Ю.  Становление системного мышления в первой половине ХХ века // Гуманітарний журнал. – Дніпропетровськ. –2002. - № 3-4. – С.98-108.  

14.Судаков К.В., Ю.В. Урываев Субъективная сторона психической деятельности как объект системного анализа //Журн высш нервн деят.- 2004.-Т.54.- № 3.-С.293-303.

15.Урываев Ю.В. Гармония живой регуляции.- М: Советская Россия, 1975.- С. 206-217  

16. Урываев Ю.В. Физиология с основами морфологии и общей биологии. - М.: Изд-во 1 ММИ, 1989. - С.3-.7

17. Janét P. L’evolution psychologique de la personalite.Paris.- 1929.-Р.117-118

18. Khaitovich et al. Metabolic changes in schizophrenia and human brain evolution. Genome Biol.- 2008.- №9(8). -Р.124.