PDF-версия
Б.Н. Рыжов - Системная психология
Б.Н. Рыжов - История псих-ой мысли
Содержание №30 2019

Психологические исследования

Коган Б. М., Дроздов А. З. Системная взаимосвязь механизмов психологической защиты и личностных характеристик девушек с несуицидальным самоповреждающим поведением
Арзуманов Ю. Л., Коротина О. В., Абакумова А. А. Личностные особенности людей с зависимостью от синтетического психоактивного вещества
Валявко С. М. О возможности формализации рисуночных методик в специальной психологии: проблемы и перспективы
Захарова Л. Н., Саралиева З. Х.-М., Леонова И. С., Заладина А. С. Усталость как показатель социально-психологического возраста персонала

История психологии и психология истории

Романова Е. С., Рыжов Б. Н. Борис Федорович Ломов — ученый, ставший воплощением своего времени
Ryzhov B. N. Psychological Age of Civilization (перевод на английский язык Л.А. Машковой)

Социологические исследования

Добрина О. А. Социальные риски современности и угрозы идентичности: системный анализ концепции «культурной травмы» П. Штомпки
Ткаченко А. В. Системный подход в социологических концепциях Г. Лебона и З. Фрейда

Рецензии

Aleksander T. Review about Old Age and Disability (с переводом на русский язык)
Новлянская З. Н. Психология, литература и кино в диалоге о человеке

Информация

У Дмитрия Владимировича Гандера юбилей!
Сведения об авторах журнала «Системная психология и социология», 2019, № 2 (30)
Требования к оформлению статей
Наши партнеры

WWW.SYSTEMPSYCHOLOGY.RU

 

Староверов В.И. ИННОВАТИВНЫЕ И ПСЕВДОИННОВАТИВНЫЕ СЮЖЕТЫ СОВРЕМЕННОЙ РОССИЙСКОЙ АГРОСОЦИОЛОГИИ

Журнал » 2010 том 1 № 2 : Староверов В.И. ИННОВАТИВНЫЕ И ПСЕВДОИННОВАТИВНЫЕ СЮЖЕТЫ СОВРЕМЕННОЙ РОССИЙСКОЙ АГРОСОЦИОЛОГИИ
    Просмотров: 5980

ИННОВАТИВНЫЕ И ПСЕВДОИННОВАТИВНЫЕ  СЮЖЕТЫ

СОВРЕМЕННОЙ РОССИЙСКОЙ АГРОСОЦИОЛОГИИ 

 

Староверов В.И.,

МГПУ, Москва 

 

    Постановка проблемы становления предпринимательства как предмета социологического анализа является малоизученной областью в современной социологии. В статье раскрывается роль малого и среднего бизнеса в условиях инновационных преобразований социально – экономической сферы в России, обращается внимание на важность проведения социологических исследований в прикладной социологии для понимания ключевых механизмов становления и развития предпринимательской деятельности.

 Ключевые слова: инновация, модернизация, социализация, предпринимательство, субъектность, уровни социокультурной среды, маргинализация, социальные институты.

 

INNOVATIVE AND PSEUDO − INNOVATIVE SUBJECTS OF MODERN RUSSIAN

AGRO-SOCIOLOGY

 

Staroverov V.I., MCPU, Moscow

 

    The problem of entrepreneurship as the subject of sociological analysis of up to date sociology is discussed and the function of a small and anmedium enterprises under the conditions of innovative transformation of socio-economic sphere in Russia is disclosed. The author puts emphasis on the importance of sociological study for understanding the key mechanisms of the formation of enterprise activity and its development.

    Key words: innovation, modernization, socialization, entrepreneurship, marginalization, social institutes.

 

Введение 

 

          Современная наука представляет собой сложную, развивающуюся путем дисциплинарной специализации и междисциплинарной интеграции различных ее граней, систему познания мира в различных его проявлениях [12].  Сегодня она функционирует на основе взаимосвязи и взаимодействия трех больших групп специфических научных областей: естественной, общественной и технической.

          В социологии сформировалась аграрно − сельская область, которая отражает стремительные изменения в ней агросферы под воздействием ноо−, био− и техносферных факторов. Современная аграрная социология обогащается новыми исследовательскими направлениями. Опытные экономисты, социологи, политики мирового уровня утверждают, что страны, которые быстро осуществили перестройку национальных хозяйств и освоили технологии,  заняли лидирующие позиции, ссылаясь на исследования Н.Д. Кондратьева [2], Э.Тоффлера и других теоретиков социальных последствий производственно − экономического бытия [13]. Согласно мнению компетентных авторов, сегодня в мировом технико − экономическом развитии последовательно и созидательно отразились жизненные циклы пяти сменявших друг друга аграрных ручных и конно-ручных (с участием любого живого тягла), аграрно − мануфактурных, мануфактурно − индустриальных и индустриальных технологических укладов. Поэтому наступило время формирования системы шестого технологического уклада.

          По − мнению С.Ю.Глазьева [9], в процессе замещения технологических укладов, отстающие страны имеют преимущества, потому что не обременены перенакоплением капитала в производственных системах, базирующихся на устаревших технологиях. При формировании новых производств они могут ориентироваться на инвестиционно − технологический опыт развитых стран, а также осуществлять соответствующие изменения в социальных и институциональных системах, в том числе, в образе жизни и типах потребления, способствующих массовому внедрению элементов нового технологического уклада.

          Ключевыми факторами формирующегося шестого технологического уклада становятся нано −, био −, информационно-коммуникативные технологии − ИКТ. Биотехнологии охватывают, прежде всего, генную инженерию, клеточные технологии, то есть, ключевые направления совершенствования самого вида растениеводства, животноводства. Благодаря применению достижений молекулярной биологии и генной инженерии, многократно должна возрасти эффективность сельскохозяйственного производства, а применение клеточных технологий и методов диагностики генетически обусловленных болезней, обеспечит прогресс не только здравоохранения, но и ветеринарии, а, следовательно, и животноводства, селекции и т.д. В агропромышленном комплексе становление шестого технологического уклада переживает еще лишь начальную стадию подготовки к выходу из нее в фазу роста. По мнению С.Глазьева [9], стратегия его развития в России должна сочетать стремление к лидерству в тех направлениях, где научно ─ исследовательские и опытно ─ конструкторские работы отечественного агропромышленного комплекса имеют технологические приоритеты. 

 

1. Роль малого и среднего бизнеса в условиях модернизации современной России 

 

          По официальным данным в текущем десятилетии рентабельность машиностроения составила 6 − 9%, а сельского хозяйства   6 − 12% [10], инвестиции в них не поднимаются выше 1/3 от минимально необходимого для простого воспроизводства уровня. По характеристике  Г.В.Осипова [6] это исключает путь модернизации материально − технической базы на основе перевода ее на базу шестого технологического уклада. Более того, они не в силах удержать в своей экономике и технологии пятого и даже четвертого и третьего технологических укладов.

          В связи с возрождением российской экономики и ее агропромышленного комплекса  возрос интерес к технологическим инновационным проектам [11]. Особая роль в этом принадлежит Российской сельскохозяйственной академии наук (в июне 2009 г. РАСК исполнилось 80 лет), отличающейся высокими достижениями в области селекции растений и животных, в области биотехнологий, в создании продуктов питания повышенной пищевой и биологической ценности. Но, наряду с высокими достижениями, существуют проблемы внедрения полученных наработок в практику и вопросы компетентности управления. По словам В.М. Баутина [1], внедрение инноваций на предприятиях России разительно отличается от ситуации в агропромышленном комплексе США. Владельцем патентов в США становится государство, которое бесплатно предоставляет лицензии на их использование всем желающим аграриям и оказывает многопрофильную консультативную помощь через широкую сеть многочисленных служб Департамента земледелия.

          Одним из направлений обоснования путей возрождения современного российского агродела стала цель поиска моделей выживания сельского населения. Несмотря на возрождающиеся независимые от зарубежных грантов социологические исследования последних лет, реальная ситуация в российской агросфере остается малоизученной. Российское сельское общество по сей день не может воспринимать прожиточный минимум как поддерживающий физиологическое состояние. В советские годы у людей накопился опыт восприятия прожиточного минимума как социального. Уровень государственной поддержки малообеспеченных слоев населения, а также открытость в плане социальной мобильности позволяли двигаться вверх по социальной лестнице. Изменившиеся обстоятельства, утрата социальной защищенности, резкое снижение уровня дохода большей части населения требуют исследования бедности как феномена общества трансформационного типа. Происходит институциализация неравенства, закрепляются неравные стартовые позиции для новых поколений, что сужает для них возможности восходящей мобильности. Такое исследование наводит на невыгодные для сегодняшней практики сравнения с практикой советских времен. Концепция устойчивого развития сельских территорий была обсуждена в Совете Федерации в конце апреля 2009 г. и рекомендована к дальнейшему рассмотрению, при условии ее доработки.

          Большой научно-практический интерес представляют многочисленные социологические исследования этнокультурных и этнопоселенческих аспектов адаптационных процессов, в которых рассматриваются ценностно-ориентационные характеристики влияния различных этносов на выбор адаптационных моделей поведения. Этот анализ имеет исключительное значение для прогнозирования будущего не только села, но и всей России. Многие работы в этом направлении характеризуются высокой культурой лежащих в ее основании эмпирических исследований, эрудированностью их авторов,  глубоким знанием отдельных сельских реалий.

          Рассмотрение темы адаптационных стратегий требует учета методологии. При этом, анализу подвергается не только методология структурного функционализма, но и методология К. Маркса, отдельные положения которой привлекли внимание многих западных стран и США в условиях мирового кризиса. Сельские публикации Маркса периода работы его в «Рейнской газете» весьма поучительны для понимания адаптационных механизмов, поскольку описание этих механизмов затрагивает тот исторический период, когда Пруссия активно совершала переход от аграрного феодализма к промышленному капитализму.

          Не утратило своей значимости это понимание и в современных условиях глобализации. Концепция глолокальности, то есть, прямой связи управляемой глобализации с функционированием локальных и иных видов территориальных общностей, во многом усложняет процессы этнической самоидентификации. Из сказанного можно сделать вывод, что в целях возрождения имевшегося до перестройки технологического фундамента, а затем обеспечения направленной на повышение конкурентоспособности структурной перестройки российского агропромышленного комплекса и модернизации отечественного агродела на основе пятого и шестого технологического уклада необходимо:

− использовать располагаемые им финансовые и иные ресурсы на их инновационно-инвестиционное развитие, введя ответственность за эффективность их использования руководителей соответствующих направлений технологического развития страны;

− удвоить государственные расходы на научно-прикладные работы для сельского хозяйства и агропромышленного комплекса;

− оптимизировать процессы коммерциализации результатов научно-технической деятельности, обеспечив правовой режим их эффективного использования с позиций удовлетворения интересов, прежде всего, национального хозяйства и всего общества;

− совершенствовать регулятивную роль государства в сфере проведения технологической политики, нацелить последнюю на разработку и освоение прорывных технологий производства;

− соединить всю эту работу с подготовкой социально-экономической среды к восприятию инноваций современной научно-биотехнологической революции, одним из проявлений которой является формирование систем шестого технологического уклада как материального основания прогресса и конкурентоспособности нашей страны. В решении поставленных вопросов особая роль отводится социологическому исследованию.

          Всесторонняя модернизация социально − экономической сферы предполагает активное участие бизнеса, особенно малого и среднего. Предприниматели выступают при этом  не только в качестве субъектов реализации различных направлений развития экономики и социальной сферы страны, но и объектами институализации и функционирования человеческого фактора.

          С одной стороны, все программы развития исходят из посылки, что предусматриваемые вложения в реализацию намечаемых ими мероприятий будут умножены путем инвестиций самого населения, отечественных предпринимателей среднего и малого бизнеса. С другой, стратегия модернизации страны имеет целью именно расширение предпринимательской деятельности населения путем стимулирования ее льготным кредитованием, поощрением его к созданию сети новых индивидуальных частных предприятий и кооперативов. Об эффективности подобной стратегии можно судить по публикациям издания «Малое предпринимательство в России», ежегодно выпускаемое Роскомстатом, согласно которому численность занятых в малом бизнесе постепенно увеличивается, но динамика общего количества предприятий малого и среднего бизнеса неоднородна[4]. Неустойчивость этой динамики отражает два момента. С одной стороны, падение интереса населения к идее создания «собственного дела», с другой, неблагоприятные условия и факторы функционирования малого и среднего бизнеса.

          Для того чтобы оценить, что лежит в основании этих факторов и, соответственно, использовать связанные с этим знания в управлении реализацией стратегии модернизации страны, необходимо иметь ясные представления о сущности предпринимательства и его российской специфике, а также о механизмах включения людей в предпринимательскую деятельность, мотивах и факторах которыми они в ней руководствуются. Последний аспект касается, прежде всего, молодежного пополнения предпринимательского сообщества. 

          В научной литературе предпринимательство относится к числу сложных общественных явлений, требующих междисциплинарного анализа. Оно формируется и функционирует под влиянием множества взаимосвязанных и взаимодействующих объективных и субъективных факторов. По причине его многоаспектности, предпринимательство как целостный институт требует исследования в рамках разных наук. Однако, определение границ исследовательского поля той или иной науки в его познании, особенно прикладном, пока весьма затруднительно из-за дефинитивной нечеткости социальной сути этого феномена, а также ряда ключевых для того или иного ракурса его осмысления категорий. О незавершенности научного, категориально-понятийного осмысления  предпринимательства, особенно в социологическом аспекте,  свидетельствует уже множество его дефиниций и разночтения в интерпретациях этого феномена разными авторами. Исходя из анализа состояния общественного разделения труда в условиях рыночной экономики, под предпринимательством понимается финансовая и производственная деятельность, осуществляемая с целью получения  доходов путем использования возможностей рыночной экономики. В соответствии с этим, предприниматель есть полный или частичныйсобственник ресурсов экономики, использующий их с целью получения  максимального дохода путем создания производственной (сервисной) организации (предприятия), владения  или управления  ею, или в иной форме экономической самодеятельности на базе возможностей рыночной экономики.

          Проводимые различия в рамках этой деятельности между собственниками капитала, управляющими (менеджерами), бизнес − лидерами не выходят за рамки внутренней дифференциации большой социальной группы предпринимателей, которые с полным правом можно назвать социальной общностью классовоподобного типа. Эта внутренняя дифференциация  имеет в своей основе  неоднородность категории собственника, − полного и частичного, - ибо известно, что собственность включает ряд компонентов, среди них полное и частичное (в форме, прежде всего, использования − арендного и т.д., владение  и распоряжение, управление собственностью).

          В общественной природе предпринимательства отражается прошлое и настоящее движение экономических, политических, социальных, демографических, национальных, духовных и т.д. процессов, как всемирно-исторических, так и локальных, в рамках конкретной страны, региона, определенного типа общества. В силу этого, исследование предпринимательства предполагает необходимость учета системной связи современного состояния этого феномена  с историческими тенденциями и условиями его зарождения, созревания и развития.

          Переход российской экономики к рынку в начале 90-х гг. прошлого столетия ознаменовал возрождение предпринимательства как способа деятельности и формирования нового слоя предпринимателей в социальной структуре общества. Этот процесс характеризовался следующими особенностями. Во − первых, в широком историческом контексте его можно рассматривать как воспроизводство российского предпринимательства. Во − вторых, возрождаясь в рамках распадавшейся социалистической системы хозяйствования в виде теневой предпринимательской деятельности, он не мог не сохранить в своей основе известную преемственность характерных для этого вида ее методов деятельности. В − третьих, форсированные темпы реформирования и методы приватизации явились условиями невиданного расслоения не только среди населения, но и в составе самого предпринимательского слоя. В − четвертых, общественная потребность в интеграции российской экономики в мировую актуализирует задачу создания в стране нового типа предпринимательства, отвечающего современным требованиям. Совершенно очевидно, что перечисленные особенности лежат в основе противоречий, сопровождающих дальнейший процесс воспроизводства российского предпринимательства.

 

2. Механизмы становления и воспроизводства предпринимательства 

 

          Реализация стратегии модернизации России предполагает вовлечение в нее масс населения и создание сети новых структур малого и среднего бизнеса. А это требует четкого понимания механизмов становления (институализации) и воспроизводства его субъектов.

          Проблемы и противоречия институализации, равно как и социально-структурного воспроизводства предпринимательства, находятся в непосредственной связи с процессом общественного воспроизводства. В результате смены поколений осуществляется не только простое, но и расширенное воспроизводство общества в целом, а также отдельных его слоев и групп, в том числе и предпринимательства. В силу этого необходимо остановиться на теоретико-методологических аспектах процесса воспроизводства предпринимательства и роли в нем молодежи. Понятие социально-структурного воспроизводства и его механизмов основательно разработано в трудах многих авторов. В них под воспроизводством понимается постоянное повторение, непрерывное возобновление процесса общественного производства, призванное обеспечивать развитие общества и отдельных его групп как целостной системы. В общетеоретическом смысле понятие «воспроизводство» характеризует объективный процесс циклического воспроизведения элементного состава социальной системы и ее подсистем, а также сети социальных взаимодействий друг с другом, с субсистемами и с системой в целом. Воспроизводство включает как процессы функционирования этих систем и структур, обеспечивающих репродуцирование их состояния, так и процессы социальной динамики, представляющей собой переход социальной системы к новому количественно-качественному состоянию. Следовательно, социальное воспроизводство – это развитие системы социальных отношений и групп в форме их циклического воспроизведения.

          Молодежь призвана воспроизвести, преобразовать и транслировать совокупный общественный опыт. Благодаря воспроизводственной функции, молодежь наследует сложившуюся на момент ее формирования в качестве социального субъекта структуру общественных отношений, обеспечивая устойчивость и целостность общественных отношений. Реализуя инновационную функцию, каждое новое поколение участвует в их совершенствовании и преобразовании благодаря своему инновационному потенциалу. Таким образом, каждое поколение призвано передать унаследованный и обновленный опыт последующим поколениям. Тем самым осуществляется как развитие молодежи, так и воспроизводство общества.

          Как субъект общественного воспроизводства, молодежь характеризуется особенным содержанием личностной, предметной и процессуальной сторон конкретно исторического бытия. Это вытекает из известного положения теории К. Маркса о том, что каждое поколение «застает в наличии определенный материальный результат, определенную сумму производительных сил и исторически создавшееся отношение людей друг к другу; застает передаваемую каждому последующему поколению предшествующим ему поколением массу производительных сил, капиталов и обстоятельств, которые, хотя и видоизменяются новым поколением, но предписывают ему его собственные условия жизни и придают определенное развитие, особый характер» [5]. Тем самым обеспечивается внутренняя целостность общества, а также его развитие. Такой теоретический подход позволяет детально рассмотреть социологический механизм взаимодействия молодежи и общества в процессе воспроизводства предпринимательства. Определение качественного своеобразия молодых предпринимателей как социальной группы позволяет понять механизм и особенности не только процессов ее  становления, но и социального воспроизводства предпринимательства в целом.

          Преемственность, как процесс, проявляется во всех областях общественной жизни и находит выражение в наследовании и передаче от поколения к поколению статусов, норм, ценностей и исторически сложившихся традиций. Включаясь в экономические отношения, молодежь воспроизводит характер этих отношений, интериоризирует свойственную им систему норм и ценностей, образцов деятельности в сфере предпринимательства. В создании нового типа предпринимательства имеет огромное значение то, какие, лучшие или худшие традиции российских деловых людей, воспримет молодое поколение. В частности, сумеет ли оно изжить в себе уже ставшую привычной приверженность различным способам обхода государственных законов и насколько оно окажется способным к рациональному, соответствующему ожиданиям общества, использованию и распределению его ресурсов. Но преемственность обеспечивает простое воспроизводство позитивных отношений в сфере предпринимательства и сохранение общественных структур, призванных регулировать эти отношения. Благодаря своему инновационному потенциалу, молодежь призвана обновить их с учетом возрастающих требований и стать основой формирования этики современного предпринимательства.

          Как известно, социальная инновация является результатом творческой деятельности, получающей широкое применение и служащей основанием для значимых социальных изменений. Социальная инновация, понимаемая как способность к обновлению, выдвижению новых идей и принципов, имеющих полезный социальный эффект, в рыночных отношениях,   составляет основу инновационного потенциала предпринимательства. Подобный потенциал характеризует динамику инновационного развития общества[15].

          В свою очередь, сущность инновационной деятельности заключается в преобразовании всего комплекса личностных свойств субъекта, обеспечивающих не только адаптацию к быстро меняющейся социальной реальности, но и возможность воздействия на нее. Такое понимание инновационной деятельности наиболее отчетливо отражает процесс становления субъектности молодежи и во всей полноте раскрывается в предпринимательской деятельности и сущности предпринимателя.

          Включаясь в предпринимательство, люди интериоризируют характерные для них цели и ценности, воспроизводя всю систему отношений в сфере предпринимательской деятельности и обеспечивая развитие данной сферы. Эти процессы детерминируются целым рядом объективных (внешних по отношению к субъектам) и субъективных (собственного активного выбора, мотивов, установок) факторов. Объективным основанием для развития людей как субъектов предпринимательства и одновременно основным системообразующим элементом этого процесса являются разнообразные аспекты социальной среды. Среда представляет собой различные уровни социальной реальности, с одной стороны, макро и микрообъективный, с другой − макро и микросубъективный. Макрообъективный уровень социальной среды соотносится с социальными действиями и взаимодействиями в системе рыночных отношений, организационными структурами управления предпринимательской деятельностью, государственными органами на уровне социальной системы, а микрообъективный с обусловленными им образцами индивидуального и группового взаимодействия в сфере предпринимательства [16].

          Таким образом, и макро −, и микросреда, создающие социальные условия становления молодежи как субъекта общественного воспроизводства, детерминируют образцы его социального развития в сфере предпринимательства. В них в превращенной форме отражаются состояния определенности и неопределенности, стабильности и нестабильности социально-экономических, политических и социокультурных условий.

          Успешность воспроизводственного процесса не исчерпывается объективными факторами, а зависит также и от степени устойчивости макросубъективного уровня, т.е. от наличия определенности общественно значимых ценностей, от степени регулирующего влияния их на индивидуальное сознание и поведение и от соотношения общественного и личного в мотивационной сфере сознания молодежи. В сфере предпринимательства – это ценности свободы, успеха, достижения, причем, не только индивидуально значимой, но и общественно значимой цели в рамках правового пространства. Всевозможные отклонения от институциональных ценностей, имеющие место в реальной действительности, образуют разного порядка субъективные уровни социальной реальности. Они связаны с выработкой социальных установок, норм, ценностей и ценностных ориентаций, формированием общественного, группового и индивидуального сознания предпринимателей. Через сознание, в форме определенной структуры потребностей, интересов и ценностей, опосредованно происходит обратное воздействие условий и отношений на социальную деятельность и активность этой социальной группы.

          На микросубъективном уровне осуществляется и непосредственное конструирование социальной реальности, где отражение макропроцессов в повседневности наполняет конкретным содержанием деятельность индивидов и групп, детерминирует образцы сознания. Образуемая, таким образом, структура мотивационной сферы сознания предпринимателей является субъективной составляющей воспроизводства социальных отношений в предпринимательской сфере. Благодаря этой составляющей, осуществляется осознанный выбор путей и способов включения людей в предпринимательские структуры. Так, институциональное закрепление цивилизованного бизнеса с эффективными методами общественного контроля за ним формирует соответствующие ценности и нормативные структуры в сознании предпринимателей. И, наоборот, легитимизация незаконной приватизации, правонарушения в коммерческих структурах, существенно деформируют процесс институционализации предпринимательства, способствуют воспроизводству искаженных моделей предпринимательской деятельности.

          Таким образом, новое пополнение является важным фактором воспроизводства предпринимательства. В процессе воспроизводства формируется класс предпринимателей, социальный состав и социокультурная среда которого выражают сущность предпринимательства. Его становление выступает в качестве результирующей составляющей предпринимательского потенциала общества.

 

3. Становление предпринимательства как предмет социологического анализа

 

          Для реализации ряда мероприятий социально-экономической мордернизации страны немаловажно понимание не только механизмов, но и сущности становления предпринимательства. На первый план выходит соответствующий социологический анализ. Выделение процесса становления предпринимательства в качестве предмета исследования требует, прежде всего, конкретизации понятия – «становление». В интегративном виде становление предпринимательства охватывает явления естественного и регулируемого содержательного (с процессуальной стороны деятельности)  и организационно-структурного (с субъектной стороны ее) оформления этого общественного феномена как специфического вида деятельности по экономической реализации рыночных свобод.

          В первом приближении понятие «становление предпринимательства» сопоставимо с синонимичным рядом понятий «формирование» и «институциализация предпринимательства». Более глубокий анализ подводит к выводу, что формирование затрагивает больше количественную (в аспектах источников пополнения и складывания социального состава), а институциализация - качественную (в структурно-организационных аспектах) стороны процесса становления предпринимательства. Последнее  является качественно новым синтезом  формирования и институциализации рассматриваемого феномена. В отношении институциализации, в содержании которой преобладают естественные аспекты этого процесса, следует подчеркнуть, что механизм ее построения развивается полномасштабно только в своем естественно-эволюционном алгоритме природных качеств, в соответствии с динамикой рыночных процессов. В отношении формирования предпринимательства дело обстоит сложнее, поскольку этот процесс предполагает направленные воздействия, тогда как объект, по отношению которого предполагаются такие действия, − экономические рыночные свободы, − в соответствии с концепциями последователей А.Смита и на взгляд последовательных либералов, не совместим с ограничивающими его действиями. Но в действительности и свобода рынка относительна. Рынок, даже радикально-либеральный, и его явления функционируют и развиваются, подчиняясь законам макроэкономических  процессов и в определенных, соответствующих той или иной стадии общественного развития страны, социально-исторических, то есть, организационных границах. Иначе говоря, предпринимательская деятельность по экономической реализации рыночных свобод, в конечном счете, неизбежно должна подчиняться более общим, социальным, культурным и духовным потребностям функционирования и развития общества, регулироваться им во имя сохранения своей целостности.

          В современной России становление предпринимательства, как уже отмечалось, в значительной своей части совпадает с возрождением этого, некогда функционировавшего в ней общественного феномена. С учетом данного обстоятельства, оно происходит несколько в ином алгоритме, чем протекало в других странах с рыночной экономикой. Тем не менее, и здесь оно в целом  должно подчиняться тем же закономерностям, что и аналогичные процессы за рубежом. Изучая становление предпринимательства в теоретической парадигме ранее рассмотренного воспроизводственного подхода, под этим процессом понимается обретение предпринимателями, как социальной группой, собственной субъектности в данной сфере. При этом, следует выделить две стороны данного процесса: становление предпринимателей как субъекта производства жизненных средств (условий жизни) и становление их как субъекта производства собственных жизненных сил (духовных и физических). Включаясь в новые общественные отношения и идентифицируясь с ними, предприниматели интегрируются в общество, обретая собственное социальное качество. Причем, «для подлинной гармонизации сущностных сил необходимо достижение единства обеих форм общественного производства, поскольку изменение или деформация сущностных характеристик в одной из форм неизбежно проявляется в другой»[14]. Поэтому социальная сущность предпринимательства определяется в единстве обеих форм становления собственной субъектности в данной экономической сфере.

          Интегральным показателем субъектности приобщающихся к предпринимательству людей является обретение ими нового социального статуса. Понятие социального статуса введено в социологический обиход в XIX столетии, тем не менее, до сих пор оно используется в практике социологических исследований неоднозначно. Одни считают его тождественным понятию «социальной  роли», другие − «социального положения, третьи отождествляют с «социальной позицией» и т.д. Представляется, что наиболее приемлемым для прикладного социологического исследования, удобным для выражения в системе соответствующих конкретных показателей, является определение, в соответствии с которым социальный статус определяется как интегративный показатель положения социальной  группы и ее представителей в обществе, в системе социальных связей и отношений.

          Компонентами социального статуса являются социальные позиции, которые могут быть выделены на основании  объективных  показателей (пол, возраст, образование, профессия, национальность и т.д.). Для определения положения в обществе существенна оценка социальной значимости указанных позиций, выражаемая в понятиях престиж, авторитет и др., а также, их упорядоченность, соотнесенность,  зависимость и т.д. Социальные позиции с помощью нормативных и эмоциональных  регуляторов -   норм,  социальных  чувств, стереотипов и т.д. приобретают сферы взаимодействия,  права, обязанности, влияния, возможности, свободы  и др. показателей собственно социального статуса как интегрированного индекса положения в обществе. С помощью социального статуса упорядочиваются, оформляются,  регламентируются  отношения и  поведение  групп  и  их членов, усвоение представителями групп соответствующих тому или иному статусу признаков и характеристик, мотивирование и побуждение социального поведения и т.д. Нетрудно заметить, что многие из этих характеристик социального статуса совпадают с дефинитивными характеристиками личности. В действительности, однако, в отличие от обладающей им личности, социальный статус являет собой не более чем осознаваемую личностью совокупность ее прав и обязанностей. Включая в себя не столько атрибутивные, сколько нормативные, функционально оценочные признаки, социальный статус выражает, прежде всего, самооценку личностью своей деятельности через призму присваиваемых ею себе  социальных, ролевых функций. При этом, самооценка может не совпадать (и нередко  не  совпадает) с оценкой общества.

          Категория социального статуса органично связана с категорией социальной роли, которая является динамической стороной социального статуса, его функцией, «ожидаемым  поведением в зависимости от данного положения человека в обществе». Указывая на это обстоятельство, Р. Линтон связывает его с «двойственным значением» понятия социального статуса: каждый человек обладает определенным социальным статусом, в соответствии с которым занимает определенное место в общественной иерархии, и в то же время совмещает в своем лице несколько статусов. Иногда статусы приходят в противоречие друг с другом: в таком случае индивид, выполняя ту или иную социальную роль, оказывается вынужденным предпочесть один статус другому. Подобная ситуация характеризуется  понятием маргинального статуса [4]. К последнему понятию приходится неоднократно обращаться в ходе конкретного анализа процессов становления современного российского предпринимательства. При этом маргинальный статус поневоле рассматривается в связи, прежде всего, с понятиями аналогичного ряда – деклассированием или социально-классовой маргинализацией. Обусловлено это тем, что хотя социальный статус определяется  совокупностью показателей, в ряду последних всегда есть второстепенные и главные, играющие в его  определении решающую роль. Такими решающими показателями в этом плане являются связь с собственностью, размер и способ дохода, отражающие социально-классовое структурирование общества. Это особенно актуально для анализа современных процессов становления российского бизнеса. Таким образом, отмеченные противоречия, возникающие в процессе воспроизводства предпринимательства в России, выступают в качестве внешних и внутренних факторов становления субъектности предпринимателей. Они оказывают непосредственное влияние на их становление в процессе воспроизводства как жизненных средств, так и духовных и физических сил.

 

4. Становление предпринимательства как субъекта производства условий жизни

 

          Положение о становлении предпринимательства как субъекта производства условий жизни является принципиальным для стимулирования участия российского бизнеса в реализации приоритетных национальных проектов. Значимо и то обстоятельство, что в системе внешних факторов основными атрибутивными компонентами предпринимательской деятельности является рынок, как определенная совокупность социально-экономических отношений, бизнес и общность предпринимателей, как сложная страта и макроэкономическая среда. Рассмотрение этих категорий заслуживает особого внимания.

          В большинстве современных экономических словарей даются следующие определения рынка: как совокупность социально-экономических отношений в сфере обмена, посредством  которых осуществляется  реализация товарной продукции и окончательно признается общественный  характер заключенного в ней труда; как институт или механизм, который сводит вместе покупателей и продавцов  конкретного товара и услуг [8]. Малообоснованным в свете выше сказанного представляется и другое, довольно распространенное утверждение, будто в России  рынок еще не сформировался. Но распределение благ в стране осуществляется посредством отношений рыночного обмена, следовательно, можно  говорить о степени совершенства этого обмена, но отрицать наличие его невозможно. Поэтому, следует исходить из посылки, что рынок в России давно сформировался  и весь вопрос  заключается в том, что это за рынок, каков его социальный характер. В тех же экономических словарях даются определения множества профилированных рынков: первичный и вторичный, всемирный и национальный, биржевой и внебиржевой, валютный, кредитный, инвестиционный и т.п. Для социологии эти различия представляют интерес с точки зрения специфики исследовательского  поля. Большую эвристическую ценность для нее представляют разновидности рынка, являющиеся носителями качественно различных социальных отношений: развитый  и неразвитый, легитимный  и теневой, цивилизованный и дикий, и т.д.

          Широко распространено  мнение, что цивилизованный рынок - это синоним развитого, легитимного западного рынка, а нецивилизованный, дикий – синоним  теневого рынка или примитивного восточного базара. Представляется, что такие сопоставления синонимичных рядов несостоятельны. В западных странах, включая США, имеются  не только легитимные,  но и свои теневые, «черные» рынки. Что касается современного восточного базара, то вряд ли можно утверждать о меньшей развитости на нем рыночных отношений. Суть в том, что западный рынок и современный восточный базар представляют собой разные цивилизационные типы рыночных  отношений.

          Специфическим цивилизационным характером отличался и дореволюционный российский рынок: в нем органично сливались черты западноевропейского рынка и восточного базара, но не было гегемонии наживы, как у первого, и такого чрезмерного доминирования обычного права  над гражданским, как у второго. Особенностью российского рынка было также непроизвольное стремление его участников вносить в рыночные отношения,  идущие  от православной  хозяйственной этики, морально-нравственные начала. Социально − цивилизационный характер, качество любого национального рынка таковы, каковым является базирующийся на нем общественный строй. Между этими фундаментальными категориями имеет место органическая, взаимообусловливающая связь детерминационного типа. В результате радикальной трансформации советской экономики в России сейчас создана и функционирует экономика современного мира. В ней переплетаются черты архаического и современного капитализма с возрожденными структурами феодальной и сохранившимися элементами социалистической социально − экономических систем,  что во многом обусловливает полисистемный характер основных ее феноменов, в том числе, возрождения и становления российского предпринимательства.

          Включаясь в предпринимательские отношения, люди вынуждены не только адаптироваться к этим условиям, но и воспроизводить их. Поэтому становление их субъектности протекает в условиях социальной неопределенности и повышенного риска. В результате, размываются нормативные основания предпринимательской деятельности, что создает крайне неблагоприятные условия для ее становления. Таким образом, из анализа становления предпринимательства как субъекта производства жизненных средств вытекают следующие гипотетические предположения − посылки его противоречий. Отмечаются определенные расхождения в формировании российского рынка. Современный российский рынок является асистемной структурой, образуемой сплетением разных цивилизационных типов легитимных рыночных связей с элементами нелегитимных отношений [7], что накладывает свой отпечаток на социальную природу предпринимательства и, соответственно, на его воспроизводство. Статистика последних лет свидетельствует о четко выраженном периферийном характере развития малого и среднего бизнеса на нынешнем этапе рыночных реформ. В производственной сфере новых предпринимателей мало, особенно в высокотехнологичном производстве. Основная масса малого и среднего бизнеса ныне сосредоточена в торговле и, в не требующих высокой квалификации, сегментах сервисной сферы. Это чревато свертыванием в будущем частного высокотехнологичного производства из − за сокращения воспроизводственного потенциала, что необходимо учитывать в планах реализации стратегии модернизации России. Вместе с тем, результаты многочисленных исследований показывают, что предпринимателей, по ряду социальных характеристик, можно отнести к социально продвинутой части населения. У них в среднем выше по сравнению с общим распределением показатели материального положения, структуры потребления, трудовой активности. Отсюда можно сделать вывод, что в процессе становления предпринимателей как субъекта производства жизненных средств имеют место некоторые позитивные тенденции в их социальном развитии. Такая тенденция способствует превращению предпринимателей в референтную для россиян группу, что в немалой степени стимулирует расширенное воспроизводство предпринимательства в стране.

5. Становление предпринимательства как субъекта производства

духовных и физических сил

 

          Учет становления предпринимательства как субъекта производства духовных и физических сил также является немаловажным фактором в реализации стратегии модернизации страны. Ключевую роль в механизме становления субъектности предпринимателей играют процессы их социализации или ресоциализации, выражающей процессы обретения  ими нового социального  опыта, места и роли в системе воспроизводства и развития общества. Социальный  опыт  обретается ими путем интериоризации новых социальных норм и ценностей. Формирование социальных и профессиональных ожиданий, а в процессе  реализации  или  не  реализации последних,  обретение социального статуса.

          Являясь объектом социализации или ресоциализации, личность проявляет себя как активный субъект, то есть,  не только копирует предлагаемые ему  обществом образцы адаптивных  отношений  и поведения,  но и вносит в них под воздействием динамики общественных условий новое содержание. Преобразованию также подвергается и сфера рыночных отношений, что имеет непосредственное отношение к проблемам становления субъектности  предпринимателей.

          Известно, что сознание и субкультура в значительной мере формируются у людей под влиянием культурно-ментальных представлений предков и старших поколений. Преемственность их опыта является исходным пунктом духовного воспроизводства.  Эти представления в той  или иной мере ассимилируются ментальностью современных предпринимателей и в сфере рыночных отношений в виде знаний о цивилизованном дореволюционном российском рынке и внушенных массовыми средствами информации идеализированных образов цивилизованного западного рынка. Те или иные модели рыночных отношений отражаются в сознании человека не только, и даже не столько в организационно-структурной форме, сколько в виде ожидаемых отношений, ролевых структур и образцов поведения. В отношении к различным моделям рынка проявляется направленность и потребностей, и интересов, и ценностей, и мировоззрения людей, составляющих духовную сферу их сознания. Тем самым, осуществляется выбор способов социальной адаптации к разным рыночным отношениям: реальным,  псевдорыночным и т.д., или вообще отрицание рынка.

          Однако, духовное воспроизводство реализуется не только путем преемственности. Важную роль в реализации воспроизводственной функции предпринимателей играет их собственный опыт. В силу присущей им активности, иначе они не стремились бы в новую сферу, они с большим или меньшим опережением реагируют на все общественные перемены, стремятся заполнять не только «имеющиеся пустоты в социальной организации общества, но и те ниши, которые только приоткрываются при тех или иных тенденциях ее развития» [18]. И это в определенной степени откладывается в их сознании и поведении. Стремление к новому, неизведанному лежит в основе формирования их инновационного потенциала. Благодаря этому, они не только воспроизводят, но и приумножают предшествующий опыт. В становлении предпринимателей как субъекта духовного воспроизводства, их инновационная функция проявляется в совершенствовании деловой этики, в развитии цивилизованных форм и методов бизнеса.

          Важным фактором духовного воспроизводства является культурно − историческая традиция. У российского предпринимательства богатое историческое наследие, но опыт организации и развития этого феномена, его функционирование был стерт из социальной памяти вследствие произошедших социально – экономических и политических преобразований, что не может не сказываться на духовном становлении предпринимательства. Подобное стечение обстоятельств приводит к тому, что развитие и становление отечественного бизнеса во многом строится на результатах собственного опыта.

          Можно полагать, что отмеченные гипотетические тенденции во многом определили зафиксированную стагнацию показателей духовного развития сообщества предпринимателей, занятого в малом и среднем бизнесе. Результаты исследований показывают, что по сравнению с общим для аналогичных половозрастных контингентов всего населения, в данном сообществе отмечаются более низкие значения показателей когнитивных ценностей, интереса к образованию, потребления культуры. Это означает, что имеются существенные деформации в духовном воспроизводстве отечественного предпринимательства. Они явились закономерным следствием установившихся рыночных отношений. Будучи целостным процессом, становление предпринимательства осуществляется в единстве двух его сторон – как субъекта производства условий жизни и духовного производства. Как было показано, между этими сторонами усиливается противоречие, связанное с опережающими темпами становления субъектности предпринимателей в производстве условий жизни по сравнению с процессом духовного становления. Это противоречие может стать причиной дальнейших деформаций в воспроизводстве отечественного предпринимательства, если продолжатся отмеченные негативные процессы в формировании рыночных отношений. Но при условии оздоровления этих отношений оно может превратиться в фактор эффективного становления предпринимательства и источник его развития.

          К сожалению, эти аспекты проблемы не нашли отражения в реализовавшейся пореформенной политике обеспечения общественной динамики. Между тем, из анализа проблемной ситуации вытекает концептуальное предположение, что основные социальные противоречия становления современного российского предпринимательства обусловлены не столько поставляющими ему пополнение человеческими ресурсами, являющимися в данном случае вторичным его фактором и придающим ему лишь специфику, сколько общим ходом российских либеральных реформ. В свою очередь, ход российских либеральных реформ детерминирован социально − историческим характером общественного развития страны. Рыночные реформы осуществляются в реставрационном алгоритме перехода из одной, согласно формационной теории, общественно − экономической формации в другую, коренным образом отличную и, в свете той же теории, социально менее соответствующую современным производительным силам, формацию, подвергающую ломке производственные отношения и, вытекающую из  них, социально − экономическую организацию. Это не только порождает ее социальную аномалию, но и позволяет деструктивным силам играть в тех или иных сферах  общественного бытия доминантную роль, что и проявляется в примере функционирования малого и среднего предпринимательства. Ситуация в этой сфере осложняется во многом цивилизационными особенностями  российского социума, отторгающими крайне либеральные формы предпринимательства, в которых оно утверждается в России.

Заключение

          Итоги социально − экономического развития России в текущем десятилетии показывают, что общая ситуация в предпринимательской сфере в целом улучшалась. Но Россия вошла в мировой кризис, еще не выйдя из собственного системного кризиса. Переход к рыночной экономике породил, наряду с позитивными тенденциями, множество проблем. За два десятилетия реформированияне удалось создать социальную базу динамичной рыночной экономики. Вывод страны из кризиса во многом зависит от разрешения созданных противоречий в сфере  российского предпринимательства. А для разрешения  любых противоречий необходимо конкретное знание их сущности. Между тем, исследование предпринимательства остается пока одной из наименее разработанных областей современной общественной жизни. В отечественной прикладной социологии его проблематика разработана  намного слабее, чем в западных  социологических школах. Наименее всего разработана в прикладном аспекте проблематика  механизмов становления бизнеса, причиной чему является  неясность многих его теоретических оснований, особенно социоструктурных и культурологических вопросов генерационной динамики и воспроизводства предпринимательского общества и общности предпринимателей. Вместе с тем, применение различных социологических методов и источников сбора и анализа информации для исследования социально – экономических тенденций российского рынка позволит получить достаточно  обоснованную, надежную и  представительную картину имеющихся социальных  противоречий.

 

   Литература 

  1. Баутин В.М. Инновационная деятельность в АПК: проблемы охраны и реализации интеллектуальной собственности. − М.:ФГОУ ВПО РГАУ − МСХА им. К. А. Тимирязева, 2006.− 455 с.
  2. Кондратьев, В.Д. Большие циклы конъюнктуры //Доклады и их обсуждения в Институте экономике.− М., 1928.
  3. Краткий экономический словарь / Под ред. А. Азрилияна.− М.,2002.−769 с.
  4. Малое предпринимательство в России.− М., 2009.
  5. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. – М., 2-е изд.− Т. 3.− С. 37.
  6. Осипов Г.В. Россия – мельница на холостом ходу // Социология и общество. − М.: Норма, 2007.− С. 251-448.
  7. Преодоление коррупции – главное условие утверждения правового государства.− Т.1(39).− М., 2009.
  8. Райзберг Б.А., Лозовский Л.Ш., Стародубцева Е.Б. Современный экономический словарь. − М.:ИНФРА.− М, 1997.− 298 с.
  9. Россия в условиях глобального кризиса: социальная и социально-политическая ситуация в России в 2008 году // Годовой доклад ИСПИ РАН. − М., 2009.− С.11.
  10. Россия в цифрах.− М., 2008. − С. 382-384.
  11. Сборники Материалов Всероссийского социологического конгресса «Социология и общество: пути взаимодействия. Социальные проблемы российского села.− М., 2009.
  12. Староверов В.И. История, теория и опыт социологического анализа российской агросферы. − М., 2009.− С.74-79.
  13. Тоффлер Э., Тоффлер Х. Революционное богатство. − М., 2008.
  14. Чупров В.И.  Социальная инновация // Социологическая энциклопедия.−М.,− Т. 1., 2003.−  456 с.
  15. Чупров В.И., Зубок Ю.А. Молодежь в общественном воспроизводстве: проблемы и перспективы.− М.,2000.  – 33 с.
  16. Энциклопедический социологический словарь / Под ред. Г.В. Осипова.− М.: ИСПИ, 1995.
  17. Linton R. The Study of Man. — N.Y., 1936. — 415 р.
  18. Ransch S. Jugend und Jugendsociologie. − Berlin, 1965.− p. 74.