PDF-версия
Б.Н. Рыжов - Системная психология
Б.Н. Рыжов - История псих-ой мысли
Содержание №30 2019

Психологические исследования

Коган Б. М., Дроздов А. З. Системная взаимосвязь механизмов психологической защиты и личностных характеристик девушек с несуицидальным самоповреждающим поведением
Арзуманов Ю. Л., Коротина О. В., Абакумова А. А. Личностные особенности людей с зависимостью от синтетического психоактивного вещества
Валявко С. М. О возможности формализации рисуночных методик в специальной психологии: проблемы и перспективы
Захарова Л. Н., Саралиева З. Х.-М., Леонова И. С., Заладина А. С. Усталость как показатель социально-психологического возраста персонала

История психологии и психология истории

Романова Е. С., Рыжов Б. Н. Борис Федорович Ломов — ученый, ставший воплощением своего времени
Ryzhov B. N. Psychological Age of Civilization (перевод на английский язык Л.А. Машковой)

Социологические исследования

Добрина О. А. Социальные риски современности и угрозы идентичности: системный анализ концепции «культурной травмы» П. Штомпки
Ткаченко А. В. Системный подход в социологических концепциях Г. Лебона и З. Фрейда

Рецензии

Aleksander T. Review about Old Age and Disability (с переводом на русский язык)
Новлянская З. Н. Психология, литература и кино в диалоге о человеке

Информация

У Дмитрия Владимировича Гандера юбилей!
Сведения об авторах журнала «Системная психология и социология», 2019, № 2 (30)
Требования к оформлению статей
Наши партнеры

WWW.SYSTEMPSYCHOLOGY.RU

 

Филатова О.А. МОТИВАЦИОННЫЕ СТРАТЕГИИ ЛИЧНОСТИ ПРИ РЕДУКЦИИ ЭКСТЕРНАЛЬНОЙ МОТИВАЦИИ САМОАКТУАЛИЗАЦИИ

Журнал » 2010 том 1 № 2 : Филатова О.А. МОТИВАЦИОННЫЕ СТРАТЕГИИ ЛИЧНОСТИ ПРИ РЕДУКЦИИ ЭКСТЕРНАЛЬНОЙ МОТИВАЦИИ САМОАКТУАЛИЗАЦИИ
    Просмотров: 13425

МОТИВАЦИОННЫЕ СТРАТЕГИИ ЛИЧНОСТИ ПРИ РЕДУКЦИИ ЭКСТЕРНАЛЬНОЙ

МОТИВАЦИИ САМОАКТУАЛИЗАЦИИ

 

Филатова О.А.,

ЗАО Л’Ореаль, Париж, Франция

Москва

 

   В статье с системно ─ психологических позиций исследуется феномен редукции экстернальной мотивации самоактуализации к интернальным видам мотивации сохранения. Представленные результаты экспериментального исследования мотивационных стратегий и психологических факторов, сопутствующих им, раскрывают специфику соотношения мотивационной иерархии и внутренней организации личности.

   Ключевые слова: системно ─ психологический анализ, саморегуляция мотивационной системы, иерархия субъективных мотивационных рейтингов, мотивационные стратегии, самоактуализация, психологический статус.

 

MOTIVATION PERSONAL STRATEGIES BY THE REDUCTION OF THE EXTERNAL

SELF-ACTUALIZATION MOTIVATION

 

Filatova O. A.,

L’Oreal, Paris, France

Moscow

 

    Phenomenon of the external self−actualization motivation reduction towards maintenance of internal kinds of motivations is discussed in the article from the system−psychological analysis. The presented results of motivational strategies and psychological factors attendant them in experimental investigations discover the specific correlation of motivational hierarchy and person’s internal organization.

    Key words: system−psychological analysis, motivational system of self−regulation, subjective motivational rate hierarchy, motivational strategies, self−actualization, psychological status.

 

 

Теоретическое обоснование исследования

  Исследование мотивационных стратегий является важным аспектом проблемы самоорганизации личности. С системно ─ психологических позиций феномен саморегуляции мотивационной системы выступает как ее доминирующая системообразующая функция. Мотивационная саморегуляция,  как залог дееспособности системы, организует процессы по реализации жизненных отношений человека: убеждений о себе, о мире, об отношениях с миром. Свое отражение они находят, в том числе, в феномене иерархии субъективных мотивационных рейтингов, «порожденных вследствие диалектического синтеза, взаимно преломляющего индивидуальную и социальную систему ценностей на уровне личности человека» [8]. Доминантой этого феномена, согласно системной психологии, является бесспорный приоритет именно «социально низших» видов мотивации, как самосохранение и др., имеющих для развития индивида наибольшее значение. Актуализация мотивации самосохранения приобретает доминирующее значение особенно в экстремальной ситуации, способствуя поддержанию целостности личности.

   Представление о верной и ошибочной мотивации, порождающей ложные обещания, распространено в современных французских психоаналитических концепциях. Понятием аффективного искажения – ложной мотивацией объясняется комплекс проблем, наносимых ущерб личностному статусу человека. «Человек способен распределить по иерархии свои влечения и желания, которые, в свою очередь, на глубинном уровне задают реакции и определяют мотивы, - отмечает представитель современного психоаналитического направления в психологии мотивации П. Диэль в работе «Психология мотивации» [14], − такая иерархия может быть верной или ошибочной. Человек зачастую не желает отдавать себе отчет в искаженности своей иерархии влечений. Он ее притворно оправдывает, скрывая, таким образом, от контроля сознания, он делает ее подсознательной, и она, наконец, превращается в ложную ошибочную мотивацию. Неверная иерархия влечений – это бессилие духовного начала, болезненная деформация сознания. Ложная мотивация – первопричина психической деформации, бацилла, которую каждый человек носит в самом себе. При верной расстановке, мотивы объединены сознанием в интрапсихический континуум – «Я» сознательное, работа по формированию которого никогда не осуществляется до конца и остается идеалом». Очевидным источником такой логики рассуждения являются основные положения психодинамической теории З.Фрейда [10]. В контексте таких переменных как желание и запрет, побуждение и вытеснение, действие и противодействие проявляется феномен тормозящей мотивации, которая препятствует самоосуществлению «Я» человека, задерживает развитие личности.

   Исследование в рамках метода системного анализа мотивационной стратегии личности позволяет делать выводы о том, какие акценты и в связи с чем расставляет человек в своей деятельности на протяжении всей своей жизни, а также какие проявления психики и их физиологические детерминанты обнаруживаются в результате этого, проливая тем самым свет на совокупность взаимообусловленных трансформаций, которые происходят в мотивационном процессе, разворачивающимся, по словам А.Н.Леонтьева [4], на протяжении всей жизни человека и направляющим деятельность человека в соответствии с последовательной актуализацией различных видов мотивации.

   Представленный краткий обзор по проблеме мотивационной стратегии личности дает основания полагать, что информативно и значимо рассмотрение в контексте данного исторического периода специфики мотивационного рейтинга с точки зрения его влияния на психологический статус личности: адаптивность, психическое благополучие и дееспособность личности. В рамках системного анализа исследование именно механизма редукции экстернальной мотивации к ее интернальным видам сохранения способствует установлению соотношения мотивационной иерархии и внутренней организации личности. Самоактуализация является тем видом экстернальной мотивации, который в наибольшей степени определяет содержание психически регулируемой активности.

    Понятие «самоактуализация» (self-actualization) в психологию впервые ввел немецкий невролог и психиатр К.Гольдштейн (1878–1965). На первом этапе он понимал под самоактуализацией реорганизацию способностей личности после перенесенной травмы в результате активации ранее незадействованных внутренних ресурсов организма. На более позднем этапе он пишет о «высшей самоактуализации» как универсальном принципе жизни [15]. Абрахам Маслоу рассматривал самоактуализацию не только как конечное состояние, но и как процесс выявления и реализации своих способностей. «Говоря о самоактуализации, я имею в виду стремление человека к самовоплощению, к актуализации заложенных в нем потенций. Это стремление можно назвать стремлением к идеосинкразии, к идентичности» [7]. В дальнейшем понятие самоактуализации было наделено множеством иных референций, в зависимости от теории, в рамках которой рассматривался этот феномен (Роджерс К., Франкл В. и др). С точки зрения системного анализа в психологии самоактуализация представляет собой социальный вид мотивации с характерной ей экстернальной тенденцией «развития» (стремления к репродукции элементов системы), т.е. творческий потенциал личности, который реализуется в парадигме «человек – мир»: в зависимости от развития отношения человека с миром, от характера их регулирования.

   Очевидно, что исследование содержания такого явления как редукция мотивации самоактуализации в контексте мотивационной стратегии личности имеет непосредственное отношение к духовно − нравственной проблематике, которая сегодня становится основополагающей для понимания процессов становления и формирования современной личности, малых групп и больших общностей. «Актуальность выделения научного направления психологических исследований в изучении духовно − нравственных составляющих человека, социальных групп и общества в целом, обусловлена не только практическими потребностями современного российского общества, но и внутренней логикой развития самой психологической науки. Нравственно − психологические проблемы современной общественной жизни вызваны, прежде всего, потерей четких нравственных ориентиров в жизнедеятельности личности и социальных групп, трансформацией в целом структуры ценностных ориентаций личности»[2].

    В связи с этим, целью настоящей работы явилось исследование способов саморегуляции мотивационной системы и установление ее коррелят в функциональной динамике психической системы личности, в частности, психологических факторов, сопутствующих редукции экстернальной мотивации самоактуализации к интернальным видам мотивации сохранения. Задача экспериментального исследования предусматривала проведение системной диагностики мотивации и психологического анализа внутренней организации личности для установления соотношения между позиционированием самоактуализации в мотивационном профиле и особенностями психологического статуса личности.

 

Методика

 

    Исследование проводилось на базе Московского Городского Педагогического Университета, Военного Университета Министерства Обороны РФ, Российского Православного Института, Российского филиала международной косметической компании. В исследовании приняли участие 378 человек (работники госучреждений, коммерческих компаний, студенты): 260 женщин и 118 мужчин в возрасте от 18 до 83 лет со средним и высшим образованием, проживающих в разных регионах РФ (Москва и гг. Московской области, Санкт-Петербург, гг. Южной и Центральной России, Сибири и Северо − Кавказского региона).

   Диагностический инструментарий

Диагностическим инструментарием послужила тестовая батарея, состоящая из 5 методик, используемых при решении широкого круга социально − психологических научных и практических задач:

Тест системного профиля мотивации (ПМ) (Рыжов Б.Н.), представляющий собой высоко − информативный инструмент исследования личностной мотивационной динамики;

Многофакторный личностный опросник Кеттелла (16 ЛФ), диагностирующий особенности личности человека;

Методика исследования самоотношения (МИС) (Столин В.В., Пантилеев С.Р.), исследующая особенности внутренней динамики самосознания;

Методика «Мотивация аффилиации» (Меграбян А.К., Магомед-Эминов М.Ш.), оценивающая две мотивационные тенденции, функционально взаимосвязанные и соотносимые с потребностью аффилиации: стремление к принятию и страх отвержения;

Методика смысложизненных ориентаций (Леонтьев Д.А.), в центре исследования которой находятся структуры субъективной реальности.

    Процедура исследования 

   Эмпирическое исследование проходило в два этапа. В ходе первого этапа на выборке общей численностью 378 человек было проведено исследование личностной мотивационной иерархии с использованием Теста системного профиля мотивации (ПМ).

   На основании выявленной в контексте возрастной мотивационной динамики  роста удельного веса социальных типов мотивации в возрастном диапазоне 33-48 лет, была сформирована основная группа испытуемых из 80 человек (57%женщин и 43%мужчин), в мотивационном профиле которой индекс мотивации самоактуализации выше по сравнению с показателями мотивационного профиля общей выборки испытуемых.

   В дальнейшем, с целью проведения корреляционного анализа со шкалами методики Тест системного профиля мотивации (ПМ), основная группа была исследована при помощи указанных выше методик.

  Для обработки результатов исследования основная группа испытуемых 33-48 лет была поделена на две группы. В первую группу «А» вошли те испытуемые, в профиле мотивации которых индексы экстернальных видов мотивации самоактуализации и познавательной соответствовали популяционной норме или превышали ее, а интернальная тенденция не была выражена за счет мотивации самосохранения и самоуважения. Во вторую группу «В» вошли, соответственно, те испытуемые, в мотивационном профиле которых имел место дрейф в сторону мотивации самосохранения и самоуважения в ущерб мотивации познавательной и, особенно, самоактуализации. Формирование групп проводилось без учета фактора пола, так как медиана в мужской и женской выборках имеет близкие значения.

 

Результаты

 

На основе полученных данных при исследовании общей выборки испытуемых был составлен исходный профиль мотивации, который характеризуется соответствующим популяционной норме равенством суммарного индекса биологической и социальной мотивации, а также доминированием интернальных видов мотивации с акцентом на самосохранение и самоуважение.

 При сравнении исходного профиля мотивации с мотивационным профилем группы испытуемых 33 - 48 лет (рис.1) установлено увеличение удельного веса социальных типов мотивации, в частности, индекс мотивации самоактуализации достигает большей выраженности при снижении индекса мотивации самосохранения.

  Феномен взаимоперехода социальной мотивации развития в направленность на достижение индивидуальной устойчивости организма и сохранность информационной структуры личности отчетливо обнаружил себя при сравнении мотивационных профилей испытуемых группы «А» с выраженным индексом самоактуализации и группы «В», в которой очевиден дрейф мотивации самоактуализации к сохраняющим видам мотивации самоуважения и самосохранения (рис.2).

 

Р и с.1

Сравнение мотивационных профилей общей выборки и группы

испытуемых 33 – 48 лет

Р и с.2

Сравнение мотивационных профилей групп «А», «В»

испытуемых 33 – 48 лет

 

    Результаты экспериментального исследования обозначили особенности диспозиций личности и самоотношения, характеризующие группу «А» испытуемых с выраженным индексом самоактуализации и группу «В» с доминирующей мотивацией самоуважения и самосохранения. Установлены значимые различия между группами испытуемых 33 - 48 лет по факторам опросника 16 ЛФ Кеттелла  А, F, G, H, O (табл.1). 

                                                            Т а б л и ц а 1

Статистика сравнения показателей по факторам

 А, F,G,H,Q4 опросника 16ЛФ Р.Кэттелла в

группах «А» и «В»

 

группа

Среднее значение

Станд. отклонение

Фактор А – «сизотимия –циклотимия»

«А»

8,75

2,65

«В»

7,4

1,18

Фактор F – «сдержанность– жизнерадостность»

«А»

7

2,16

«В»

6,25

1,70

Фактор G – степень социальной нормированности

«А»

7

1,87

«В»

5,6

2,07

Фактор Н – «робость – социальная смелость»

«А»

6,8

1,72

«В»

5,5

2,07

Фактор Q4 – «расслабленность – напряженность»

«А»

4,8

 

1,67

«В»

5,8

1,60

 

      Полученные данные свидетельствуют о выраженности у испытуемых группы «А» таких личностных параметров, как уверенность в себе и социальная смелость (F+,H+), чувство ответственности, добросовестность и стойкость моральных принципов (G+), эмоциональная открытость (А+) в сочетании с отсутствием внутренней напряженности (Q4-).

      Оценки по указанным факторам в группе «В» свидетельствуют о выраженности у испытуемых тенденции к внутренней напряженности и фрустрированности ведущих потребностей (Q4+), которые сопровождаются отсутствием уверенности в себе (F-, H-) и обязательности при выполнении общественных требований и культурных норм. В групповой динамике это отражается на снижении уровня группового сотрудничества (G-) (рис.3).

   В соответствии с гипотезой исследования, актуализация тенденции увеличения элементов системы, проявляющаяся в стремлении к репродукции своего «Я» в период установленного нами возрастного диапазона, выступает в качестве психологического условия для достижения внутренней согласованности личности, что должно найти отражение в динамике самосознания, в частности, в системе самоотношения. Для проверки этой гипотезы была использована Методика исследования самоотношения В.В.Столина − С.Р.Пантилеева, направленная на многофакторную количественную оценку отношения испытуемого к самому себе. Сравнительные данные представлены на рис.4.

   В соответствии с полученными данными особенно значимыми в подгруппах выступают различия по шкале «самоуверенность», «саморуководство», «отраженное самоотношение» и «самопринятие». Очевидно, что у испытуемых группы «А» c выраженным индексом самоактуализации в мотивационном профиле ощущение силы своего «Я», интегрирующего и организующего личностного начала, сочетается с чувством обоснованности и последовательности своих внутренних побуждений и целей, при выраженном в большей степени феномене «защитной» экстернальности. А в самоотношении отражается действительно вызываемое положительное отношение окружающих.

   Для испытуемых подгруппы «В» с низким индексом самоактуализации в мотивационном профиле характерны неудовлетворенность своими возможностями, недостаточная саморегуляция и размытый локус «Я», а также сомнение в способности вызывать уважение у окружающих.

Р и с. 3

Сравнение групп «А», «В» испытуемых 33 – 48 лет по степени выраженности

факторов A, F, G, H, Q4 (16 ЛФ Кеттелла) 

 

Р и с. 4

Сравнение групп «А», «В» испытуемых 33 – 48 лет по степени выраженности

шкал  МИС

 

   Таким образом, был эмпирически доказан тот факт, что выраженность потребности самореализовывать себя в мотивационном профиле в возрастном диапазоне 33 - 48 лет в системе самоотношения коррелирует с самоуважением, самоуверенностью и саморуководством. Что, в свою очередь, указывает на расширение самосознания в сторону позитивной направленности, вектор которой задает тон стремлению к аффилиации (в процентном выражении «стремление к принятию» и «страх отвержения» соответствуют 58% и 42% по методике «Мотивация аффилиации»(ММА)) в сочетании с высокой оценкой продуктивности реализованного в жизни, о чем свидетельствуют полученные результаты исследованияпо Методике смысложизненных ориентаций (СЖО) (табл.2).

    В случае отсутствия психологической готовности к личностной самореализации, сниженного творческого потенциала феномен самоотношения идентичен редукции «Я» к примитивным и регрессивным механизмам защиты с превалированием неадаптивной значимости индивидуализации и устойчивости личности.  О  чем, в частности, свидетельствуют выраженность мотивационной тенденции «страха отвержения», которая составляет 54% в мотивации аффилиации (методика «Мотивация аффилиации» (ММА)), а также заниженная оценка продуктивности реализованного и, как следствие, неудовлетворенность прожитой частью жизни Методика смысложизненных ориентаций (СЖО ) (табл.2).

     С остальными шкалами указанных методик значимых корреляций установлено не было, либо они не достигают приемлемого уровня значимости. 

 Т а б л и ц а 2

Средние значения и стандартные отклонения субшкалы «Результат» теста СЖО

Выборка

Норма

Средние значения по шкале «Результат»

Стандартные отклонения

Группа «А» с выраженным индексом самоактуализации

25,46

29

4,30

Группа «В» с низким индексом самоактуализации

25,46

24

3,85

 

Обсуждение результатов

 

     Результаты проведенного эмпирического исследования позволяют в качестве теоретического обобщения обозначить некоторые модусы мотивационной стратегии личности. Одним из первых очевиден феномен редукции мотивации самоактуализации к мотивационной тенденции сохранения в целях обеспечения, с одной стороны, упрочения индивидуальной устойчивости человека и его организма во взаимоотношениях со средой, с другой, сохранения информационной структуры личности, ее устойчивости при внешних взаимодействиях. При этом в мотивационном профиле удельный вес социальных типов мотивации развития снижен по сравнению с популяционной нормой, обусловленной возрастом, индивидуальным и социальным опытом.

     Другая особенность мотивационной стратегии личности проявляется в том, что личность в ситуации деактуализации социальной мотивации развития (познавательной и мотивации самоактуализации) действительно уязвима. Об этом свидетельствует непропорциональное повышение степени выраженности тенденции сохранения структуры личности при внешних взаимодействиях (мотивация самоуважения) в сочетании с преобладанием мотивации самосохранения, направленной на достижение индивидуальной устойчивости человека и его организма во взаимоотношениях со средой. Другими словами, если нет работы личности над собой, есть риск ее утраты.

    Наряду с этим, доминирование в мотивационном рейтинге сохраняющих видов мотивации, а именно самосохранения и самоуважения, акцентуируя значимость защитного потенциала, в свою очередь, регрессирует мотивационную тенденцию развития, главным образом, личности. Тогда как среднее значение индекса этих видов мотивации является условием для реализации конструктивного познавательного и творческого личностного потенциала.

   Учитывая тот факт, что каждый вид мотивации – это не отдельно взятая потребность в ценностно − мотивационной иерархии, а феномен, вбирающий в себя одновременно множество тенденций, очевидна необходимость фиксации, во избежание понятийной аморфности, феноменологического содержания тех видов мотивации, которые представлены в настоящей работе в контексте специфики их соотношения, возможных взаимопереходов и взаимодействия.

    «Базисом универсальной науки о человеке, − по словам А.Маслоу [6], − должно стать изучение самоактуализированной личности». Считая наивысшей потребностью человека именно самоактуализацию, он активно разрабатывал проблематику, связанную с ней, в соответствии с составленной им иерархической системой потребностей. В связи с этим, при реконструкции пространства самоактуализации, были учтены, указанные А. Маслоу, качественные различия, отделяющие самоактуализированного человека от среднестатистического: базовое приятие жизни – универсальная и надкультурная характеристика; сформированное чувство психологического достатка; актуализация собственного «Я», которое всегда уникально и неповторимо, но отождествляющее себя со всем человечеством; трансформация невротического антагонизма между Ид, Эго и Супер-эго в отношения синергизма и сотрудничества; преодоление дихотомий и атомизма; выход на уровень наджитейской целостности. Таков неполный перечень аспектов феномена самоактуализации – ценности, которая отражается на всей жизнедеятельности человека в зависимости от степени выраженности ее приемлемости и доступности для него. В качестве инструментария, которым личность располагает в целях претворения в жизнь феномена самоактуализации как стремления к идентичности, выступает, прежде всего, творческий потенциал как интегральная целостность природных и социальных сил человека, обеспечивающих ему субъективную потребность в творческой самореализации и саморазвитии, и высокоразвитое самосознание.

  В случае отсутствия психологической готовности, сниженного творческого потенциала, побуждения, связанные с самоутверждением и личностной самореализацией, как было отмечено выше, смещаются в сторону феномена самоотношения, а личностным смыслом наделяется, в первую очередь, переживание собственной ценности, которое выражается в чувстве самоуважения, наряду с повышением сензитивности к мотивации самосохранения, релевантной психофизиологической целостности. Превалирующая неадаптивная значимость индивидуализации и устойчивости личности порождает феномен редукции «Я». В силу вступают примитивные и регрессивные механизмы защиты.

   Акцентуированное чувство самоуважения далеко от той конструктивной тенденции сохранения информационной структуры личности, предохраняющей ее от разрушительного экспансивного развития, которая в мотивационном профиле выступает как самосознание. Осознание своего собственного «Я» как активного деятельного начала, своих психических свойств и качеств, определенная система социально − нравственных самооценок, одним словом, «истина достоверности себя самого» по Г. Гегелю [1] способствует достижению внутренней согласованности личности, является основанием для подлинного самолюбия. В противном случае, вектор мотивации самоуважения смещается в сторону «защитного» экстернального самопринятия или привязанности к неадекватному образу «Я», другими словами, себялюбия. «При себялюбии мы воспринимаем себя, запутавшись в пестром покрове иллюзий, сотканном из тупости, тщеславия, честолюбия и гордости. Совсем иначе дело обстоит в случае подлинного самолюбия. Здесь наше духовное око и его интенциональное излучение ориентированы на надмирный духовный центр. Мы зрим себя, во-первых, вполне предметно, а, во-вторых, в полной мере как члены целого универсума. Мы, пожалуй, еще любим себя, но только как таких, какими мы были бы пред неким всевидящим оком, и лишь постольку, поскольку мы смогли бы выдержать этот взгляд» [12].

   Познавательный процесс и самореализация – это онтологически приобретенный человеком инструментарий, предоставленный ему в целях формирования целостного личностного мира, одухотворенного совокупностью чувствования и ценностного отношения, по словам Б. Паскаля, «очевидностью сердца» («logique du сoeur»).

   В распоряжении человека находится много возможностей, в том числе, и возможность преобразования предметного знания в новую функцию − способность постоянно изыскивать что-то новое, претворять материю знания в силу познания, акт самоотдачи и деятельного отождествления. Стимулом же к овладению этим инструментарием выступают ценностные образцы личности, завоевавшие любовь и уважение. Каков он – этот образец? Пояснение, не утратившее своей актуальности, мы находим у М.Шелера (1874 – 1926) – основателя аксиологии (теории ценностей), социологии знания и философской антропологии в его работе «Формы знания и образование» [13]: «…такой образец не выбирают. Он сам захватывает нас, маня и призывая, незаметно привлекая нас к своей груди. Национальные образцы; профессиональные образцы; нравственные, художественные образцы; наконец, немногие образцы самой чистейшей и высшей человеческой образованности; очень немногие Святые, Чистые и Цельные, которых видела эта земля. Все это ступени и одновременно первопроходцы, те, кто разъясняет и показывает каждому человеку его предназначение, те, кто служат для нас мерилом и помогают нам подняться до нас самих, до нашего духовного «Я», те, кто учат нас познавать наши настоящие силы и деятельно пользоваться ими».

    Таким образом, логика формирования мотивационной иерархии личности дает достаточные основания полагать, что смена диспозиций в мотивационной системе человека, исходя из особенностей возрастной мотивационной динамики, ситуативной целесообразности и ценностных ориентиров, а также других факторов, являет собой, как следствие, повышение продуктивности деятельности человека. Что, в свою очередь, выступает гарантом мотивационной саморегуляции (деятельности по устранению напряженности состояния системы), а значит, укрепления психологического статуса человека и улучшения его взаимодействия с окружающим миром.Другими словами, учитывая тот факт, что «мотивационный потенциал прямо пропорционален субъективному мотивационному рейтингу системы или субъективной значимости данной системы и величине возникшей напряженности» [8], цель психологической работы, на языке системной психологии мотивации, может заключаться во внесении корректив в мотивационный профиль для обеспечения пороговых значений мотивационного потенциала, при достижении которых становится возможной деятельность регулирования состояния системы. А для того, чтобы трансформировать мотивационные диспозиции, необходимо выйти за рамки их самих и изменить систему деятельностей, их порождающих. Когда сам человек сориентирован на поиск своего предназначения, на выполнение доступных ему задач, обладающих ценностью, вместо прямой борьбы, направленной на те склонности, которые он считает неприемлемыми, он имеет шанс получить доступ к своим подлинным силам и способность деятельно пользоваться ими.

 

Заключение

 

    Полученные результаты показывают, что экспериментальное исследование мотивационных стратегий личности с позиции системного анализа, рассматривающего феномен саморегуляции мотивационной системы как ее доминирующую системообразующую функцию, предоставляет широкий спектр возможностей по проектированию мотивационной архитектоники, организующей деятельность человека. Что, в свою очередь, может явиться значительным вкладом в решение фундаментальной теоретической задачи современной психологической науки – формирования научной парадигмы, ориентированной на анализ нравственных и духовных свойств, качеств, состояний сознания и поведения современного человека.

 

Литература

  1. Гегель Г.В. Наука феноменологии духа. − СПб.: Наука, 1992
  2. Журавлев А.Л. Основные тенденции развития психологических исследований в Институте психологии РАН //Психологический журнал.− 2007.− № 6. − С. 5-18.
  3. Ильин Е.П. Мотивация и мотивы. – СПб.: Питер, 2008.
  4. Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. – М., 2005.
  5. Ломов Б.Ф. Методологические и теоретические проблемы психологии. – М.: Наука, 1984.
  6. Маслоу А. Новые рубежи человеческой природы. − М.: Смысл, 1999.
  7. Маслоу А. Самоактуализация //Психология личности. Тексты. − М., 1982.
  8. Рыжов Б.Н. Системная психология. − М.: МГПУ, 1999.
  9. Столин В.В. Самосознание личности.− М.: Изд-во МГУ, 1983.
  10. Фрейд З. По ту сторону удовольствия. – М.: Прогресс, 1992.
  11. Хекхаузен Х. Мотивация и деятельность. Т. 1. – М.: Педагогика, 1986.
  12. Шелер М. Положение человека в космосе // Проблема человека в западной философии. / Под ред. Ю.П.Попова – М.: Прогресс, 1998. − С. 31-95.
  13. Шелер М. Формы знания и образование // Человек. Вып.4 – М., 1992.− С.85-92.
  14. Diel P. Psychologie de la motivation. – P. : Edition Payot, 2002.
  15. Goldstein K. The Organism: A Holistic Approach to Biology Derived from Pathological Data in Man. Zone Books. ISBN 0-94-229997-3.